Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги телевизионного года подводят Виктор Шендерович и Анатолий Прохоров


Анна Качкаева: У нас в студии, как и в студиях большинства телевизионных программ, вполне предпраздничная обстановка. Перед микрофоном елочка стоит, на ней колокольчик, перед нами бокалы с шампанским, и, как полагается, перед самым сказочным праздником будет еще сюрприз и рассказ о том, с каким из телевизионных каналов лучше всего Новый год встретить. А со мной в студии два человека, которые знакомы лет с 30 по прошлой театральной жизни, один преподавал пластику танца, другой писал о том, как он это делает. А потом один стал драматургом и сатириком, а другой - президентом Интернет-академии. Наконец, оба занялись телевидением, один способствовал появлению "Кукол" "Итого", другой - студии "Пилот" с ее компьютерными Хрюном и Степаном. Одного, теперь уже известного радио-ведущего, вы знаете, это Виктор Шендерович, а другой мой гость - Анатолий Прохоров, глава студии "Пилот ТВ", и я рада с ним вас познакомить.

С наступающим Новым годом! Итак, Виктор Шендерович и Анатолий Прохоров. Мы попытаемся назвать главные телевизионные события и главных телевизионных персонажей.

Я хочу первую тему разговора обозначить так: телевидение, как такой интерпретатор реальности, когда комментарии образуют нечто новое, и телевидение - как место, где политика окончательно слилась с массовой культурой, это и война в Ираке, и режиссура всего этого зрелища по телевизору, это все нынешние российские политические премьеры, кампании, "Оборотни в погонах", проект "Единая Россия", проект "Родина", Тузла, вполне телевизионное потрясание мускулами, грузинская революция по телевизору, наконец, ТВС, как самый короткий телепроект и тоже отчасти почти постмодерн, в силу своей такой вот мозаичности, десятилетие НТВ, спорт, который я называю каналом повторного спорта, как кинотеатр повторного фильма... Даже сами телевизионные проекты, которых в этом сезоне было не так много. Это, в основном, сериалы, "Идиот" Донцова, "Бедная Настя" костюмированная, "Участок" вполне лубочный", игра "Голод", символическая "Красная Стрела" студии "Пилот". Может, "Неделя" с Максимовской, несколько документальных сериалов, вот, пожалуй, и все. Что вы выберете в качестве, может быть, важных, основополагающих и для вас значимых событий телевизионного года. Кто начнет?

Виктор Шендерович: По-моему, тут много всего было названо, и совершенно в разных номинациях. Трудно сравнивать проект "Голод" с бархатной революцией в Грузии и Тузлой. Это непонятно. как сравнивать. Но если говорить о тенденции, то вот это создание параллельной жизни - для тех, кто постарше, это римейк, ничего нового для нас в этом нет. Есть жизнь, та, которую мы встречаем на улице, и, та, которая нас встречает на улице, чаще всего. И когда включаешь телевизор, то все больше обнаруживаешь, что та жизнь к этой имеет очень по касательной отношение.

Анатолий Прохоров: Пользуясь словами римейка знаменитого - "Жизнь после жизни или жизнь после смерти" - можно сказать, что у нас жизнь вместо жизни.

Виктор Шендерович: Жизнь вместо жизни. Естественно. Действительно, вот если только телевизор смотреть и на улицу не выходить, так 80-е годы, начало, или конец 70-х. Так мило, не конкретизируя по проектам, ощущение такое, что пустили веселящий газ. Все время веселье на федеральных каналах, утром и в дневное время, я, правда, не смотрю, но вечером бывает, пощелкивая пультом наугад - все время веселятся, в будни, а в праздники и днем тоже. Все время веселье. И количество этого веселья, я не говорю даже о качестве, это отдельный вопрос, но количество этого веселья, конечно, немножечко угнетает. Потому что у меня есть ощущение, что эту булочку мы уже проходили, как сказано у Жерома в этом "Лабиринте".

Анна Качкаева: Анатолий?

Анатолий Прохоров: Проходили-то - проходили. Но меня как-то все время бросает в раздумье вместо жара одна простая вещь. Все-таки, какая ни крути, эволюция идет, прогресса, может, и нет, но эволюция некоторая есть сообщества. И вот тот момент, что все так спокойно воспринимается. Например, смотрел недавно достаточно любимую свою женщину Валерию Новодворскую, и вдруг с изумлением для себя услышал все эти точные, острые и жесткие вещи, которые она говорила, повисают они в каком-то чужом воздухе, чужом даже для меня, и в этой ситуации, когда что-то изменилось, не то, чтобы в Королевстве Датском, имея в виду Россию и говоря о нынешних перипетиях, а может во вселенском воздухе, в планете, в кислороде планетарном, я и не могу понять, что в этом смысле изменилось, почему так легко и просто...

Виктор Шендерович: Про планетарный кислород я ничего не знаю, а вот то, что ощущение усталости разлито в воздухе нашем российском, про другие воздухи я ничего не знаю, и поэтому все то, что она говорит, и правильно, и вот эта реакция, даже я не говорю об электорате Жириновского, или Глазьева с Рогожиным... Рогожин? Хорошо сказал...

Анна Качкаева: К "Бесам"?..

Виктор Шендерович: Нет, этот еще не убийца... Я просто хочу сказать, оговорки мои, все отшутились по этому поводу, я хочу сказать, что даже электорат наш, более-менее, все равно у него есть ощущение усталости, ощущение безнадеги, с моей точки зрения, исторически неправильное ощущение. Мы просто переоценили скорость эволюции. Нам захотелось побыстрее, и в какой-то момент история страшно ускорилась в наших глазах, и нашими жизнями она ускорилась, и нам показалось, что так должно быть всегда. И мы сейчас какая то синусоида опять пошла вниз. Ничего страшного в этом нет. Она опять пойдет вверх. Надо сохранять бодрость. И правильно, что Новодворская говорит, и правильно, мы чего-то булькаем в эфире, дети подрастают...

Анна Качкаева: Да, и вот Ирина из Москвы говорит: "Поменьше попсы, побольше Шендеровича, всех с Новым годом". ... А Василий более конкретен, чем вы, он не философствует: "Самый лучший проект года - "Русский взгляд" на "Третьем канале" и программа "Выводы".

Виктор Шендерович: Грешен. Не смотрел. Вообще, с "ТВЦ"...

Анна Качкаева: Это не "ТВЦ", это "Третий канал".

Виктор Шендерович: Да, я различаю.

Анатолий Прохоров: Его ты особенно не смотрел. Как и я.

Виктор Шендерович: Нет, не потому, что это плохо...

Анна Качкаева: Да, "Выводы" одна из самых "крепких" программ, с "Русским взглядом" сложнее

Виктор Шендерович: Тут есть такой эффект. Время отучило нажимать на третью кнопку. У меня, как у телезрителя, этот рефлекс давно пропал, он, собственно говоря, и не появлялся. А не исключено, что там действительно появляются хорошие программы. Но нужно, чтобы появился рефлекс. Чтобы они были уж так хороши и столь продолжительное время, чтобы этот рефлекс появился.

Анна Качкаева: Итак, мы подводим итоги телевизионного года и попытаемся сформулировать, какие же телевизионные события были главными, и главных телевизионных персонажей. Тем не менее, вы не можете точно определить, какие телевизионные события стали знаковыми?

Анатолий Прохоров: Для меня, не знаю, главное это, или не главное, но достаточно свежим, как ни смешно, или реабилитированным, не в смысле политическом, а в смысле своей собственной телевизионной свежести, стал Владимир Соловьев с его программой "К барьеру". Потому что одно время это был такой несколько уставший, задерганный человек, играл в разных проектах "ТВС", и вдруг в его

"К барьеру" появилась какая-то легкость, и вот та игровая ситуация которую он в себе держит, из-за того, что он держит даже истерику, соответственно, дуэлянтов, она смотрится, как происходящее по правилам игры, которые Соловьев задает.

Виктор Шендерович: Я бы, если говорить о проектах, по-прежнему бы отметил высокое качество работы Парфенова в "Намедни", на фоне, с моей точки зрения, обрушения того, что происходит вокруг. В целом канал перестал восприниматься отдельно. Сейчас мы говорим уже не об "НТВ", когда мы говорим о качестве и о том, что "новости - наша профессия", и об анализе новостей, мы говорим уже о Парфенове. Не без участия Парфенова-человека это произошло, но Парфенов журналист работает по-прежнему замечательно. Но фон - просто раньше он был в некоем ряду на этом канале, а сейчас часто есть ощущение пропадающего ряда.

Анна Качкаева: Вот из Санкт-Петербурга Петр нам пишет: "Просьба говорить более понятно, на понятном языке, а то вам самим не понятно, что вы говорите". Ну, нам понятно, может, это про "Бесов" и Рогозина. Мы не сразу объяснили.

Виктор Шендерович: Да, справка. Рогозин - лидер блока "Родина", а Рогожин - персонаж романа Достоевского, об экранизации которого мы еще будем говорить.

Анна Качкаева: Об "Идиоте" - да. Я еще хочу, наконец, перейти к чуть более понятным вещам, мы не будем говорить, раз уж не хотят, о манипулятивном свойстве телевидения, хотя может еще об этом поговорим, и об интерпретаторе реальности... В третий раз за минувшие годы к концу года "Коммерсантъ" вместе с ВЦИОмом выводит рейтинг российской элиты. На этот раз "элитных" россиян набралось 169 человек. Самый элитный - понятно кто, с 74 процентами рейтинга.

Виктор Шендерович: Слушайте, все-таки скажите фамилию. А то мы подумаем, что Киркоров все-таки.

Анна Качкаева: Все-таки Путин. Да. Я же по этому рейтингу всегда вывожу такую телевизионную закономерность: кто больше мелькал на экране - у этого больше шансов быть причисленным к элите. Я смотрю уже третий год, и эту закономерность вывожу. Потому что Гинзбурга, например, лауреата Нобелевской премии в этом списке нет. Как вы понимаете, Ходорковский причислен, правда, это не мешает, ему сидеть в тюрьме.

Виктор Шендерович: А помогает.

Анна Качкаева: Но со 168-го места, которое в прошлом году он занимал в этом рейтинге, он поместился на 15-е. Вот что значит медийная сфера. Рогозин - со 111-го на 21-е. Глазьев - с 93 -гона 32-е, Волочкова со 150-го на 22-е. Киселев Евгений, наоборот, с 79-го на 151-е. Телеведущих, кстати, в этом списке 26 человек, среди первых 50 - Галкин, Познер, Нагиев, Сорокина, Шустер, Миткова, Сванидзе.

Анатолий Прохоров: Если это все так, и рейтинг обеспечивается мельканием в теле и радио эфире...

Анна Качкаева: Я не берусь утверждать, как гипотеза.

Анатолий Прохоров: Да, как гипотеза. Тогда я удивляюсь тому, что все-таки первым оказался президент, а не Филипп Киркоров.

Виктор Шендерович: Не президент почаще будет. Ну что вы! Потом он поет глаже, без "фанеры" опять-таки. Потом, тут нечему удивляться, Путин всегда со мной. Путин существует виртуально, абсолютно пронизывает эфир, пронизывает политическую сферу. Интересный этот эффект, который был на выборах с "Единой Россией", которая не участвовала в дебатах, но по опросам телезрителей именно она победила в дебатах, то есть, ощущение, что они все время есть, хотя их вроде бы формально не было. Путин пронизывает абсолютно информационное пространство, это главное событие дня - Госсовет по водным ресурсам, в день, когда взорвали электричку, а главная тема - не электричка, главная тема - Госсовет по водным ресурсам, и Путин все время, по любому поводу. Поэтому тут ничего удивительного нет. Другое дело, что это слово, "элита", знаете, когда я слышу слово "культура", говорил один, моя рука тянется к пистолету, а когда я слышу слово "элита", то моя рука тянется к валидолу. Это такая элита, что не приведи Господи.

Анатолий Прохоров: Да нет, у нас теперь вот в элиту войдет, например, охранник Жириновского, который с ноги бил кого-то, и тоже ведь будет медийный персонаж вполне.

Виктор Шендерович: В этом смысле надо отдать должное Владимиру Вольфовичу - он абсолютно последователен. Поставленная задача, это не очень касается телевидения, может, но будет касаться поставленная задача - дискредитировать демократию, саму идею выборов, сама идея монархии внутрь демократии вживленная, этот охранник ей как нельзя способствует. Жириновский сам клоун, но теперь говорит: "Обгони сперва моего меньшего брата". Клоун, который вместо себя еще ставит клон клоуна. Это замечательно.

Анатолий Прохоров: Кстати, тут профессиональная культура медийная сыграла добрую шутку, подыграла Жиринговскому, в частности, на "НТВ" с его высоким профессионализмом, почему? Например, когда Жириновский все время перебивает людей, а его показывают каждый его "перебив" крупным планом, это означает, что режиссер показывает, какое главное событие в свободе слова.

Виктор Шендерович: Потом понимаете, это Савик Шустер тоже жаловался, и его можно понять. Как только разговоры на предвыборных баталиях заходят по вопросам, которые, собственно говоря, во всем мире людей интересуют ставки налогов программы, тут же резко уходит вниз рейтинг. Обязательно пинаться, плеваться, оскорблять, и в морду - непременно рейтинг.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Игорь Львович: Добрый день, Игорь Львович, город Краснодар. "Народный фронт", Кубань. Я по поводу Новодворской - маленький комментарий. Новодворская, что она говорит, "зависла в воздухе", "чужая атмосфера". Первое - это атмосфера все та же осталась. Просто вы почему-то рассчитываете, что она должна измениться. Странно рассчитываете. Это первое. Думаю все ясно.

Виктор Шендерович: Нет, мне не очень ясно, простите, расшифруйте немножко свою мысль.

Игорь Львович: Дело в том, если говорить коротко, был ГУЛАГ - должен быть и Нюрнберг. Если нет Нюрнберга, значит все продолжается, ясно?

Виктор Шендерович: Вот теперь - да.

Игорь Львович: Поэтому Новодворская как зависла, так и осталась. И про синусоиду - не синусоида.

Анна Качкаева: Игорь Львович, а вам в телевидении что запомнилось в этом году?

Игорь Львович: Я стараюсь смотреть, больше смотреть что-то, не связанное с реальностью.

Анатолий Прохоров: По телевидению это очень удается.

Игорь Львович: Реальность меня окружает, и мне ее достаточно даже слишком.

Виктор Шендерович: Я тоже скажу, что мне в последнее время, после ухода, когда я сам исчез из телеящика, и отпала профессиональная необходимость смотреть новости по много раз в день, я переключился на спортсменов и животных, "планета животных", по "тарелке" - футбол.

Игорь Львович: Ну и смотреть-то нечего.

Анатолий Прохоров: С одной стороны, смотреть нечего. А с другой - ситуация напоминает веселый термин, наверное, из поля Вити Шендеровича, медиатизация всей страны, то есть, когда вдруг медиа создают такую странную реальность, вроде бы смотреть нечего, но ящик выключить нет сил. Наверняка в вашей квартире по вечерам также в фоновом режиме он горит. Вопрос в том кто его смотрит, вы, супруга, дети, но эта ситуация - нет сил выключить ящик, она меня изумляет.

Виктор Шендерович: А я знаю людей, вполне состоятельных, которые не покупают телевизор.

Анатолий Прохоров: Нет, ну такие есть выродки. У меня два племянника.

Анна Качкаева: Почему же выродки?

Анатолий Прохоров: Ну, в кавычках, в смысле обитаемого острова, молодые ребята, которые не покупают телевизоры в свои квартиры.

Анна Качкаева: У нас в эфире еще один слушатель:

Георгий Николаевич: Георгий Николаевич, Подмосковье. Мне понравились слова Виктора Шендеровича относительно веселящих газов. И о веселящих воздействиях - газы ведь могут быть и полезные и токсичные. Вот о веселящих воздействиях, по "Дискавери", по спутнику, 4 серии было, выступал мой ровесник, который придумал веселящие таблетки, транквилизаторы это было 30 лет назад, как все это веселящее начало захватило весь христианский мир. Он каялся в том, что сначала у него бизнес расширился, а потом он стал случайно подсчитывать и убедился, что посадил христианский мир на веселящие таблетки.

Анна Качкаева: Мы поняли. Телевидению надо покаяться. Толя, вот у нас здесь представитель телевидения. Виктор уже радио-ведущий.

Виктор Шендерович: Я уже радио-ведущий, и я уже каюсь за себя в аудио-варианте.

Анатолий Прохоров: Каяться от имени Хрюна и Степана, может, меньше стоит, чем от имени других телевизионных персонажей, потому что то, что удалось сделать нашим ребятам, причем я с удовольствием об этом говорю, потому что, что я уже не на ежедневном эфире, а наш руководитель программы и вся эфирная команда умудряются перевести якобы информационные программы в русло такой живой, обыденной жизни.

Анна Качкаева: Вот это правильно, потому что даже слушатели призывают: "Перестаньте говорить об апокалипсисе. Мне очень сложно его обосновать, но это наше время". Вот так считает Анатолий Андреевич из Санкт-Петербурга.

Виктор Шендерович: Вообще, все разговоры о конце света - это дурной вкус, прежде всего, потому что все разговоры о конце света, о том, что падают нравы, этим разговорам несколько тысяч лет, они все время падают.

Анатолий Прохоров: Это моя нота, которую я вкинул в начало дискуссии, и которая так травмировала слушателя. Я имел в виду одну простую вещь: что наступает эпоха, или наступила, очень мощных поворотов, даже не переворотов, а поворотов, а всякий поворот - дорога в неизвестное. Константин Сергеевич Станиславский, когда-то я был в очередной раз потрясен его высказываниями, иногда более глубокими, иногда менее, когда он сказал, что я ощущаю свой путь не от успеха к успеху, а от неудаче к неудаче, потому что неудача заставляет повернуть. И эта ситуация, когда сегодня поворачивает все сразу медиа-общество, армия, экология, подростки, все сразу, вот он - поворот.

Анна Качкаева: Чтобы немножко смикшировать мрачноватое настроение, послушаем маленькую песенку, а потом после новостей я расскажу, что за сюрприз мы вам дали послушать:

Песенка: Дети, самый счастливый, самый белый, самый новый-новый год, здравствуй, самый счастливый, самый-самый, здравствуй, Новый год...

Анна Качкаева: Это премьерная музыка к мультфильму, который называется "Смешарики". Это целый большой проект, который пока существует в Интернете. Вы можете эти мультики пока скачать, своим друзьям, и своим детям показать. А он интересен тем, что создатели задались очень благородной целью: противостоять агрессивной экранной среде телевидения и компьютеров, в которую погружен ребенок, и мультсериал в этом смысле уникален. У него будет 200 серий. Еще одну песенку: "Куда уходит старый год", - вы услышите в конце программы, а один из создателей ее - Анатолий Прохоров - у нас в студии. Толя, два слова на эту тему.

Анатолий Прохоров: Только два слова. Это мой самый новый и, может, самый любимый проект. Слово "мой" тоже употреблено, как и все остальные, неправильно, поскольку это наш проект. Но мне было очень интересно, когда ребята из Питера пришли ко мне полтора года тому назад с идеями и персонажами. Мы вылизывали это больше года, потом получили большие гранты от "Госкино", и сейчас - производство первых 20 серий из 200 по 6 минут. Действительно аудитория, на которую это рассчитано -малыши, дошкольники и младшие школьники.

Анна Качкаева: Если вы зайдете на сайт, то вы увидите там таких смешных, маленьких, кругленьких разных крошек, человечков, кроликов, заек, и они все будут говорить о том, как надо друг с другом жить в мире, более или менее перестать друг друга ненавидеть, говорят о таком недетском слове, как толерантность. Я правильно все понимаю?

Анатолий Прохоров: Да. Но одна есть еще очень интересная вещь: это делается не в Москве. Я вообще люблю все, что делается не в Москве. Не знаю, почему. Может, потому, что сам родился не в Москве

Виктор Шендерович: Наверное, вам нравится, то что делают в Петербурге...

Анна Качкаева: Вообще, ваша веселость господа, она в некотором роде вводит в раздражение наших слушателей. Из Самары Константин Сергеевич нам написал: "А я согласен на веселящий газ, и когда мы, работники малого бизнеса, приходим вечером с работы, валясь с ног от усталости, мы хотим слушать не политиков, а Петросяна, Задорнова и Галкина, а страну к капитализму двигаем мы, а не вы".

Виктор Шендерович: Правильно я понимаю, что Петросян с Задорновым помогают строителям капиталистического будущего?

Анатолий Прохоров: И только Константин Сергеевич один двигает страну туда, куда хочет.

Виктор Шендерович: Ну, замечательно, что же тут комментировать. Можно прокомментировать только так: никто же не предлагает изъять из телепространства Петросяна, Задорнова и Галкина. Хотите, Константин Сергеевич, смотрите их, и многих других. Просто, может, есть другие люди, которым хочется смотреть на что-то другое, и, может быть, их тоже какое-то количество десятков миллионов, и, может быть, они тоже заслуживают какого-то своего телевидения, вот и все.

Анатолий Прохоров: Это как раз и есть проблема относительно того, чем интересен был старый уходящий телевизионный год, и чем был неинтересен. Чем он меня разочаровал, так это немножко другим. По-моему так в стране никто или очень мало людей начало понимать, что эти 6 кнопок, 6 эфирных монстров - это не становой хребет телевидения сегодня, а что-то уходящее постепенно на задворки, потому что ребрами телевидения, и нашего, и, давно уже, зарубежного стало кабельное телевидение. Когда я вдруг узнаю из социологических опросов, что в городе Старый Оскол в прошлом году на первое место по городским рейтингам вышел "Дискваери" потом "Энимал Animal Planet", а потом, с большим отрывом, "ОРТ" и "РТР", то я думаю, "Елки-палки"...

Виктор Шендерович: Это как в том анекдоте про Урюпинск. Бросить, что ли, все к чертовой матери и поехать в Старый Оскол?

Анна Качкаева: Вот, тем не менее, Виталий я не стала бы, конечно, этот вопрос задавать и констатировать в той форме, в какой написано, тем не менее, думаю, Виктор ответит: "Самым значительным событием в телевидении за этот год было сокращение телевизионных программ на одного еврея в виде Шендеровича".

Виктор Шендерович: И как же вы, Аня, хотите, чтобы я это комментировал? Венедиктов на "Эхе Москвы" в таких случаях говорит: "Аптека за углом". Если Виталий измеряет телевидение в евреях, как помните, в одном мультфильме удавов измеряли в попугаях, есть другие...

Анатолий Прохоров: Частоту же тока измеряют в герцах.

Виктор Шендерович: В герцах - да. Тут уже в евреях в каком-то смысле может быть... Не знаю, как это комментировать.

Анна Качкаева: Тут Владимир философское добавляет, вообще всех тянет на цитаты: "Общеизвестна формула страуса: мы не можем не верить в прогресс, ибо последствия неверия были бы ужасны".

Виктор Шендерович: Прогресс существует, вопрос в направленности.

Анна Качкаева: Тема апокалипсиса понравилась. "Это не конец света, а духовно-нравственный кризис, и человечество должно его преодолеть".

Виктор Шендерович: Вопрос только в том, что каждый день человечество начинает с нравственного кризиса.

Анатолий Прохоров: Каждый понедельник.

Виктор Шендерович: Да. И к пятнице-субботе преодолевает.

Анна Качкаева: Давайте нальем и послушаем нашего слушателя.

Юрий Васильевич: Юрий Васильевич, советский ученый, товарищ Шендерович, здравствуйте. Очень приятно с вами побеседовать, о чем я извещу всех своих друзей и знакомых.

Анна Качкаева: Шендерович встал, он тоже очень рад.

Юрий Васильевич: Я очень уважаю вас и ваше творчество, хотя и не разделяю во многом ваши взгляды. Жаль, что не могу взять у вас автограф. По существу мне очень не хочется, чтобы В.В.П. - Владимир Владимирович Путин - снова стал президентом. Он человек неискренний, все время играет разные роли. Я ему не верю. И не понимаю, почему так верят другие. Неужели все так печально, и ничего нельзя сделать. Недавно Леонтьев показывал в Куклах такую мерзость, являющуюся прямым оскорблением его политических противников. Нельзя ли и про них запустить какие-то анекдоты? В автобусе слышал анекдот: "Ощенилась сука ВВП. Все восемь щенков торжественно в здании Госдумы приняты в "Единую Россию". Надо их опускать на всех уровнях".

Виктор Шендерович: Я думаю, что опускать-то как раз не надо, а разговаривать про них, разговаривать жестко и шутить - обязательно надо. Кстати, анекдот, он как раз свидетельство изменения общественной температуры и общественной интонации, очень в сильной степени. Возвращение политического анекдота... Ельцин отмечен двумя анекдотами, в которых видна его динамика. Первый анекдот 1990-го года, как на заседание Верховного совета входят люди в масках с автоматами: "Ельцин здесь? Борис Николаевич, пригнитесь". Это был анекдот 1990-го года. И анекдот примерно 1995-96-го, бабушка просит: "Подай", он говорит: "Бабушка, как я тебе подам, у меня ни мяча, ни ракетки". Вот изменение историческое взгляда на общественную фигуру.

Анна Качкаева: Да Игорь Леонидович из Санкт-Петербурга пишет нам, что, к сожалению, наше телевидение все больше заболевает соцреализмом...

Виктор Шендерович: Оно не заболевает. Просто движение вниз не требует энергии и усилий. Чтобы карабкаться наверх - там надо каждый сантиметр, гравитацию преодолевать, а чтобы вниз - надо просто расслабиться, и они расслабились, и они быстро оказались там, где были 20 лет назад.

Анатолий Прохоров: Я бы очень ухватился за это определение слушателя, но расшифровал бы его по-другому. Соцреализм - не как социалистический реализм, а как социальный реализм. Это очень интересный момент. Какой зазор, какая дистанция между социальным реализмом, медиа и той реальностью, в которой мы все обычные люди пребываем? Это как раз очень интересно. Да, социальный реализм - это такая мощная платформа, субстанция, если угодно, сегодня окутывающая каждого из нас... Витя правильно говорил, все началось не сегодня. Сократ еще 2,5 тысячи лет тому назад протестовал против введения письменности. Почему? С очень точной аргументацией: письменность разрушает человеческую память. Это точно. Но, приобретя эту мощную или опасную субстанцию, письменность, человечество кое-что приобрело. Та же самая ситуация с остальными медиа. Вопрос: насколько удается схватить то качество медиа, которое куда-то нас выкидывает чуть-чуть дальше по эволюционному потоку, и все-таки остаться собой.

Виктор Шендерович: Продолжая мысль, вот к тому тезису, что телевидение должно каяться - нет, разумеется, не должно, потому что телевидение - это мы, точно так же, как Путин - это мы.

Анна Качкаева: Зеркало.

Виктор Шендерович: В общественном смысле сегодня сетовать на Путина - это сетовать на зеркало.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь, пожалуйста.

Татьяна: Меня зовут Татьяна, я из Москвы. Прежде всего, я хочу сказать огромное спасибо господину Прохорову, потому что моя любимая передача - "Красная Стрела". Вы не поверите, я новости даже узнаю, в основном, из "Красной Стрелы".

Виктор Шендерович: Самый надежный способ.

Татьяна: И я их воспринимаю уже, как нормальных людей, потому что когда у Хрюна разбили "Запорожец", я почему-то очень переживала.

Анатолий Прохоров: Спасибо большое. Во-первых, не мне спасибо, а ребятам в студии "Пилот-ТВ" которые чудовищным образом несут эту нагрузку, каждый день пять раз в неделю делают 12-минутный компьютерный мультик.

Татьяна: И все же есть что посмотреть и на других каналах. У меня их всего 8, "тарелки" нет. Например, по каналу "Культура" я смотрю такой сериал есть, "Кто мы. Еврейский вопрос - русский ответ". Я первый раз вижу. Может, это и раньше было, но мне кажется, что это очень достойная передача.

Анна Качкаева: Петр Захарович отвечает человеку из Самары: "Если человек малого бизнеса отдыхает на Петросяне, можно представить, какой капитализм он нам может построить".

Виктор Шендерович: Ну да, скажи, над чем ты смеешься, и скажу, кто ты. Но вот возвращаясь к каналу "Культура". Вот, кстати, феномен совершенно замечательный. С моей точки зрения лучший из каналов - это именно канал, который может себе позволить не быть жестко привязанным к рейтингу. То есть, демократизм и качество, а рейтинг это демократизм по определению, канал не привязанный к рейтингу, который может позволить себе хорошие фильмы, хорошие программы, научно-популярные передачи, музыку, культуру - это замечательный канал.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель

Слушатель: Дозвонился до вас, дорогие товарищи, господа. У меня два вопроса: куда делся Кучер, ведущий "ТВЦ", и второй вопрос: вчера был Михаил Сергеевич Горбачев, выступал ехтель-мохтель, и вот вопрос хотел бы услышать, хотя бы с пейджера, какие все-таки Горбачеву задавались вопросы, отдельную бы передачу сделать.

Анна Качкаева: Это мы не знаем, чем вам помочь с Горбачевым.

Виктор Шендерович: Может ехтель-мохтель как-то поможет, а мы не в силах.

Анна Качкаева: А насчет Кучера - он по-прежнему в эфире, "25-й час", по-моему, все в порядке

Виктор Шендерович: Он на какое-то время исчез с российского канала, как раз, когда публично в эфире на "Радио Свобода" и на "Эхе Москвы" выразил протест против того, что сделано было с "НТВ", он исчез с государственного телевидения, был уволен.

Анна Качкаева: Что-то мне говорили после выборов, что какие-то были проблемы, потому что он довольно жестко себя вел по отношению к Лужкову в эфире, надо проверить, спасибо, что сказали.

Виктор Шендерович: Станислав Кучер вообще, с моей точки зрения, один из немногих, кто очень достойно работает.

Анна Качкаева: У нас в эфире традиционная рубрика "Смотритель", в которой дежурный зритель всматривался в телепейзаж недели и высказывал свое личное мнение. У телевизора на минувшей неделе дежурили двое студентов. Светлана Алхажасвили, ей 19 лет, и Ильхам Мирзоев - ему 28 лет.

Ильхам Мирзоев: ТВ, как зеркало, отразило состояние нашего общества. Доказательство - декабрьские выборы. И Путин был прав, когда сказал, что результаты выборов отвечают российским реалиям. Общество промолчало, даже демократическая элита, слегка пошумев, утихла, поморщилась и проглотила. То, что Кремль лишил себя противовеса, позволяющего власти держать себя в форме, понятно. Кремль сам себе роет яму. Столыпинский переворот в 1907- году тоже ликвидировал все достижения революции 1905-го года, воспользовавшись разочарованием и апатией общества. Тогда власть тоже закабалила прессу, загнала реальную политику в подполье, создала агитационное СМИ, не пускала журналистов на войну, чтобы скрыть действительность от общества, все, как сейчас, интеллигенция тогда тоже струсила и покаялась в сборнике "Вехи". Зато не струсили малообразованные низы, которым терять было нечего. Власть тогда проиграла. Первый же серьезный кризис переломил ей хребет. Кстати, рефлектирующих авторов "Вех" победившие низы потом посадили на философский корабль и отправили в Турцию. Не хочется быть пессимистом накануне новогодних праздников, но если рассуждать логично, в следующем году нас ждет еще больше сюрпризов. Может, будем смотреть по телевизору новости в записи. Да здравствует Оруэлл!

Светлана Алхажасвили: Предновогодняя неделя: в среду в "Вестях" был презабавный сюжет. Один японский миллионер залез на телевышку и оттуда деньгами швырялся, так никто и не понял, то ли ему девать их некуда, то ли он с католическим Рождеством всех так поздравляет. Вот бы на Останкино кто-нибудь забрался и поздравил бы так всех прохожих с наступающим. "Единая Россия" никак не может успокоиться, как Путин ни убеждал бы всех, что на выборы сам пойдет, Грызлов на всю страну заявил, кто их кандидат. В "Личном вкладе" его еще и короновали, на портрет экс-главного милиционера корону надели. Репортаж об эксклюзивных питомцах знаменитостей заслуживает звания сюжета недели. Карликовые лошадки и бегемоты за 20 тысяч у.е., живые обезьянки, как лучший подарок на Новый Год, все животные в уменьшенном варианте и приспособленные для московских квартир. Апогей сюжета Илона Броневицкая с минихряком, бегают они по белоснежному ковру, певица команды ему отдает, типа "рядом" и "дай пятак", а он их с поросячьим восторгом выполняет. Сюжеты "Личного вклада" составляют конкуренцию материалам "Намедни"... Переключаю на "ТНТ", там неплохой актер Пореченков ведет ужасное ток-шоу, "Запретная зона" называется. Все, от надуманных историй до ненатуральных актеров, все обман, но все-таки такого бреда я еще не видела... До Нового года остались считанные дни, пора подводить итоги. Познер собрал министров без галстуков, оказывается, Греф, Починок Гордеев, Алешин в свитерах на простых людей похожи. Они рассказали, что в Новый Год даже пьют то же самое, и советское шампанское, и водку. Говорили о Ходорковском, фамилия, правда, ни разу и не называлась, об Ираке, о кино, о крахе либеральных идей. К этим темам Парфенов в своем подробном отчете о 2003-м годе добавил и революцию в Грузии, и атипичную пневмонию, и недолгую, но свободную жизнь "ТВС", и установившийся президентский абсолютизм. Получился винегрет со странным послевкусием, наверное, год уходящий был такой прогосударственный и державный, что даже российские флеш-мобы, мгновенные столпотворения, были самыми малочисленными, к тому же их еще и спецназ разгонял.

Анна Качкаева: Господа у вас есть комментарии?

Виктор Шендерович: Бдительные студенты бедные, все смотрят, все же должны смотреть

Анатолий Прохоров: Еще и читают, найди человека, который помнит "Вехи".

Анна Качкаева: "Веселость Шендеровича и передача наполнены, к сожалению, большой злобой", - написал анонимный слушатель. Обычно я не читаю таких высказываний, тем не менее.

Виктор Шендерович: Да, я злобный.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста

Александр Северов: Александр Северов, Москва. Прежде всего, тут говорили об оскорблениях юмористов. Оскорбления гораздо чаще сыплются с экрана в отношении зрителей. И Рогозин, и Жириновский набрали этих оскорблений целый воз. На то они и Рогозин, и Жириновский. А вот рядящийся в такую тогу интеллигентности Галкин, юморист, недавно я наткнулся, просто он читал свои пародии, он позволил себе грубо, по-хамски, оскорбить Валерию Ильиничну Новодворскую, оскорбить женщину, и зал гоготал радостно, и Галкин, конечно, у меня с тех пор вызывает только отвращение, чтобы он подавился..

Анна Качкаева: Давайте не следовать Жириновскому, Рогозину и всем остальным. У вас было какое-то событие телевизионное, которое очень запомнилось?

Александр Северов: Телевизионное? По правде говоря, не припомню.

Анна Качкаева: Здесь нам написали, наконец, видимо, мало зрителей смотрят телевизор, или, в основном, готовы его ругать, и, наконец, я читаю: "Неплохая была и есть программа с Марианной Максимовской "Неделя". Правда, это премьера этого года. У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Валентина Анатольевна: Валентина Анатольевна из Москвы. Первым делом я хотела бы вступиться за Виктора Шендеровича и сказать: "Вы, Виктор, самый мой любимый актер".

Виктор Шендерович: Я, правда, не актер...

Валентина Анатольевна: А если о телевидении - не работает у меня телевизор.

Анатолий Прохоров: А как же Витя ты стал самым любимым актером при неработающим телевидении?

Виктор Шендерович: Я не знаю, это загадка. На самом деле, неработающий телевизор повышает духовное спокойствие человека.

Анна Качкаева: Это все уже мифы телевизионные, становятся, видимо. И мы приближаемся к концу программы, может, вы чуть точнее сформулируете итоги и персонажей программы.

Виктор Шендерович: Персонаж этого года - это телевидение 70-х.

Анна Качкаева: И точка?

Виктор Шендерович: В целом, да. И информационные программы оттуда целиком взяты, и развлекаловка, в общем, оттуда я узнаю "Голубой огонек" и узнаю брата Колю. Хотя, безусловно, были замечательные отдельные достижения, но если говорить о тенденции, это телевидение 70-х

Анатолий Прохоров: Для меня телевизионный персонаж в этом году, может, просто не появился. Может, это исключительно для меня, поскольку ощущение мое - может, я от телевидения жду чего-то большего всегда.

Анна Качкаева: А зачем вот тут сидел коллега, ваш, Виктор, Гриша Любомиров, и говорил, чего вообще от телевидения ждать, ну, массовая культура, политика, с ней слилась, и такой микс теперь получился.

Виктор Шендерович: Дело в том, что российская традиция не, как на Западе, где книга - это беллетристика, а у нас она - учитель жизни, как Толстой, Достоевский, Чехов. Так мы подсознательно от телевидения ждем ответа, на какие-то вопросы.

Анатолий Прохоров: Я же не сказал, что я жду чего-то лучшего. Что я имел в виду большего - я имел в виду, когда телевидение перестанет обращать внимание и заниматься только своим "контентом", как в "Стране и мире". Вот сидят двое в кадре, как на "CNN" сидело, или один в кадре, или трое, и они чуть-чуть переговариваются, все это означает, что по-прежнему на телевизоре король - "контент" - "содержание", но все-таки это телевидение ХХ века, второй половины ХХ века, Виктор прав, но дело даже не в этом, а в том, что люди не могут себе представить, что оно может стать иным потому, что оно несет человеку то, в чем человек нуждается. Да, это продукт, массовый продукт. Но нельзя питаться только молоком.

Анна Качкаева: Я благодарю вас, уважаемые господа. Вас еще ждут маленькие подарки, как полагается в заключительной программе, в которой подводят итоги года. Я скажу коротко, с чем можно будет встретить Новый год, именно по телевизору, извините. Цифры вообще вещь забавная, 74 процента россиян будут встречать Новый год дома, а значит, с телевизором. Значит, самым рейтинговым опять будет обращение к россиянам президента Путина. А до и после - сплошные "огоньки" и мюзиклы, "Снежная королева" на "России", "Женитьба Фигаро" на "НТВ", "За двумя зайцами" на "Первом". Вместо Петросяна, Баскова и Галкина, которые оккупировали эфир минувшей новогодней ночью, на национальных каналах будет царить Верка Сердючка, она же артист Андрей Данилка. Примадонна будет везде в привычном качестве на параллельных "огоньках" и в роли Тони Коровяк, которую соблазняет милиционер в "Двух зайцах" на "Первом". Так же везде ее семейство, Филипп Киркоров, граф Армавир, Кристина Орбакайте, Герда, и далее, так же по кругу.

От отчаяния, то есть, видимо, невозможности сделать дорогой концерт, на "НТВ" всех ведущих нарядили в снегурочек и дедов морозов и отправили раздавать подарки. Все дедушки и девушки соберутся в студии после полуночи и все-таки споют. А ведущий "СТС" Федор Бондарчук вместе с женой будут интриговать, скандалить, искать уединения, но в результате все ведущие "СТС" и эстрадные звезды все-таки соберутся на гламурную вечеринку в "пентхаусе" с видом на праздничную ночную Москву. Еще на СТС покажут 50 клипов, которые выберут SMS-голосованием зрители "СТС". Привычный "Голубой огонек" в новых декорациях пройдет на Шаболовке, "Неголубой огонек" случится на канале "РЕН ТВ", но пройдет в студии радиостанции "Наше радио". Тут опять переменяют исполнителей, которые в неожиданных комбинациях перепоют песни друг друга. На "ТНТ" тем, кому за столом захочется попеть, на целых три часа можно присоединиться к караоке. Для любителей сентиментальной писательницы прошлого Лидии Чарской канал "Культура" начинает показ сериала "Сибирочка", трогательную историю о княжеской дочери, а на Новый год предлагает встретиться с Татьяной Шмыгой и с опереттой. Советского кино в новогодние дни стало поменьше, почти все комедии перекочевали в утренний и дневной эфир, даже "Иронию судьбы" на этот раз покажут только дважды на "НТВ" днем 31-го и на "ТВЦ" днем 1 января. А кому захочется, Виктор, это особенно для вас, повспоминать, на "М-1" новогоднее эстрадное представление 1985-го года из архивов центрального телевидения. Там же обещают показать и поздравления одного генсека советскому народу, тоже из развиваю. Можно сравнивать. Если все, о чем я сказал. не по вкусу, можно встретить Новый год без телевизора... Последняя реплика?

Виктор Шендерович: 1985-й год я обязательно посмотрю по "М-1", потому что именно на новый 1985-й год появился Полунин со своим "Низззяя".

Анна Качкаева: И под конец у нас маленькая новогодняя песенка из проекта "Смешарики". Я поздравляю вас с наступающим Новым годом! До встречи в 2004-м году!

Песенка: Куда уходит Старый год? 12 месяцев подряд ушли за поворот, и вот за ними по пятам уходит Старый год...

XS
SM
MD
LG