Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Родина слышит...": Часть пятая: Сколько и почему?




Владимир Тольц: В эфире пятая передача, из цикла РОДИНА СЛЫШИТ, посвященного истории западного радиовещания на Советский Союз и страны Восточной Европы. -

Родина слышит, Родина знает,
Где в облаках ее сын пролетает.
С дружеской лаской, нежной любовью
Алыми звездами башен московских
Башен кремлевских, смотрит за тобою.


Парадоксально, но являвшееся по замыслу создателей принципиально публичным предприятием иностранное радиовещание на коммунистические страны с самого своего начала в Советском Союзе и государствах Восточной Европы оказалось делом всесторонне засекреченным. Сидевшие в Кремле, на Старой площади и на Лубянке "избранные", получавшие "особые закрытые письма" (ОЗП) с радиперехватом иностранных "голосов" (таких, в середине 1950-х годов, было около тридцати человек) должны были скрывать эту свою "приобщенность" к исходно открытой зарубежной информации даже от близких, даже от подчиненных. К этому обязывали и гриф "совершенно секретно", и "партийная дисциплина". Да и страх потерять свое место тоже.

Эти "кремлевские" и "околокремлевские", прекрасно знали кочевавшую тогда по "коридорам" высшей советской власти легенду о том, как в одночасье вылетел из Кремля всесильный, казалось, начальник Главного управления охраны МГБ СССР особо приближенный к Сталину генерал Власик. Он, якобы, после очередного сталинского ночного застолья подобрал на полу кунцевской дачи секретную бумагу с грифом Совмина и за попытку ее разглашения был из многолетних сталинских охранников разжалован в зам. начальника одного из лагерных управлений. А в конце 1952-го его арестовали и стали с ведома "Самого" "шить" ему покровительство "иностранным шпионам-террористам", то есть кремлевским врачам. Сталин уже умер, кремлевских врачей выпустили, а Власик еще 3 года сидел под следствием. В 55-м ему за "незаконное хранение секретных документов" и "разглашение секретных сведений" "впаяли" 10 лет ссылки и отправили в Сибирь. Правда, в следующем 56-м помиловали. Но генералом он уже никогда не был...

Итак, для тех, кто получал сов.секретные ОЗП с радиоперехватом, это было тайным знаком принадлежности их к высшей касте власти. Но именно тайным - распространяться об этом было опасно.

Но и те, подведомственные им, "простые" (и непростые) "советские люди", кто не спросясь у власти слушали иностранные "голоса", тоже не афишировали это. Сколько их было, до сих пор точно не знает никто. В 1960-м, когда в ЦК в очередной раз обеспокоились массовым слушанием "вражеских голосов", зав. отделом пропаганды ЦК по республикам Леонид Ильичев сообщил:

В настоящее время в Советском Союзе имеется до 20 миллионов радиоприемников, способных принимать иностранные радиостанции. Точную картину того, насколько слушаются в СССР иностранные радиостанции, в т.ч. "Голос Америки" и "Би-би-си", представить трудно, но имеются косвенные сведения, говорящие об определенном интересе к иностранным радиостанциям.

Владимир Тольц: Тут все приблизительно, начиная с цифры "20 миллионов радиоприемников". Вскоре после начала войны, в августе 1941 го ЦК ВКП(б) приняло постановление "О сдаче жителями радиоприемников и передающих устройств". Выяснить, сколько после войны было возвращено владельцам в принципе было возможным. А вот, сколько "пропало" (т.е. было украдено и разошлось "налево") - уже нет. Можно было оценить, сколько после войны произвели на заводах СССР коротковолновых приемников. А вот, сколько завезли из-за границы в качестве "трофеев" - непонятно. Сколько смастерили "народные умельцы", - а ламповых самоделок было не мало (сам помню, как в доме пионеров мы из бросовых деталей паяли "чудо техники" с коротковолновым диапазоном, начинавшимся аж с 11-ти метров), этого тоже никакая статистика не могла установить. Можно было предположить, что отнюдь не все владельцы приемников, способных принимать иностранные передачи, слушают их. - Не каждый это хотел, да и те, кто хотели, не всюду могли: еще с конца 40-х активно заработали глушилки. Исследователь истории "радиоподавления" (так на "профессиональной фене" именовалось глушение) Римантас Плейкис писал:

Толчком для развития радиоподавления послужила история учительницы советской школы в Нью-Йорке Оксаны Косенкиной, выбросившейся из окна консульства в августе 1948 г. Событие получило широкую огласку в передачах "Голоса Америки" и вызвало много слухов. В 1949 г. заметно усилились помехи на всех частотах зарубежных радиостанций, вещающих на Советский Союз.

Владимир Тольц: Я дозвонился в Вильнюс автору этих строк - бывшему министру связи Литвы и члену парламентского комитета национальной безопасности и обороны Римантасу Плейкису (ныне он - координатор проекта "Радио Балтийские Волны") и спросил, сколь велика, по его мнению, была аудитория западных радиостанций в странах коммунистического блока?

Римантас Плейкис: Вы знаете, конечно, точно ответить на этот вопрос невозможно. Но я могу судить о том, что было у нас в Литве. Я родился в 57 году в Вильнюсе, в Литве, и начал слушать западные радиоголоса с 1971 или 72 года. Конечно, в это время у нас в Литве и в других местах тогдашнего Советского Союза не было слишком много информации. Люди даже побаивались одни с другими разговаривать, слушают голоса или нет. Поэтому точно судить трудно. Но я имею приблизительное свое впечатление, возможно, что количество слушателей колебалось между пятью и десятью процентами от всего населения. Я уже позднее читал некоторые материалы, статьи о западном радиовещании на Советский Союз и там тоже приводились похожие цифры.

Конечно, количество слушателей зависело от общеполитической ситуации. Допустим, после катастрофы в Чернобыле многие люди хотели узнать, что там произошло на самом деле, и крутили радиоприемники, ловили волны. Но это тоже зависело от степени уровня глушения, потому что были периоды, когда забивались практически все, как они назывались, "антисоветские радиостанции", и Радио Свобода, и Радио Тирана из Албании, "Голос Израиля", а также "Би-Би-Си" и "голос Америки".

Владимир Тольц: О глушении мы еще будем говорить подробно. Но с самого начала было ясно, что оно не перекрывало все возможности услышать желающим иностранные передачи. Как ясным было и то, что один приемник может "обслужить" более одного желающего. Так сколько же их было, слушателей заглушаемых передач? - Здесь интересно рассмотреть "косвенные сведения, говорящие об определенном интересе к иностранным радиостанциям", о которых в июле 1960-го сообщал в ЦК Леонид Ильичев.

В марте с.г. было установлено, что в Таджикистане иностранные радиостанции слушаются не только на квартирах, но и в общественных местах (чайханы и т.д.), прежде всего из-за низкого уровня республиканского вещания. ЦК КПСС особо обратил внимание ЦК КП Таджикистана на эти факты.

В Грузии, Азербайджане, Пермской, Московской, Луганской и др. областях широкий размах получила переделка радиоприемников для слушания иностранных радиостанций. Отдельные инвалиды войны, знающие радиотехнику, и отчасти радиолюбители за 250-300 рублей встраивают в приемники, имеющиеся у населения, коротковолновый диапазон, начиная от 10 метров. На этих волнах можно принимать только иностранные радиостанции. Даже в Москве, в ГУМе и др. магазинах часто к людям, покупающим приемник, обращаются лица без определенных занятий с предложением встроить в приемник дополнительный коротковолновый диапазон.

Председатели Узбекского, Львовского, Одесского, Томского и др. радиокомитетов при беседах в Отделе пропаганды и агитации ЦК КПСС подтвердили, что имеются факты регулярного слушания на местах программ "Голоса Америки" и "Би-би-си". Об этом же свидетельствуют вопросы, задаваемые докладчикам и лекторам, а также письма, поступающие в ЦК КПСС, Радиокомитет и другие организации.

Владимир Тольц: "Факты регулярного слушания" "голосов" действительно, выражаясь канцелярским языком, "имели место быть". Более того, несмотря на все меры по борьбе со слушанием, (о них мы еще расскажем), слушание иностранного радио постепенно превратилось в общенациональную традицию, зафиксированную даже в фольклоре:

Есть обычай на Руси
Ночью слушать Би-Би-Си.


Все это весьма беспокоило надзирающие за обществом "органы".

В декабре 1976 года тогдашний глава Комитета госбезопасности Андропов отправил в Политбюро "аналитическую справку о характере и причинах негативных проявлений среди учащейся и студенческой молодежи", подписанную начальником 5 (идеологического) управления КГБ Филиппом Бобковым. (Я прошу прощения за все эти охранно-канцелярские обороты в цитатах, но ведь цитируемый мной тогдашний надзиратель идеологии Филипп Денисович Бобков, которого не чуравшийся на досуге виршеплетства Андропов однажды в сердцах назвал "жандармским генералом" - Бобков даже не Бенкендорф: выражался на привычной "идеологической фене". Так что уж наберитесь терпения и послушайте.)

Анализ статистических данных показывает, что значительная часть лиц, совершивших политически вредные проявления, испытала политически вредное воздействие из-за рубежа. Такие факторы, как прослушивание зарубежных передач, чтение засылаемых в СССР буржуазных газет, книг и других печатных изданий, личное общение и переписка с враждебно настроенными иностранцами оказали влияние на 47% ([т.е.] 2012) лиц.

Из числа всех факторов в качестве основного выступает влияние зарубежной радиопропаганды, сказавшееся на формировании враждебной установки более чем у 1/3 лиц (1445 человек), допустивших негативные проявления. Анализ материалов свидетельствует о распространении среди молодежи интереса к зарубежному вещанию. Так по данным исследования "Аудитория западных радиостанций в г.Москве", проведенного отделом прикладных социальных исследований ИСИ Академии наук СССР, с большей или меньшей регулярностью радиостанции слушают 80% студентов и около 90% учащихся старших классов средних школ, ГПТУ, техникумов. У большинства этих лиц слушание зарубежного радио превратилось в привычку (не реже 1-2 раз в неделю зарубежные радиопередачи слушают 32% студентов и 59,2% учащихся.

Владимир Тольц: По сведениям "органов", слушание западных "голосов" отнюдь не было только столичной молодежной модой.

Исследование "Формирование мировоззрения и ценностной ориентации студенческой молодежи г. Омска" показало, что передачи зарубежных радиостанций периодически прослушивали 39,7% из числа анкетированных студентов. Подобная картина выявилась и при изучении влияния финских телепередач в Эстонской ССР. Чаще других к каналу финского телевидения обращаются лица в возрасте до 30 лет.

Владимир Тольц: Я давно уже знаком с этим документом. И признаюсь, давно уже сомневаюсь в истинности прописанных в нем цифр и оценок - и величина молодежной аудитории западного радио, и степень его влияния кажутся мне преувеличенными. Когда в 2003 году я обсуждал это с бывшим первым заместителем заведующего Международным отделом ЦК КПСС, доктором философских наук, профессором Вадимом Валентиновичем Загладиным, он согласился со мной:

Вадим Загладин: Вы правы абсолютно. Знаете, дело в том, что, конечно, преувеличивалось это влияние, преувеличивалось сознательно, я думаю. Преувеличивалось по простой причине: для того, чтобы придать большую эффективность или, во всяком случае, представление о большей эффективности собственной деятельности, надо для начала преувеличить деятельность противоположную. - Это, по-моему, закон во всех обществах и во все времена. Но так оно и делалось...

Владимир Тольц: Конечно, чтобы оценить степень достоверности приводимых КГБ данных о величине аудитории "голосов" нужно понять, как они были получены. Об этом мы беседовали с социологом, президентом РОМИР-Мониторинга Еленой Ивановной Башкировой. (Это на ее исследование "влияния финских телепередач в Эстонской ССР" ссылался в своей "справке" 1976 года начальник 5 управления КГБ СССР).

Елена Башкирова: Всегда мы так исследовали в Институте социологии таким образом: нам надо узнать, допустим, объем аудитории. Мы строим выборку репрезентативную относительно населения всей страны, и задается вопрос - слушаете ли вы зарубежное радио? Вот это самый общий вопрос. И очень многое зависит при измерении объема аудитории от формулировки вопроса. Я вам сейчас дам несколько формулировок вопроса. Первая, например: слушали ли вы когда-либо зарубежное радио? Тогда объем аудитории будет чрезвычайно большим, он может быть 70-80%. Поэтому этот объем аудитории будет высоким очень - относительно всего населения. Корректнее было бы задать вопрос таким образом: на протяжении последних 12 месяцев приходилось ли вам слушать? Понятно, что уже объем аудитории будет сильно ниже.

Владимир Тольц: Позвольте мне сейчас задать вам вопрос: скажите мне, вот вы в середине в 70 годов верили, что люди, приходящие в штатском к молодежи или к другой любой аудитории и сообщающие, что они социологи, и задающие довольно скользкий по тогдашним временам вопрос "слушаете ли вы иностранное радио?" или "слушаете ли вы Радио Свобода и как часто?", что им отвечали искренне? Вот ведь ключ, мне кажется, к этой задаче, сколь репрезентативные ответы на ваши в общем-то корректно поставленные вопросы.

Елена Башкирова: Я как социолог, конечно, я верила, что нам отвечают искренне. Потому что те, кто не хотели отвечать, мы им также искренне предлагали: если вы не хотите отвечать, пожалуйста, не отвечайте.

Владимир Тольц: Вот и в КГБ тогда тоже склонны были "верить" в искренность этих ответов. (О причинах этой "доверчивости" уже высказался Вадим Валентинович Загладин.)

Так что же, по мнению КГБ, толкало комсомольцев и пионеров, идейно пестуемых в советских школах, ПТУ и вузах, к слушанию опасных для их мировосприятия иностранных радиопередач и в конце концов совращало с "пути истинного"?

Из "аналитической справки" Ф.Д.Бобкова: У подавляющей части допустивших политически враждебные проявления представителей молодежи повышенный интерес к зарубежным радио- и телепередачам лишь в редких случаях был связан с целенаправленным поиском тенденциозной и клеветнической информации о советской действительности или желанием укрепиться в уже имевшихся нездоровых взглядах и политических убеждениях.

Владимир Тольц: Откуда эти "нездоровые взгляды" и чем мотивирован был "поиск клеветнической информации" генерал Бобков не пояснял - во-первых, случаи редки, а во-вторых, в Политбюро не глупее его сидели - сами должны понимать - откуда... Главный источник пагубной страсти к молодежному слушанию "голосов" он, Бобков, со ссылкой "на науку" и агентурную информацию видел вот в чем:

Обращение к западному радио объяснялось главным образом увлечение популярной музыкой джазовых ансамблей Запада. (По данным социологического исследования "Аудитория западных радиостанций в г.Москве" музыкальными программами увлекается 2/3 радиослушателей в возрасте до 30 лет. Дальше эволюция интересов и настроений во многом соответствовала схеме, которую на инструктивном совещании сотрудников о направленности составления радиопрограмм определил руководитель одной из секций радиостанции "Свободная Европа": "Нашему корреспонденту 16 лет. Сейчас он интересуется пластинками, но через 5-10 лет, привыкнув к нашим радиопередачам, он будет слушать всю программу".

Владимир Тольц: Ровно через 10 лет, в декабре 1986-го, подписавшийся под этим текстом генерал КГБ Филипп Бобков был послан "наводить порядок" в Казахстан. Там, в Алма-Ате на площади, носившей тогда имя Брежнева, собралась десятитысячная толпа молодежи, недовольная снятием накануне с поста первого секретаря ЦК Д.А. Кунаева и заменой его по "рекомендации" московского Политбюро "варягом" Г.В. Колбиным. Мятежники попытались штурмовать охраняемое солдатами и кагебешниками здание ЦК. В результате - кровопролитие, первое, кажется, в массовых беспорядках "эпохи Горбачева". Но "западные голоса" - а на площади было немало их молодых слушателей - тут были не при чем. И надо отдать должное Бобкову: он их тут не "винил".

А "Родина" продолжала слушать иностранные "голоса"... Разговор о том, почему она это делала мы продолжим в следующей передаче цикла, посвященного истории иностранного радиовещания на Советский Союз

  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG