Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мария Ладо. "Очень простая история"


Марина Тимашева: Вот уже в двух своих передачах я рассказывала о спектаклях, поставленных по современным пьесам - от Николая Коляды до Евгения Гришковца.

На очереди новое имя - Мария Ладо. Она закончила сценарный факультет ВГИКа, но ее дебютная пьеса "Очень простая история" поставлена в 36-ти театрах страны. Перечислю лишь некоторые: Театр "Содружество актеров Таганки" под управлением Николая Губенко, омский "Пятый театр", режиссер - Борис Цейтлин, Екатеринбургский театр юного зрителя, режиссер - Вячеслав Кокорин, сейчас репетирует Вологодский ТЮЗ и Борис Гранатов. Речь идет о режиссерах 50-60-летних и очень именитых. В то же самое время в Тюмени или Борисоглебске пьесу Марии Ладо ставят молодые режиссеры.

В этой передаче я использую фрагменты спектакля Санкт-Петербургского Театра юного зрителя имени Брянцева, где "Очень простая история" поставлена Галиной Бызгу, а в главных ролях заняты замечательная Ольга Самошина (она играет Свинью), Константин Воробьев (в роли зажиточного крестьянина) и Сергей Бызгу (сосед-пьяница).

Попробуем понять, в чем причина небывалой популярности пьесы Марии Ладо.

Почти все знакомые мне театральные критики считают, что это хорошо сделанная пьеса. Так говорит заведующий отделом искусства "Литературной Газеты" Александр Вислов.

Александр Вислов: Зрители были в восторге, потому что они смогли там и поплакать, на этом спектакле, они смогли и подумать о нашей общей тяжелой жизни, и как-то прокорреспондировать себя в нынешней тяжелой международной ситуации. Вроде бы хорошо сделанная пьеса, да?

Марина Тимашева: Александру Вислову вторит заведующая отделом театра газеты "Экран и сцена" Екатерина Дмитриевская.

Екатерина Дмитриевская: Может быть, это даже не притча, потому что как бы "притча" - слово очень ответственное. Я думаю, что это сказка, да, это сказка. Это очень редкий жанр, между прочим, а написать никто не может. А Ладо написала. Первое, что приходит в голову, - это лубок.

Хорошо кто-то сказал про Шаляпина, что он заставляет нас поверить в такую страну, где люди не говорят, а поют. Ведь, в общем-то, это задача искусства - заставить нас поверить, что вот эта вот сказка возможна, возможен такой сюжет, странный, непонятный и логике не поддающийся.

Марина Тимашева: К общим восторгам по поводу пьесы Марии Ладо присоединяет свой голос главный редактор "Петербургского Театрального Журнала" Марина Дмитревская.

Марина Дмитревская: Она востребована сегодняшним театром, потому что в ней есть простая, смешная, действительно сказочная история про то, что все сущее едино. Такой "Наш городок", только с животными, когда живые и мертвые - все появляются, мир един и неделим, души бессмертны. И вся природа - это все вместе, это вот такой общий хлев мироздания, в котором все живет, ничто никуда не девается, мы с вами, вы с нами и все мы вместе.

Людям нравится, что ребенок рождается не от гея с лесбиянкой, а от двух деревенских ребятишек, - уже хорошо. Ребенок рождается - тоже хорошо. Есть в этой пьесе некий позитив. Зрители, уставшие от чернухи какой-то, они тянутся к пьесе, думаю, поэтому.

Марина Тимашева: Действие пьесы происходит в хлеву. Как вы поймете далее, хлев - не просто то место, в котором обитают животные, хлев - это то, где родился Иисус Христос. Очень простая история претендует на непростые обобщения. В хлеву мирно сосуществуют разные твари. Петух - наподобие мультипликационного попугая Кеши - исполняет попурри из песен и текстов, услышанных им по радио.

Отрывок из спектакля

- Кто может сравниться с Матильдой моей... Стюардесса по имена Жанна, обожаема ты и желанна... Вниз по матушке по Волге, по Волге... А я из пушки в небо уйду, тиги-тиги-ду, тиги-тиги-ду, я из пушки в небо уйду, в небо уйду... Почему холодная луна, холодная луна, холодная луна... А я все летала, но я так и знала, что мечты лишь мало для любви, ла-ла-ла... "I wanna be loved by you, just you. Nobody else but you. I wanna be kissed by you" тир-ли, тир-ли, тир-ли ю. Пум-пи-ду, пу.

Мораторий, эмбарго, территориальная целостность, импичмент, секвестирование, дилер... Премьер-министр Нигерии... А еще... Моника Левински, Борис Березовский... Президент в который раз бросает страну в пучину экономического беззакония... Олигархи... Закон о запрещении порнографии не прошел... Филипп Киркоров... Авария в городской канализации... Пресс-секретарь президента Ястреб Женский...

Марина Тимашева: Нежная и абсолютно влюбленная в жизнь Свинья мечтает о полетах во сне и наяву.

Отрывок из спектакля

- Я так в долину хочу. Я бегать хочу, я прыгать хочу, я... Ой, а я летать хочу. Я летать хочу!

- Хватит.

- А я летать не хочу, пусть люди летают.

- Ну а чего тебе летать? Ты и так бедный, головастый. Открой дверь, а, ну пожалуйста. Ну, головастый, ну хоть посмотреть на свет божий. Ну, пожалуйста, ну открой. Как хорошо!

- Хозяин идет, хозяин, хозяин идет, хозяин, хозяин...

- И правда идет.

- Хозяин, хозяин, хозяин, хозяин... Слушай...

- Чего?

- А как ты полетишь, если столько жрешь?

- А мне хочется.

- Ну, нужно же выбирать - или жрать, или летать.

- А что же мне делать?

- Ешь.

- Ой, а не полечу...

- А зачем выбирать то, что невозможно?

- Я тебя послушаюсь, потому что у тебя очень большой жизненный опыт.

- Правильно.

Марина Тимашева: Лошадь и Корова вместе со Свиньей и Петухом обсуждают поведение своих хозяев. Иными словами, в символическом христианском хлеву выполняют функцию древнегреческого хора. Обсуждать им есть что, благо дочь хозяина беременна от соседского сына.

Отрывок из спектакля

- Будет маленький человек!

- Лошадь, а ты что, видела маленьких людей?

- Видела.

- Ну?

- Много, много маленьких людей видела.

- Как интересно!

Марина Тимашева: Животной радости совершенно не разделяет мама девочки.

Отрывок из спектакля

- О, господи, боже мой, да что ж теперь будет-то, а?

- Так это, мама, ребеночек будет.

- Доскакалась по сеновалам! А чего же мы отцу скажем, а?

- Так вот ему и скажем.

- Давай, иди и вот так вот и скажи.

Марина Тимашева: Еще меньше рождением будущего ребенка обрадован папа - зажиточный крестьянин, который, ко всему прочему, ненавидит отца юноши - спивающегося и нищего своего соседа.

Отрывок из спектакля

- Нет его. Вот как вот только вечер, вот он сел перед телевизором, чего-нибудь там про правительство скажут или про президента - и он вот сразу же твоего батю вспоминает и поносит его на чем свет стоит.

- А при чем тут мой батя и правительство?

- Да не знаю я!

Марина Тимашева: Короче говоря, родители настаивают на том, чтобы дочка сделала аборт. На стороне несчастной жертвы оказываются только животные, да еще тот самый всем ненавистный алкаш - отец молодого героя.

Отрывок из спектакля

- Пусть делает аборт, я не против.

- Да разве можно? Грех, грех это, нельзя!

- А... Ой ля-ля-ля, ой. Да, я вижу, ты не такой простак, как кажешься. Ишь, что удумали, голоштанники. Значит, не надо аборт?

- Да не надо, не надо! Конечно не надо!

- Это мне с вами, с прощелыгами, родниться придется, а?

- Это как Бог даст.

- Бога вспомнил. Ты слышишь, он про Бога заговорил. А Бог же мне даст, мне. А тебе - на, видал. Как самогон таскал - где Бог-то был?

- Да разве можно, ты что? Разве можно?

- В заповедях сказано: не укради. Сказано?

- Сказано. Грешен я! Сказано. Только ты, сосед, не кричи. Там еще, в заповедях, сказано: не убий.

Марина Тимашева: Такова первая, бытовая часть пьесы Марии Ладо. И из нее уже можно сделать ряд занимательных социологических выводов. Как в старые добрые времена, получается, что зажиточный крестьянин - это злой кулак.

Отрывок из спектакля

- Значит, все тут у меня пасетесь, бездельники.

- Пасемся, соседушка, все вот здесь пасемся. Все вот пасемся, сосед.

- Жук ты навозный. Ты, небось, все бока себе отлежал, пока другие спину гнут. Я всю жизнь вот все, что у меня есть, вот этими руками добыл. А этот, посмотрите, на лужке пасется и "Сникерс" с "Марсом", видать, жрет, шоколадку. Это очень даже хорошо - "Сникерс"-то жрать. А работать - нет. Нет, вот лучше водку жрать и на гармошке с утра до вечера: "Жить без любви..."

- Правильно, сосед, правильно. "Жить без любви,- сосед, быть может, просто. Но как на свете без любви прожить?"...

Сейчас, сейчас... Соль, соль... (играет на гармошке и поет) "Жить без любви, быть может..."

Марина Тимашева: Злому кулаку противостоит добрейшей души человек, голь перекатная и пропойный пьяница, к тому же, еще подворовывающий у соседа самогон. Такому его поведению драматург старательно подыскивает вполне бытовые оправдания.

Отрывок из спектакля

- Копили, господи, а потом реформа эта - деньги все в сберкассе сгорели. Потом, господи, мать заболела, Леха, - опять деньги. И померла, Леха...

- А ты за бутылку взялся, да? Правильно...

Марина Тимашева: В отношении к светлейшему образу русского алкоголика мнения моих коллег разошлись.

Вот точка зрения Марины Дмитревской.

Марина Дмитревская: Был такой чиновник Мармеладов, в пьяном виде под лошадь попал. Я думаю, что это даже в традициях еще с древнерусской литературы, это в стране мы такой: всегда пьяненькие - убогонькие, юродивенькие . В этом смысла Маша Ладо глубоко тривиальна, потому что положительный герой русского эпоса... Во-первых, Иван-дурак никогда у нас не работал, он все на печке лежал, щука ему все приносила. И все давалось за хорошую душу, а не за трудолюбие, - этим мы и отличаемся от Европы, наверное, - за добрую душу, что гадостей не делаешь.

Что касается этого героя, то он же говорил, что раньше деньги копил. Жизненная основа конфликта, как мы студентам говорим. Деньги он копил до дефолта, а потом они у него в банке сгорели, а потом жена умерла. И вот как жена умерла - тут и все. И он еще понимает, он же с комплексами, он же не просто наглый. Он копейку и не просит, он сам понимает, как, в общем-то, он опустился и сильно пал.

Марина Тимашева: Александр Вислов вот об этом же самом алкоголике-соседе думает иначе, и я склонна с ним согласиться.

Александр Вислов: Персонаж подкупает, и ты, в конце концов, действительно любишь этого нескладного алкоголика, и ты веришь, что он действительно может стать ангелом. Но на самом-то деле... Спектакль призывает к тому, чтобы возлюбить таких, они будут ангелами.

Но, видимо, просто драматург никогда не имела в своей жизни таких людей. А я имел их в числе своих близких друзей и в числе своих родственников далеких - и это невыносимо, действительно. Ну не могут они стать ангелами. Это как бы противоестественно. Такие люди не могут стать ангелами, а поскольку спектакль, еще раз говорю, претендует на вот эту вот этическую позицию, то именно в этом - нечестность.

Марина Тимашева: Опять же, как в старые недобрые времена, главным врагом человечества становятся деньги. Об этом рассуждают неимущие животные.

Отрывок из спектакля

- А зачем же тогда они нужны, эти деньги?

- А люди странные очень. Им нужно очень много странных вещей. Особенно меня удивляет, что они покупают то, что у них и так уже все есть.

- Это как?

- Ну, например, одежда. Ведь она же у них уже есть - нет, покупают еще. Непонятно.

Марина Тимашева: Как непонятно животным, зачем нужны деньги, так же им непонятно и что такое аборт.

Отрывок из спектакля

- Это называется искусственное прерывание беременности.

- А как это?

- Да вот так. Везут тебя, Корова, в больницу и прерывают там тебе беременность при помощи медицинских инструментов.

- А зачем это? Зачем? Непонятно.

- Не знаю. Но так делают только люди.

Марина Тимашева: Иными словами, если свести эту часть пьесы к простому посланию, то выходит, что ничего дурного в том, чтобы совсем молоденькой девочке забеременеть от своего ровесника, нету. Не стоит задумываться, кто будет твоего ребенка кормить, ведь сами герои не работают, денег не зарабатывают. Важно этого ребенка родить, посадить на шею матери и отцу, да еще возмущаться тем обстоятельством, что "предки" выражают недовольство. Очень русская история.

К тому же выходит, что вот корова не делает аборты - стало быть, она по определению лучше женщины. Тоже чем-то таким мракобесным и домостроевским повеяло.

Но это еще цветочки, потому что бытовой историей абортов дело не заканчивается. В пьесе есть вторая составляющая. Дабы заплатить за аборт зажиточный крестьянин, у которого денег куры не клюют, (я уже не смеюсь над таким поворотом сюжета, все это мелочи) ведет на заклание бедную свинью, мечтавшую о полетах. И она возвращается в родимый хлев в виде ангела.

Я попросила нашего обозревателя, священника Якова Кротова, прокомментировать это шокирующее перевоплощение.

Яков Кротов: Свинья - любимый герой многих христианских именно писателей, которые не знали, что она физиологически ближе всего к человеку (это потом установили). Но, пожалуй, самый яркий персонаж - это Гилберт Честертон, католик, апологет, живший в начале XX века и очень популярный в России в конце XX века.

Вообще, в Англии свинья стала символом доброты, символом уюта и символом ума. Сегодня другой английский писатель тоже стал получать популярность - Вудхауз. У Вудхауза романов, в которых свинья - буквально главный персонаж, тоже очень много.

В средневековых бестиариях свинья тоже фигурирует не в качестве какого-то злобного и грязного животного. Более того, - может быть, даже в пику иудаизму - к свинье всегда было скорее благожелательное отношение.

Это чисто русская заморочка, когда к свинье относятся пренебрежительно, может быть, связанная с тем, что как раз не очень-то и разводили свиней. Поэтому воздушный шар в виде свиньи, свинья, летящая по небу, - это абсолютно нормально и хорошо укладывается в христианскую культурную традицию.

Марина Тимашева: Ну, что ж, примирюсь. Ангел так ангел. Но в пьесе Марии Ладо Свинья - не просто ангел, она еще ангел-хранитель.

Отрывок из спектакля

- Нужно ее ангела-хранителя вызвать.

- Ну так давай, вызывай.

- А я не знаю, кто он.

- А как узнать?

- Понимаете, когда кто-нибудь умирает, то кто-то рождается - это закон жизни. И вот если тот, кто умер, становится ангелом, то он и есть ангел-хранитель того, кто родился.

- А если они не попадают в ангелы?

- Тогда тот, кто родился, живет без ангела-хранителя, и жизнь у него ой как не сладка.

- Так ты , Свинья, и умерла.

- Ну да, но только я ангел-хранитель совершенно другого человеческого детеныша, который родился очень далеко и весь черный.

- Батюшки, горе-то какое.

- Ну ничего, зато у него есть я.

- А для нашего кто умер? Кто ангел-то его, а?

- Нет у него никого ангела.

- Почему это?

- Да потому что он еще не родился.

- Что делать-то?

- Для того чтобы кто-то родился, надо, чтобы кто-то помер.

Марина Тимашева: Говорит Екатерина Дмитриевская.

Екатерина Дмитриевская: Меня удивляет, что у нас Русская Православная Церковь молчит. Потому что если, действительно, свинья может быть крестной матерью какого-то черного мальчика где-то там далеко - это, действительно, такое придумать, вообще, надо.

Марина Тимашева: Слово - Якову Кротову.

Яков Кротов: Ангел-хранитель - это дохристианское явление. Это остатки верований, конечно, эпохи язычества, когда предполагалось, что мир невидимый полон божественных сил, каждая из которых имеет прямое отношение к каждому человеку, и на этом стояла магия. Предполагалось, что нужно найти, какая невидимая сила какой личности соответствует. Более того, считалось, что свой ангел-хранитель у города, у страны. Сегодня это осталось в "Розе мира" Даниила Андреева, в "Апокалипсисе". Все знают, что есть ангел страны или города.

В христианстве это верование укоренилось, перекочевало вместе с варварским нашествием где-то в раннее Средневековье и наложилось на то, что есть в Библии, тоже взятой из ближневосточной мифологии.

Большого вреда вера в ангела-хранителя не приносит. Но и большой пользы, я боюсь, тоже нет. Потому что все-таки это воспитывает в человеке некоторую безответственность. Поэтому на уровне именин - еще ладно. Если это помогает человеку молиться - хорошо. Но всегда полезно помнить, что в Библии слово "ангел", взятое их лексикона окружающих языческих народов, обозначало всегда (особенно в Пятикнижии, в древнейшей части откровений, самой важной) самого Бога. Никого другого ангела, кроме Бога, на самом деле нет. Ангел - это просто посланник Бога, это сам Бог. Яков борется с ангелом - он борется с Богом.

Это очень важно, потому что если мы поверим, что ангелы - это абсолютно независимый пласт мироздания, то мы опять возвращаемся в язычество.

Марина Тимашева: Еще в пьесе Марии Ладо поражает воображение мысль, прямо высказанная, что ангелами становятся по преимуществу животные, потому что они безгрешные.

Отрывок из пьесы

- Головастый, а тебе и не надо узнавать, потому что после смерти все животные ангелами становятся, все, даже крокодилы. А вот люди не все. Вы знаете, там так мало людей среди нас, только дети, маленькие люди.

Марина Тимашева: Я еще раз обращаюсь к Якову Кротову. Как он относится к утверждению, что ангелами будут в основном животные?

Яков Кротов: Утверждение богословски некорректно по одной причине: животных никто не будет обсуждать, попадут они в рай или нет, потом что они из рая никуда и не уходили. Это только люди изгнаны из рая, к животным это не относится. Поэтому весь мир продолжает пребывать в раю, хотя невидимо для нас. Но и царство Божие для нас, людей, невидимо.

А вот вера в том, что скотина лучше человека, очень распространена в христианском мире, пожалуй, с XVIII столетия, когда начался романтизм. И это одна из самых неправильных и нравственно гнусных религий в истории человечества, когда умиляются котеночку, собачке и сперва палят из пушки по дому врага, а потом спасают кутенка, которого взрывной волной отбросило, а ребеночка - штыком, штыком, потому что вырастет скотина.

Марина Тимашева: Но ладно, вы не расстраивайтесь. В пьесе Марии Ладо не только свинья станет ангелом-хранителем, а еще и пьющий сосед. Он, дабы у его внучки появился свой хранитель, застрелится и тоже появится в хлеву с крыльями. Тут уже я не рискнула спрашивать у священника Якова Кротова, как реагировала бы на такой сюжетец Русская Православная Церковь. Самой все ясно.

И вот, люди добрые, эта гремучая смесь бытовых зарисовок для театра юного зрителя о вреде аборта, народных сказок про Ивана-дурака, сталинских клише о кулаках-убийцах, языческих верований, христианской веры и буддистского представления о единстве всего живого становится самой популярной пьесой современного российского театра. Чем не основание для диагноза, который тем самым вынесен не только состоянию современной литературы, но еще и состоянию общества?

XS
SM
MD
LG