Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Террористические акты в Нью-Йорке и Вашингтоне. С какой целью российские власти поднимают затонувшую подлодку "Курск"? Что такое осень?


Вероника Боде:

Террористические акты в Нью-Йорке и Вашингтоне. Акция возмездия США в Афганистане. Как относятся россияне к этим событиям?

- Я считаю, что это трагедия всемирного масштаба.

- То, что терроризм процветает, это плохо, но то, что Америка развивает третью мировую, это безобразие.

- Очень жаль американский народ. Надо совместно работать, нейтрализовать вот этих террористов, бин Ладена, наших хаттабов и всех.

- У нас своих террористов хватает. Нам надо с Чечней разобраться.

- И СССР бывший, и США вскормили столько драконов терроризма по всему свету...

- Мы воюем уже давно, а они только начали. Пускай нас догоняют.

Вероника Боде:

Комментарии социологов.

Леонид Седов:

Поставлены некоторые точки над i, которые раньше прятались за пеленами политкорректности, недосказанности.

Лев Гудков:

Под предлогом борьбы с терроризмом здесь явно будет проступать усиливающаяся поддержка вот имперской роли России.

Вероника Боде:

Во второй части программы - отношение россиян к операции по подъему атомной подводной лодки "Курск", проблеме профессиональной армии, а также - экономика и транспорт.

Боятся ли жители страны повторения экономического кризиса 1998 года? Что такое автомобиль - роскошь или средство передвижения?

Автор и ведущая - Вероника Боде.

Теракты в Нью-Йорке и Вашингтоне потрясли и во многом изменили массовое сознание всего мира. "Считаете ли вы терроризм самой большой опасностью для человечества?" Такой вопрос корреспондент Радио Свобода задал прохожим на улицах Москвы сразу после трагедии.

- На сегодняшний день - да. Весь мир сейчас страдает от этой вот заразы, от этого зла. Причем, это же все ширится. Никто не может его победить.

- Ну, это самое страшное, по-моему, что может быть.

- Это ужасно, кошмар. Это люди, которых нельзя остановить.

- Думаю, нет. Миллионы людей от голода гибнут. Это намного страшнее, чем терроризм. Но это преступление против мирных людей никак не оправдывает.

- Все это очень страшно. В Америке - такое, да? Вот мы сейчас размышляли, как бы на нас это не отразилось.

- Это подло. Это без объявления войны. Это из-за угла. Это самое мерзкое, что можно придумать.

- Одно из самых больших. Ну, можно назвать угрозу климатических катастроф, угрозу СПИДа, вообще, отсутствие разума у человека.

- Пожалуй, да.

- Страшно. У нас дети.

- Когда невинные люди, убивают, разве может быть что-нибудь страшнее? И не имеет значения, Чечня или Нью-Йорк. Это даст массу нашим ястребам усилить борьбу против Чечни. Я этого боюсь.

- Как я соображаю, да. Это не люди. Они же... сколько уничтожают.

- Наверное, нет. Ну, потому что терроризм - это следствие каких-то взаимоотношений между людьми или группами людей. Кто-то пытается доказать, что надо жить по другим принципам, чем считают это другие.

- Я считаю, что это - трагедия всемирного масштаба. И она так же касается и наших людей, как и американцев.

Я думаю, что с сегодняшнего дня мир будет совершенно другой.

Вероника Боде:

Сразу же после терактов Всероссийский центр изучения общественного мнения провел блиц-опрос среди москвичей, а затем и по всей стране. Большинство опрошенных ответило, что события в США вызывают у них сочувствие и возмущение, а также тревогу и страх.

Результаты исследований комментирует Лев Гудков, заведующий отделом социально-политических исследований Центра.

Лев Гудков:

Результаты опроса, вообще говоря, поражают, потому что воспринимается это не как локальное ужасное событие, а, скорее, как событие, затрагивающее все человечество. Действительно, цивилизационное столкновение.

На этом фоне следует рассматривать все остальные реакции. Доминирует даже не столько сочувствие, сколько возмущение тем, что это состоялось, и что это угрожает людям, по последствиям. И чем люди старше по возрасту и менее компетентны, тем сильнее эти страхи. Сочувствие же, напротив, характерно, прежде всего, для людей молодых, для которых Америка выступает образцом развитой державы, достойной, где живут люди, умеющие хорошо работать и хорошо жить.

Вероника Боде:

"Что вы думаете о событиях в США?" - с таким вопросом Радио Свобода обратилось к жителям Санкт-Петербурга через неделю после трагедии.

- У меня чувство горечи за то, что пострадали ни в чем не повинные люди. Я считаю, что акт возмездия должен быть самый жесткий.

- Очень страшно, ведь и мы можем пострадать. Страшно, конечно.

- Это было, конечно, против США направлено - за их политику против исламского мира. Почему-то США никогда не вспоминают, как они бомбили Сербию. Там тоже погибали мирные жители.

- Ну, по-прежнему больно за всех погибших людей. И то, что у нас в Москве случилось, и Чечня в том же числе...

- Невозможно воспринять такой, так сказать, теракт. Надо было бы, конечно, с мировым правопорядком как-то пересматривать. Из-за этого все идет. Из-за чрезмерной концентрации в одном месте - и капитала, и всяких преимуществ, и, соответственно, отсутствия оных на другой стороне.

- То, что терроризм процветает, это плохо, но то, что Америка развивает третью мировую, это безобразие.

- Очень жаль американский народ. Конечно, надо совместно работать, нейтрализовать вот этих террористов, бин Ладена, наших хаттабов и всех.

- Страх, он всегда есть. В нашей стране спокойно жить нельзя, но тут еще и выясняется, что и в других странах тоже особого спокойствия не наблюдается.

- Да никаких. Не люблю я американцев.

- Ну, я считаю, что Америке не надо предпринимать каких-либо действий, таких, там, бомбежек или еще чего-нибудь, потому что она будет мало чем отличаться от тех же самых террористов.

Вероника Боде:

Только 5 процентов россиян открыто выразили удовлетворение событиями в Нью-Йорке и Вашингтоне, однако по отношению к США, как государству, суждения были более резкими. Половина респондентов сочла, что американцы получили по заслугам, и теперь на своем примере узнали, что чувствовали люди во время бомбардировок в Хиросиме и Нагасаки, в Ираке и Югославии.

По мнению Леонида Седова, ведущего научного сотрудника Всероссийского центра изучения общественного мнения, такие антиамериканские настроения объясняются целым комплексом причин.

Леонид Седов:

Это и наследие холодной войны, когда Америка считалась врагом № 1. Это и такое скверное человеческое чувство, как зависть. Так же, как к богатому соседу отношение не всегда хорошее, так же вот и к богатой Америке. Ну, это связано с таким представлением, что Америка как бы диктует всему миру свою волю, навязывает свой образ жизни. Это нашей пропагандой или нашими СМИ поддерживается, эта идея, на самом деле. Какие-то отзвуки вот антиглобализма.

И, наконец, действительно, память об ударах по Югославии, которые здесь были восприняты не очень-то положительно, прямо скажем.

Вероника Боде:

Однако, несмотря на все это, 62 процента москвичей выразили готовность сдать донорскую кровь, чтобы помочь пострадавшим от терактов в США.

"Приведет ли к желаемым результатам акция возмездия США против талибов?" - этот вопрос Радио Свобода задало москвичам через 2 часа после начала бомбардировки Афганистана.

- Конечно, к чему-то это, наверное, приведет. Если Афганистан не будет бомбить в ответ. Наверное, найдут самого этого бин Ладена или как его.... Может быть.

- Американцы просто не смогут ничего сделать в Афганистане. И начнутся другие террористические акты в других местах. Будет только хуже.

- С одной стороны, да. С другой стороны, агрессия всегда вызывает агрессию.

- Нет. Потому что она не направлена против конкретно тех, против кого нужно возмездие совершать. Если, так сказать, меня побили в квартале от Тверской улицы, то это не значит, что я всю Тверскую улицу должен бомбить.

- Пусть бомбят. Точечными ударами. Мирное население должно остаться живо и здорово. Если Америка не сделает ответный ход, ее мировой авторитет очень сильно упадет.

- Поскольку я была в Нью-Йорке в это время, и я это все видела, то я считаю, что американцы правильно сделали. Акт возмездия должен быть.

- Не приведет. Надо знать, что надо делать, чтобы искоренить терроризм. Они же не знают, где источник.

- Нет, ни в коем случае не приведет, конечно. Я не считаю, что талибы, они какие-то террористы. И вообще под вопросом, что бин Ладен имеет отношение к терактам к этим.

- Зло злом не побеждается. Зло добром только побеждается.

- Да, надо бомбить Афганистан. Почему? Потому. Так надо.

- Надо другие способы искать. Но не силой действовать.

- Нет. Афганцы знают, что такое война. Мы эту войну не выиграли, они тоже не выиграют.

- Они не знают точно, кто виновен. Кого наказывают? Так же нельзя. Пусть он чеченец, пусть он, там, афганец, кто бы он ни был.

- Такими методами эту проблему не решить. Какие-то спецоперации - вот это да, это как-то может. А бомбежки - вряд ли.

- В общем, начнется третья мировая, и вообще, все дело с концом.

- Да, наверное, приведет. Мусульмане, они всегда же и хотели больше, чем надо. Их нужно проучить. Потому что как бы мусульмане понимают язык силы. Не более того.

Вероника Боде:

43 процента москвичей считают, что Россия должна оказать поддержку международной коалиции в проведении акции возмездия в Афганистане. 9 процентов ее осуждают, и большинство (47 процентов) считает самой разумной позицией нейтралитет.

Ну, а среди чувств, которые вызвала у москвичей бомбардировка Афганистана, преобладают сочувствие, тревога, страх и возмущение. Похожая картина наблюдалась и после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне, правда, сочувствие и возмущение здесь значительно ниже, а удовлетворение выражают не 5, а 15 процентов опрошенных.

Вот как комментирует эти цифры социолог Леонид Седов.

Леонид Седов:

Эти бомбардировки воспринимаются, во всяком случае, меньше злодейства в них усматривают люди. Ну, а преобладающее такое настроение, которое, вообще, как бы отвергает всякие проявления каких-то военных событий. Вот это вот давнее наше российское "только бы не было войны".

Ну, и, наконец, сочувствие афганцам и возмущение выразили 40 процентов москвичей. Это довольно большое количество людей, не приемлющих эти, что ли, методы борьбы с терроризмом.

Вероника Боде:

По свидетельству социологов, особой веры в успех акции возмездия у москвичей нет. Лишь 22 процента опрошенных полагают, что США добьются разгрома международных террористических организаций. По мнению большинства, которое составляет 64 процента, это лишь спровоцирует новые акты террора.

Есть опасения, что в ближайшие недели возможно повторение в США событий, подобных сентябрьским, и что под ударом тех же террористических сил может оказаться и Россия.

Слушаем комментарий директора Всероссийского центра изучения общественного мнения Юрия Левады.

Юрий Левада:

Большинство людей полагало бы, что какие-то иные меры типа спецопераций, например, были бы более эффективны. Многие считают, что военные акции в Афганистане не слишком хорошо подготовлены и больше похожи на демонстрацию силы. Есть опасение, что они могут привести к очень большим жертвам среди мирного населения.

Мы здесь дали такой вопрос: "Что важнее для борьбы с терроризмом - находить и судить конкретных виновников или наносить мощные предупреждающие удары по возможным террористам, их базам?" Резкая разница сторонников одной и другой позиции. За то, чтобы найти и судить конкретных виновников, 77 процентов. А в пользу упреждающих ударов - 20.

Вероника Боде:

В сентябре лишь 23 процента москвичей считали организатором терактов в США Усаму бин Ладена. Сейчас эта цифра выросла до 57 процентов.

"Кто, помимо Бен Ладена, может нести ответственность за теракты в США?" Такой вопрос корреспондент Радио Свобода задал жителям Хабаровска.

- Ну, если так, кто угодно. Хоть Ирак, хоть Иран, хоть Афганистан...

- Варианты, вы знаете, самые многочисленные. Многие теракты совершались, ну, экстремистами внутри Соединенных Штатов. То есть, вот сразу противопоставлять исламистов, там, и не исламистов это было бы неправильно, на мой взгляд.

- Нужно разобраться, конечно, то, что внутри Америки произошло. Потому что, не доказав вину, и сразу возложить всю ответственность на человека, с которого даже не сняты показания.... Это предположение.

- Террористические группировки в разных странах, в том числе и в Японии группировка "Красная Армия"...

- Может быть кто угодно, кого Америка, так сказать, обидела. Может быть, даже та же Югославия.

- Да кто угодно. Из Усамы бин Ладена, кажется, сделали козла отпущения. Может быть, он и причастен, но, по крайней мере, должен это решать какой-то международный суд.

- Я думаю, это самые богатые люди в мире, которые заинтересованы в том, чтобы истратить свои деньги на оружие. И разжечь очередной очаг войны.

- Перед американцами, наконец-то, встал такой очень российский вопрос "Кто виноват?", и они, мне кажется, должны поискать прежде у себя в стране в поступках своего правительства, своего президента.

- И СССР бывший, и США вскормили столько драконов терроризма по всему свету, начиная от "Красных бригад", заканчивая талибами, что, ну, и эти драконы начали тех, кто их выкормил.

- По-моему, талибы. Они же его поддерживают и не выдают до сих пор.

- Я думаю, что это все-таки он, вот этот террорист № 1.

Вероника Боде:

В числе прочего, социологи спросили у москвичей "Что составляет основу современного международного терроризма?". Юрий Левада - о результатах исследования.

Юрий Левада:

Самый частый ответ, 46 процентов, это - воинственные реакционные течения ислама, враждебные современной цивилизации. Ну, что-то вроде организации "Аль-Каида".

Дальше имеется такой ответ (его разделяют 37 процентов), что здесь играет роль нищета, голод, бескультурье огромного населения стран Азии и Африки. Примерно четверть говорит, что это связано с глубокими этническими и расовыми противоречиями и конфликтами.

Другие ответы - значительно менее популярные. Хотя тут есть и ссылки на амбиции политиков третьего мира. 12 процентов полагают, что это - левацкая идеология мировой революции.

Здесь, правда, есть еще такая, пожалуй, странноватая цифра - 23 процента полагают, что здесь может играть роль подстрекательная деятельность спецслужб западных стран. У нас в печать выходят такие точки зрения.

Вероника Боде:

"В какой степени Россия должна принять участие в ответных акциях США против террористов?" На вопрос Радио Свобода отвечают жители Череповца.

- Без сомнения, конечно, мы не должны ввязываться в настоящую войну. А вот на гуманитарном уровне, без сомнения, мы должны поддержать.

- Да мне кажется, не надо нам туда соваться. У нас своих террористов хватает. Нам надо с Чечней разобраться.

- Террористов надо бить. Сколько наших лучших парней погибло в Афганистане и в Чечне! А, конечно, просто так, с Америкой - так вроде бы и не хочется. Потому что она очень по строю разная страна.

- Американский никакой, а со своими бороться надо.

- Хотелось бы, чтобы это американцы сами улаживали. Мы их поддержим так, морально.

- Я согласен на все. Америка есть Америка.

- Наверное, должна, но это надо очень осторожно, чтобы не затянули нас в войну. Потому что если будет мировая, погибнем все.

- Ой, нам своих проблем хватает.

- Не военные действия. Гуманитарные и разведывательного характера.

- То, что не посылают наши войска туда, это очень правильно. Очень много из моих сослуживцев там погибли. Видел слезы матерей солдатских. Хватит нам этого.

Вероника Боде:

41 процент опрошенных Всероссийским центром изучения общественного мнения поддерживают акцию возмездия США против террористов. Однако, похоже, что имеется в виду, скорее, моральная поддержка, так как подавляющее большинство возражает против предоставления американцам российских военных баз и против участия в наземной операции в Афганистане.

Слово социологу Леониду Седову.

Леонид Седов:

Россияне преимущественно хотят нейтралитета. Ну, при том, чтобы все-таки не ссориться с американцами. Оказывать американцам некую поддержку, но при этом не рвать отношения и с другой стороной, противостоящей американцам.

Такую позицию занимает большинство наших людей, и можно себе представить, насколько Путину трудно вырабатывать свой курс, который, конечно же, несколько более ориентирован на Запад, чем эти массовые настроения.

Вероника Боде:

"Должна ли Россия поддерживать дружеские отношения со странами, которые, возможно, несут ответственность за теракты в США?" Вот что думают по этому поводи жители Саранска.

- Конечно, должна, потому что народ и правительство тех государств не виновны в тех террористических организациях, которые существуют на территории той или иной страны.

- На мой взгляд, полезно, если страна будет поддерживать связи с максимально широким набором государств. Эти связи как раз могут подтолкнуть сомнительные режимы в этом отношении на более цивилизованный путь развития.

- Я бы желала иметь связь с христианскими странами. А с исламскими - мне сложнее. Как они на нас, на славян, недовольны всю жизнь, так и сейчас, и, наверное, и нам надо смотреть на это.

- Ответственности стран за теракты не бывает. Готов свою голову на отрубание дать, что антиглобалистские тенденции в мире возымели, и американцам четко указали их место.

- Я думаю, что не должна. Как говорится, с кем поведешься, от того наберешься. Если дружишь, тогда и отвечай за свою дружбу.

Вероника Боде:

После терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне мир стал другим. Такое мнение уже прочно укоренилось в общественном сознании.

Социолог Леонид Седов полностью его разделяет.

Леонид Седов:

Другое качество этого мира определяется тем, что поставлены некоторые точки над i, которые раньше прятались за пеленами политкорректности, недосказанности.

Да, человечество разделено на цивилизации, которые с очень большим трудом находят общий взгляд на вещи. Конечно, мы не можем сказать о мире ислама и об исламе, как религии, что это, так сказать, вещь, подлежащая уничтожению. Но поиск в исламе каких-то начал, которые все-таки способствуют и стимулируют такую вот агрессивность, должен производиться. Надо находить, с другой стороны, в том же исламе какие-то свойства, которые внутри самого ислама могут противостоять вот этим опасным тенденциям.

Вероника Боде:

События в США будут иметь последствия и для российского общества. Таково мнение социолога Льва Гудкова.

Лев Гудков:

Первое - это, конечно, некоторое сближение с Америкой и ослабление антиамериканских настроений. Что, наверное, хорошо.

Хуже, мне представляется, это резкое усиление роли военных, спецслужб и вообще сторонников агрессивных действий на Кавказе. Это приведет к оправданию жестокости, проявляемой федеральными войсками в Чечне. Под предлогом борьбы с терроризмом здесь явно будет проступать усиливающаяся поддержка вот имперской роли России. И тем самым, как бы, утверждение традиционных ценностей, роли авторитарного государства, русских и их права доминировать.

И в этом смысле последствия для демократического развития России будут плохими.

Вероника Боде:

На заявление Владимира Путина о решительной поддержке США в борьбе с международным терроризмом сильнее всего повлияла надежда на то, что действия федеральных сил в Чечне больше не будут вызывать критики со стороны западных стран. Так думают 44 процента москвичей.

"Изменится ли отношение Запада к действиям России в Чечне после терактов в США?" Вот что ответили москвичи на это вопрос Радио Свобода.

- Я думаю, что да. Нужно объединяться против этого безобразия. Против басков, против ирландцев-террористов, против чеченцев, против арабского мира.

- Она уже изменилась. Я смотрел выступление министра обороны США, который сказал четко, что мы теперь правильно понимаем позицию России по вопросу войны в Чечне. Террористы-то одни и те же.

- Изменится. Теперь почувствовали американцы, что такое терроризм, и у них должно преломиться, в их сознании, что это серьезная вещь, и с этим надо бороться.

- Я думаю, что нет. Когда нас бомбили, им было абсолютно все по фигу, а сейчас вдруг у них мир изменился. Просто смешно.

- Хотелось бы, чтобы изменилось. Как они себя вели по отношению к России? Они все время защищали тех же террористов.

- Обязательно. А у них выхода другого нет. Они столкнулись с тем же, с чем мы сталкиваемся. Мы воюем уже давно, а они только начали. Пускай нас догоняют.

Вероника Боде:

В октябре завершилась операция по подъему атомохода "Курск", затонувшего в августе прошлого года в Баренцевом море.

"Следите ли вы за ходом операции?" Такой вопрос Радио Свобода задало прохожим на улицах Костромы, когда еще шли подготовительные работы.

- Да. Знаю, что будут поднимать, что тела, наверное, будут предавать земле. Вот это меня больше всего, конечно, беспокоит.

- Ну, поднимают потихонечку его там.

- Часть отрезали. Ну, что у них там аварии случаются.

- Я только вижу, что огромные деньги затрачивают за это. Но, с другой стороны, очень опасно ее там оставлять. Она радиоактивные элементы имеет.

- Со мной работают бывшие подводники. И во всех странах мира принято, что, когда подводники погибают, место их гибели - это их могила. Их никогда не поднимают.

- Я вообще-то считаю, что, наверное, это не нужно делать. А вдруг появятся новые жертвы? А это, в общем-то, может дорого обойтись.

- Сейчас очень много говорится о том, что транспортировка вот этой лодки в район Мурманска, в общем-то, небезопасна для этого города.

- А вообще, конечно, причина этой катастрофы должна быть выяснена во имя того, чтобы больше подобного не повторялось.

Вероника Боде:

Как показал опрос Всероссийского центра изучения общественного мнения, подавляющее большинство россиян - 76 процентов - считают, что власти до сих пор не говорят правды об истинных причинах гибели "Курска".

Алексей Левинсон, заведующий отделом качественных методов Центра, полагает, что это событие во многом обозначило начало второй эпохи российской гласности.

Алексей Левинсон:

Вторая эпоха гласности - это эпоха, когда события, ну, как бы "делаются". Прошло бы сообщение о том, что в Баренцевом море по неизвестной причине затонула подводная лодка. Никакой волны общественного интереса такое сообщение бы не вызвало.

Нам есть, что вспомнить. Гибли корабли, военные суда, где было столько же или больше людей. А вот на этом событии было сфокусировано внимание средств массовой информации, и они сформировали это событие для себя. Сделали материал для того, чтобы над ним работать. Через недлительное время этот материал стал материалом для общества, для общественного мнения.

Заметим, что руководство страны оказалось не готово к такой ситуации. В ответ на этот общественный интерес, ну, скажем, президент должен был совершить некий символический жест. Вот тут выяснилось, что к этой новой общественной ситуации те, кто заведует, скажем, поведением президента, его публичным, они не были готовы. Они не знали, что ему порекомендовать.

Это все ведь не имеет отношения к судьбам моряков, которые там лежат на дне. И то, что происходит с подводной лодкой (огромные затраты на ее подъем, осложнения международные, на которые пошла наша страна и, наоборот, быть может, не желаемое, но смягчение в наших отношениях, там, с блоком НАТО), это все связано с публичной стороной этого процесса.

Вероника Боде:

"С какой целью российские власти поднимают затонувшую подлодку "Курск"? Вот что думают об этом жители Ижевска.

- Их надо тоже понять. Они находятся в двояком положении. И обещали, может, чувствуют какую-то вину за собой.

- Может, там еще эти остались, живые люди. Может, ее можно починить еще даже.

- Ну, если только то, почему она погибла, и кто виновен в этом.

- Для народа, наверное, все стараются. Все-таки люди погибли, такое количество еще. Родственники особенно, наверное, переживают заново все. Людей поднять, в первую-то очередь.

- С целью удовлетворения запросов общества, общество хочет знать правду, потому что большинство народа не представляет до сих пор, что же произошло.

- Для того, чтобы, наверное, реактор не стал загрязнять воду.

- Ну, мне кажется, обязанность перед родственниками, которые остались. Что лодка? Она - железо. Сколько этого железа в море? Чуть побольше, чуть поменьше - это без разницы. А так вот, чисто только ради тех ребят, которые там погибли.

- Чтобы исполнить обещание Путина. Ну, может, еще хотят поднять то оружие, которое там находится. Наверное, секретное, раз даже отдельно поднимают по частям лодку.

- Чтобы успокоить население, что на дне не лежит больше атомный реактор, и что причины аварии с какой-то долей достоверности будут установлены.

Вероника Боде:

Большинство россиян считает, что власти поднимают "Курск", чтобы сохранить военные секреты от чужих глаз. Другие версии: избежать радиоактивного заражения местности, загладить досадное впечатление от бездействия президента Путина во время аварии подлодки. И лишь 9 процентов опрошенных склонны думать, что цель операции - достойно похоронить погибших моряков.

По мнению социолога Льва Гудкова, гибель "Курска" имела символическое значение в жизни России.

Лев Гудков:

Помимо всего прочего, это воспринималось еще, конечно, как крушение престижа армии, силы, мощи флота. Все-таки эта подводная лодка - очень новая и одна из самых сильных. И уж если с ней такая происходит катастрофа, то, значит, можно себе представить, в каком состоянии находятся все прочие войска.

Это произвело на людей, конечно, очень тяжелое впечатление, потому что укладывалось во весь ряд распада империи и краха советской системы.

Вероника Боде:

"Гордитесь ли вы традициями российского военно-морского флота?" Слово - москвичам.

- Конечно. История военно-морского флота - вся на героических поступках, на мужестве и отваге матросов.

- Ну, это наши войска, наши защитники, самый цвет и гордость. Ведь во флот всегда брали самых умных, самых красивых, самых достойных.

- Очень даже. Потому что российский флот всегда был впереди, короче, весь в мире. Мне нравятся у них военные парады.

- Гордимся, только это все в прошлом. Сейчас армия разваливается, очень жаль.

- Да. В первую очередь, боевыми заслугами, независимо от того, советский флот или российский. Но сейчас мне, конечно, немножко жалко, что военно-морской флот находится в таком катастрофическом положении, что говорить. Денег не хватает, зарплаты не хватает, люди и уходят.

- Да. Его заслуги перед родиной, его правила, которые, его дисциплина. И потом: флот наш, конечно - великий флот.

- В прошлом традиции, утраченные ныне. Больше же ничего нет. Нищета, отсутствие профессионализма и всяческого почета. Как и вся армия - славное прошлое, позорное настоящее и, видимо, никакого будущего.

- Ну, честно говоря, я плохо их знаю, но горжусь, потому что - наш флот.

- Безусловно. Россия сейчас возрождается, как империя, и поэтому без флота ей никак нельзя. Это единственный шанс для России вновь занять свое место в Европе.

- Ну, так как традиции заложены были давно, Петр Первый, насколько я знаю, их заложил, ну, я считаю, что это история, и к истории нужно относиться уважительно.

- Наверное, да. Ну, вот есть такие фамилии, Нахимов там. Ну, были победы. И были, правда, какие-то и позорные обстоятельства.

- Я не могу назвать их традициями. Там очень много такого ненужного - драить палубу три раза в день.... То есть, они - внешние традиции. Флот всегда был немножко элитарен. Но был очень резкий контраст между простыми матросами и офицерами. Традиции, они тоже были классовыми.

- Гордимся. Корни у нас хорошие. Может быть, сейчас немножко армия испортилась, но это не от нее зависит, а от государства.

Вероника Боде:

1 октября начался осенний призыв в российские Вооруженные силы. Последние десять лет в стране не смолкают разговоры о военной реформе. Нужна ли России профессиональная армия? Опрос на эту тему Радио Свобода провело в Воронеже.

- Нужна. Профессионалы должны быть в армии, а не мальчики, которых в Чечню отправляют - и пушечное мясо.

- Скорее всего, нужна. Если человек что-то хорошо умеет делать, почему бы не сделать это нормальной профессией?

- Мне кажется, много проблем решит эта профессиональная армия. Потому что не будет проблем там с убеганием и стрелянием, потом, не надо будет отмазываться от армии, взяток бы вроде меньше давать.

- Нужна, конечно. Но с комплектацией 50 на 50. 50 должны быть военнослужащие по призыву, а 50 - по контракту.

- Нужна, Пускай туда идут те, кто хочет. Я таких людей знаю, их достаточно много.

- В принципе, такую большую страну, конечно, нельзя охранять... на профессиональную армию, вряд ли, наверное, столько будет народу желающих. Но все равно так, как сейчас делается, это глупо.

- Это вообще будет, мне кажется, выход их положения. В конце концов, даже молодежь каким-то образом подтянется. Они знают, что там нужно будет служить, они будут служить за родину, там, может быть, за деньги, но у них какая-то цель появится.

- Конечно, нужна. Не будут загонять туда, будут идти добровольцы, которые уже знают дело, ответственность повысится, а о боеспособности и говорить нечего.

- По контракту должны служить в армии, потому что детей как пушечное мясо использовать - грех.

- Я думаю, что - да. Потому что это подразумевает права и обязанности. То есть, какой-то закон, и не будет уже злоупотреблений. То есть, курсанты не будут убирать у нас сельхозпродукцию, не будут строить дачи генералов. И вообще, приятно быть профессионалом.

Вероника Боде:

В этом году на вопрос Всероссийского центра изучения общественного мнения 85 процентов россиян ответили, что профессиональная амия стране нужна. О преимуществах армии, формируемой не по призыву, а на контрактной основе, сказано и написано немало, однако социолог Алексей Левинсон полагает, что на этом пути страну ждут серьезные трудности, причем, не только практического, но и морального толка.

Алексей Левинсон:

Можно сказать, что к сегодняшнему дню сделано довольно много шагов в направлении от армии призывной к какой-то другой, а другая - у нас нет другого слова, кроме как назвать ее - профессиональной. Ну, действительно, большое количество контрактников, очень большие контингенты лиц призывного возраста не призываются и имеют различные отсрочки. Сокращение армии идет таким образом, что те, кто должны были бы проходить действительную военную службу, ее не проходят.

Вот теперь вопрос, что мы получили. Армия нынешняя должна называться воюющей армией. Общество считает результаты неутешительными. Не достигнуты никакие решительные победы. Получается, что, двигаясь по пути реформ, удовлетворили некие требования, следовавшие со стороны общества, но не кажется, что достигли тех результатов, которые должны были получиться. Вот лечение армии от тех недугов, которые были, почти не состоялось. Дедовщина не уменьшилась, положение солдат. Ну, о боеспособности сказали.

Ну, и теперь есть самый главный вопрос - моральный облик. У тех, кто желал армии перейти к новому способу формирования, была идея, что вот профессиональная армия - это будет армия из людей, обладающих тем, что называется офицерская честь, солдатская честь, этика профессионального военного. Когда эти люди слышат долетающие из Чечни рассказы о том, что творят контрактники, они приходят в отчаяние. Вот - люди, сделавшие военное ремесло своей профессией. Образ палача в армейской форме, палача и садиста, который служит не только ради денег, но и потому, что ему нравится убивать, - ну, этот образ промелькнул. Я помню передачу, которую сделал один известный журналист на телевидении, где он сочувственно показал людей, носящих с собой уши, отрезанные у врагов, да?

Мы здесь - перед громадной общественной проблемой. Общество нашей огромной страны не имеет решения, которое оно могло бы предложить армии. Армия станет стопроцентно профессиональной и не станет вот такой, какой ее хотели бы видеть. В обществе нет той идеи, которая позволила бы по-новому поставить вопрос о том, как должен выращиваться, каким моральным багажом должен снабжаться тот человек, которому будет вручено право убивать других людей.

Вероника Боде:

Каждый год комитеты солдатских матерей России получают множество жалоб на то, что в армию призывают молодых людей с тяжелыми хроническими заболеваниями. Как предотвратить призыв на военную службу людей, непригодных по состоянию здоровья? На эту тему размышляют жители Пскова.

- Запретить людям брать взятки. Я имею в виду - здоровых откупают. У нас достаточно здоровых людей, просто они не служат в армии, потому что они откупаются.

- Просто надо жить честнее сейчас, чтобы врачи были честными.

- Ну, у меня дочь служит в армии. Если уж девочки служат, то мальчику - обязательно. А если он болен - ну, наверное, матери должны защищать своих детей. Она должна в горвоенкомат ходить, все справки находить, Ну, все. В общем, бороться за своего ребенка.

- Может быть, какой-то контроль, орган должен быть, комитет, может, какой-то, что, кого и как призывают.

- Пусть врачи лечат их до такой степени, что они могут служить. А если врачи не могут, так армия уже не вылечит его, наоборот, угробит.

- Любой врач, если он давал клятву Гиппократа, не должен призывать нездорового человека. Но сейчас у нас, сами видите, какая жизнь, и как бы все люди такие стали падкие на деньги.

- Молодые люди должны все-таки сами знать закон, их родственники должны знать закон, и, конечно же, добиваться соблюдения закона представителями власти, в том числе - в военкоматах.

Вероника Боде:

Давно остался позади экономический кризис 1998 года, однако, последствия его до сих пор сказываются на российской экономике, а возможность новых финансовых потрясения остается постоянной темой для обсуждения. "Опасаетесь ли вы повторение экономического кризиса 1998 года?" На вопрос Радио Свобода отвечают москвичи.

- Я думаю, что выживем.

- А мне терять нечего.

Корреспондент:

А сейчас деньги держите где-нибудь, в банках там?

- Практически нет. В чулке тоже не держим.

- Я думаю, в такой мере нет. Все-таки определенные деньги у нас есть, связанные с нефтедолларами. То есть, мы по-прежнему больны, но уже не смертельно.

- О! В нашей стране все может быть.

- Да ничего хорошего мы не ждем. А гадкое ожидаем.

- Я, как свободный художник, я хожу, валяю дурака, мою окна какие-то, там подработал, тут где-то. Так что меня это как-то не коснулось. Денег у меня нет, ничего у меня не пропало. Я ушел в дзэн, знаете, дзэн-буддизм такой. Как бы мне ничего не надо.

- При любой команде могут быть эти кризисы, такая страна. Ненадежно.

Корреспондент:

Вы к этому готовы как-то? Деньги в сберкассе вот, скажем...

- В сберкассе, да.

Корреспондент:

А вдруг - опять?

- Ну, пострадаем, значит. А что же делать?

- В августе ситуация была безвыходной, а сейчас можно сделать все, чтобы его не произошло. Правительство, хоть какое оно у нас есть, все-таки опыт, который они до сегодняшнего момента добились, наверное, им позволит этот кризис обойти.

Вероника Боде:

Кризис 1998 года снизил уровень жизни россиян примерно на треть, затронув, в первую очередь, беднейшие слои населения. Таковы данные социологических опросов. При этом разрыв между богатыми и бедными в последние три года сильно не изменился. Однако, по свидетельству Марины Красильниковой, заведующей Отделом уровня жизни Всероссийского центра изучения общественного мнения, ощущение нестабильности по-прежнему преследует россиян.

Марина Красильникова:

Вся российская жизнь на протяжении последних 10-15 лет, она полна тревожных потрясений. И вполне естественно, что в этой ситуации люди испытывают чувство тревожности и неуверенности в завтрашнем дне. Это вообще характерная ситуация для всех вот этих самых 10-15 лет перестройки, и это, пожалуй, одна из важнейших массовых характеристик изменения сознания населения. И в этом смысле кризис 1998 года сильно ее не изменил.

В последние годы, действительно, экономика восстанавливалась после кризиса, и это видно, в том числе, и по субъективным оценкам населения своего материального положения. А последний год-полтора все индексы, характеризующие социальные настроения, потребительские настроения населения, устойчиво растут.

Но особенностью 2001 года стало замедление роста ожидательных компонентов этих сводных индексов. Если 5-7-10 процентов населения уверенно говорят, что их материальное положение улучшилось, то когда мы их спрашиваем: "Как вы думаете, улучшится и оно в ближайший год?", уже отвечают не 5-7-10 процентов положительно, а 4-6, то есть, чуть меньше.

То же самое касается оценки ситуации в экономике в целом. Это отражение неуверенности в завтрашнем дне, несмотря на то, что сейчас ситуация кажется более или менее благополучной.

Вероника Боде:

Что считают россияне транспортом 20 века? О результатах исследования на эту тему рассказывает Наталья Ким, руководитель пресс-службы Всероссийского центра изучения общественного мнения.

Наталья Ким:

Не трудно предположить, что транспортом 20 века все-таки был назван автомобиль. На втором месте - это самолет, на третьем месте - это метро, на четвертом - железная дорога. Также там еще в списке был автобус, морской корабль, трамвай, троллейбус и другие всякие средства передвижения, но имеет смысл говорить вот только об этих четырех.

Сейчас мы можем сказать, что у 22 примерно процентов россиян имеются в пользовании личные автомобили. Вот в этом же опросе мы просили, так сказать, не задумываясь, назвать любую марку автомашины. На ум россиянам, конечно, в первую очередь, пришли "Жигули", 27 процентам, 10 процентам пришла "Волга", дальше уже был "Москвич", ВАЗ, и уже в самом конце там появились всякие "ауди", "джипы", "опели", ГАЗы, "нивы", "форды", и так далее. Ну, то есть, как бы "Жигули" все-таки остается для россиян транспортом 20 века.

Вероника Боде:

Итак, автомобиль пользуется в России наибольшим почетом и уважением, но позволить себе иметь собственную машину могут далеко не все. Вспомнив Ильфа и Петрова, корреспондент Радио Свобода спросил у петербуржцев: "Чем, на ваш взгляд, является автомобиль, роскошью или средством передвижения?"

- Для кого как. Для одного это, действительно, является предметом роскоши, а для другого - необходима по обстоятельствам, для передвижения, может быть, даже по службе.

- Роскошью. Потому что не всем доступно.

- Раньше была роскошь. Сейчас - средство передвижения. Ну, кому, как говорится, шустрить надо, дела делать. Машина сейчас - незаменимая вещь.

- Роскошью. Люди могут жить без этого.

- Средством к жизни. Я не могу без него, я работаю на нем, я сдаю автомобиль внаем и живу, я пенсионер.

- Это, наверное, необходимость в жизни - автомобиль. На работу, к друзьям за город.

- Средство зарабатывать деньги. Обычный извоз. Не платить налоги, зарабатывать себе на бутылку водки.

- Средством передвижения. Предпочитаю ездить на автомобиле. Городской транспорт перегружен.

- Конечно, средство передвижения. Побыстрее получается как бы, чем на метро и на всем таком остальном.

- Роскошь, потому что мало того, что его дорого купить, еще и очень дорого содержать, в связи с нашими разбитыми дорогами, дорогими запчастями.

- Судя по количеству машин на наших улицах, по количеству иномарок, вряд ли это будет роскошь.

- Я думаю, сейчас, действительно, доступен, причем, для многих.

Вероника Боде:

А вот является ли автомобиль показателем уровня благосостояния? По мнению Марины Красильниковой, в сегодняшней России эта проблема не так проста, как кажется на первый взгляд.

Марина Красильникова:

Автомобиль является таким сложным товаром, с точки зрения характеристики уровня благосостояния семьи. И это сохранилось с советских времен. В советские времена обладание автомобилем было связано, в малой степени, с денежным достатком семьи, а в большей степени - было связано с тем, может семья купить автомобиль, имеет ли она доступ к соответствующим каналам распределения или нет. Вот это вот наследие, оно сохранилось до сих пор. И поэтому когда вот мы во ВЦИОМе строим такой показатель наполненности домашнего имущества, вот в этот показатель мы не включаем автомобиль именно вот по этим обстоятельствам. С уровнем текущих доходов этой семьи они подчас не связаны. Постепенно это уходит.

Особенно важной характеристикой сейчас становится обладание новым автомобилем - купленным не на вторичном рынке, а новым. И я думаю, что в связи с последними изменениями таможенных правил на ввоз подержанных иномарок, вот показатель обладанием автомобилем, купленным новым, будет все более четко отражать уровень благосостояния семей.

Вероника Боде:

Дни поздней осени бранят обыкновенно, а самая красивая ее пора в октябре уже подходит к концу. Какие ассоциации вызывает у россиян это время года? Что такое осень? На вопрос Радио Свобода отвечают жители Оренбурга.

- Осень - это любовь для меня. Для меня любовь, свадьба - это ассоциируется с осенью почему-то.

- Дождь, лес, багрянец, сбор урожая. Полный огород. Грибы, ягоды, подведение итогов. Надежды на будущее.

- Осень - для меня это всегда начало, как Новый год. А вообще-то это пора переходная, когда ты наблюдаешь, как медленно желтеет все вокруг, как становится все спокойнее, это пышноцветие летнее, оно постепенно становится все более щемящим, все более трогательным. Это крики журавлей, это звук сотрясаемых в яблоке зерен.

- Осень - это изобилие. И самые счастливые люди - это те, которые родились осенью. Лучше Пушкина не скажешь, да? Прекрасная пора.

- "Очей очарованье".

- Ну, это прекрасное время года. "Люблю я пышное природы увяданье, в багрец и золото одетые леса". Небо синеет, и вот когда смотришь на эти краски, то хочется тишины и покоя, как будто вот перед зимой вся природа задумалась, как перед вечностью.

- Период увядания, понижения моей активности. И я с нетерпением восемь месяцев в году жду, когда придет лето.

- Сбор урожая. Раньше ходили, помню, колоски собирали. В городе Богруслане я жила, есть нечего было.

- Осень? Когда холодно. В школу ходить можно, арбузы дешевые бывают.

- Для меня осень - самая хорошая, как у Пушкина, пора. И дожди я люблю, и желтые листья. Базар ломится от всего, красивый, красочный. Осень - прекрасная пора.

Вероника Боде:

Опросы на улицах российских городов проводили наши корреспонденты Татьяна Волович, Мария Пирсанова, Татьяна Морозова, Марина Ильющенко, Анна Липина, Марина Корчагина, Карэн Агамиров, Александр Дядин, Игорь Телин, Иван Жуков, Алексей Пентегов, Михаил Тукмачев.

XS
SM
MD
LG