Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Об уроках предвыборной телевизионной кампании


Страна сделала свой выбор, телевидение его показывало, не забывая о рейтинге и славе, бросив лучшие силы и скрытые резервы на освещение предвыборной ночи. Три ведущих российских канала как всегда боролись за зрителя. Предвыборная ночь в этом смысле мало чем отличается от новогодней. "Первый" брал зрелищностью, масштабом, первыми лицами и песнями в финале. "Второй" - оперативностью, прямыми включениями и корреспондентской мощью. "НТВ" - остатками неформального общения и принципиально другим настроением в студии.

Коридоры второго этажа в Останкино имеют почти километр в длину от студии номер 1 "Первого канала" до студии № 13 студия "НТВ". Практически через 800 метров менялось выражение лица у некоторых политиков и чиновников, менялся состав публики, менялись и настроения в студиях. В первой студии удовлетворенно подводили итоги, в 13-й скорее скорбели. Об уроках предвыборной телевизионной кампании и ночи выборов на телевидении - наш сегодняшний разговор. Я приветствую Даниила Дондурея, главного редактора журнала "Искусства кино", и телевизионного обозревателя журнала "Политбюро" Елену Афанасьеву.

Итак, коллеги дым рассеялся, и я хочу вас спросить о самом общем впечатлении от всей кампании, и от предвыборной ночи - это как деталь.

Даниил Дондурей: Мне кажется, что какой кампания ожидалась, такой она, в конце концов, и вышла, то есть, те замечательные политтехнологии, которые спланировали результат этих выборов, они немножечко недооценили телевидение. Казалось, что они получат в общей сложности, предположим, 50 процентов такого социалистического парламента и процентов 10 национально-социалистического. Телевизор показал, что он мощнее, чем все их ожидания. Поэтому у новых социалистов, я так называю правящую партию, придворную эту партию, пустую, она благодаря телевидению, в первую очередь, замечательным находкам, клипам, взять это начало знаменитой речи Мартина Лютера Кинга: "У меня есть мечта", "Всего два слова" - это все было сделано очень здорово... Поэтому все говорили что, да, наверное, 27-29, вышло 36, говорили, что, конечно же, наверное, 7 будет у Жириновского, но вышло - почти в два раза больше. Думали: "Неизвестно, все-таки мы так не думаем, задача у партии "Родина" отобрать голоса у коммунистов, но, быть может, при каком-то стечении обстоятельств они даже и пройдут в Думу"...

Но телевизор работал. Телевизор звал эти партии, обеспечивал проходы в сознании миллионов людей и показал величайшую свою мощь, влияние в современном мире, и так далее, и тому подобное. Поэтому мне кажется, это поражение всех тех людей, кто думал, что благодаря политтехнологиям, каким-то вот таким закулисным действиям, они смогут сохранить правую часть парламента и так далее. Если телевизор этого не хочет, и не дал такой возможности в сознании миллионов, никакого правого представительства и не будет.

Анна Качкаева: Лена, вы так же относитесь к миссии телевидения и роли его в этой кампании?

Елена Афанасьева: Я согласна с Даниилом. То, что произошло вчера - победила не столько партия власти, сколько телевидение власти, и, в общем, теперь понятно, почему, начиная с 2000-го года, "зачищали" старое "НТВ" не дали существовать "ТВ-6", "ТВС", почему были выстроены в такую схему, какая она ныне, все каналы - потому что именно это привело к тому, что партия власти впервые победила так, как хотелось власти. Если бы был сколько-нибудь альтернативный канал, то все равно бы такой оглушительной победы у них быть не могло. То, что правые не прошли в Думу, еще один показатель того, что у них не было своего канала. Все-таки раньше НТВ при всех собственных играх тогдашних владельцев канала, это был канал либеральный, он поддерживал демократические силы. То, что сейчас не нашлось канала, поддерживающего демократическую оппозицию. Вот и показатель того, что они не смогли набрать 5 процентов. А то, что происходило в эфире, думаю, даже не собственно этот месяц с предвыборными клипами и дебатами повлиял. "Единой России", которая не участвовала в дебатах, и не надо было в них участвовать. Это все были такие игрушки псевдодемократические, которые должны были показать миру, что мы, якобы, соблюдаем правила предвыборной игры. Все это началось еще в 2002-м году, а собственно избирательная кампания началась этим летом, когда у нас кроме "Единой России" никого не осталось в эфире, еще в эфире "Первого" блок "Родина", когда были развернуты массовые акции типа "Оборотней в погонах", что было явно не милицейской акцией, а предвыборной. Когда любая инспекционная поезда министра внутренних дел подавалась, как событие, в отличие от инспекционных поездок других министров... Вот результат: когда мои родственники уже пенсионного возраста, которые последовательно очень много лет голосовали за коммунистов, принципиально, накануне выборов мне сказали, один, что пойдет голосовать за "Единую Россию", а другой, что за блок "Родина", я поняла, что наши два государственных канала свою миссию выполнили.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Валерий Владимирович: Добрый день, меня зовут Валерий Владимирович, Москва. Поскольку я голосовал за национал-социалистов, по определению Чубайса, я был счастлив вчера наблюдать лица Пархоменко, Ясина, и квинтэссенцию их настроений выразил Виктор Ерофеев: "Проклятая Россия, какая она мерзкая и глупая, что не хочет за нас голосовать, и нам остается только покинуть ее, уйти в башню из слоновой кости". Это было прекрасно, этого события я ждал 15 лет. Это во-первых. Во-вторых, господин Дондурей не прав - не телевидение сыграло здесь роль. Вы сбрасываете такой сегмент, как радиостанции. Все православные радиостанции призывали голосовать за этот блок, и это было разлито в народе, потому что люди понимали, что творится. Я испытал минуты счастья. Спасибо.

Анна Качкаева: У нас еще один слушатель в эфире, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Марина: Меня зовут Марина, я москвичка, в отличие от звонившего господина, я, конечно, просто несчастна. И, к сожалению, у меня во мне произошел такой переворот, что я пришла к выводу, что Валерий прав. И Жириновский, как ни странно, мой принципиальный идеологический противник, понимаете, в чем дело - он прав. Если вспомнить наших писателей, я не русская, но выросла на российской культуре, и если вспомнить писателей, их дневники, они, в принципе, о том же и говорили, и Достоевский и Толстой... И мне сейчас на ум пришло стихотворение Волошина "Китеж". Последнее четверостишие выглядит так: "Сам, - то есть русский народ, - уйдет в свои берлоги работать на царя, как раб". Писатели - это дар от Бога. Они чувствуют.

Анна Качкаева: Марина, так вы полагаете, что Жириновский прав, что он говорит, что либеральные партии - они не для России?

Марина: К сожалению, да. Я еще хочу вам сказать, что дело в том, что я посещаю время от времени обывательское такое население, в хорошем смысле слова, я езжу на автобусах, на остановках, жду транспорта, хожу по оптовым рынкам, не по супермаркетам, и я вижу настроения людей. Они соответствуют Думе, которую избрали. Это блок "Родина", в первую очередь, это партия Жириновского и тот плакат в метро, который висел "Единой России" со Сталиным, Бжезинским и прочими вампирами.

Даниил Дондурей: Действительно, тема эта - невероятной важности и сложности, она состоит из многих элементов. Во-первых, я не согласен. Люди, народ, на мой взгляд, ни в чем не виноваты. Народ всегда уговаривают не вставать с колен. Есть большие, очень важные архитипы, такие вот матрицы сознания, которые не два года, а 12 лет постоянно воспроизводились всеми СМИ, например, такие, как: старая жизнь моральна, а новая аморальна. Старая жизнь "за человека", гуманистична, а новая - негуманистична, что весь бизнес, предприниматели, активность - это все связано с преступностью, о том, что трудиться не надо, успех это гадость, это что- то буржуазное. И так далее... Это мощные постройки. Они привели к тому, что когда человек сталкивается с реальной жизнью, в той части, где она противостоит его представлениям, ну, например, если жизнь так неудачна и бедна, почему я живу в фантастическом городе, фантастическом от всего, от количества домов и еды, до произведений искусства, культурной столицы мира. Как это так? Если не соответствует жизнь представлениям - тем хуже для жизни. То есть, человек, меняя "Шестерку" на "Опель" будет чувствовать, что он беден, как никогда, если в его голове есть ощущение бедности. Это очень важно.

Анна Качкаева: Это то, о чем вы, Даниил, написали в своей статье накануне предвыборной кампании в "Известиях": "Новый официоз - попса и зона". Я обратила внимание в конце на фразу, чтобы дорого продавать людям любого достатка фальшивое чувство безопасности, их нужно сначала долго через телеэфир запугивать. Это вы подтверждаете сейчас. Но далее вы пишете - авторы сознательно не обсуждают идеологический заказ. Но в этом есть противоречие. Если они запугивают, значит, они действуют, либо сообразно собственным представлениям о мире, либо выполняют заказ?

Даниил Дондурей: Бывает масса ситуаций, когда заказ выполняется по собственной воле, по душевному порыву. Например, каждый интеллигентный человек считает, что свобода связана с рассказом о любой жизни, в том числе и о преступности. Например, как строить хороший сюжет в новостях, или в ток-шоу, или в сериале, не рассказывая о криминале, это так естественно, весь мир, Голливуд так устроен... Но когда тебе на протяжении нескольких лет в любом миллиметре телепоказа говорят, что жизнь в России - это нескончаемая череда преступлений, никакие правые либералы не могут на это повлиять. Человек это впитывает.

Анна Качкаева: Вы обвиняете телевидение?

Даниил Дондурей: Я, безусловно, считаю, что парламент, который избран народом, заказан интеллигенцией по собственной душевной воле. Интеллигенцией, то есть, теми, кого я называю авторами, продюсеры, редакторы, ведущие, авторы сценариев, режиссеры. Все те люди, кто предлагает через телевизор версию реальности, они активно откликнулись на заказ проектантов. Был такой заказ, мы знаем фамилии они всюду в прессе, вот Абрамов, Сурков, и многие другие. Им поручили сделать такой парламент, и пресса за не очень большие деньги с удовольствием это сделала, а так как она сделала это с удовольствием и творчеством, поэтому ожидали 5 - получили 9, ожидали 6 - получили 12. Я думаю, что Сурков, Абрамов и все, кто рядом находится, даже немножечко в шоке. Они не думали, что все так здорово у нашей элиты получится

Анна Качкаева: Чтобы подтвердить ваши эмоциональные слова, я специально взяла данные результатов мониторинга ОБСЕ, потому что я в субботу встречалась с парламентариями, которые наблюдали за выборами, в том числе с лордом Расселом Джонстоном, и они провели мониторинг 12 газет, нескольких региональных телекомпаний и 5 национальных каналов. Я не буду говорить о процентах, но на 3 основных львиную долю, 39 процентов, или около того, занимает президент, чуть меньше федеральное правительство, "Единая Россия" по упоминаемости - от 16 до 18, столько же, кстати, КПРФ, только с негативным знаком. "Первый канал" очень любил "Родину", чуть привычнее выглядит НТВ, но если говорит о качественном упоминании, о знаке отрицательном, с которым упоминались партии или блоки, то на "Первом" и "Втором" канале президент, федеральное правительство, "Единая Россия" - все зашкаливают с положительным уклоном, только коммунистов показывали с негативными оценками. Чуть поприличнее выглядит канал "НТВ"...

Даниил Дондурей: Это только подтверждение того, что телевидение лепит из страны все, что угодно. Мы прекрасно знаем, что реально все эти годы уж 20 процентов у коммунистов было всегда. Стоило телевидению показать огромные, дорогущие проекты, как коммунисты убивали, как коммунисты убивали церковников, митинг гигантский кем-то оплаченный, показать, как пенсионеры задавали вопросы, кем финансируется Зюганов, не Березовским ли и чеченцами - это прекрасная, мощная пропагандистская работа. А чем она отличается от работы 1932-33 года в Германии? Да ничем. Она прекрасно сделана. Видите, какой результат. Мы видим, когда в 1999-м году нам Кремль решил показать, что современная жизнь с новыми домами "опелями", свободой для детей не плоха, у нас было 13 процентов даже почти 14 у "Яблока" и СПС в парламенте. Когда сказали наоборот, люди откликнулись.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель.

Алла Павловна: Меня зовут Алла Павловна, мне 68 лет, я "яблочница", я очень хорошо помню, что одни из первых указов нашего нового президента был указ об информационной безопасности. Мне тогда как-то непонятно было, какая может быть информационная безопасность. Когда начались гонения на НТВ, на ТВ-6 - все стало ясно. В противовес тому молодому человеку, который сказал, что он счастлив, я сегодня просто больная. Я целую ночь не спала, такое упадническое настроение, что мне даже валокордин не помогает, а вот ездила я в город, и женщина интеллигентного вида, она говорит: "Я сторонница коммунистов, но как же так, Зюганов купил себе гостиницу где-то на Кубе, а как же так?" Честные коммунисты уходят. Ну, народ у нас такой, поэтому, конечно, вот эти зерна упали на очень благодатную почву и очень хорошо проросли.

Анна Качкаева: У нас еще один звонок.

Наталья: Наталья, Москва. Я совершенно согласна с тем, что демократы проиграли свою демократию из-за отсутствия телевидения и радио. Я, православная верующая, голосовала за СПС, хотя все православные СМИ пропагандировали "Родину", а причину всех бед видели в Чубайсе, Немцове и так далее. Для верующего человека это совершенно несерьезно. Нет в церкви благодати из-за отступления от апостольских правил, правил вселенских соборов. Поэтому православных, хотят искусственным способом, сверху научить каким-то искусственными методам достижения своих чаяний. К чему мы в результате пришли? Первое - нам грозит расприватизация, то есть, если я захочу пойти в монастырь, я уже не смогу продать квартиру и деньги принести в монастырь. Второе: работа в религиозные и праздничные дни, потому что надо будет работать от звонка до звонка, чтобы бедных не было, и третье - запрет обличения в церкви. Вот к чему пришли верующие.

Елена Афанасьева: Я хочу вернуться к предыдущей слушательнице, которая говорила о своих знакомых, которые возмущались коммунистами. Еще четыре года назад нам один из главных каналов показал, как можно за пару месяцев "замочить" любую партию. Вы помните, что делали с Лужковым и Примаковым, которые в тот момент были оппонентами, и они очень быстро поняли, что надо встраиваться в "Единую Россию", иначе получишь то же самое. На этот раз это делали с коммунистами. Я в последнюю неделю просидела и очень внимательно смотрела информационные выпуски, правда потом было ощущение, что я больная. "Замечательный" корреспондент Антон Берницкий, известный еще по прошлым выборам, явно был брошен на коммунистов. Он освещал этот известный митинг, когда церковь против, не бывает православных коммунистов. А в понедельник у него был замечательный сюжет про то, как левые коммунистические движения вроде выбирают кандидатов в президенты, и вместо синхронов близких к коммунистам людей там были политолог Марков, глава РОМИРа Башкирова, шли такие передергивания вообще лексические. Они будут выдвигать в президенты олигарха, типа Семигина, или Ходорковского, еще что-то. Пришел к замечательному выводу: что лучшим кандидатом от левых теперь мог бы быть только Путин.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель из Канады.

Василий Васильевич: Добрый день, Василий Васильевич из Торонто. Все мы переживали, все мы волновались, но валидол принимать не надо, жизнь - комедия. Победа эта их пиррова, они не будут знать, что дальше делать. Ведь народ обманут, обманут какой-то русофобией, которой нигде в мире нет. Я езжу везде. Это все ложь. Что они будут делать дальше? От любви, которую к ним народ проявил, до ненависти, один шаг

Анна Качкаева: Это совет всем нашим скорбящим слушателям: не пейте валидол, жизнь продолжается

Елена Афанасьева: Из Канады ситуация, наверное, выглядит оптимистичнее, чем из Москвы.

Анна Качкаева: А я быстро прочту все, что нам пришло на пейджер. "Идет тотальная манипуляция общественным мнением через каналы", - пишет нам Николай. "Считаю, что в стране де-факто произошел национал-коммунистический переворот. Новая Дума нелегитимна, Россия должна быть исключена из ОБСЕ, как полутоталитарная страна", - ну это решать ОБСЕ. Это пишет Михаил. "В Чечне и некоторых других регионах результаты наводят на мысль о фальсификации результатов выборов", - пишет нам господин Сергеев. "Победили коммунисты, карьеристы, сталинисты, психология советской эпохи, которая не так давно закончилась", - пишет Назарова. "Это исторический импульс, эстетствующие рассуждения не имеют силы". Георгий, внук сенатора и юриста Мясоедова написал нам эту мысль. "Зачем нужен такой парламент? Достаточно оставить председателя с печатью, чтобы штамповать указы президента". Илья из Санкт-Петербурга. "А почему такое телевидение оказывает влияние? В субботу вечером на Радио России дважды прозвучала песенка о "Единой России" в исполнении всероссийского есаула, - видимо, имеется в виду Гамзанов, - а ведь это нарушение запрета о рекламе. Оба раза я записала ее на магнитофон, а теперь вопрос: эта песенка могла как-то повлиять на результат выборов? Наталья Григорьевна из Томска".

Даниил Дондурей: Конечно, одна или две, или 22 песенки, не могут повлиять на выборы, но на выборы могут повлиять несколько, на мой взгляд, миллионов слов, сказанных про то, что мы живем в несправедливом обществе, что главное сегодня, в конце 2003-го года, всего два слова: справедливость и порядок. Начнем с порядка. Мы все прекрасно знаем, что в России количество преступлений на 100 тысяч жителей одно из самых высоких в мире. Россия из 180 стран находится на третьем месте с конца. Она уступает только Колумбии и ЮАР. И это - лидер партии милиционер. То есть, не случайно, это символические вещи, никто не спрашивает, почему в Москве больше милиционеров, чем в Лондоне или Нью-Йорке, но именно милиционер говорит о порядке. Люди как бы желают порядка, потому что им много раз очень уважаемые люди, от актеров до президента, говорят о порядке, но не говорят о труде. Вы видели хоть в одном сериале, чтобы нам говорили, как важно работать, что Америка стала величайшей страной в мире, где ВВП на душу населения в десятки раз больше чем у нас, только потому, что они вкалывают с утра до ночи. У них культ успеха и культ творчества, культ активности, что они не ждут, чтобы взять у Ходорковского и получить эти 17 долларов. Ну, что они дадут людям, эти 17 долларов? Никто это не объяснил. Не объяснили самое главное: что нельзя жить на ренту, что говорит будущий, видимо, премьер-министр Глазьев - он говорит, что рента... Вот, что такое рента...

Елена Афанасьева: Голубая мечта народа: взять и жить, не работая.

Анна Качкаева: Там, по-моему, что-то по 4 доллара получается, если на всех поделишь...

Даниил Дондурей: Нет, целых 17. Но понимаете, вот это ужасающее: 12 лет воспитания миллионов людей, я считаю, в этом виноваты все четыре основные силы, и президент, Кремль, и правые, и интеллигенция, и тем более олигархи - какой принцип: мы тут сидим, а денежки идут...

Анна Качкаева: Думаю, Анатолий Чубайс все это понял, когда сказал, что главный вывод: мы виноваты сами, причину надо искать в себе, в избирательной кампании и нашей политике. Нам Сергей Маркович из Самары пишет: "Не так уж и плохи результаты, они, по крайней мере, прошли честнее, чем выборы четырехлетней давности. Избран Макашов, который был незаконно снят в прошлый раз, пришел такой замечательный политик, как Сергей Бабурин". "Вышла передача прошедшей недели "К барьеру" Соловьева, показавшая никчемность и нацистскую сущность Рогозина и полную победу Чубайса. Результаты выборов убедили меня, что России не может жить без серости, хамства и нацизма. У нее нет будущего. Александр Северов". Новиков Валентин 30 лет: "Поздно пить "Боржом", когда почки отказали у СПС и у "Яблока". "Преображенский, вы говорите о плохой жизни из-за рекламы и преступности, но сами постоянно подчеркиваете это больше, чем нужно, в российских СМИ. Мое мнение: меняются только люди, но ничего не меняется и никогда не изменится. Сидоренко Наталья". "Я думаю, что виноват не телевизор, а то, что большинство народа живет бедно и ни на что не имеет надежды. У них маленькие зарплаты, и их часто задерживают. Работники музеев при повышении получают 4 тысячи. Елена Александровна". Санкт-Петербург, бывший работник горисполкома: "Голосовали за "Яблоко" все годы. Все пауки теперь в одной банке. Путину нужно поостеречься, народ это зритель, а драка пауков неизбежна". Вопрос господину Дондурею: "Считаете ли вы необходимым исключение России из ОБСЕ и Совета Европы и перемену отношения к ней со стороны западных стран, отношение к ней, как к оси зла?" Вы так считаете, Даниил?

Даниил Дондурей: Нет, совсем не считаю. То есть, я могу объяснить. Я еще раз хочу сказать, что не согласен с теми, кто уверяет, что наш народ бесперспективен, и это вечная жизнь в рабстве. Во-вторых, вчера с одним олигархом я поспорил, мне впервые в жизни довелось с ним поговорить...

Анна Качкаева: Поругались небось?

Даниил Дондурей: Да, поругался по-настоящему, потому что я считаю, что олигархи ведут себя в последнее время, да и вообще всегда отвратительно, как временные жители страны. Их, конечно, Бог накажет, еще и очень сильно, но они этого достойны. Но я говорю не про это. Про то, что если вы посмотрите на лица людей в эпоху премьер-министра Витте и премьер-министра Столыпина, вы увидите, какие это замечательные люди, какие замечательные лица, и не только адъюнт-профессоров, но и каких-то учителей, бухгалтеров, городовых, и так далее. Вы увидите, что они осмысленны, что на них приятно смотреть, этими прадедушками приятно гордиться, и так далее. Это было тогда, когда элита и власть хотели и были готовы дать возможность появиться свободе, когда понимали, что справедливость никогда не кого еще кормила, а кормит только свобода, и это мы сразу все потрясающе увидели. Потом пришли большевики, отняли это все, поменяли на другие лозунги, расстреляли людей с хорошими лицами. Мне кажется, что так же, как после 1861-го года удалось поменять наш народ, очень здорово и очень быстро, и мы были лидерами в начале ХХ века, точно так же... Еще не вечер.

Анна Качкаева: Вот Варвара Михайловна из Москвы пишет: "Я тоже из тех, кто принимает валидол по случаю происходящего, но хочу сказать слушателю Валерию, который оказывается счастлив и 15 лет ждал звездного часа, он - христианин, участник религиозных передач, как же это совмещается в нем?"

Елена Афанасьева: Я хотела сказать, что любой пик а сейчас это пик такой уверенности власти в себе - за пиком неизбежно начинается либо спуск, либо что-то еще. У Ельцина всегда что было: при всем огромном количестве проблем собственных он всегда мог списать на коммунистов, неугодный парламент, который мешает власти исполнительной, президентской. Путин первый срок тоже мог как-то списывать, потому что, хотя он мог "выстраивать" парламент, но это дороговато стоило иногда... А сейчас абсолютная власть в руках Кремля. По всем параметрам законодательная, исполнительная, власть прессы. Не будем брать радио, газеты и журналы, потому что это капля в море по сравнению с охватом телевизионным. Но теперь отвечать придется власти. Потому что интересно, с каким лозунгом они выйдут через 4 года, говорить о том, что не получилось, потому, что мешали, будет затруднительно. Кто мешал при той минимальной оппозиционности, которая есть сейчас в Думе, они даже не могут заблокировать ни один закон, не смогут, не хватит голосов. При тотальной выстроенности всех федеральных каналов говорить о каком-то противодействии, когда элементарный краткий анонс новостей в начале программы "Сегодня" где ни разу не упоминается "Единая Россия" и Путин, воспринимается не как профессионализм, а едва ли не как акт гражданского мужества. О чем дальше говорить. Вопрос, что теперь будут делать кремлевские политтехнологи и идеологи? Теперь надо выдать результат. Надо показать стране, через какой то срок показать, вот у нас полнота власти, вот мы сделали.

Анна Качкаева: Хорошо мы вернемся к этому чуть позже. Мнение слушательницы из Москвы: "Господа вы извращаете высказывания Глазьева о том, что наворованное олигархами нужно отнять и поделить. Это чушь". У нас в эфире еще слушатель.

Надежда: Меня зовут Надежда я из Москвы, я голосовала за "Яблоко". Конечно, я переживаю. Я бы голосовала и за СПС - лишь бы прошли демократы. Я призываю весь народ невежественный, и эта задача всех интеллигентных людей, просвещать его. Силы у нас есть. У всех внутри есть силы. Каждый человек об этом знает, когда наступает несчастье или горе. Я прошу всех объединиться, найти эти силы и вынести их наружу. Еще Блок сказал в стихах своих про Россию: "Пускай, заманит и обманет, не пропадешь, не сгинешь ты".

Анна Качкаева: Чтобы вернуть нас в русло телевизионной темы - наша традиционная рубрика "Смотритель". Дежурный телезритель всматривается в пейзаж недели и высказывает свое мнение. Конечно, оно касалось предвыборной темы последней недели, и сегодня у телевизора дежурит Ильхам Мирзоев, он студент, ему 28 лет.

Ильхам Мирзоев: На прошлой неделе в стране произошло два показательных события, связанных друг с другом. Первое - взрыв в пятницу в Ессентуках. Для общества теракт остался где-то далеко, думать о нем не хотелось, устали. Общенациональным трауром пятничный взрыв не стал, а ведь погибли 43 человека, как будто Ессентуки это где-то в Индии. Госканалы отделались небольшими сюжетами и сразу перешли на любимые более важные темы - к поездкам единороссов по стране и к обливанию грязью коммунистов. А на НТВ хотя и выходили экстренные выпуски, но вещательную сетку менять не стали, получилось даже циничнее. После искореженного вагона электрички и тел погибших общим планом на экране появился смеющийся Новожженов и его гости из "Страны Советов".

Вечером в пятницу на всех каналах показали президента, который всем нам грозно сказал, что все под контролем соответствующих служб, ничего себе контроль, и жестко добавил, что ничего у террористов не получится - и это опять после теракта.

Другим показательным событием прошедшей недели стал успех на выборах прокремлевского большинства и поражение пасси вно непослушного меньшинства. Результат был предсказуем, хотя оптимисты все же надеялись на чудо. Державники из обеих партий использовали националистические лозунги, говорили о едином и великом государстве, об особой миссии России. О примате прав личности и сильном гражданском обществе даже не заикались. Выбор избирателей весьма показателен. Это выбор в пользу сильной власти, в пользу господ. Хотя сильного государства без сильного общества, состоящего из самостоятельных граждан, не бывает, это не раз доказывала история.

Но мы устали. Теперь политика нас не интересует. Давай - "Поле Чудес", "Аншлаг" и глянцевые журналы, страусу хорошо спрятать голову в песок, и ничего не слышно, и ничего не видно. Вроде бы ничего не происходит. У страуса плохая позиция - зад открыт. Этой позицией пользуются ловкие ребята. Они могут делать со страусом не очень приятные вещи. Но в жизни всегда так, что-то теряешь, а что-то находишь. Хочешь, чтобы голова не болела, так не обессудь, придется потерпеть другим местом. Нам будут петь о восстановлении третьего Рима, а в это время неудавшиеся римляне должны будут мерзнуть в своих каморках, убивать друг друга в Чечне, и унижаться в кабинетах чиновников. Власть получила полный контроль над всеми ветвями властями, но решать наши проблемы никто не будет. Во всех кризисных ситуациях власть будет поступать, как во время пятничного теракта: все под контролем, ничего у врагов не получится, а кто не согласен - тот пособник террористов.

Елена Афанасьева: Я хочу добавить маленький штрих к телевизионному портрету недели. В воскресенье, не вчерашнее, а за неделю довыборов был фильм Алима Юсупова "Лондон, Новгород, Рим - свобода выбора". Он был призван явно доказать зрителям, что что-то от их голоса зависит, потому что, наверное, были опасения, что будет маленькая явка, и так далее. Факт тот, что телевидение - искусство монтажа, и иногда даже при случайном переключении каналов возникает иной смысл, контекст. Здесь контекст возник очень смешной. Вы, может, заметили, что "Первый канал" на последних секундах каждой программы внизу дает титр - название следующей программы. Алим Юсупов спускается по парадной лестнице Думы, говорит, что от голоса каждого зависит будущее, и идет титр: "Далее - Смехопанорама". И становится понятно: что бы нам ни говорили, что от нашего голоса что-то зависит, это только смехопанорама.

Анна Качкаева: Тут Дима нам пишет: "Реплика на предыдущую даму: просвещать народ не надо, это значит, морочить ему голову. Дайте права людям, и они вас сами просветят".

Даниил Дондурей: Мы все прекрасно понимаем, что такое просвещение, каждый вкладывает свой смысл в это слово. И если у нас какие-то вещи совершенно табуированные, то и люди не знают, например, есть гигантская статистика, огромное количество исследований в последние годы, практически все исследования говорят о том, что государство - ужасающий хозяйственник. Ужасающий! Все, чего касается государство, все разваливается, умирает, разлагается, и так далее. Потому что влияние чиновников более опасно, чем влияние олигархов, сделали из олигархов таких "пол потов", но на самом деле олигархи хотя бы о себе думают. Чиновники тоже о себе, но за счет государства. У нас этой темы вообще не было 12 лет. Например, кто работает на государственных предприятиях, или, например, бюджетники, или кто-то другой, кто работает на частных, и как они живут - это такая внутренняя самоцензура. Запрет говорить о том, что не все бедные. Есть, например, исследования, мы все знаем, что за чертой бедности очень много людей, у нас в стране действительно 32 миллиона, это примерно 23 процента населения, но у нас половина, по последним данным, относит себя к среднему классу

Анна Качкаева: Так же, как 12 процентов считали, что "Единая Россия" лучше всего вступила на дебатах.

Даниил Дондурей: У нас большинство населения уже выиграло от реформ. Так вот, это большинство замалчивается, о нем нельзя говорить, можно говорить только о неудачах. Наши товарищи, те, кто делают передачи по телевизору и радио.

Анна Качкаева: То есть, вы считаете насчет среднего класса - это не аберрация зрения, как у этих 12 процентов?

Даниил Дондурей: Нет, есть и то, и другое. Просто никогда никто не будет говорить о том, как растет заработная плата. Это же аморально - говорить о достижениях, о том, что она выросла в два раза.

Анна Качкаева: Почему, говорят о том, что добавили пенсию, бюджетникам добавили, и так далее.

Даниил Дондурей: А потом, например, что "миллион вымирает". Никто же не спросит у демографов, что произошло, что такое демографические дыры и пики, что это никак не связано с уровнем жизни и благосостояния, что это очень сложный процесс. Выгодно говорить так. Я участвовал в каких-то дебатах. У нас известно, что умирает в результате убийств 31-33 тысячи человек, и это не меняется, есть смертная казнь, или нет. Этот герой из "Народной партии" берет, приписывает туда всех, кто ушел из дома и потерял прописку, а это 100 тысяч человек, по разным причинам уходят люди из дома, и объявляет цифру в 140 тысяч. Это большая, серьезная работа которая эффективно проведена в последние годы.

Анна Качкаева: То есть, возвращаясь к вашей статье, "медийные и немедийные силовики делают общее дело: всей своей мощью охраняют социально-культурные матрицы феодализма в России"... У нас в эфире слушатель.

Слушатель: Я хочу сказать, вот мой анализ, небольшой: почему выиграла партия власти? Это производственный процесс, видимость борьбы с олигархами, Жириновский выдвинул лозунг "освободить Россию от инородцев", а Зюганов наделал столько ошибок за последний год, что это ему стоило того, что многие коммунисты перешли на сторону "Родины".

Анна Качкаева: У нас в эфире еще один слушатель:

Александр Иванович: Добрый день. Я Александр Иванович, у меня два таких момента. Первый: мне хотелось бы понять тех, кто голосовал за партию большинства, партию Кремля, партию власти, партию региональных баронов, партию чиновников. Вот 10-15 лет назад была большая единая партия - как это развивалось, чем это кончилась, как рухнула страна, обвал экономики, а в итоге развалилась страна. Вот они не предполагают, что таким же образом может, и наша Россия точно так же распастся.

Анна Качкаева: Я благодарю вас, это риторический вопрос, и его, наверное, нужно обсуждать в присутствии тех, кто голосовал за эту партию. Как я понимаю, ни Даниил, ни Лена за эту партию не голосовали. У меня к вам коллеги, такой вопрос: я, готовясь к этой программе, нашла, вообще русская литература, как кто-то говорил, хороша на все случаи жизни, особенно на случаи жизни вот такие. И у Салтыкова-Щедрина, это 1882-й год, в "Письмах к тетеньке" есть такая фраза: "У нас по всякому вопросу непременно принимаются писать передовую статью, но не затем, чтобы выяснить самую сущность вопроса, а единственное, чтобы сказать по поводу его русскую точку зрения. Разумеется, выищутся люди, которые тронутся таким отношением к делу и назовут его недостаточным, тогда надо подстеречь удобный момент и закричать караул, измена, такого рода моменты называются у нас веяниями, а ведь известно, коли вплотную повеет, то всякое слово и за измену сойдет, и тогда этих изменников хоть голыми руками хватай". Как вы полагаете, эти веяния уже на дворе?

Даниил Дондурей: Мне кажется, что эти веяния уже мерещатся, и то, что они мерещатся, не менее важно, чем реально на дворе, поскольку люди всегда живут психологическим восприятием перемен больше, чем самими переменами.

Елена Афанасьева: Мне кажется, что сейчас будет очень интересно посмотреть за содержанием, контентом не только новостных, информационных политических программ, а за содержанием сериалов, например, об этом часто любит говорить Даниил, о том, как матрицы сознания вкладываются в голову населения через сериалы. Посмотрите, вчера с чем опять работали главные каналы - фильмы Гайдая, а после выборной ночи "Первый канал" поставил сокращенный до фильма вариант сериала "Граница", хоть он и новый, но обращен в 70-е годы. То есть, идея, при том, что она придумана, чтобы вложить ее в информационные программы, не придумана так, чтобы вложить ее в голову населения на каком-то новом этапе. Как будут пытаться ее вложить, транспонировать? Понятно, что бандитская идея изжила себя, уже несколько раз мы уже говорили и о "Бригаде", и о других сериалах... Пытаются сделать что-то другое. Потому, как они собираются внушить что-то новое зрителям и подвести их к следующему выводу, так же, как подвели бандитскими сериалами к необходимости голосовать за силы, которые говорят о порядке и законе? Очень любопытно будет проанализировать это.

Анна Качкаева: В общем, будем смотреть, как это телевизионное могущество проявится уже скоро в приближающееся предвыборной президентской кампании и в следующие 4 года.

XS
SM
MD
LG