Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Казань: политическая арифметика исторического времени


Казань: политическая арифметика исторического времени



Владимир Тольц:

В начале 70-х годов казанские историки и политическое руководство Татарии готовились отметить 800-летие Казани. Праздника тогда не получилось.

Вадим Егоров:

И археологические материалы, и общая историческая ситуация того времени говорят о том, что Казань возникла где-то во второй половине 14-го века и ей несомненно около 600 лет, ну, может быть, 600 с небольшим.

Миркасым Усманов:

В последние годы мы приступили к поискам новой даты, применив несколько иную методику.

Из выступления Владимира Путина:

"Сегодня мы проводим первое заседание Государственной комиссии по подготовке к празднованию 1000-летия Казани".

Вадим Егоров:

Я не считаю себя возможным придерживаться вот такой надуманной датировки о тысячелетии Казани. Как ей 600 лет было, так, в общем-то, и остается.

Владимир Тольц:

... Власть всегда использует историю и историков. Они нужны ей для легализации самой себя, для обоснования своих действий и облагораживания собственного облика, для того, чтобы подчеркнуть свою извечность, традиционализм или напротив, - чтобы оттенить свои достижения, показать свою революционность, прогрессивность в сравнении с прошлым...

Историки всегда используют власть. Или пытаются ее использовать, когда апеллируют к ней, для поддержки их изысканий, для придания этим трудам (и себе) общественной значимости, для реализации своих идей про историю-учительницу жизни и образцы, достойные (и недостойные) подражания. Это происходит даже тогда, когда они противостоят власти. И в этом случае она нужна им, как точка опоры архимедову рычагу...

Результаты трудов историков, в сущности, - память об этом взаимодействии, и в то же время - плацдарм, на котором оно разыгрывается.

Я думал об этом, находясь в Казани, когда там под эгидой сразу нескольких почтенных организаций, вроде ЮНЕСКО и Совета Европы, Академии наук, а также Горсовета и еще нескольких учреждений проводили международную научную конференцию «Великий Волжский путь». На украшенной изображением ладьи викингов эмблеме научного форума - схема упомянутой водной магистрали: Осло - Казань - Тегеран. А в краткой исторической справке, розданной участникам конференции, значится, что «торговый путь по Волге возник еще в 13 веке до нашей эры».

Известно, что никакой Казани в ту пору не существовало. Но претензии к авторам эмблемы оснований не имеют. Ведь торговый Волжский путь «из варяг» в Азию существовал действительно века. А для устроителей конференции, среди которых и Торгово-промышленная палата Российской Федерации, и ее татарстанский аналог, восстановление былой роли волжской торговой магистрали, как «моста между культурами», и роли Казани как центра этого пути - одна из «сверхзадач». А названный научный форум - лишь одно из средств для достижения этой цели. И это - только один из примеров скрещения интересов предпринимателей, политиков и ученых. Ученым интересно обсудить свои многолетние изыскания, политикам и бизнесменам - использовать эти обсуждения в своих целях.

Ну, а политическая «резолюция» по давнему спору историков о «дате рождения» нынешней столицы Республики Татарстан красовалась на папках, в которых участникам конференции были розданы ее документы. Это выдержки из выступления российского президента Владимира Путина 22-го марта 2000-го года. "Сегодня мы проводим первое заседание Государственной комиссии по подготовке к празднованию 1000-летия Казани. Наша задача - взять хороший старт. Плодотворно и полезно поработать. Счет идет на месяцы, хотя впереди несколько лет. На раскачку времени маловато, если перед нами стоят крупномасштабные задачи, а они таковыми являются".

На мой взгляд, старт был взят мощный. Ведь я еще помню, как в начале 1970-х Казань вот также собиралась отметить свой юбилей. Тогда речь шла о 800-летии, и, помнится, шли жуткие научные споры вокруг этой даты. Прошло чуть более четверти века, а город повзрослел на 2 столетия. На титульной стороне упомянутой папки для документов как резолюция «Казань. 1005-2005».

А как же былые споры историков? - О них и о многом другом мы беседовали с академиком Академии Наук Республики Татарстан, профессором Миркасымом Абдулахатовичем Усмановым.

Миркасым Усманов:

Я бы сказал, что поиски начала Казани имеют более чем столетнюю историю. Еще в прошлом столетии городская дума интересовалась этим вопросом и поручала отдельным ученым заниматься поиском начальной даты города Казани. Тогда, как правило, этот вопрос пытались решать при помощи письменных источников, преимущественно русских письменных источников. Как будто в самом начале Казани здесь сидел какой-то русский летописец и должен был фиксировать начало города.

Владимир Тольц:

Но никаких хроникеров при «зачатии» Казани не было. Да и русские в ту давнюю пору - если говорить о принятой ныне датировке - находились от этих мест далеко. Ясно, что дореволюционная затея увенчалась ничем.

Что же, однако, советские «геродоты» и «ключевские»? - Пуганная ворона, как известно, на куст не садится. А этих-то пугали не раз, и не два. В 1944-м году, к примеру, ЦК ВКП/б/ принял специальное постановление «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации», постановление, запрещавшее, как считает современный исследователь, «изучение истории Золотой Орды» и исключавшее «татарский период из истории российской государственности». - Ни о какой тысячелетней истории города, лишь в середине 16 века завоеванного русскими, в этих обстоятельствах никто и помыслить не смел!

Миркасым Усманов:

В советское время было несколько попыток. Из них наиболее серьезными я считаю попытки 70-х годов, когда вдруг появилась дата будто бы Казань была основана 800 лет тому назад. Причем эту дату отдельные ученые, местные казанские ученые выудили из одного памятника, известного под названием "Казанский летописец".

Владимир Тольц:

Упомянутый Миркасымом Абдулахатовичем "Казанский летописец" - русская историческая повесть, написанная неизвестным нам автором, в 60-х годах 16-го века (последние главы, как считал академик Михаил Николаевич Тихомиров, возможно были дописаны священником Иоанном Глазатым после 1584 года) Считается, что автор основного текста провел 20 лет в татарском плену и использовал при написании своего сочинения татарские письменные источники и предания.

Миркасым Усманов:

"Казанский летописец" является более политическим документом, чем подлинной летописью. И поэтому с этой датой не были согласны не только ученые в Москве, но и в Казани, например, я тогда отстранился от этой датировки. Считаю, что "Казанский летописец" никем со стороны серьезных русских ученых не воспринимался как серьезный источник, это политический документ.

Владимир Тольц:

Еще один противник тогдашней датировки доктор исторических наук, заместитель директора Государственного Исторического Музея в Москве Вадим Леонидович Егоров вспоминает:

Вадим Егоров:

Основная острота спора возникла в 1974-м году, когда один из татарских ученых, доктор исторических наук Альфред Хасанович Халиков выдвинул предположение, основанное на одной из поздних летописей, а именно "Казанской истории", что Казань основана в 1172-м году, то есть в 12-м веке и, следовательно, ей 800 лет. После этого казанские ученые приехали в Институт истории СССР Академии наук СССР и попросили принять их с этим вопросом, чтобы рассмотреть эту точку зрения. Они обратились ко мне, как к специалисту по истории не только Золотой Орды, но и конкретно по городам Золотой Орды. Я, прямо вам скажу, с энтузиазмом, с интересом и как-то с душой взялся за этот вопрос. Но когда я влез в самую гущу проблемы, то увидел, что дата эта в поздней летописи, которая составлена во второй половине 16-го века, увы, необоснована. И археологические материалы, и общая историческая ситуация того времени говорят о том, что Казань возникла где-то во второй половине 14-го века, и ей несомненно около 600 лет, ну, может быть, 600 с небольшим.

Владимир Тольц:

Обыгрывая название нашей программы, можно отметить здесь, что «разница во времени» - 600-800 - и нынешняя «официальная» цифра -1000 лет здесь разительна. Естественно, что датировка Егорова не могла не вызвать протеста казанских «патриотов» - ведь логика «исторического патриотизма» везде и всегда проста и ясна: чем древнее, тем лучше.

Вадим Леонидович Егоров вспоминает:

Вадим Егоров:

Я тогда опубликовал статью в журнале "Советская археология", которая вызвала в общем-то в Казани, как мне говорили казанские историки, впечатление взрыва атомной бомбы. И тут началось такое явное сопротивление моей точке зрения, была издана книга трудов одного из казанских институтов, - педагогического института,- где сразу несколько статей были направлены против меня лично, против моей точки зрения, она считалась необоснованной. Хотя, в общем-то, основных серьезных аргументов, противостоящих моей точке зрения, не приводилось. Ну, а что касается остального, то сейчас всплыла уже совершенно новая дата, для меня еще более фантастическая.

Владимир Тольц:

Замечу, что любая фантастика имеет основания в реальности. Но о нынешней, принятой властями датировке мы еще поговорим. Прежде однако, я хотел бы выяснить политическую подоплеку спора начала 1970-х о 800-летии Казани.

Устранившийся от этой полемики в ту пору профессор Усманов рассказывает мне:

Миркасым Усманов:

Оказалось вдруг эта датировка ложится накладкой на революционные праздники. Вдобавок нашлись завистливые люди, которые стали строчить письма в ЦК партии, что празднованием истории Казани мы будто бы забываем другие революционные праздники, и так далее, и тому подобное. И поэтому эта датировка не прошла.

Что касается политического аспекта, то политически всегда это меняется, там бывают различные причины, различные стимулы. Во-первых, обычная зависть ученых, когда они соперничают, тоже политика, но более мелкая. А что касается более крупной политики, то Москве и московским ученым всегда казалось, что последнее слово всегда должно принадлежать только им и никакой город в России, в СССР желательно, чтобы не был старше Москвы. Потому что часто раздавались и в последнее время вопросы: неужели Казань старше Москвы? А я говорил, что в России имеются десятки городов, которые намного старше Москвы. Быть столицей, это не означает, что старше всего быть в историческом плане. - Петербург намного моложе Москвы, но был самой блестящей столицей.

Владимир Тольц:

А московский историк Вадим Егоров, рассуждая о политической подоплеке разных решений одного и того же, казалось бы, чисто академического вопроса о "дате рождения" Казани, замечает:

Вадим Егоров:

В общем-то подоплека действительно одна, но результаты в советское время были одни, сейчас совершенно другие. Но если в советское время под юбилей 800-летний, то есть сравняться с Москвой, можно было получить очень серьезные субсидии бюджетные для города Казани в целом и действительно это было возможно, то сейчас это совершенно другая вещь, это уже более политическая вещь.

А тогда же все закончилось так: один из секретарей татарского обкома после публикации моей статьи, он ее прочитал, естественно, приехал в ЦК КПСС к Михаилу Андреевичу Суслову, второму человеку в государстве, идеологу советской страны и сказал, что вот какой-то там Егоров в Академии наук сказал, что Казани 600 лет, а не 800, опубликовал статью в журнале "Советская археология". На что в общем-то осторожный и достаточно хорошо всегда осведомленный своими людьми Михаил Андреевич Суслов ответил: "Если эта статья опубликована в журнале, которым руководит член-корреспондент Академии наук Артемий Владимирович Арциховский, я считаю ошибки быть не может". Увы, второй секретарь казанского обкома уехал ни с чем.

Владимир Тольц:

Но вот прошло, как я уже сказал четверть века, чуть больше, и Казань собирается праздновать 1000-летие, повзрослев за неполные 30 лет сразу на 2 века, а если исходить из датировок Вадима Егорова почти на 4 столетия.

На Вадима Леонидовича это производит сильное впечатление.

Вадим Егоров:

Я был удивлен, когда услышал эту дату, более чем удивлен, огорошен, ошарашен просто-напросто, поскольку о ней никогда речи не шло. Все началось с того, что где-то в Казани, в одном из каких-то раскопов, то ли в кремле, то ли еще где-то, нашли монету, чешскую монету, которая датируется 10-м веком, то есть тысячу лет тому назад, все с этого и началось, с этого и завертелось. И когда монета была найдена, вещь такая единственная на всем Поволжье, и родилась такая идея, очевидно среди татарских ученых, чтобы объявить тысячелетие своего города. Но ни культурных напластований, то есть слоев археологических этого периода не обнаружено до сих пор и их не могут обнаружить, поскольку их нет, и никаких данных летописных так же нет о том, что Казань была именно с 10-го века существовала.

Более того, общеисторическая ситуация, здесь же было государство волжских болгар, которое известно более тысячи лет на этой территории. Но известно так же хорошо, что государство волжских болгар находилось южнее Камы, Казань же нынешняя находится севернее Камы значительно, а в то время в 10-м веке это были глухие непроходимые дебри, глухие леса, населенные финно-угорскими народами. И в общем-то, тюрок, к которым относились и волжские болгары, и нынешние татары, там совершенно не было. И поэтому практически все это преследует какие-то, я не могу сказать какие, потому что не знаю, политические цели.

Я должен сообщить вам такую вещь: прав был в свое время Сталин, когда ему предложили датировать Москву временем значительно более ранним. Ведь на территории Кремля существует до сих пор дьяковское городище, которое насчитывает более двух тысяч лет, но он тогда сказал: дайте мне летописное документальное подтверждение, где Москва впервые упоминается в летописи, под каким годом. Этот год прошу считать датой основания города. Никакие другие документы не могут быть здесь принимаемы в расчет. Поскольку археология не имеет конкретной даты, она имеет очень расплывчатые датировки, ну, скажем, на протяжении целого века или полувека, но отнюдь не до года, даже при находке каких-то определенных монет. И именно поэтому вот такая точка зрения при датировке возникновения городов, опоры на летописные данные принято не только в России, не только в СССР, не только Сталиным, но и во всем мире. Ни один город не основывается на расплывчатых археологических датировках, обязательно на каких-то письменных конкретных источниках. Поэтому, к сожалению, эта дата, для меня по крайней мере, неприемлема. Если она приемлема для политического руководства Татарстана - это другое дело.

Владимир Тольц:

Напомню: сегодня, говоря о намеченном на 2005-й год праздновании 1000-летия Казани, мы обсуждаем и более широкую тему - политическую арифметику исторического времени.

По поводу рассуждений московского историка Вадима Егорова, которыми завершилась первая половина нашей передачи, стоит заметить вот что: это верно (почти верно), что археология часто не дает нам точных дат. Но это - еще не доказательство правильности сталинского подхода к датировке городов, о котором упомянул Вадим Леонидович. Другое дело, что находка одной монеты (с известной датой чеканки) - еще не повод утверждать, что там, где ее нашли, был город. Но - при этом - надо ли обязательно требовать летописного упоминания как свидетельства о рождении города?

О политическом интересе татарского руководства, который Егоров здесь усматривает, я еще скажу. Здесь же важно отметить, что процитированные нами слова об "утверждении" тысячелетия Казани ведь не президент Татарстана сказал, а Путин. Хотя интерес Шаймиева в этом юбилее очевиден; ну, а Путин заинтересован, чтобы "ублажить" здесь Шаймиева... Однако, не сразу,- в 2000-м году денег нет, - а в 2005-м.

Какие, однако, научные аргументы они - политики - используют ныне? - Академик Усманов рассказывает.

Миркасым Усманов:

В последние годы мы приступили к поискам новой даты, применив несколько иную методику. Во-первых, я считал и считаю, что никогда при возникновении древних городов, древних поселений там не находился какой-нибудь специальный летописец, который фиксировал. Во-вторых, возникновение древнейших населенных пунктов и городов Среднего Поволжья относится к бесписьменному периоду. В-третьих, письменную информацию если искать, то надо искать не среди русских летописей, которые являются очень поздними памятниками, а в более ранних восточных источниках. Но самое главное, в-четвертых, необходимо опираться на археологические материалы, ибо вещественные источники в данном случае являются более достоверными.

И вот так мы и приступили к новым поискам, упор был сделан на археологию, одновременно мы искали информацию в письменных источниках, но не дату там искали начала Казани, а другой вопрос, другую проблему мы искали, например, ответ на вопрос: когда этот регион стал цивилизованным регионом с появлением городов, системы городов. Я считаю, что этот третий этап, третий основной этап завершился успешно, потому что дата тысяча лет, примерно тысяча лет, я повторяю, потому что плюс-минус 5-6 лет, 10 лет, это не имеет в данном случае особого значения, была признана всеми ведущими учеными Российской Федерации и других стран, например Скандинавии, Германии, Венгрии, Чехии и так далее, что такая дата является более достоверной, более убедительной.

Владимир Тольц:

- Позвольте уточняющий вопрос: какие археологические памятники (конкретно) и какие письменные источники использованы при нынешней датировке - тысяча лет?

Миркасым Усманов:

- Во-первых, здесь была найдена почти уникальная монета чешского происхождения, подобной монеты еще нет в самой Чехии. Это монета говорит о конце 10-го начала 11-го столетия. Там были найдены так называемая венгерская бляха, которая тоже датируется этим же периодом, арабский дирхем 80-х годов 10-го века. Монеты здесь оказались несколько позднее, видимо. Затем найдена основа городской стены, каменной стены, которая датируется именно этим же периодом. Много гончарных изделий, остатки органических веществ - дерево, растения, зола и так далее, которые очень хорошо поддаются современной датировке. Материалов, я считаю, и директор института археологии тоже с этим согласен, - профессор Мунчаев,- что материалов вполне достаточно и вполне убедительные. Плюс-минус 5-6 или 7-8 лет дает именно самый конец 10-го начало 11-го века. А что касается, допустим, 2005-й год, это, я считаю, просто приняли наиболее достоверный во временном отношении период.

Нам удалось поработать в библиотеках в рукописных отделах в Турции, Каира, так же я поработал в библиотеке Ватикана, и нам удалось найти информацию, новую информацию о письменных сочинениях, созданных в Среднем Поволжье в конце 11-го века, где упоминаются учителя этих авторов, которые жили в первой половине 11-го столетия. Это говорит о том, что здесь были города в Среднем Поволжье, не только Казань, вообще города, где были медресе, учебные заведения, где жили и работали ученые, которые создавали свои произведения и воспитывали своих учеников. Это говорит о том, что Казань была не единственным городом, и не первым городом, а небольшим городком среди других булгарских городов 10-11-го столетий. То есть мы здесь решили не прямую датировку Казани, а цивилизационный вопрос - возможны ли здесь города в то время. Это раз. Во-вторых, археологические материалы и письменные источники западного происхождения говорят о том, что эта территория была центром большой международной торговли, здесь доминантой были в то время не тюрки, не славяне тем более, а норманны, викинги. Это говорит о том, что развитие международной торговли способствовало развитию городов. А Казань, видимо, возникла как северная окраинная крепость булгарского государства.

Владимир Тольц:

Что ж, решение «цивилизационного вопроса» - дело важное, и если археология и письменные источники доказывают нам возможность существования многочисленных городов в Среднем Поволжье в 10-11 веках, недооценивать этого нельзя. Но строго говоря, это - еще не доказательство 1000-летнего существования именно Казани как города. И, скажем, учителя авторов, на которых ссылается Миркасым Усманов, насколько я его понимаю, вполне могли жить и в других городах данного региона - вовсе не обязательно в Казани - одном, как он говорит, из «небольших городков» этого региона...

Но мне интересно, как татарский академик может сегодня парировать не мои дилетантские рассуждения, а контраргументы своих противников.

Миркасым Усманов:

В прошлый раз, когда в 70-х годах, контраргумент был очень мощный. Археологических материалов недостаточно, археологические материалы не подтверждают, потому что в казанском кремле копали не системно и эти материалы специально не подвергались различных химическим и физическим анализам. Во-вторых, как я уже говорил, "Казанский летописец" как источник вызывал у многих людей специалистов иронию, мягко говоря. В-третьих, те авторы, которые выдвигали дату 800-летия, до этого, 3-4 года назад, говорили о 700-летии, вернее приводили другую дату по русским летописям. Некоторые даже ссылались на русские летописи, говорящие о 13-м столетии, то есть не было последовательности. Эклектично было - раз, непоследовательно - два, а потом кампанейщина наблюдалась. А вот в данном случае мы отказались и от кампанейщины, и от письменных источников, больше опирались на археологические материалы.

Владимир Тольц:

- Ну а доводы Вадима Егорова?

Миркасым Усманов:

- Ну, Егоров в свое время исходил из того, что слово «Казань» происходит от собственно имени хана Хасан, а это могло быть только в монгольское время. Потому что Казань как центр региона возвышается именно после монгольских завоеваний. Он здесь имеет в виду Казань как центр, как крупный город, а мы же считаем Казань как поселение раннее, как крепость окраинная, это несколько разные вещи. А потом вообще русские историки до революции и в советское время историю Казани связывали с историей татарского народа, а татарский народ связывали только с историей монгольских завоеваний. И вот влияние династийного подхода и сказалось в высказывании, в раннем высказывании Егорова. А последнее время он этим вопросом особо не занимается.

Владимир Тольц:

Так воспринимает положение дел находящийся в Казани академик Татарстана Миркасым Усманов. Ну, а Вадиму Егорову из Москвы и проблемы датировки, и ситуация с предстоящим казанским тысячелетием представляются иначе.

Вадим Егоров:

Татарские ученые как только приезжают в Москву, так они мне сообщают, что они не поддерживают этой даты, как только они в Казани, они вынуждены ее поддерживать. Увы, меня как одного из специалистов по Золотой Орде, зная, что я придерживаюсь другого мнения, не пригласили в свое время на обсуждение в Академию наук при обсуждении вот этой даты. Не пригласили и моего учителя, известного московского ученого, профессора, доктора исторических наук Германа Алексеевича Федорова-Давыдова. Человек, который в общем-то всю свою жизнь отдал именно изучению Золотой Орды, раскапывая ее города, изучая ее внутренне строение, государственное и так далее. Поэтому я не считаю себя возможным придерживаться вот такой надуманной датировки о тысячелетии Казани. Как ей 600 лет было, так в общем-то и остается.

Владимир Тольц:

Ну, споры ученых, в том числе и о датировке различных событий, явлений и объектов - дело вечное. О некоторых мотивах их в нашей передаче уже сказано. А двойственность позиции некоторых татарских ученых и ее причины, о которой говорит Вадим Леонидович Егоров, заслуживают более пристального рассмотрения. Свист «кнута» - постановления 1944-го года по Татарии - многие десятилетия звучал в их ушах. Один из татарских историков нового поколения -- директор Института истории Академии Наук Татарстана Рафаэль Хакимов пишет: "Традиционно история России преподносилась как русская история. И даже такой сложный период, как золотоордынский, когда жизнь русских определялась из Сарая, "успешно" обходился историками. Сегодня трудно поддерживать эту традицию многих поколений историков. Каждый народ пишет свою историю самостоятельно. Научные центры в идеологическом плане стали более независимы, их трудно контролировать и сложнее на них оказывать давление".

Эту относительную свободу и решили осторожно использовать татарские историки, чье национальное чувство долгие годы ущемлялось. Но именно осторожно.

Мэр Казани Камиль Шамильевич Исхаков описывал мне научную подготовку к торжеству почти как тайную военную операцию.

Камиль Исхаков:

Политическая подоплека она исподволь была, но мы смогли как-то, владея этой обстановкой, зная, что может получиться, сделать так, что, наш пятилетний труд в рамках нашего суверенного государства проходил незамеченным для определенных уровней руководителей России. Проходил незамеченным, потому что наш Институт истории сам давал на раскопки разрешение и сам все дела регулировал. Наши поездки и контакты казанского Совета народных депутатов с учеными всего мира проходили мимо Москвы, мы напрямую с ними имели взаимодействия и отношения. И результаты стали более-менее известны истории России, высоким кругам ученых России, только в самом конце, когда они уже были бесспорными.

Это десятилетие для Казани было очень интересным. Начиналось оно тогда, когда мы принимаем декларацию о нашем суверенитете, очень волнительным состоянием в обществе, общество кипело и требовало, чтобы мы принимали очень категорические решения. Различные общественно-политические движения, партии выступали даже с противоположными друг другу требованиями, и в общем общество было возбужденное и очень сильно возбужденное. А пришли мы к тому, что, завоевав суверенитет, объявив его, проведя референдум, в обществе наступило время такого спокойствия. Сейчас очень мы ценим и дорожим тем, что у нас нет в обществе никаких национальных и межнациональных конфликтов, что в обществе нет никаких конфессиональных или межконфессиональных отношений и конфликтных ситуаций. И все 115 национальностей, проживающих в Казани, живут хорошей дружной семьей. Вот это, наверное, основное наше достижение суверенитета. То, что за эти годы мы смогли развиваться и экономически лучше, чем аналогичные субъекты федерации, и я как город это знаю в сравнении с другими городами, это достижение тоже бесценное. И очень много сделано, если тоже брать в сравнении. Даже если эту беспрецедентную программу ликвидации ветхого жилья и реконструкцию кварталов, на которых находилось это ветхое жилье, уже даже этого говорит за то, что это достижение. Даже если это было, уже можно сказать, что суверенитет дал нам очень и очень многое.

Владимир Тольц:

Политическая конъюнктура для назначения нового "дня рождения" Казани складывалась благоприятно: в условиях ограничения суверенитетов, дарованных Ельциным периферии ("берите, сколько проглотите") Москва должна была дать Казани нечто взамен. - Согласились на 1000-летие. О политическом значении этого говорит мне уже цитировавшийся в нашей передаче Рафаэль Сибгатович Хакимов, являющийся советником президента Татарстана Шаймиева по политическим вопросам.

Рафаэль Хакимов:

Для нас политическая сторона конечно более важная, чем историческая, не только для нас самих.

Ну, мы знаем, что мы древние, булгары древние, в конце концов не Казань, так булгары. Но когда Казани тысяча лет, для России это взрывоподобно, потому что татаро-монгольское иго получается как-то непонятным, - где его место и что это такое,- оно размывается. Начинают в сознании русских размываться те стереотипы, которые все это советское время, да и досоветское, так хорошо вдалбливались. Вроде бы получается, что татары жили еще до русских, а не когда с Чингисханом пришли. С этой точки зрения это определенный и сильный фактор по всей России. Ну, и учитывая, что у татар довольно болезненное сознание, ущемленное, потому что в учебниках татаро-монгольское иго с детства преподают русским, а тут рядом татары сидят, и они себя чувствуют некомфортно.

И тысяча лет здесь заставляют, как сказал директор института истории РАН Сахаров, он сказал: «нам придется пересматривать учебники истории». Вот этот фактор очень сильный. 800 лет действительно были остановлены на самом верху ЦК КПСС и там было чисто ревностное отношение - как так: Москва - сколько лет? Казань - ?... - Это вещи несопоставимые, непозволительные просто.

Но объективно говоря, тогда было очень мало данных, тогда опирались на летописные предания, причем летопись не очень достоверную. Я, например, считаю, что нам очень повезло, что 800 лет не провели. А сейчас мы раскопали практически половину кремля, огромное количество раскопок в кремле и вокруг кремля. Провели несколько международных конференций, то есть мы привлекли разные лаборатории разных стран. Поэтому в необъективности нас трудно заподозрить.

С тысячелетием можно плюс-минус, не знаю, 25, одно поколение спокойно туда-сюда. Я думаю, что есть такой момент, когда сказать, где она точная дата, какой камень заложили именно в начало Казани, но более-менее это примерно правильно, потому что не только крепостные стены, но видно, что торговля шла, светская жизнь, бусинки уже женщины одевали, понятно, что это уже жизнь не деревенская, а городская. Торговля со Скандинавией, с арабскими странами. Все это достаточно доказательно.

Но для нас политическая сторона, конечно, может быть даже более важная, чем историческая.

Владимир Тольц:

Специалисты по социальной психологии знают о буквально магическом действии больших круглых дат и чисел с несколькими нулями на сознание масс. И нельзя конечно сегодня недооценивать силу воздействия "казанского 1000-летия" на сознание и татар, и русских и по сей день по-разному толкующих многое из прошлого, к примеру слова Наполеона "Поскреби любого русского и обнаружишь татарина." Как нельзя забывать и о том, что революционные преобразования массового сознания никогда не обходятся без "передатировки". (Не хочу звучать пафосно, но вспомните: французский Конвент, желая нанести окончательный удар по "старому миру" отменил грегорианский календарь и 5-го октября 1793-го года ввел "республиканское летосчисление". Аналогичные русские примеры, думаю, излишни. )

Теперь - очередь Татарстана.

  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG