Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эва Перон на екатеринбургской сцене


Почти нет на белом свете людей, чего-нибудь не знающих об Эве Перон. Уже в 1948 году Андреас Педро Рисс написал о ней пьесу, которая по сей день идет в театрах Буэнос-Айреса. Читающая по-русски публика получила в 2003 году роман Мартинеса "Святая Эвита" с рекомендацией самого Габриеля Гарсии Маркеса: "Вот роман, который я всегда хотел прочитать". Любовным приключениям аргентинского диктатора Хуана Перона и его супруги посвящен американский фильм, снятый в 1981 году Марвином Чомски с Фэй Данауэй в главной роли. Великий Морис Бежар посвятил Эве Перон балет. Аргентинский режиссер Карлос Пасини снял о ней документальный фильм. Про Эву Перон в 1978 году написали мюзикл Тим Райс и Эндрю Ллойд-Вебер, по которому позже сама Алан Паркер снял фильм "Эвита" с Мадонной в заглавной роли. Кстати, позже Эндрю Ллойд-Вебер признавался: "Самый неприятный персонаж изо всех, о ком я когда-либо писал" - не правда ли, по музыке об этой неприязни не догадаешься?

Большинство людей в России, возможно, знает Эву Перон благодаря этой мелодии, иные - читали и смотрели фильмы о ней. На российскую сцену она, однако, прежде не поднималась. И появилась, благодаря французскому режиссеру, директору Высшей Школы драматического искусства Парижа Жану-Клоду Котийару, поставившему спектакль в Екатеринбургском Театре юного зрителя с превосходной актрисой Светланой Замараевой.

Говорит театровед Елена Маркова.

Елена Маркова: Я была потрясена, что этот спектакль был поставлен зарубежным режиссером. Являясь специалистом по зарубежному театру и во множестве видя творения зарубежных коллег, я честно вынуждена признать, что уровень их режиссуры гораздо ниже нашего. И тут вдруг такой неожиданный поворот: Актеры Екатеринбургского ТЮЗа - особые актеры, потому что они прошли с различными режиссерами через столько вариантов театрального видения, возможностей театра, что они давно подозревают, что не единый вариант психологического театра прекрасен, он - только один из возможных, что есть иные способы существования и возможности у театра. И вот когда актер сначала привыкает к этой мысли, потом начинает пробовать всевозможные варианты, тогда с ним легко и просто поставить вот такого рода спектакли.

Марина Тимашева: Постановка эта осчастливила не только артистов и не только театральных критиков, но еще - что бывает гораздо реже - директора театра Янину Кадочникову.

Янина Кадочникова: Быстро, за две недели, с небольшими экономическими затратами театр получил кассовую пьесу. Спасибо!

Марина Тимашева: Сама идея возникла в голове тогда главного режиссера Иркутского, а ныне - руководителя Екатеринбургского Театра юного зрителя Вячеслава Кокорина, о чем и говорит Жан-Клод Котийар.

Жан-Клод Котийар: Он видел в Париже мои спектакли и пригласил в Иркутск для проведения мастер-класса. Дальше Слава Кокорин пригласил меня уже в Екатеринбург - провести читку пьесы во время семинара современной драматургии. Тогда-то он и предложил мне пьесу Копи про Эву Перон.

Марина Тимашева: Пьеса, о которой говорит режиссер, принадлежит перу никому в России неизвестного французского драматурга Копи. На вопрос, чем привлекла его пьеса, Жан-Клод Котийар отвечает.

Жан-Клод Котийар: Ритм, безумие, все то, что вызывает смех, абсурд. Копи сам был актером, пьесы его очень сценичны. При чтении пьес (я ведь сам - актер) у меня сразу должна возникнуть эмоция, желание поставить ее немедленно.

Марина Тимашева: Что удалось узнать о Копи - юморист, романист, драматург и рисовальщик. Родился он в Буэнос-Айресе, умер в Париже. В театральном мире известен серией коротких пьес, автором и одновременно исполнителем которых являлся. Пьеса Копи "Эвита" - язвительнейшая сатира. Вообще, это несколько странно, потому что действие пьесы происходит в течение трех дней - последних, трагических дней умиравшей от рака Эвы Перон. Режиссера не остановило то, что вроде бы грешно - сарказм по отношению к умирающему человеку.

Жан-Клод Котийар: Я прочел пьесу и почувствовал: то, что написано на бумаге, я сам мог бы сказать о человеке. Тогда я прочитал ее во второй раз и стал представлять себе, как выглядят персонажи, в каком стиле будут играть актеры, какова их осанка (для меня это очень важно). Потом я собрал актеров. Пьесу мы вместе не читали вообще, но сами они с ней ознакомились. И никакого психологического анализа, никакого анализа ситуации. Я попросил их выйти на сцену и сразу же дал им темы для импровизаций. Выстроили движения каждого персонажа и ритм целого, а потом уже приступили к работе с текстом. И вместе мы сделали спектакль. Когда я его увидел, то наконец понял, о чем пьеса.

Марина Тимашева: История знает уйму вариантов отношения к личности Эвы Перон. Есть объективная информация. Мария Эва Дуарте - настоящее имя незаконнорожденного ребенка, четвертого по счету в бедной семье. Ребенка, выросшего в красивую женщину. Поговаривали, будто свою карьеру начинала она проституткой и уже наверняка снималась для порнографических журналов. В 1944 году она знакомится с полковником Хуаном Пероном, а в 1945-ом выходит за него замуж. Известно, что, с одной стороны, Эва боролась за равные избирательные права женщин и даже за легализацию проституции, организовывала профсоюзы и была милостива к просителям. Поэт и певица Анна Марли вспоминала: "Она обычно вставала в шесть часов утра, через полчаса появлялась на улице, приветствуя публику, а уже в семь приходила в свою контору, куда любой человек мог прийти со своей жалобой. Хвост из жалобщиков выстраивался на две улицы: кто зонтик потерял, у кого денег на хлеб нет, а третьему нечем платить за дочь. Она сидела за столом, подписывала чеки и выдавала какие-то подарки". С 1942 по 1952 год Эвита раздала 2,5 тысячи домов и квартир и 3,5 тысячи стипендий. Каждый чиновник, вступая в должность или получив повышение, должен был внести определенную сумму денег в Фонд супруги президента страны. Через этот Фонд она и переводила миллионы долларов из бюджета Аргентины на программы помощи нуждающимся, а также: на собственный банковский счет в Швейцарии.

Она носила платья от Шанель, шубы из русских соболей, часть ее нарядов хранится по сей день в Музее в Буэнос-Айросе. Знамениты были и ее невероятной стоимости украшения. Рассказывают, что на одном из публичных выступлений, до которых была охоча, Эва подняла руки в дорогих кольцах и произнесла: "Эти драгоценности, мой народ, я ношу для тебя". И что же? Зал зааплодировал. А в 2001 году одно из тех украшений, которые носила "для своего народа" Эва Перон - старинное ожерелье из бриллиантов и рубинов - было продано на аукционе "Кристис" в Нью-Йорке за полмиллиона долларов. Саван, в который закутали тело Эвы после ее смерти, ушел с Римских торгов в 2004 году за 130 тысяч евро.

Для одних людей Эва Перон была королевой, матерью нации, аргентинским воплощением американской мечты и даже святой. Другие считали ее шлюхой, воровкой, выскочкой и исчадием ада. О жизни такой женщины можно сочинять апокрифы, а можно - плутовские романы. Копи остановил свой выбор на жанре "плутовской пьесы". Режиссера Жан-Клода Котийара занимало в первую очередь то, что Эва Перон мечтала стать актрисой, пробовала свои силы на сцене, но там, на подмостках, никаких особенных талантов не демонстрировала. В театр или, точнее, эстрадное шоу она сумела превратить саму свою жизнь. А потому художник Анатолий Шубин придает сцене Екатеринбургского театра вид актерской уборной. Вдалеке стоят манекены с накинутыми на них платьями, на авансцене - стол и стоящие прямо на нем туфли, по бокам - красные ширмы-кулисы. Спектакль начинается и заканчивается появлением нескольких пар тангьерос. Музыка Астора Пьяццолы сопровождает весь спектакль.

Жан-Клод Котийар: Астор Пьяццола - величайший музыкант Аргентины. Музыка его так подходила к спектаклю, что мысль искать другую даже не приходила мне в голову.

Марина Тимашева: Сама музыка редко кажется лиричной, чаще - нервной, взвинченной, даже истеричной, как и сама Эва Перон.

Отрывок из спектакля

- И умиленное стадо в безумии бы приветствовало меня. А я бы им даровала выход на пенсию в 50 лет, бесплатные аборты! Я бы все, все отдала! Господи, какой праздник я пропустила. Но я же думала, что я умру на прошлой неделе:

Марина Тимашева: Режиссер выбирает танго по нескольким причинам. Одна из них - из разряда документальных. Считается, что первым любовником Эвы Перон был танцор танго Хозе Армани. Будто бы она предложила себя в качестве оплаты за то, чтобы он взял ее в Буэнос-Айрес. То есть именно танцор стал первой ступенькой в карьере будущей первой леди Аргентины. Кстати, фильм из цикла "Новейшая история России", показанный на НТВ и посвященный Эве Перон, назывался "Женщина цвета танго". Спросите любого человека, с каким словом у него ассоциируется "танго", и он ответит - "страсть". Между тем, именно благодаря спектаклю Жан-Клода Котийара я впервые отчетливо осознала: танго кажется страстным, но, с другой стороны, оно рационально и холодно. Видимо, это связано с переводом его в разряд бальных танцев, но рождалось танго в прокуренных и пропитых аргентинских кабаках. Иными словами, история танго сродни истории Эвы Перон - женщины, которая поднялась из низов, из грубой жизни на вершину общественной пирамиды, женщины-простолюдинки, сделавшейся похожей на аристократку.

Жан-Клод Котийар: Я прочитал две ее биографии. Пьеса Копи смешная, она над Эвитой потешается, а я эту женщину люблю. Мне нравится эта смесь святости и того, что вы называете "Дунькой в Европе". Светлана отлично описала этот женский тип. Когда я ей рассказывал об Эвите, она плакала, а когда показывал - смеялась.

Марина Тимашева: Светлана Замараева играет эти перепады так, как танцуют танго: резко, четко фиксируя интонацией и пластикой разные состояния героини. В способе ее актерского существования ничто не напоминает о психологическом реализме. И неудивительно. Жан-Клод Котийар едва ли не единственный в мире специалист, который обучает актеров по методу Этьена Декру. Он утверждает, что между русской школой и методом Этьена Декру нет непреодолимого барьера и что никакого сопротивления российских артистов он не почувствовал.

Жан-Клод Котийар: Наоборот, русские актеры очень послушные. Да и я актеров всегда слушаю. Идея принадлежит актеру, но я ее трансформирую. Таким образом, мы все выполняем свою задачу. Разницы с французскими актерами я не вижу.

Я не думаю, что между двумя методами есть радикальное противоречие. Мне тоже свойственно психологическое восприятие персонажа, но я хочу избавить от психологического поиска актеров. Возьмем ту же Светлану Замараеву, - она очень сильная актриса и личность и у нее были свои наработки по роли Эвиты. Например, ей в финале Эвита виделась в шляпе и с мундштуком. А я говорил ей, что внешние аксессуары не нужны, что это просто знаки. Поэзия же состоит не в фасоне шляпы и не в мундштуке, а в столкновении разных эмоций внутри человека. Ты сам - поэзия, а не твоя шляпа.

Марина Тимашева: Этьен Декру, методом которого в совершенстве овладела Светлана Замараева, признается всеми мировыми специалистами родоначальником современного искусства пантомимы. "Петербургский театральный журнал" пишет: "О собственных поисках в этой области, о театральных экспериментах начала века, связанных с творчеством Мейерхольда, Таирова, Марджанова, Евреинова, Вахтангова, Михаила Чехова, Михоэлса, в послевоенную и послесталинскую пору помнили и знали лишь немногие специалисты. Начиная с печально известных 30-х годов, эти достижения старательно изымались из обихода, а по возможности их носители и вовсе уничтожались. К 60-м годам само понятие "пантомима" уже несколько десятилетий было отнесено официальными идеологами к запрещенным терминам. Пантомима была объявлена порочным стремлением к формотворчеству. Мощный общественный резонанс вызвали у нас гастроли двух великих французов - Барро и Марсо. Оба они учились пантомиме у одного и того же педагога - Этьена Декру.

Жан-Клод Котийар: Он сам написал методику, математику или сольфеджио для каждой части тела. Его вдохновляли греческие статуи. Он полагал, что они и должны служить образцом для движения артиста на сцене.

Марина Тимашева: Этьен Декру в 20-30-е годы разработал концепцию "чистой пантомимы". Он постулировал, что пантомима - суть способа драматической игры. Перефразируя Шекспира, Этьен Декру представил голого актера на голой сцене. Он требовал на 30 лет запретить любой посторонний вид искусства на сцене. Он писал: "В течение первых 20 лет этого периода актерам запрещается издавать на сцене какие-либо звуки. В последующие пять лет можно разрешить речь при условии, что актеры сами будут импровизировать текст". У Жан-Клода Котийара не было 20 лет, он уложился в несколько недель репетиций.

Жан-Клод Котийар: То, чем я более всего занимаюсь, - это уроки импровизации. Импровизации без текста. Моя специализация - динамическая ритмика. Нужна она для того, чтобы освободить тело, вывести его за пределы обыденного состояния.

Я не употребляю слова " методика", "техника". Методика зависит от текста, и она всегда разная. Тут важен тайминг, каждый жест должен быть сделан в нужное время. Я ставил так и рассказы Чехова, и "Сон в летнюю ночь" Шекспира, а в Париже совсем недавно сделал спектакль по философскому эссе Ролана Барта "Любовный разговор". Выглядит все так, будто люди из-за сущей ерунды дерутся насмерть, ведут дурацкие споры, но когда выстраиваешь определенную хореографию, то слышен текст, над которым думаешь и видишь игру, над которой смеешься.

Марина Тимашева: Роль Эвы состоит из серии очень сложных пластических перевоплощений. Несмотря на то, что на сцене присутствует и мать героини (вульгарная истеричная бабенка), и приближенный Перона Ибиза, и сам Перон (воплощение напыщенной пустоты), это практически моноспектакль. Все эти персонажи нужны только для того, чтобы Эве было кем манипулировать, над кем издеваться, на чьи головы обрушивать жалобы и попреки.

Светлана Замараева удивительно хороша внешне, осмелюсь предположить: ничуть не менее красива, чем Эва Перон. А потому зрители хорошо понимают: как бы ни вела себя женщина, что бы ни вытворяла, не наслаждаться ею, не любоваться было невозможно. В жизни Светлана Замараева - человек очень строгий и во всех отношениях достойный. Здесь она играет женщину распутную и распущенную, самоуверенную и знающую цену не только себе, но и другим. Других она презирает, полагая, что их интересуют только деньги, и потому беззастенчиво шантажирует их теми самыми швейцарскими банковскими счетами. Подтверждая ее правоту, они позволяют любое с собой обращение, лишь бы из первых рук получить реквизиты.

Отрывок из спектакля

- Я обезумела, когда раздаривала гоночные машины каждой проститутке. А вы мне это позволяли, вы на все закрывали глаза, как будто я уже была мертвая! Даже свою смерть, даже мизансцену своей смерти я должна придумывать сама! А когда я уходила в трущобы и раздаривала пачки денег, оставляла там все - свою машину, свои платья, свои украшения, - вы мне не препятствовали. Вы на все закрывали глаза, как будто я была уже мертвая, как будто это уже были поминки по мне. Вот что я хотела сказать тебе, старик!

Марина Тимашева: Молниеносная смена бесчисленных поз и масок - из них соткана роль Эвы. Светлана Замараева перебирает все известные амплуа классического театра: инженю и женщины-вамп, первой любовницы и субретки, лирической и драматической героини. Эва - блудница и монахиня, училка и богиня, горничная и королева. На самом деле она ни то, ни другое, ни третье. Она - женщина и актриса до мозга костей. Ее не волнует ничто, кроме собственного внешнего вида и успеха у публики. Даже свою смерть она рассматривает исключительно с этой точки зрения.

Отрывок из спектакля

- А уличные фонари ты не забыл? Я просила задрапировать их в черную ткань.

- Все предусмотрено, не надо больше об этом думать.

- Так, все, я буду думать о маковых полях. На остальное мне плевать! Я должна лежать в ЦК профсоюзо, и не где-нибудь, а в большом амфитеатре. Ну, если вы меня положите в другом месте, я вам покажу! Я покажу тебе твои выборы! Я все разнесу в пух и прах!

- Ты будешь лежать в ЦК.

- А вокруг - мои платья и драгоценности. И каждый день рождения мне будут приносить новые, новые, новые: Медсестра, медсестра, мне больно!

- Пойди отдохни.

- Мне больно.

- Пойди отдохни!

- Я не хочу умирать в постели, я хочу умереть здесь!

Марина Тимашева: "И даже не посмеешься на собственных похоронах", - говаривала Алиса в сказке Льюиса Кэррола (кстати, роль Алисы в свое время тоже блистательно играла Светлана Замараева). Но над похоронами Эвы Перон вы можете посмеяться вместе с нею. Используя миф о том, что Эва Перон не умерла, а бежала из Аргентины, драматург Копи придумал злую версию. По ней Эвита и не собиралась ничем болеть, она сочинила историю болезни, наняла для ухода похожую на нее медицинскую сестру, уговорила ее пощеголять в своих нарядах и драгоценностях и убила. Медицинскую сестру, а не Эвиту бальзамировал знаменитый испанский специалист. С медицинской сестрой, а не с Эвитой 15 дней прощалась Аргентина. Выходит, и не о смерти Эвы было писано: "Она парила над коленопреклоненной, простирающей руки толпой: светлое платье, светлые волосы, собранные в пучок, алебастрово-бледное прекрасное лицо. Сеньора лежала в хрустальном гробу. Стеклянную плиту, на которой он стоял, поддерживали воздухе прозрачные тросы. С тех пор, как ее набальзамированное тело выставили в часовне здания аргентинских профсоюзов, Эве Перон успели поклониться полмиллиона человек:"

Отрывок из спектакля

- Давайте попытаемся смириться с волей Всевышнего. Эва Перон не умерла, она живее, чем когда бы то ни было. До сегодняшнего дня мы любили ее, с сегодняшнего дня мы будем ее боготворить. Эва Перон живее всех живых!

Марина Тимашева: Согласно версии Копи, даже собственного супруга Эва Перон обвела вокруг пальца. Но ведь и нас, зрителей, обманула Светлана Замараева. Ведь и мы верили, что ей больно, что ее истерические припадки спровоцированы страшной болезнью. Не только жизнь, но и смерть Эвы Перон была не более чем умело срежиссированным спектаклем - такова логика драматурга. Послушаем Елену Маркову.

Елена Маркова: И еще мне показалось, что это не такая уж простая пьеса, что пьеса-то очень печальная, и я бы так сказала, что это пьеса, нас предупреждающая об опасности капиталистического образа жизни. Помните, там была одна такая фраза: "Ты, может быть, уже умер, но ты даже не заметил, когда ты умер". Человек в таком бесконечном количестве ролей все время существует, что он заигрывается, он уже не помнит себя, а игра продолжается. В этом смысле здесь платоновский вариант театра теней. Это очень страшная вещь, когда все, как в жизни, а тебя нет. Такого рода постановки, конечно же, показывают нам: а вот теперь посмотрите, в какой модели вам предстоит существовать.

Марина Тимашева: Грани между вымыслом и реальностью, когда речь идет о таких персонажах, как Эва Перон, просто не существует. К тому же миф бессмертен, и бессмертна его героиня Эвита. Так что не плачь по ней, Аргентина:

XS
SM
MD
LG