Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Профессиональные победы А.Гельмана на сцене Нового драматичсекого театра


Марина Тимашева: В театр вернулся драматург Александр Гельман, автор пьес: "Заседание парткома", "Обратная связь", "Мы, нижеподписавшиеся", "Скамейка", "Наедине со всеми" и "Зинуля". Его новое произведение называется "Профессионалы победы" и поставлено на сцене Нового драматического театра режиссером и художественным руководителем театра Вячеславом Долгачевым. В ролях заняты актрисы Нового драматического театра Любовь Новак и Ирина Мануйлова, а также приглашенные "звезды": Лев Дуров и Борис Щербаков. Забегая вперед, замечу, что театру не удалось жестко определить жанр пьесы, а потому спектакль качается от комедии положений до жестокой мелодрамы, что Гельман пьесу дописывал, и теперь у нее образовалось, как минимум, четыре финала, что вторая часть пьесы изобилует ситуациями, которых не может быть, потому что "не может быть никогда". Однако это едва ли не единственная современная пьеса, выполненная со знанием законов театра и рассказывающая о том, что касается , увы, жизни каждого из нас.

Александра Гельмана, пьесы которого всю жизнь ставились в Московском художественном театре, ничуть не смущает сотрудничество с Новым драматическим театром.

Александр Гельман: Кстати говоря, я очень рад, что эта пьеса идет сейчас не в каком-то театре в центре Москвы, а на окраине. Мне повезло. Когда я начинал, меня сразу поставил Товстоногов, Ефремов и другие большие режиссеры. Теперь после некоторого перерыва, действительно надо начинать, как молодой человек.

Марина Тимашева: На вопрос о том, как ему "достались" "Профессионалы победы", Вячеслав Долгачев отвечает.

Вячеслав Долгачев: Александр Исаакович писал эту пьесу еще для Художественного театра и принес Олегу Николаевичу. Я прочел, мне очень понравилось. Кроме одного момента: мне показалось, что это не вся пьеса, а только мощное начало. И когда случились разные повороты судьбы, и я ушел из Художественного театра после смерти Олега Николаевича, я подумал о пьесе и обратился к Гельману с предложением писать дальше.

Марина Тимашева: Новый драматический театр расположен далеко от центра, туда очень неудобно добираться (Александр Ширвиндт окрестил его "Театром ни к селу, ни к городу"), поэтому "Профессионалов победы" играют временами на сцене Театра имени Маяковского. На премьеру сюда прибыли Михаил Горбачев, председатель Центральной избирательной комиссии Александр Вешняков и заместитель гендиректора ОРТ Марат Гельман, сын драматурга Александра Гельмана. Многие считают его одним из главных политтехнологов страны, и, отвечая на мой вопрос, советовался ли старший Гельман с младшим, когда писал пьесу о выборах Президента России, он ответил:

Александр Гельман: Зачем советоваться? Я все знаю про него.

Марина Тимашева: Действие пьесы, жанр которой обозначен как "комедия трагедии" поначалу должно было происходить здесь и сейчас, но драматург перенес его в 2017 год. Говорит режиссер Вячеслав Долгачев.

Вячеслав Долгачев: Внешняя оболочка пьесы, сюжет, приметы времени, социальные вопросы, которые подымаются, в пьесах Гельмана очень явны и сразу видны. Но мне всегда казалось, что Гельман - драматург, который замечательно видит и чувствует людей, и только через них видит, чувствует пульс времени и те проблемы и вопросы, которые назревают в обществе. Выборы президента, предвыборная гонка, действительно, все это в пьесе есть и этого много. Пьеса - абсолютный детектив с невероятными поворотами, неожиданными, когда читаешь, просто сердце останавливается, потому что поверить в это невозможно. Но, мне кажется, что самое замечательное в этой пьесе при этом головокружительном внешнем сюжете, (речь идет о выборах президента России), это, конечно, люди. И то, как Гельман умеет сквозь оболочку политической жизни увидеть людей, и что делается с людьми внутри этой машины, что делает с людьми власть, что происходит с человеком, который прикасается к этому механизму власти, и для меня это было самое интересное, самое важное и, должен сказать, самое сложное.

Марина Тимашева: "Профессионалы Победы" - политико-производственный детектив. Детектив о том, как производят политиков. Интрига, мягко говоря, запутанная, и каждый раз, когда вам покажется, что суть прояснилась, а виновник обнаружен, не верьте, вас в очередной раз провели. Покажем это на примере первой же сцены. В декорациях Владимира Боера трудно не узнать современной телевизионной студии. Тут и характерный зеркальный пол, и целлофановые кресла, и вся та стерильная безжизненная неоновая атмосфера, которая для телестудии характерна. То, что происходит на ваших глазах, вроде бы реально, а вроде виртуально. Ведущая ссорится с кандидатом в Президенты, приглашенным ею в эфир.

- Добрый вечер, дорогие телезрители! Начинаем очередной выпуск передачи "Лицом к лицу" в студии я - Катя Амирова. Сегодня для меня будет очень не простая передача. Дело в том, что моим гостем сегодня должен был быть Олег Павлович Табаков. Послезавтра ему исполняется 82 года. Но неожиданно меня вызвало мое новое начальство и велело вместо Олега Павловича срочно пригласить Олега Петровича Дубова - кандидата в президенты России, сына президента России Петра Матвеевича Дубова, погибшего во Владивостоке от взрыва на мосту по дороге в аэропорт. Я пыталась отказаться. Во-первых, было неудобно перед патриархом нашей сцены Олегом Павловичем, я старику морочила голову целый месяц. Во-вторых, с Дубовым-сыном я не знакома, я видела его только на экране телевизора. Дубова-отца я не считаю, как некоторые, выдающимся человеком и политиком. На мой взгляд, семь лет его президентства принесли больше России вреда, чем пользы. Так называемый серединный...

- Да не серединный, а срединный, без "е" после "с".

- Да-да.

- Остановитесь.

- Вы знаете, это попытка узаконить перманентную власть. Что-то архаическое, полукитайское. Тише едешь, ближе будешь от того места, откуда едешь.

- Госпожа, что вы делаете? Остановитесь!

- Я понимаю, что это скандал на всю страну. Но я не могу, здесь не должно быть непрошеных гостей.

- Остановитесь!

- Господину Дубову 41 год, доктор исторических наук, родной сын президента, и сам хочет стать президентом на предстоящих досрочных выборах, которые состоятся через три месяца - 7 ноября 2017 года в день столетия Октябрьской революции.

- Сколько вам заплатили за то, что вы сейчас делаете? Какая партия вам заплатила за этот концерт? Я прошу рассказать телезрителям.

- Господин Дубов, вы вообще представляете, что вы говорите, вы слышите себя?

- А вы себя слышите? Люди вам доверяют, и вдруг вы на всю страну заявляете...

- А я свободный человек, свободный журналист.

- Я тоже свободный человек, и я ничем не заслужил вашего оскорбления.

- А я вас не оскорбляла, это не правда.

- Нет, это правда! Правда! Вы просто фабрика по производству каких угодно эмоций.

Марина Тимашева: К финалу сцены окажется, что вы наблюдали репетицию будущей передачи, в которой участвовала актриса в роли ведущей и двойник президента в роли кандидата.

- Репетиция окончена.

- Ну что, все плохо что ли?

- Нет, не плохо. Не плохо... черт бы вас побрал! Очень плохо! Я поставил перед вами конкретную задачу! Подготовить Олега Петровича к эфиру с Катей Амировой! Амирова получила изрядную сумму и сделает все, чтобы миллионы избирателей вычеркивали, вычеркивали и вычеркивали Олега Петровича Дубова из бюллетеней! В свою очередь, Олег Петрович должен был сделать все, чтобы они арестовали ее тогда после передачи, как взяточницу. Единственное, что вы правильно отгадали - что она свалит все на своего мужа. Все остальное, что вы здесь представили, выглядело фальшиво, театрально, я даже сказал бы, глупо.

Марина Тимашева: Александр Гельман говорит, что вся пьеса построена на теме двойничества.

Александр Гельман: Вообще, тема двойничества мне кажется очень важной. В каждом человеке есть свой двойник. Вот, например, сейчас мы все видим Лужкова. Я хорошо знаю Лужкова, знаком с ним хорошо. Я помню, какой он был революционер, как радовался, что свергли Дзержинского. Сейчас он стал инициатором, чтобы поставить его обратно. Может быть это двойник Лужкова, может быть это не тот самый Лужков, которого мы знаем. Просто наняли еще одного Лужкова - другого, который выполняет его роль. Он очень похож на Лужкова, а тот... я не знаю, где он, где-то содержится, может быть, в другом месте. Боюсь, что наше предположение может как-нибудь реализоваться, и действительно мы будем голосовать за одного, а выберем сразу двоих, как в моей пьесе. И потом один человек будет решать, кого из двоих сделать президентом.

Марина Тимашева: В пьесе "Профессионалы победы" в Президенты баллотируется некто Дубов, однако выдержать предвыборный марафон вечно пьяному кандидату не под силу. Тогда временно исполняющим его обязанности главный мозговой центр операции Ефим Миндлер (его играет Лев Дуров) назначает сотрудника музея, как две капли воды похожего на Дубова.

- Ты что думаешь, старый еврей, всех перехитрил? Но мы то знаем, что ты не еврей, а стопроцентный кацап, который купил себе еврейский паспорт, чтобы уехать в Израиль, а потом передумал.

Марина Тимашева: Только жена Дубова, она же - любовница его двойника Федюнина - Маша, усматривает в двух героях различия.

- Даже между живым и мертвым нет такой огромной разницы, как между этими близнецами - моим любимым и моим нелюбимым.

Марина Тимашева: Стихи, написанные Машей, пародийны по отношению к монологу Гамлета о двух королях. Обоих, не королей, но претендентов, играет Борис Щербаков. В первом случае, чуть пародируя до боли знакомые интонации Бориса Ельцина, он играет совершенного циника, развратника и малодушного истерика, во втором - простого парня, тем не менее, быстро входящего в настоящий политический раж. Поверив, что он станет президентом, с необыкновенной легкостью согласившись изменить имя и фамилию, двойник впадает в политическую "хлестаковщину". Его демагогическая болтовня сродни сцене вранья в комедии Гоголя "Ревизор".

- Если ты выиграешь предвыборную гонку, ты и будешь президентом РФ.

- А он?

- Он не будет.

- А кем же он будет?

- Пока я не знаю, я еще не думал.

- Наверное, ему придется сделать пластическую операцию, сейчас это делают.

- Я что буду носить его имя? Маша, ты согласишься, чтобы я носил его имя?

- По-моему, это какой-то бред.

- Подожди, подожди... Почему бред? Нет. Вообще, мне эта идея нравится. Я согласен быть президентом. И я уверен, я буду гораздо лучшим президентом, чем этот алкоголик. Надо только как-то бескровно решить судьбу твоего мужа.

- Я все это беру на себя. Его документы у тебя?

- У меня.

- Его жена у тебя?

- У меня.

- Все. Что тебе еще нужно?

- С завтрашнего дня мы будем повсюду появляться с Машей вместе. Когда народ увидит, как мы относимся друг к другу, а этого невозможно будет не увидеть, он нас полюбит точно также, как мы любим друг друга.

Марина Тимашева: Иными словами, к финалу представления Дубов и его двойник неотличимы друг от друга не только внешне, но и внутренне. А потому задача, стоящая перед политтехнологом Ефимом Миндлером, кого же назначить Президентом, не кажется сложной - любого, разницы не будет. Лев Дуров играет персону внешне незначительную, крикливую, незаметно одетую - шантажиста, шулера и подонка.

Лев Дуров: Я прочитал пьесу, она мне очень понравилась сразу. И сразу понравилась роль. Я подумал, ну да, разгадать что это такое за человек, который это организует, которому самому это творчески интересно.

Марина Тимашева: Президент по пьесе - это не человек, а фамилия, выбирает его не народ, а Ефим Миндлер. Главное, что банда политтехнологов не только может из научного работника сделать Президента, но и из хорошего человека - настоящую скотину.

- Это поздравляют фамилию Дубов. Фамилия уже стала президентом, а ты еще не стал. Тебя выбирает не народ, а Ефим Макарович Миндлер. А он, судя по всему, тебя не выбрал. Во всяком случае, пока еще не выбрал. Иначе бы он тебе позвонил и даже приехал по такому случаю.

- Я вот слушаю тебя, и такое впечатление, как будто ты хочешь, чтобы он сыграл со мной эту шутку.

Марина Тимашева: Каждый из персонажей спектакля совершает предательство - и не один раз. Они предают матерей и жен, любовниц и соратников, себя и даже своих нерожденных детей. Поначалу смешная игра в перевертыши грозит разрешиться убийством: оставить в живых людей, знающих правду, невозможно. От них надо избавиться. Естественно, избавляться будут от маленьких людей - от музейного работника и от актрисы.

Иное дело, что сумма непредвиденных (и совершенно неправдоподобных обстоятельств) выводит из игры и двойника, и реального Президента, оставляя электорату право голосовать за одну только Машу Дубову - главу фирмы "Профессионалы победы".

Первоначально пьеса называлась "Претендент", и, видимо, главным действующим лицом должен был стать двойник Федюнин. Прежде героями всех пьес Гельмана тоже были маленькие, но хорошие люди, винтики, которые бунтовали против советского механизма и, как ни странно, побеждали. Вот Олег Ефремов разбирает "Заседание парткома", он пишет: "Зерно - хочу быть человеком, хочу быть свободным, хочу сам решать свою судьбу. Хочу уважать себя". Он же - об образе Лени Шиндина из "Нижеподписавшихся": "Суть - стремление к справедливости, готовность бороться за нее любой ценой, ничего не желая взамен лично для себя". Про героиню пьесы "Зинуля": "замечательная девушка, для которой высокие идеи стали частью души". В новой пьесе Александра Гельмана "Профессионалы победы" все несвободны, никто не решает сам свою судьбу, никто не уважает себя, и речи нет о стремлении к справедливости и о бескорыстном служении идее. Господин Дубов высчитывает, сколько можно получить денег за отказ от президентства и потерю Родины, знатный пиарщик Ефим Миндлер рассуждает так.

- Когда я шел, как и все, к избирательному участку, в мою гениальную голову пришла потрясающая мысль. А что если оставить обоих? Одну неделю руководит один, другую - другой, и они дополняют друг друга, если, конечно, сговорятся. У нас две руки, два глаза, два уха, голова одна - да нет, это коробка одна, а в голове два думающих полушария. Да, и родится блестящий политический дуэт. Да нет, почему же дуэт? Я же рядом, трио. Да, Господь Бог помог мне убрать с дороги Богдановича. Я прошу тебя, не дай мне совершить ошибки. И как пишут в прошениях - заранее тебя благодарю, Господи.

Марина Тимашева: Принципиальное отличие новой пьесы Гельмана от предыдущих в том, что даже маленький человек, историк Федюнин, принимает все без исключения правила игры, навязанные ему современным "парткомом", и, несмотря на полную мимикрию, обречен на смерть. Хорошенький диагноз ставит обществу Александр Гельман. Причем, делает он это будто бы против собственной воли.

Александр Гельман: Это вовсе не футуристическая пьеса, которая пытается предугадать, как там будет. Например, там есть такой момент, что в результате этих выборов, на следующих выборах придет к власти, видимо, женщина. Я так думаю, что примерно к тому времени женщина действительно, наверное, придет к власти. Там будет в Америке в это время Клинтонша, а здесь будет какая-то женщина, может быть, похожая на актрису. В этой пьесе, мне кажется, есть очень для меня важная тема. Вы знаете, здесь полно манипуляций, то есть обманов, переобманов и т.д. И в этой системе обманов человек вынужден себя реализовать. В этой пьесе действует двойник. И этот молодой человек - способный, толковый, и с точки зрения политики - это его шанс. У него нет других условий себя проявить, только в этом ложном положении он надеется действительно проявить себя, показать себя и даже стать президентом на самом деле вместо того. Вот эта тема меня лично очень волнует, что в нашей жизни людям приходится приспосабливаться к той обстановке лжи, которая существует и проявлять себя и как-то пытаться реализовать себя в этих ложных условиях, чтобы тем не менее себя как-то проявить. Потому что жизнь дается один раз человеку. И раз его жизнь совпала с этим временем, у него нет другого выхода, другого времени нет.

Марина Тимашева: Так Гельман рассуждает, но в пьесе все иначе. Слово - Льву Дурову.

Лев Дуров: Я вот смотрю и думаю, ради чего люди так рвутся к власти? Чтобы потом на жуткой скорости из одного казенного учреждения влететь к себе куда-то загород на дачу в окружении джипов, охраны? Потом оттуда с такой же скоростью назад? Ну, да, я помню роман Оуэна, даже играл в фильме "Вся королевская рать", тема тоже политическая. Тоже, как президент вступает на трон. Мы же не знаем всей этой машины, а это машина, это определенный такой театр, в котором действуют и марионетки, и не марионетки. И вот как потом выбрасывают человека наверх, ставят его во главе государства. Мне кажется, что в этой пьесе тоже этот вопрос, какие огромные усилия, какие трагедии вокруг этого происходят, ради чего? Да, конечно, тут все построено на психологических ходах. Как карабкаются в этой ситуации, как они общаются, и как они сами незаметно попадают в капкан и сделать ничего не могут, потому что из этого капкана все равно вырваться невозможно. Так же и в этой пьесе. Молодой человек совершает какой-то поступок. Я думаю, не для того, чтобы реализоваться, он случайно влипает в эту ситуацию и потом, как дурак, увлекается этой игрой и попадает в нее.

Марина Тимашева: Вы слышите, как Лев Дуров противоречит Александру Гельману. Но самая главная мысль высказана Вячеславом Долгачевым.

Вячеслав Долгачев: Только в процессе репетиции я вдруг понял, что я ставлю спектакль впервые в жизни о том, что я не люблю. Какую бы я работу не делал в театре, я всегда находил предмет любви в драматургии, предмет любви в людях, о которых я говорю. И, пожалуй, впервые в жизни я столкнулся с тем, что тот мир, который я рассматриваю, настолько нелюбим, что мне хочется отодвинуться, убежать, спастись, вытащить оттуда всех людей, которые попали в эту историю, чтобы их хоть как-нибудь сохранить для нормальной человеческой жизни. Просто морально трудно работать, когда ты понимаешь, что все персонажи обречены, что спасти их невозможно, что они все попали в такую ловушку, которая и есть собственно власть, из которой выход, к сожалению, только один. Там есть только один персонаж, которого я люблю.

Марина Тимашева: Персонаж, которого любит Вячеслав Долгачев, это совсем простая тетка - мать президентского клона, единственный в пьесе нормальный, не перемолотый властной мясорубкой человек.

- Вы не тащите меня! Это же сын мой, Володя Федюнин! Я без него никуда не уйду! Куда ты лезешь? Это не твое место, сынок.

Марина Тимашева: В одном из давних интервью Александр Гельман говорил, что был бы счастлив, если бы его пьесы утратили свою злободневность. Больше не идут в театрах старые сочинения Гельмана, они, слава Богу, утратили свою злободневность. Остается только надеяться, да простят меня драматург и театр, что "Профессионалов Победы" ожидает та же участь.

XS
SM
MD
LG