Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Культура на телевидении и культурное телевидение


Сегодня гость нашей студии - генеральный директор телерадиовещательной компании "Культура" Александр Пономарев. Культура на телевидении и культурное телевидение - так звучит общая тема нашего сегодняшнего разговора. Саша, для начала такая картинка, которую вы наверняка не раз за свою жизнь наблюдали: толчея какой-нибудь очереди, или в общественном транспорте, все раздражены, двое дам сцепились, реплика одной: "А еще и в очках", - обычно говорят, ответ другой: "Сама больно культурная". Что может сделать канал "Культура" и может ли вообще, чтобы словосочетание "культурный какой" звучало без этого сарказма?

Александр Пономарев: Может, очевидно, но не нужно преувеличивать значение вообще телевидения, чтобы человек менялся внутренне. Но при всем при том свою лепту внести может. Я не думаю, что это так быстро дойдет до того, чтобы изменился стиль общения в очередях, но, кстати говоря, очередей, слава Богу, у нас становится меньше, но для того, чтобы подумать...

Анна Качкаева: Сейчас в супермаркетах, или такая забавная деталь, я вчера вернулась из Тольятти, господин губернатор Самарской области Титов, выходя вчера на сцену поздравлять участников ярмарки социальных проектов, ступив на лестницу, обтянутую ковролином, сплюнул жвачку, подошел к микрофону и заговорил о духовности и великой России... Так что дело не в очередях.

Александр Пономарев: Я еще раз повторяю, что для того, чтобы дойти до такого уровня - прогнозов строить не берусь, но приведу вам другой в ответ пример: зайдите в какие-то чаты или форумы, где молодежь с матерком общается друг с другом, по самым разным поводам, а, знакомясь, рассказывают о том, что они любят, что они слушают, и обратите внимание, что сейчас гораздо чаще, перечисляя рэповые, хип-хоповые или попсовые группы и исполнителей, они говорят - "и, конечно, классическую музыку".

Анна Качкаева: У нас звонок.

Слушательница: У меня вопрос к Пономареву, скажите пожалуйста, что нужно сделать, чтобы как-то сместить рекламу либо в одну, либо в другую сторону, но не во время показа фильма или концерта. Вот вчера "Норд-Ост" показывали, почему прерываются постоянно передачи рекламами? Нет полного впечатления. Фильмы показывают, до конца мы не знаем, чем кончается фильм, фильм удлиняется в два раза.

Александр Пономарев: Ну, что касается телеканала "Культура", то у нас такой проблемы нет, и, я вас уверяю, не будет, а что касается всех остальных каналов - ну, надо воспринимать рекламу как вещь неизбежную, потому что каналы должны зарабатывать деньги на то, чтобы показать собственно фильм. И раздражаясь по поводу рекламы, собственно говоря, мы здесь не уникальные люди - россияне, и во всем мире все раздражаются по поводу рекламы, и даже изобретают какие-то специальные пульты или датчики.

Анна Качкаева: Просто есть разнообразный выбор каналов платного телевидения, где нет рекламы, или еще каких-то.

Александр Пономарев: И у нас сегодня тоже есть такой выбор у каналов. Но открытое эфирное коммерческое телевидение всегда будет размещать рекламу, и всегда она будет раздражать, и ничего с этим сделать нельзя, хочу вас расстроить.

Анна Качкаева: Но может это можно делать как-то корректнее. Например, на том же первом канале нет такой частотной врезки, каждые 15 минут, каждые 13 минут, и она менее агрессивно выглядит.

Александр Пономарев: Мне кажется, достаточно бессмысленно размышлять на эту тему, во всяком случае, нам. Я точно знаю, что все каналы озабочены тем, как более удобно размещать рекламу, чтобы она не так сильно мешала программам, но не у всех это получается. Другой вопрос - какого сорта реклама выходит в эфире. Здесь, мне кажется, всем, кто имеет, что сказать по этому поводу, надо говорить.

Анна Качкаева: У нас звонок.

Слушательница: Будьте любезны, мой вопрос, касается программы классической музыки, конкретно была великолепная программа Игоря Белжи, он нам демонстрировал...

Анна Качкаева: Святослава.

Слушательница: Да. Прошу прощения. Это оперы западных композиторов, великолепные совершенно. Что-нибудь можно сделать в порядке популяризации наших классических опер, сейчас у нас великолепные постановки в Большом театре, великолепные концерты бывают, чтобы это была прямая трансляция, наверное, это не так дорого, потому что, насколько мне известно, фильмов по нашим операм практически нет.

Александр Пономарев: Простите, как вас зовут?

Слушательница: Меня зовут Вера Викторовна.

Александр Пономарев: Вера Викторовна, я вам должен сказать, что прямые трансляции из наших лучших залов и театров - один из приоритетов нашей вещательной политики. Если вы обратили внимание в том телевизионном сезоне, который идет сейчас у нас, практически каждые две недели обязательно выходит некая прямая трансляция. и мы постарались рассказать зрителям или дать им возможность присутствовать на всех наиболее значительных событиях, которые происходили в театрах и концертных залах, и в будущем прямые трансляции - предмет нашей особой заботы и внимания. Напомню вам, мы показали прямую трансляцию губайдуллинского вечера, мы показали прямую трансляцию башметовских вечеров, федосеевских юбилейных концертов, и так далее, и так далее. Мы это будем делать, и делаем. Что касается опер и балетных спектаклей, не только отечественных, смотрите нас по субботам и воскресеньям, там мы пытаемся представить шедевры оперных и балетных спектаклей, замечательно снятых, не только наших, но и зарубежных.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель.

Слушательница: Александр Северов, Москва, пенсионер. Прежде всего, хотелось бы в самой высокой степени поблагодарить канал "Культуру", это канал, который можно слушать действительно круглые сутки и получать удовольствие, наслаждение, интерес, и все прочее, спасибо большое! И заодно сказать, что, по-моему, впервые за все времена у нас появился эрудированный, умный и интеллигентный, культурный министр культуры, это тоже, по-моему, надо признать. Теперь что вы сказали по поводу самарского губернатора, выплюнувшего жвачку перед выступлением и так далее - о чем говорить, если вице-спикером Думы является человек, который на глазах у всех избивал женщину, бросившуюся на помощь священнику Глебу Якунину, у которого явный фашист Николай Лысенко срывал крест и который таскал ее за волосы. Я просто хотел сказать, что в этом случае... И было объявлено даже предложение группы деятелей культуры...

Анна Качкаева: Давайте, мы не будем обсуждать поведение и манеры, не всегда приличные, народных избранников, мне кажется, что все-таки есть гораздо более хороший повод говорить о культуре.

Александр Пономарев: Спросите меня о чем-нибудь, Александр.

Слушательница: У меня один конкретный вопрос: не собираетесь ли вы показать в записи концерт Артура Рубинштейна 1964-го года, когда он приезжал в Москву, это было бы просто замечательно.

Александр Пономарев: Спасибо за идею. Мы посмотрим, в каком состоянии эта запись, как она сохранилась.

Анна Качкаева: А вообще может быть запись? Это, наверное, на кино снималось, явно не телевизионная.

Александр Пономарев: 1964-й год - телевидение уже было. Я просто ничего не могу сказать, в каком состоянии эта пленка, и есть ли она вообще. Если она есть - мы с удовольствием ее покажем. И мы, кстати говоря, делаем это. Обратите внимание на такую нашу передачку, которая выходит по будним дням, если не ошибаюсь, в 19.15, она называется "Собрание исполнений", там мы пытаемся представить уникальные документы по поводу замечательных, выдающихся исполнений и исполнителей.

Елена Петровна: Елена Петровна, пенсионерка. Мне очень хочется сказать, что программа "Культура" - замечательная, единственная, где я нахожу отдушину, здесь нет пошлости, нет рекламы, которая раздражает. А вопрос такой, или скорее даже предложение - очень хотелось бы, чтобы на канале "Культура" началась такая программа, раньше это называлось уроки культуры, они проводились в Институте международных отношений, в ИнЯзе, в школах, где прекрасные люди, хотелось бы с них дать пример, прекрасно они держатся, хорошо себя ведут, И они рассказывают, как себя надо вести в гостях, в транспорте, как надо вести себя на улице, в магазине, и мне кажется, что вот это будет первая точка, когда человек захочет немного измениться, и выглядеть получше. Спасибо большое!

Анна Качкаева: Тут комментировать особенно нечего. Хотя, Александр, как вы полагаете, такая прямая телевизионная дидактичность, если мама с папой не научили, может способствовать рождению культурного человека?

Александр Пономарев: Конечно, способствовать, может быть, и может, но я не думаю, что это такой эффективный способ использования телевидения. Я думаю, что все-таки будет гораздо эффектнее и результативнее, если мы будем обращать внимание людей, что надо прочитать такую-то книжку, послушать такую-то музыку, и эта книга, музыка повлияет на то, как человек будет себя вести за столом или в гостях.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, представьтесь пожалуйста.

Наталья Григорьевна: Наталья Григорьевна, пенсионерка. Я хотела бы высказать критическое замечание. Меня, в частности, интересует, кто у вас формирует новостные программы, потому что иногда бывают такие ляпы, то Исаак Стерн играет на виолончели, а вчера сообщили. что 5-я симфония Шостаковича посвящена событиям 1905-го года, хотя вовсе и нет, 11-я симфония посвящена. И очень обидно бывает такое слушать, хотя, в принципе, канал замечательный и авторские программы великолепные...

Александр Пономарев: Наталья Григорьевна, сначала я хочу вам сделать комплимент, у вас чрезвычайно молодой голос для пенсионерки. Что касается ошибок в эфире - к сожалению, при таком объеме эфира это вещь неизбежная. Мы, вообще-то говоря, за этим пытаемся очень внимательно следить, и каждая такая ошибка - предмет особого разговора у нас. Если я вам пообещаю, что с завтрашнего дня этого не будет, я вас обману.

Анна Качкаева: Знаете, Саша, я недавно, потому что прозвучал вопрос или реплика по поводу министра культуры, и это натолкнуло меня на воспоминание. Я разговаривала с одним уважаемым человеком, человек этот со вкусом и вовсе не ханжа, и он как раз считает, что министр культуры как государственный чиновник, что ему не пристало играть роль такого "коверного", и несмотря на то, что я, например, доказывала, что "Культурная революция", программа, которую ведет Швыдкой - одно из самых интересных и любопытных ток-шоу на современном телевидении, может, все-таки правы люди, которые говорят, что государственному чиновнику неприлично выступать в роли телевизионного ведущего?

Александр Пономарев: Совсем с этим согласиться не могу - почему нет? Тем более, что Михаил Ефимович Швыдкой не ведет передачу, посвященную распространению товаров народного потребления и не размышляет о проблемах добычи полезных ископаемых. Я соглашусь, во-первых, с оценкой, которая прозвучала раньше, что я нам, я убежден, повезло с министром культуры, потому что он не только замечательно образованный человек и чрезвычайно деятельный...

Анна Качкаева: С его решениями часто бывают несогласны, но ведущий телевизионный хороший...

Александр Пономарев: Он замечательный менеджер еще вдобавок ко всему, а как телевизионный ведущий, у нас тоже ходит шутка, очень часто Михаилу Ефимовичу в шутку говорят наши продюсеры, режиссеры: "Бросьте вы свои занятия в министерстве, приходите на телевидение и только на него", - потому что он замечательный ведущий.

Анна Качкаева: У нас еще звонок, мы вас слушаем?

Слушательница: Анечка, вы простите, я вас так называю, я безумно вас люблю, всегда вас слушаю...

Анна Качкаева: Спасибо большое.

Слушательница: Мне 70 лет... Два слова. Мне очень хочется, чтобы вы поднимали тему такую вот, первый канал, программу "Время" изуродовали страшно. Я бывший работник телевидения. Второй канал, я понимаю, ничего, но первый канал, такой родной канал, испорчен. И первое - неквалифицированые журналисты, постановка той программы "Время", которая была изуродовали, есть сейчас каналы немножечко лучше, я переключаюсь просто с первого на седьмой, это РЕН ТВ, и то я больше нахожу удовольствия.

Анна Качкаева: А канал "Культура" вы смотрите?

Слушательница: Вот эту тему поднимите пожалуйста, моя дорогая и любимая Анечка. С вами говорила Валентина Викторовна.

Анна Качкаева: Еще один звонок.

Альберт Кравцов: Вас приветствует поэт Альберт Кравцов. Спасибо вам за такую программу. Я, честно говоря, телевизор уже 10 лет не смотрю. Тем не менее, по мнению моих товарищей, я хотел бы все-таки, чтобы побольше было на канале "Культура" современных литературных программ, чтобы приглашали современных писателей, и лауреатов, и не лауреатов, знаменитых и не знаменитых, чтобы приглашали поэтов, и знаменитых, и незнаменитых, чтобы мог зритель современную литературу ощущать, ее дыхание, ее пульс, и чтобы платили гонорары выступающим, настоящие, чтобы можно было на них людям, как говорится, не то, что разгуляться, а просто жить.

Александр Пономарев: Альберт, можно я вас попрошу, измените традиции и нарушьте вот это 10-летнее табу на просмотр телевизионных программ, включите канал "Культура", и вы будете удивлены, вы увидите немало программ, в том числе новых, которые посвящены современному литературному процессу и увидите много коллег, и известных, и неизвестных. Особенно обращу ваше внимание на программу "Апокриф", которую ведет Ерофеев. Это новое ток-шоу наше по поводу вокруг и о литературе, с участием людей, которые непосредственно участвуют в процессе создания литературных произведений.

Анна Качкаева: Да, у нас такая любопытная аудитория, очень часто за то время, когда мы работаем в прямом эфире, звонят люди, говорят: "Я телевизор не смотрю, но у меня есть мнение". Я просто хочу сказать нашим слушателям, что за то время, пока Александр Пономарев работает на канале "Культура", он очень сильно поменялся. Не знаю, там были причины, что удалось скрестить ваш прежний опыт развлекательного молодежного "ТВ-6" и любовь к классике, но совершенно очевидно, что канал стал другой по ритму, по оформлению, он стал современный, разнообразный. Посмотрите. В эфире появилась "Культурная революция", "Школа злословия", "Тем временем" - программа Виталия Третьякова, дискуссионные программы, мягко развлекательные. Они прямого отношения к культуре не имеют. Означает ли это, что в будущем канал будет сдвигаться в сторону массового зрителя?

Александр Пономарев: Нет. Канал не будет сдвигаться в сторону массового зрителя. Программы, которые вы перечислили, все-таки это программы, которые по поводу и вокруг культурного процесса.

Анна Качкаева: Александр, меня на самом деле всегда стилистически смущало название канала "Культура". Вроде такой намек на резервацию, то ли для всего того, что принято называть культурой, то ли на то, что все остальное телевидение бескультурное. Нынешний канал, который вы возглавляете, он вроде бы и не специализированный, не "Music", или не "Discovery", например. Он не элитарен в прямом смысле слова, но каналом для всех его тоже не назовешь. Как вы для себя определяете, что за телевидение для какой публики вы делали?

Александр Пономарев: Я себе представляю, что мы делаем или пытаемся делать телевидение для той публики, для которой сформировалось некое представление о том, что такое культура. И эта публика - в ее систему ценностей уже входит в качестве обязательного элемента знакомство с книгой, музеем, серьезной музыкой, любопытным, интересным кино, то есть искусство является частью жизни этого человека.

Анна Качкаева: Вы знаете, что культура - очень расширительное толкование, там если с латыни переводить, то это возделывание, обработка, уход, с философской точки зрения - это совокупность материально духовных ценностей, а это телевидение, очень массовое дело. Все-таки, людей, таких, о которых вы говорите, мне кажется, не очень много, потребителей телевидения во всяком случае.

Александр Пономарев: Действительно, я, когда пришел на эту работу, я пролистал много книжек по культурологии и нашел, что, оказывается, существует где-то около 200 определений - что такое "культура". От бердяевского. что культура это, прежде всего, искусство высокое, а высокое искусство, прежде всего, то, которое основано на религиозных ценностях, и кончая тем, что культура - все, что нас окружает. Как мне кажется, все-таки есть то, чего мы придерживаемся - нечто среднее. Основа культуры все-таки искусство, как продуцирующее новые формы мышления, сознания и поведения. Это, если хотите, такой haute couture, а все остальное - производное.

Анна Качкаева: То есть, все равно, это телевидение для немногих. Вы согласны с тем, что у канала "Культура" рейтинг всегда будет невысоким?

Александр Пономарев: Я согласен с тем, что телевидение "Культура" - это телевидение не для всех. Но на счет немногих или многих - вот это вопрос. А кто считал, сколько у нас людей уже прочно включило в систему своих жизненных ценностей то, что мы понимаем под культурой? Да не считал просто никто. Так мне кажется, во всяком случае, не видел таких данных. Но мы страна уникальная, в том смысле, что у нас еще сохранилось достаточно много людей, достаточно много для оправданности существования открытого эфирного канала "Культура", людей, которые имеют и высшее образование, хотя понимаю всю условность этого показателя, но 17,5 процентов населения страны, которые имеют высшее образование - это что-то...

Анна Качкаева: А какой сейчас, кстати, средний рейтинг у канала "Культура", сколько вас смотрит миллионов?

Александр Пономарев: Регулярных зрителей, тех, кто является постоянными зрителями канала "Культура", мы оцениваем - порядка 8-10 миллионов человек. Это очень приличная цифра, если учесть, что количество вообще телезрителей 60 миллионов в нашей стране. Людей, которые по профессиональной своей принадлежности занимаются интеллектуальной деятельностью, а значит, гораздо более готовы, чем все остальные, к восприятию культурных ценностей и к размышлениям более обобщенным, более перспективным, если хотите, о жизни вокруг, вот таких людей мы насчитали в нашей стране, согласно данным Госкомстата, по последней переписи где-то порядка 24 миллионов человек. Я сомневаюсь, что есть какая-то другая страна в мире, где есть такой потенциальный зритель такого канала.

Анна Качкаева: То есть, вам, наверное, помогает то, что на больших или коммерческих каналах идет, например, "Большой куш", или "Окна", то есть, верстай от противного программу, и не ошибешься - да?

Александр Пономарев: С одной стороны, да. Я отдаю себе отчет, что сегодня, по-моему, существует очевидный всплеск интереса к каналу, и он объясняется во многом тем, что происходит на других. Но я бы не стал как бы строить какую-то мину при обзоре всех остальных каналов, или, как я их называю, каналов общего потребления.

Анна Качкаева: Как вы сами относитесь к эстетике телевизионного низа? Вы ведь, в общем, человек, который был не чужд шоу-бизнесу на шестом канале.

Александр Пономарев: "Телевизионного низа" - вы ее называете?

Анна Качкаева: Это я так для себя формулирую.

Александр Пономарев: Я отношусь к этому достаточно спокойно, потому что то, что вы называете эстетикой "телевизионного низа" - это означает очень чуткое улавливание того, что наилучшим образом потребляет широкая аудитория. Это в очень сильной степени показатель нравственного, духовного, культурного состояния общества в целом, и, кстати говоря, все-таки наши каналы общего потребления, те, которые априори рассчитаны на всех, они находятся не в самом низу, если иметь в виду мировые телевизионные каналы общего потребления.

Анна Качкаева: Александр, я знаю, что канал" Культура" переехал в центр Москвы, что, в общем, тоже глубоко символично, и у здания с 70-летней историей, у государственного Дома звукозаписи, началась, по сути, новая жизнь, реконструированы павильоны, появилось новейшее оборудование - кто был инициатором всего этого процесса, и откуда взялись деньги?

Александр Пономарев: Инициатором процесса было Министерство по делам печати, телевидения и радиовещания.

Анна Качкаева: То есть господин Лесин.

Александр Пономарев: Да, господин Лесин, и в данном случае будет точно сказать, что именно он.

Анна Качкаева: А что же такое с ним случилось, я говорю, долги, видимо, отдает "Культуре"?

Александр Пономарев: Мне трудно сказать.

Анна Качкаева: Культуре в широком смысле слова, разумеется.

Александр Пономарев: Какими соображениями он был движим, но у меня нет ощущения, что он сильно культуре задолжал.

Анна Качкаева: Как же, как всякое коммерческое телевидение. Вы же согласитесь, что реклама и телевидение, которое стало зарабатывать, по сути дела, стало поводом, чтобы в вас стали вкладывать деньги, в продукции такого рода?

Александр Пономарев: Мне кажется, что когда человек или управленческая структура достигают определенного уровня, уровня стабильности и уровня благополучия, они начинают думать о репутации. Если они начинают думать о репутации - они думают о будущем. Мне кажется, решение о том, чтобы побольше заниматься телеканалом "Культура", и не только телеканалом, кстати, я поправлю, я генеральный директор не телеканала, а телевизионной и радиовещательной компании "Культура", это из этого ряда, мне кажется, аргументов. И, конечно, ВГТРК само и, не побоюсь показаться таким подобострастным подчиненным, все-таки его замечательный руководитель Олег Борисович Добродеев...

Анна Качкаева: Я все-таки остаюсь при своем мнении, что по справедливому замечанию Гумилева для низкой жизни были числа, когда деньги перестают маячить и необходимость просто в их жесточайшем зарабатывании отходит на второй план, для высокой цели появляются слова и идеи. Наверное, в этом смысле коммерческое телевидение отдает долги телеканалу "Культура".

Александр Пономарев: Меня вполне устраивает такое объяснение.

Анна Качкаева: Мне кажется, нашим слушателям будет интересно узнать о новых проектах, которые будут в новых помещениях, потому что студии у вас позволяют очень много чего делать теперь.

Александр Пономарев: Я очень рад тому, что мы ввели первую очередь современного телевизионного технического комплекса, и там действительно мы сможем делать достаточно много программ, но, прежде всего, мы можем гораздо оперативнее вмешиваться в нынешнюю жизнь, мы можем организовывать прямой эфир из наших студий, мы можем устанавливать там всевозможные телемосты с самыми разными точками, не только в Москве и Питере, но и в других городах, оперативнее готовить свои программы, но не это главная моя забота даже, а телевизионный комплекс, у меня есть почему-то ощущение будет дальше развиваться, и нет такого барьера, который этот паровоз остановит; а вот что касается следующих наших замыслов - это все-таки восстановление базы звукозаписи и создание своего культурного радио.

Анна Качкаева: Да, я должна сказать, кто не знает, так называемый Дом звукозаписи на бывшей улице Качалова - его студии и коридоры специалисты вообще называют "намоленными", потому что там записывались концерты и спектакли выдающимися актерами и музыкантами, все это уже стало классикой, фондом, золотым фондом, и я так понимаю, что вы как раз собираетесь возрождать это все и, видимо, все-таки на культуре зарабатывать?

Александр Пономарев: Мы, конечно, надеемся, что у нас появится возможность на культуре зарабатывать, хотя это очень "длинные" деньги, это не нефтяной бизнес, и не торговля оружием. Это те вложения, которые отзовутся, в том числе и в чисто коммерческом смысле, довольно нескоро. Во всяком случае, я убежден, что мы должны позаботиться о том, что мы оставим будущим поколениям, как бы выспренно ни звучали эти слова. Потому что в последние 12 лет, обратитесь в телерадиофонд страны, и вы, к сожалению большому, не найдете вообще ничего из того, что составляло гордость этих 12 лет. А, извините меня, гордости при всей сложности этих лет вполне хватало. И мне вообще кажется, что это какой-то, мягко говоря, преступный недосмотр. И чтобы нашим потомкам было что посмотреть и послушать, и было на основании чего сделать вывод о том, чем же жили люди в эти 12 лет. Совершенно очевидно не хватает башметовских концертов и светлановских интерепретаций и очень многих, многих голосов актеров, которых, к сожалению, уже нет. Но то, что не случилось, уже не случилось, а важно не допустить новых потерь. Для этого нужно записывать, записывать в фонды, записывать качественно, на современном уровне. Потому что даже то, что продано было в свое время, менеджерам и продюсерам, вот эти 1200 часов записей музыкальных сегодня с большим успехом расходятся по миру, перенесенные на современные носители.

Анна Качкаева: А вы видели, как это выглядит, вам показывали?

Александр Пономарев: Не просто показывали, меня посетил президент одной из южнокорейских звукозаписывающих компаний и презентовал просто вот весь набор этих дисков. Это просто фантастическое богатство и царский подарок, кстати говоря, и в стоимостном выражении порядка - 70 CD-дисков, каждый стоит очень прилично на том рынке.

Анна Качкаева: Опять же, на том рынке стоит, а вы рассчитываете возрождать все это на российском рынке - а есть потребитель?

Александр Пономарев: Вы знаете, во-первых, потребитель есть, другой вопрос, никто не считал, сколько его, но то, что потребитель есть, вы можете легко проверить. Поставьте перед собой задачу - найти в наших магазинах, которые торгуют этой продукцией, найти любую запись в исполнении наших музыкантов или оркестров. Это будет очень трудно. Но главное даже не в этом. Если его даже сегодня нет, этого потребителя, он обязательно появится завтра, но важно, чтобы это было. Важно, чтобы было хотя бы чем торговать.

Анна Качкаева: Хотя мы разговариваем в программе "Смотрим телевизор", но разговариваем на радио, я знаю, что у вас есть планы создания радио - какое радио вы собираетесь создавать? Оно тоже будет с названием "Культура"?

Александр Пономарев: Оно тоже будет с названием "Культура". На меня зарегистрировано даже такое средство массовой информации - радио "Культура". Это будет радио, по формату достаточно близкое к, например, "Эху Москвы", в котором будет довольно много публицистики, но публицистики такой по поводу культуры, а не по поводу политики. И плюс ко всему мы намерены на этом поле найти способ представления достаточно крупных художественных форм. Мы планируем, что мы будем писать радио-спектакли, тоже наша давняя, российская или советская, как угодно, традиция, которая, к сожалению, забыта, и на Западе она чрезвычайно успешно развивается сейчас. Мы хотим дать возможность нашим радиослушателям впрямую, в стереозвучании иметь возможность слушать трансляции событий, которые будут происходить и в Москве, и в Питере и в других городах. Это будет радио-площадка для интеллигенции, площадка, с которой интеллигенция может общаться со страной, может общаться с публикой, может представлять то, что ей представляется значительным, интересным, любопытным.

Анна Качкаева: А вам не кажется, что и радио, и телеканал "Культура" в российском варианте очень уже похожи на то, что на Западе называется общественным телевидением или радио, или все-таки нет?

Александр Пономарев: Я был бы счастлив,

Анна Качкаева: То есть, ясно, что способ финансирования, конечно, принципиально иной, пока это государственный способ финансирования.

Александр Пономарев: Я был бы счастлив, если бы мы дожили до момента, когда радио и телевидение "Культура" стали бы общественными и по способу финансирования в том числе. Но мне кажется, что нам надо еще немножко подождать, и на сегодняшний день государственное радио и телевидение, и база звукозаписи, надеюсь...

Анна Качкаева: То есть как, "надеюсь"? Что, кто-нибудь...

Александр Пономарев: Я надеюсь, что государство серьезно озаботится и финансово подкрепит эту свою озабоченность.

Анна Качкаева: Может, все-таки можно пустить в этом смысле и бизнес, или не стоит?

Александр Пономарев: Мне кажется, как только начинает, в нынешних наших условиях, как только мы туда начнем впускать бизнес, так мы можем заплутать между средствами и целью. Мне кажется, что государство сегодня уже в состоянии этим серьезно заниматься, и я вообще считаю, что с одной стороны мы живем во время, когда декларируется идея разгосударствления СМИ, я надеюсь, это разгосударствление не коснется культуры, и государство, определяя заботу о культуре, определило таким образом свои приоритеты в области теле и радиовещания.

Анна Качкаева: Александр, может, последний вопрос: как вы полагаете, когда у вашего канала аудитория будет сравнимой с аудиторией, как вы их называете, каналов общего пользования?

Александр Пономарев: Никогда. Такого не будет никогда. Если вдруг наша аудитория станет сравнима с аудиторией каналов общего пользования - это означает, что мы перестали выполнять свою задачу. Мы всегда должны оставаться каналом не для всех.

XS
SM
MD
LG