Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

10 лет, как распался Советский Союз. Сожалеют ли сегодня россияне о развале империи?


10 лет, как распался Советский Союз. Сожалеют ли сегодня россияне о развале империи?

- Мне лучше кажется, когда был Союз. Ну, как-то все были дружнее как-то. Нуждались друг в друге. Промышленность у нас была общей.

- Да нет, наверное. Ну, раньше бананов не было. Сейчас хоть это есть.

- Мы потеряли не только масштабность и величину. Мы потеряли немножечко уверенность в себе.

- Конечно, жалею. Это была жизнь, а сейчас - не жизнь. Сейчас же анархия настоящая.

- Я не могу сказать, что намного хуже стало жить. Другое время - другие возможности.

- Хотел бы в Советский Союз. Поэтому и паспорт до сих пор не меняю. Так что остаюсь "гражданином Советского Союза".

Вероника Боде:

Во второй части программы - любимые фильмы россиян, особенности национального комического героя, массовая культура и мода. Опросы, проведенные на улицах Оренбурга, Ижевска, Костромы, Хабаровска, Самары и других городов. Комментарии российских и зарубежных социологов, психологов и других экспертов.

Лев Гудков:

Существует некоторая инерция прежнего, союзного мышления.

Елена Русская:

Мода меняется, потому что время меняется, меняется социальный заказ.

Сергей Соловьев:

Русский комический герой должен быть "от фонаря". Ни от чего. "Дурка" должна быть.

Вероника Боде:

69 лет просуществовал Советский Союз, и уже 10 лет как его нет. Беловежские соглашения, подписанные 8 декабря 1991 года руководителями России, Украины и Белоруссии, а затем Алма-атинская декларация об образовании Содружества Независимых Государств положили конец союзу, который не оправдал мифа о своей нерушимости.

"Сожалеете ли вы о распаде СССР?" - такой вопрос корреспондент Радио Свобода задал прохожим на улицах Оренбурга.

- Мне лучше кажется, когда был Союз. Ну, как-то все были дружнее как-то. Нуждались друг в друге. Промышленность у нас была общей: там моторы делали, здесь то делают.

- Да нет, наверное. Ну, раньше бананов не было. Сейчас хоть это есть.

По телевизору вот смотришь.... Программ вообще не было.

- Да. Союз вообще - это державная страна, крепкая, могучая была. И никому от этого не было плохо.

- Скорее всего, нет. Потому что каждая страна взяла свой курс, как кажется ей, что лучше для народа будет.

- Мы потеряли не только масштабность и величину. Мы потеряли немножечко уверенность в себе. Тогда действительно искоренялась национальная рознь. Сейчас как бы это все обострилось.

- Сожалею о том, что родственники - в Литве, в Латвии, на Украине. Ни приехать, ни уехать.

- Ну, в общем-то, это, конечно, плохо, что Союз распался. И в то же время вот многие республики жили за счет нас.

- Сожалею только о том, что в Советском Союзе давали квартиры, а теперь их не дают.

- Путевки давали. Ну, сейчас все уже. И Советского Союза нет, и работы нет, и ничего нет.

- Конечно, плохо. Был один великий народ. Объединялся-объединялся, а потом опять разбили. Ну, и что хорошего?

- Нет, не жалею. Стало лучше. Свобода слова. Все равно люди более свободнее стали. Более уверенные в себе.

- Сожалею. С точки зрения экономики, те же ресурсы природные - все это было связано. А сейчас взяли все и сломали.

- Там было проще. Конечно, сейчас хорошо, везде всего полно, но все нам недоступно.

- Конечно, жалею. Тогда была жизнь, а сейчас не жизнь. Сейчас же анархия настоящая. Цель какая-то была, а сейчас без цели. Сейчас все одним днем проживут, и все.

Вероника Боде:

По свидетельству социологов, количество людей, испытывающих ностальгию по Советскому Союзу, со временем растет. В последние годы оно достигало 80 и даже 85 процентов.

О том, как менялось отношение к распаду Союза, рассказывает Лев Гудков, заведующий отделом социально-политических исследований Всероссийского центра изучения общественного мнения.

Лев Гудков:

Первоначально распад СССР воспринимался, скорее, как вполне закономерное и объяснимое событие. Понятны были причины, которые раздирали этот Союз. Но это было очень недолго.

Как только выяснились негативные последствия и было осознано само это событие, ну, по крайней мере, более образованной частью российского общества... потому что массами, на мой взгляд, это не понято до сих пор; существует некоторая инерция прежнего, союзного мышления, соответственно, поддерживается вся та довольно бесцеремонная политика, которую ведет российское правительство в отношении бывших союзных республик. Но более образованной частью распад принят, как крайне нежелательный факт, и воспринимается, как результат некоторого заговора демократов и западных кругов, как событие, которого можно было избежать.

Забыты те национальные настроения, желания свободы, которые вели население этих республик, отторгали их.

Сегодня, конечно, доминирует вот это чувство случайности, предательства и сожаления.

Вероника Боде:

Лев Гудков - о причинах ностальгии россиян по бывшей советской империи.

Лев Гудков:

Ну, прежде всего, ностальгия по нашему великому прошлому. По стабильности, определенности существования, по тем, возможно, мнимым, иллюзорным гарантиям, которые давала советская система. Все-таки, это воспринимается не просто как территория, как страна, но и как определенная система.

Тоска по этому времени стабильности и порядка, она переносится и на все отношения с прошлыми республиками.

Ну, это было, все-таки, ощущение свободы передвижения, свободы контактов. И главное - это ощущение общности, большой сильной страны, имеющей вес в мире. И все остальные детали, они укладываются в этот же имперский комплекс.

Если реально смотреть на вещи, то, конечно, страна только выиграла от этого. Потому что до самого последнего времени она фактически играла роль донора. Дотировала республики, причем, очень существенно. Очень своеобразная, конечно, империя, которая от своих колоний ничего не получала, а, напротив, ради престижа, ради самовоспроизводства этой имперской системы платила довольно значительную цену за поддержание вот этой колониальной системы.

Понимания этого нет, причин, почему в России лучше жить, чем в республиках. И ни пресса, ни элита не дает этому объяснения, поэтому и в массовом сознании причин этого нет.

Вероника Боде:

О причинах растущих сожалений россиян о Советском Союзе размышляет психолог Маргарита Жамкочьян.

Маргарита Жамкочьян:

Когда распадается нечто большое, в чем вы жили, сожаление - оно все равно будет. Очень важно человеку ощущать принадлежность к чему-то, а чем больше это что-то, тем комфортнее человеку психологически.

И мы чувствовали принадлежность к этой стране, даже если она для стран западного, скажем, мира считалась изгоем или империей зла.

Вот это чувство принадлежности - оно очень важно. Это фундаментальная потребность человека.

И вот теперь смотрите, на какой мы ступеньке оказались. Вдруг из-под нас вышибли вот это ощущение "прикрытости" и безопасности. У нас сейчас рассыпалась эта принадлежность.

Почему этот вопрос оказался самым болезненным? Да вот, может быть, поэтому. Национальности вдруг приобрели такой вес, что мы заколебались, принадлежим ли мы к большой стране или к отдельным национальностям. Более того, помните, было понятие "советский человек" - как чуть ли не особая нация? Вот это субъективное ощущение психологически важнее, чем действительно объективный анализ, который нам пытаются рационально показать ("Ну, не было же этого", да?). А важно субъективное ощущение.

Еще один психологический момент интересный. Когда вы живете в одном пространстве, и вдруг его сужают, то вы это почти физически ощущаете. Это очень сильный дискомфорт. У вас как будто сужены возможности.

Эти возможности не просто исчезли, просто сопротивление на этих границах. Взаимные претензии, враждебность. Очень неуютно стало.

Вероника Боде:

К этому можно добавить, что россиянам вообще не свойственно жить сегодняшним днем. Их упования обычно смещены либо в "светлое будущее", как в советские времена, либо в прошлое, как сейчас, когда наступившее будущее не оправдало ожиданий. И чем дальше уходит в прошлое СССР, тем светлее воспоминания о нем.

На вопрос "Сожалеете ли вы о распаде Советского Союза?" отвечают москвичи.

- Хотел бы в Советский Союз вернуться опять, поэтому и паспорт до сих пор не меняю. Так что остаюсь "гражданином Советского Союза".

- Жалко. Может быть, просто потому, что уже возраст такой. Вспоминаешь как-то уже с ностальгией о том, что когда-то было. Может быть, моложе, были какие-то надежды, какие-то желания.

- Наконец, все получили свободу. Развалилось очень плохое государство. Было ущемление свободы. Все вокруг было серое. Колбасу было трудно достать. И сама атмосфера вокруг, когда люди "ходили строем".

- Мы не имели права так легко выехать куда-то. С другой стороны, меньше были зарплаты, но мы были уверены в завтрашнем дне, что мы не будем голодные.

- Боже упаси! Распланированная жизнь до пенсии - совсем не интересно.

- Я не могу сказать, что намного хуже стало жить. Другое время - другие возможности.

- Да. Распад, в общем-то, никому был не нужен в тот момент. Может быть, кроме тогдашних руководителей, которым не хватало власти.

- Я считаю, что та система себя уже изжила. Все равно, это неизбежно случилось бы. Мертвая система.

- Мне жалко почему-то. Потому что я помню то время и помню тот эмоциональный подъем, который был у всех и у каждого. Если раньше все были вместе, и никто не был брошен, то сейчас каждый сам за себя. "Человек человеку волк" - эта фраза стала какой-то актуальной.

А с точки зрения политики, в принципе, это, конечно, хорошо, потому что все-таки это был обман своего рода. Мне кажется, сейчас обмана гораздо меньше.

Вероника Боде:

А сожалеют ли о распаде империи в бывших союзных республиках?

О ситуации на Украине рассказывает Валерий Хмелько, президент Киевского международного института социологии, по телефону из Киева.

Валерий Хмелько:

Определенная часть населения не согласна с тем, что распад СССР, в целом, был положительным событием для Украины. И довольно большая часть - 48-49 процентов.

Но когда мы ставим вопрос об отношении к тому, что родилось в результате этого распада, больше 60 процентов высказываются за то, чтобы Украина оставалась независимым государством. И только от 25 до 30 процентов только хотели бы снова объединиться в одно государство.

Для части Украины, которая относится к Западной или к Правобережью, это вообще соответствует их национальному самосознанию. Для другой части, в которой национальное самосознание не так развито, они приобрели некоторые возможности, которые начисто отсутствовали раньше. Например, общение со всем миром, которое раньше шло только через Москву.

Уровень поддержки независимости Украины колеблется на протяжении этих 10 лет в очень тесной связи с тем, как оценивается состояние дел в самой Украине. Прежде всего, экономических дел.

Украина, как и другие части бывшего Союза, прежде всего, конечно, проиграла с точки зрения уровня развития экономической кооперации и разрыва связей сотрудничества экономического. А выиграла Украина, прежде всего, в том, что она получила возможность восстанавливать свою культуру, которая в очень сложных обстоятельствах находилась в бывшей имперской системе.

Вероника Боде:

"Каковы, по вашему мнению, главные положительные и отрицательные результаты пребывания у власти Михаила Горбачева?" Вопрос Радио Свобода адресован петербуржцам.

- Положительных я просто не нахожу. Это связано с Беловежским соглашением, развалом Союза, внедрением насильственным капитализма.

- О нем приятное впечатление осталось. То, что с алкоголем боролся, очень хорошо.

- Дал нам немножко свободы. Отрицательное - развал Союза на его совести.

- Но ведь перестройка была, а сейчас вроде как последствия ее. Лучше мы живем, как-то свободно.

- То, что развалил страну. Такую страну! Это, извините, когда все национальности и все веры были объединены вместе.

- Положительное то, что он сдвинул с места такую махину, как наше бывшее тоталитарное, в общем-то, громадное государство.

- Развал Союза, конечно. Он виноват кругом.

- Сначала мы были в восторге. Потом было отрицание. А теперь, по прошествии лет, понятно, что очень много положительного было. Много сделал для страны.

- Все-таки он привел страну к демократии, а издержки связаны, скорее, с объективными факторами, от него мало зависевшими: недооценка национализма, которая привела к развалу Союза. Но это, наверное, было неизбежно.

Вероника Боде:

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, лишь около трети россиян испытывают добрые чувства к Михаилу Горбачеву, и около 40 процентов не чувствуют к нему симпатии. Проголосовать за его партию на выборах в Госдуму сегодня согласились бы лишь 14 процентов опрошенных против 80.

По свидетельству социологов, негативное отношение к бывшему президенту обусловлено, в первую очередь, тем, что с его именем связан распад советской империи.

А какие чувства вызывает у россиян структура, возникшая после распада СССР, Содружество Независимых Государств, и как долго, по их мнению, оно просуществует? Слово - жителям Костромы.

- Где-то скоро развалится. Будем подклеивать, а оно будет разваливаться.

- Ну, судя по тем событиям, которые происходят, вряд ли будет все вместе. Все распадется.

- Думаю, что тенденция к тому идет, к объединению наших всех республик. Белоруссия уже настроена на это. Киргизия, по-моему, Казахстан, по-моему, не прочь.

- Да развалится, видимо. Каждый сам по себе.

- Мне кажется, так будет долго. Наверное, возврата нет к СССР, мне кажется. Все, только движемся вперед.

- Долго, наверное. Крепко уж теперь все сплотились. Не выходит ничего отдельно-то.

- Наверное, все-таки лучше в Содружестве жить. Жизнь показывает это. Я думаю, что союз, наверное, какой-то будет.

- Думаю, будет. Потому что есть интересы у них, у этих государств - экономические, военные, оборонительные. Может быть, заменится на какую-то другую форму, но пока, вот в ближайшее время, я думаю, будет.

- Желательно бы как можно быстрее бы сплотиться в Союз. А СНГ не нравится.

Вероника Боде:

41 процент опрошенных Всероссийским центром изучения общественного мнения ответили в этом году, что СНГ помогает сохранить добрососедские отношения между входящими в него странами, ровно столько же - что Содружество не играет большой роли в этих отношениях, и 8 процентов - что оно лишь обостряет отношения между государствами.

Слушаем комментарий Льва Гудкова, заведующего отделом социально-политических исследований Центра.

Лев Гудков:

Преобладает понимание, то это нежизнеспособная организация, что тут конфликтов и минусов больше, чем плюсов, и это, в общем, чисто формальная организация.

Хотя надежда не исчезает, что это может быть реорганизованный Союз на более приемлемой и более человеческой основе. Но поскольку это не происходит, преобладает некоторая определенность и непонимание того, куда ведет ход событий.

Но, опять-таки, не всегда так было. Вначале были очень сильные надежды, что вот, действительно, возникнет такая структура, интегрирующая общие интересы, но потом наступило разочарование. Но в последнее время, именно с приходом к власти Путина, здесь наметился некоторый рост позитивных опять ожиданий, оживились все надежды на восстановление прежней роли России, ведущей роли на пост-советском пространстве.

Короче говоря, весь тот имперский-державный комплекс реанимировался. И дал некоторые надежды на то, что СНГ станет таким инструментом.

Вероника Боде:

Распад империи - вещь хорошо известная в мировой истории. Подавляющее большинство россиян, как мы выяснили, спустя 10 лет тоскуют по былому величию советской державы.

Английский социолог Теодор Шанин, профессор Манчестерского университета и ректор Московской Высшей школы социальных и экономических наук, рассказал нам, что ситуация в Англии после распада Британской империи была прямо противоположной.

Теодор Шанин:

Количество людей, которые по-настоящему сожалели о потере империи, было сравнительно небольшим после мировой войны, и уменьшалось оно довольно быстро. В том кругу, в котором я жил (академический круг) - сказать, что оно уменьшалось, недостаточно сильно. Оно вышло на ноль.

Быть может, был какой-то элемент сожаления о потере мирового статуса Великобританией, но и это было очень мало.

Я думаю, что это так происходило, потому что, во-первых, это период расцвета экономического, когда граждане Англии жили все лучше и лучше. Если бы какой-то экономический распад связался с уходом империи, тогда люди бы жалели империю. Но так как этого не произошло, люди не жалели.

В этом смысле - есть фундаментальная разница в контекстах. Потому что в России распад империи сошелся с экономическими трудностями распада рынков, фундаментального разделения труда, которые существовали в Советском Союзе. Там был заложен в этом экономический кризис.

Вероника Боде:

Социолог Лев Гудков не сомневается, что распад Союза был благом для России.

Лев Гудков:

Конечно, это благо неоднозначно. Как и во всякой империи, там есть некоторые элементы универсализма, которые в принципе могут быть оценены очень высоко. Но, конечно, эти плюсы ни в какой степени не могут перевесить тот негатив прошлого, который связан с советской тоталитарной системой, с репрессивными институтами. Которые бы существовали еще очень долгое время и сдерживали развитие цивилизационных процессов внутри России.

Распад Союза был совершенно закономерный, на мой взгляд, и процессы эти начались задолго до собственно конца. Система просто не могла существовать. Она развалилась, она внутренне сгнила.

Вероника Боде:

Став отдельным государством, Россия обрела свой собственный флаг. "Нравится ли вам государственный флаг Российской Федерации?" С таким вопросом Радио Свобода обратилось к жителям Хабаровска.

- Намного лучше был красный флаг. Мы, наверное, все к чему-то стремились. Как и пионерский галстук - тоже был красный. Звездочка красная.

- Он является государственным флагом. А то, что представляет собой символику государства - надо любить, ценить, уважать. И коль принято это коллегиально, то я вот, как простой гражданин России, я должен этому подчиняться. Более того - даже, может быть, и преклоняться перед ним.

- Нет, конечно. Ну, может быть, я - старых устоев. Как-то он мне не греет душу. Чем-то он веет таким - естественно, не нашим, не родным чем-то.

- Патриотических чувств не вызывает. Нам все равно, абсолютно.

- Этот новый? Не нравится. Ужасно. На флаг не похоже. А какие-то отдельные материалы. И что они означают, я толком тоже не знаю.

- Конечно, то, что устарел, допустим, красный этот флаг...

Сейчас вся история перевернута. Если раньше мы в какие-то идеалы верили, в эти символы, пионерами были, ходили, - то сейчас все это разрушилось. На самом деле, мы уже и правда не знаем, что там было когда-то. Сейчас принимаем такой, какой она есть.

- Да. Потому что в нем есть глубокий смысл. Красная полоса - это земля, синяя полоса - это небо, это то, что помогает нам жить, а белая - это нечто. То есть - Дух, Господь Бог.

- Красный был лучше. Там символика была, вот, серп и молот, например. У других государств тоже три полосы, только по-другому они все. Можно спутать.

- Очень симпатичный. Голубой цвет мне особенно симпатичен. Разбавляет между белым и красным.

- Ну, мне кажется, сейчас нормальный флаг. Ну, как-то вот был красный он, все время красный цвет - мне кажется, вот он как-то давил вот на нас все-таки.

А сейчас вот он как-то вот смотрится лучше.

- Очень веселый. Нет мрачных цветов. Слева белое, справа красное, посередине голубое. Как в Госдуме. А вообще, похож на французский флаг.

Во Франции женщины очень красивые. Я надеюсь, что в России скоро будут такие же.

Вероника Боде:

"Какой ваш самый любимый российский фильм?" С таким вопросом корреспондент Радио Свобода обратился к жителям Санкт-Петербурга.

- "С легким паром". Очень много иронии, доброты. Хочется верить в это.

- Старые люблю фильмы. 1980-е годы, 1970-е годы.

- "Братья Карамазовы", "Идиот". В советское время, кстати, ставили лучше фильмы, чем сейчас. Вот эти детективы, которые сейчас поехали на нашу сцену, это не то. Ничего серьезного.

- Кинофильмы раннего периода лучше, чем кинофильмы этого. Там сюжеты смешнее. Например, "Бриллиантовая рука", там, "Приключения Шурика".

- "Вокзал для двоих" красивый фильм.

- Старые фильмы. "Берегись автомобиля". Именно вот это отношение к жизни, какое-то доброе такое, честное.

- Великолепная "Бриллиантовая рука", "Невероятные приключения итальянцев в России".

В 1980-е годы, особенно 1990-е годы немножко увлеклись чернухой. Нам достаточно импортной чернухи, поэтому хотелось бы свои фильмы видеть, более духовные, душевные.

- "Москва слезам не верит". Потому что этот фильм как раз про нашу жизнь. Это фильм почти что мой ровесник, по-моему, и мне он очень нравится все равно.

- "Неуловимые мстители", "Корона Российской империи". Вот этот сериал "Семнадцать мгновений весны".... О, "Человек с Бульвара Капуцинов"! Это был хит.

После 1980-х годов фильмов не существует.

Вероника Боде:

Как мы видим, бытует мнение, что старое российское кино лучше современного, и фильмов последних лет среди самых любимых петербуржцы практически не называют.

О том, какое кино популярно сегодня в России, мы спросили кинорежиссера Сергея Соловьева.

Сергей Соловьев:

Сегодня в России очень популярно американское кино. И чем больше, так сказать, строится кинотеатров, чем богаче становится как бы жизнь богатых людей, тем больше ходит в моду среди молодежи ходить и смотреть любую совершенно, американскую белиберду.

Никаких душевных связей с национальным кино не существует. Поэтому, если мы говорим о феномене массовой культуры, то это совершенно сформировавшаяся "банановая республика". Даже не "третий мир", а - "четвертый мир", который взял на себя все отбросы мировой массовой культуры.

Вероника Боде:

По данным Госкомстата России, отечественных фильмов здесь выходит на экран примерно в 3 раза меньше, чем зарубежных.

В чем, по мнению Сергея Соловьева, причины непопулярности в России отечественного кино?

Сергей Соловьев:

Виноваты все - и, прежде всего, государство. Нет ни одного государства, которое вот так вот распутно и бессмысленно, так сказать, бросило бы этот колоссальнейший рынок.

Вот это вот национальное кино в России - естественным образом оно являлось национальной мифологией. То есть, это - фольклор. Все люди до государственного развала кинематографа с отечественным кинематографом были повязаны смертельными узами. Постольку, поскольку все уроки прогуливались в кино, все свидания назначались в кино, девушек тащили на задний ряд, там, значит, их... там чего-то... тискали. Узнавали, что хорошо, что плохо - из кино.

И этот "масскульт" - он был как-то родственен с культурой. То есть, это не просто поп-корн, а это какая-то такая картошка, которая связана с какими-то пейзажами, да?

Поэтому тут нужно очень разделять, понимаете? Вот чистый "масскульт", причем, еще "масскульт" экспортно-импортный.... А самое хорошее в "масскульте" нашем сейчас - необыкновенная затейливость национального "масскульта".

Я, например, вот с большим уважением отношусь к так называемой "попсе". "Попса" в прямом рыночном соревновании со всеми великими голливудскими фирмами выиграла на рынке свою аудиторию. И все эти филиппы киркоровы, все эти наташи королевы, все эти, там, русалки - тот вот затейливый российский "масскульт", который очень связан с культурой. Все эти "Белки", "Стрелки", там, "Блестящие" - они лежат в эстетической сфере вот этих вот русских затей. Они - нельзя сказать, что просто тупо дерут с американцев. Потому что я могу сказать даже про Спилберга в тех объемах, в которых он существует в России: "Какая гадость, этот Спилберг!" (Хотя я понимаю, что он не гадость, а великий режиссер.)

Про Наташу Королеву я так сказать не могу. Она вот все-таки нас соединяет с этой низинной страной колоссальных просторов.

Вероника Боде:

На вопрос о воем любимом российском фильме отвечают москвичи.

- "Сибирский цирюльник". Красивый. Смотреть его долго.

- "Двенадцать стульев". Юмор, юмор! Там выражения такие, крылатые просто: "От мертвого осла уши. Получишь по почте".

- Самый любимый - "Золушка". Ну, потому что это - мечта.

- Пожалуй, "Белое солнце пустыни". Романтика, острый сюжет. Ну, персонажи там очень интересные.

- "Зимний вечер в Гаграх". С сосредоточенностью не на себе, а на окружающих.

- Наверное, "Кавказская пленница". Ну, вообще нравятся эти старые фильмы. Добрые более и профессиональные тоже. Современное российское кино похоже на западное.

- "Служебный роман". Очень хороший фильм. Он такой легкий, ироничный.

- К сожалению, не могу сказать, поскольку я не смотрю российских фильмов, Я смотрю, в основном, западное авангардное видео.

- "Москва слезам не верит". Ну, чисто жизненный фильм.

- У меня российских нет любимых. Американские фильмы.

- "Брат-2". Отражает современную интерпретацию человека в России и в Америке.

- И "Гараж" - великолепный фильм, и "Осенний марафон" - великолепный. Человеческие характеры показаны очень хорошо.

- "Освобождение". Показывает героизм советского народа в Великой отечественной войне. Без искажения.

- "Три тополя на Плющихе", допустим, мне очень нравится фильм. Любовь такая чистая необыкновенно, которой сейчас уже нет в нашей жизни.

- "Любовь и голуби", эльдаровские фильмы, гайдаевские фильмы. Ну, смесь, наверное, трагедии и комедии.

Вероника Боде:

По наблюдениям психолога Маргариты Жамкочьян, в российской массовой культуре и, прежде всего, в кино своеобразно преломляются известные мифы, наиболее созвучные русской душе.

Маргарита Жамкочьян:

Прежде всего, миф о Золушке. Очень значимый такой миф о том, как проснуться и в одночасье - не иметь ничего, а потом иметь все. И при этом не поступиться своими ценностями. Ну, вот как "Москва слезам не верит". Режиссер переключил с серии на серию, и она уже в другом, светлом царстве.

Наш человек очень ценит счастье вот такое - как жар-птицу, которую можно за хвост поймать. Или даже Емелю-дурачка, у которого все "по щучьему веленью, по моему хотенью" осуществляется.

Мифы, о которых меньше говорят. Вот эта парочка - Иван-царевич и Змей Горыныч или Чудо-Юдо какое-нибудь, которого надо победить. Обрести счастье через - ну, вот, может быть, утверждение такого своего мужского превосходства. Он связан с комплексом неполноценности и имеет отношение к потребности во власти. Мне кажется, очень болезненные у нас в стране, по крайней мере, для мужчин.

И вот недавний фильм, который всем так очень нравится, это "Брат-2". Но я там увидела вот это вот по Высоцкому - "чуду-юду победил и убег". Америку победил, всех там "замочил", над всеми верх одержал. Какие они там бедные, американцы, растерянные - деньги сразу платят. Вот это - сказка, больше для мужчин. И вот "Брат-2" показывает, какой фурор, какое попадание.

Вероника Боде:

Упреки в адрес массовой культуры, пренебрежительное к ней отношение давно стало общим местом, однако социолог Александр Гофман, главный научный сотрудник Института социологии Российской академии наук, считает, что понятия массового и элитарного в современной культуре переплетаются довольно причудливо.

Александр Гофман: Возьмем Баха. Сегодня, когда мы видим, что под музыку Баха фигурное катание, плюс мы это смотрим по телевидению, - мы имеем дело с массовой культурой. Но при этом Бах не перестал быть Бахом. Бах, включенный в некую другую систему, и таким образом он сегодня живет в культуре. И он присутствует в обоих измерениях - и в массовом, и с элитарном.

Можно, конечно, сокрушаться, возмущаться, ну, а можно относиться к этому и вполне положительно. Потому что человек, который увидел "Мону Лизу" на обложке туалетного мыла, потом возьмет, пойдет в Лувр и посмотрит, может быть, ее "в натуре".

Массовизация может быть способом приобщения к высоким культурным стандартам.

Вероника Боде:

По данным социологических опросов, на первом месте в списке любимых книг россиян стоят детективы, за ними следуют любовные и исторические романы, книги по домашнему хозяйству. Современная проза, поэзия и мемуары плетутся в самом хвосте.

Кстати, треть населения вообще не читает книг.

Засилье массовой культуры наблюдается во всем мире, и Россия - не исключение.

А сколько в стране потребителей серьезной культуры? По свидетельству Льва Гудкова, заведующего отделом социально-политических исследований Всероссийского центра изучения общественного мнения, количество таких людей не превышает полутора миллионов. Это чуть больше 1 процента населения.

Лев Гудков - о ситуации с восприятием культуры в стране.

Лев Гудков:

За последние 10 лет у нас произошел развал старой государственно-бюрократической системы организации культуры. И он медленно меняется на более свободную, гибкую рыночную систему.

Довольно долгое время шел плач такой государственной интеллигенции - "погибла культура", "все катится в пропасть", "мы не можем предоставить рынку патент на благородство" (как писала Латынина) и так далее.

На самом деле, происходит несколько очень важных процессов. Когда произошел крах государственной системы, то, естественно, возникли очень сильные "ножницы" между спросом и предложением. Но - недолго. Буквально через несколько лет начался книжный бум. На месте, там, 250 издательств государственных возникли где-то порядка 14 000 издательств, которые, в общем, дают очень гибкий репертуар. Конечно, и в первую очередь, удовлетворяют именно массовый спрос - детективы, мелодрамы, дамские романы, фантастика и прочее. То, что считается массовой культурой. Но я бы не стал бы оценивать ее как однозначно негативное явление.

То, что там представлено в значительное степени, и в боевиках, и особенно в дамских романах, это проблематика частной повседневной жизни, окультурации. А это всегда образцы и стандарты чужой жизни, модели поведения, отношений между людьми, которые, в принципе, в советское время не были известны.

Возьмите такой сериал, который бешеным успехом пользуется, как "Скорая помощь". Это же не просто новое отношение к работе, но и новые отношения между людьми - более человеческие, более терпимые, более сложные. И естественно, что люди кидаются на это.

Кто читает, по нашим данным, те же дамские романы и боевики? В первую очередь, десятка - это образованные женщины. Просто высокомерно оценивать это как "массовуху" я бы никогда не стал. Это очень важный цивилизационный процесс.

Вероника Боде:

"Как называется последняя прочитанная вами книга?" Вопрос Радио Свобода адресован жителям Самары.

- Читаю вот справочник "Родник здоровья". Это не художественная книга, но я ее читаю увлеченно, как художественную, честно говоря.

- "Тихий Дон". Жизнь казачества очень реально описана.

- Даже не знаю. Ничего, наверное. Вообще-то, люблю любовные романы.

- Я читаю, в основном, детективы сейчас. Они более интересные. "Каменскую" читаю.

- Военные, любовные. "Поднятая целина", книжки, там, вообще, журналов полно вот этих вот, "Роман-газета".

- "Бандитский Петербург". Мне вообще "Бандитский Петербург" нравится, хоть он уже 4 года идет.

- Я книги рыболовные читаю.

- В третий раз "Анну Каренину" перечитываю. Мне 34 года было, я совсем по-другому ее поняла. С возрастом это все приходит.

- "Секретарша". Шитова я читаю. Ну, о чем? О жизни, о современной.

- Виктора Суворова, "Освобождение". Он про Сталина, про войну пишет.

- Я лично прочитала на днях "Курортный роман", не наш какой-то. И сейчас читаю другую. Вот сейчас я детектив читаю Татьяны... этой, Серовой.

- Я книгами не интересуюсь. Интересы - работа.

- Наверное, "Кулинария для всех". Ну, во-первых, там очень просто готовить все, и продукты те, что у нас вот продаются. Вкусно, быстро, питательно.

Вероника Боде:

"Кого вы считаете лучшим комиком российского кино?" На вопрос Радио Свобода отвечают жители Ижевска.

- Юрий Никулин. Своей неординарностью, своей улыбкой. Своими анекдотами необыкновенными, потому что они все очень жизненные.

- Этого, как его? Уехал в Америку-то... Крамаров! В любых фильмах смотреть весело. Всегда попадает в десятку.

- Юрий Никулин. А еще нашей семье очень нравится Аркадий Райкин. Наша бабушка его обожала, а дедушка ревновал бабушку к Райкину.

- А вот у Вицина мне нравится, когда он... вот они с этой... как ее? А еще я люблю вспоминать момент, когда им ставили уколы. Просто уписаться, как весело было, какие были разные уколы, какие были разные попы.

- Георгий Вицин. Безусловное служение искусству.

- Маленький этот такой... Андрей Миронов! Тем, что очень непосредственный. Тонкое чувство юмора.

- Куравлева. Своей какой-то неподражаемостью, простотой своей.

- Ой, обожаю Раневскую. Вспоминаю все ее цитаты. Например, такая фраза: "Ты меня удочерил, я тебя уматерила".

- Никулина. У него очень жизненные такие приколы, навеянные таким чем-то своим, домашним, теплым.

- Георгия Вицина. Ну, почему? Потому что он простой мужик, человек из народа, и настолько может показать все жизненные ситуации.

Вероника Боде:

Каковы особенности русского комического героя? Что именно заставляет смеяться россиян?

Об этом размышляет кинорежиссер Сергей Соловьев.

Сергей Соловьев:

Он должен быть самострочный, то есть - я себе не представляю российского комического героя, похожего на Гарольда Ллойда или, так сказать, похожего на Чарли Чаплина.

Вот если Чарли Чаплин - он искусства, так сказать, мюзикла, американского, а Гарольд Ллойд, там, от строго, вообще, так сказать, интеллектуального искусства, превращение комического в трагическое, да? Русский комический герой должен быть "от фонаря". Ни от чего. Потому что вот "Чья туфля?" - "Мое", пойдите, найдите там корни, откуда это? Это - "дурка". Вот эта вот великая жутко искренняя и жутко радостная "дурка". Вот она и образует комического героя.

И сейчас вот такого нет. То есть, вот, почему, допустим, Полунину трудно, да? Полунин - гениальный абсолютно человек. Но это абсолютно антинародный герой. А когда 6 раз Никулин во время исполнения песни ногой и рукой бьет в челюсть и в глаз Миронову, понимаете, тот отлетает.... Я сам радуюсь, когда я жду просто, что в следующий раз... вот просто сижу и жду, понимаете?

А как бы к Полунину я зубы чищу, Кафку читаю, и потом иду к Полунину. Никакого отношения к русской комической... он не имеет. Русская комическая должна быть идиотична. Великая русская "дурка".

Вероника Боде:

В России очень популярны не только отечественные, но и французские комедии.

Вирджиния Куллудон, французский славист, политолог, сотрудница Радио Свобода/Свободная Европа, считает, что стихия смеха во многом объединяет россиян и французов, и смеются они над похожими вещами.

Вирджиния Куллудон:

Я не помню много анекдотов, которые были бы, в общем, смешными по-французски и не смешными на русском языке. Те же самые анекдоты, те же самые ситуации.

Вот эти жизненные координаты очень похожи. Ну, какая-то расслабленность, восприятие хорошей жизни, вот, и за столом, выпивание, способность смеяться над самим собой. Вот это точно и в России, и во Франции.

И - над своим обществом. Но не издеваться, а просто смеяться, как вы смеетесь над своим любимым, из одной семьи.

В общем, это возможность, способность соединить всех, дать понять, что мы все из одной семьи, а одновременно просто смеяться над самим собой. И я думаю, что это провоцирует действительно смех.

Вероника Боде:

"Какую роль играет мода в вашей жизни?" - спросил корреспондент Радио Свобода у жителей столицы Мордовии города Саранска.

- Я думаю, мода в жизни любого человека занимает значительное место, потому что мода - это не только одежда. Что касается, там, у женщин в косметике, даже есть мода на духи. Мода на поведение. Сейчас модно вот, в какой-то степени, быть - мама моя говорит "наглым", а я говорю "смелым".

- Я думаю, типичный образ жизни, отличающий данное время. Вот что есть мода. Она бывает, правда, легкомысленной, не соответствует природе, но взгляд на данное время такой, и люди как раз придерживаются этой моды.

- Ну, есть молодежная мода. Вот смотрю: в мини ходят, в обтяжку все это. "Роки" всякие слушают, сигареты курят все, от мала до велика.

Но если считать вот людей вот среднего возраста - что идет, то и носят.

- Я думаю, что это - одежда. Она подчеркивает красоту и как бы гармоничность. Когда я одеваюсь хорошо, я чувствую себя в полном порядке.

- Моду навязывают. Что тебе навяжут, ты должен ее придерживаться. Хотелось бы без нее обойтись, но деваться некуда.

- Каждый человек выбирает модную вещь - это все, в сущности, выражение нашего "я".

- На мой взгляд, мода - это явление отрицательное, потому что мода заставляет людей быть одинаковыми. Это что-то, что решает за человека.

- Я полагаю, что мода для женщины - это очень важно. Дает женщине возможность преподать себя. Если она модно одета, красиво одета, она может прийти к любому начальнику. Даже пойдет на рынок, ей будут все говорить комплименты. Вот такое что мода.

Вероника Боде:

Когда речь идет о моде, прежде всего, говорят об одежде, интерьере, автомобилях.

Социолог Александр Гофман, автор книги "Мода и люди", уверен, что мода распространяется на самые разные, порой неожиданные сферы человеческой жизни.

Александр Гофман:

Мода действует и в науке, и в медицине даже, потому что есть модные диагнозы. И модная пища бывает, и в лекарствах действует, и где угодно.

В 1950-е, например, годы ставили такие диагнозы (вот когда я был ребенком), которые сегодня не ставят. Если бы тогда кто-нибудь написал "ОРЗ" или "ОРВИ", то его бы просто 100 процентов медицинской общественности высмеяли и не поняли, о чем речь. Тогда самый популярный диагноз - это была "ангина". В 19 веке популярнейшим диагнозом была "аневризма". И Пушкину поставили, когда он был ранен, диагноз "аневризма".

Бывает мода и на болезни. Например, на рубеже 19-20 веков поэту, который отличался отличным здоровьем, розовощекому такому и прочее, никаких шансов прославиться и стать популярным поэтом - не было. Он должен был быть болен, желательно - смертельной болезнью (чахоткой, например), быть синюшным таким, на ветру шататься и падать.

Или возьмем, например, походку. Люди в разные эпохи и в разных обществах по-разному ходят. В 1950-е годы модно было ходить, ссутулившись, засунув руки в карманы, голову втянув в плечи, сигарету засунув в зубы. И человек молодой, тогдашний стиляга, силуэт его напоминал вопросительный знак. Причем, и женщины тоже так ходили.

Я перехожу к 1970-м годам, и тогда походка была уже совсем другой. И женщины, и мужчины вышагивали, выпятив грудь, голова была высоко поднята, они шагали решительным таким шагом. У мужчин стало модным при этом - такая полуулыбка, немножко глуповатая, такая, но она должна была вот подчеркнуть: вот такой хороший парень.

Вероника Боде:

Почему мода столь непостоянна? Что заставляет ее меняться? Об этом мы спросили специалиста по режиссуре имиджа Елену Русскую.

Елена Русская:

Мода опирается на два источника. Первое - это, конечно, традиция, и второе - социальный заказ. То есть, чаяния абсолютного большинства социумов, желания, они не осознаются, они еще в коллективном бессознательном находятся.

И в этом смысле сказать, что "мой сосед носит крестик нательный потому, что это модно", это значит сказать... ну, полную ерунду. Это стало модным потому, что это необходимо абсолютному большинству людей. Мода меняется, потому что время меняется, меняется социальный заказ, те самые желания людей.

Сегодня можно говорить о том, что есть женщина традиционная и классическая, но есть и другая женщина, очень маскулинная, очень феминистически настроенная, и когда-то впервые ей было предложено, именно модой подчеркнув вот это веяние, надеть мужские брюки.

Современный - то же самое, что и модный. И тогда все, что мы можем назвать современным (и книги, и жанры, и тип актера, и сам дизайн телевизора, и реклама, и скорость, с которой говорит человек публично, например) - это тоже модно или не модно, современно или нет.

Вероника Боде:

На вопрос о роли моды в их жизни отвечают москвичи.

- Когда это нечто такое, что одеть нельзя, - ну, просто эпатаж какой-то, экзерсис художника. А повседневная мода - это должно быть удобно, практично и подобающе случаю.

- Когда я была моложе, мода для меня определяющую роль играла. Сейчас я отношусь к ней спокойно, как к эстетическому явлению. Новое явление всегда несет новое сообщение о мире. В линиях одежды, музыкальных произведениях, в инсталляциях, где угодно.

- Мода, с моей точки зрения, это не для серьезных людей. По сравнению с вечностью. Что такое, так сказать, мода? Это ориентация на сиюминутные какие-то общественно-значимые вещи.

- Да никакой. Потому что за ней не угонишься. Она меняется два раза в неделю.

- Никакой, потому что я предпочитаю стиль. Мода приходит и уходит, а стиль всегда остается.

- Следим, конечно, но полностью следить за модой, вот следовать каждому просто ее капризу - это неправильно, потому что теряется индивидуальность. Я считаю, что не заботиться о своей внешности - это, мне кажется, не быть человеком.

- Никакой. Свое мнение имею. Ну, как, если обнаженной со сцены выступает, это мода какая-то несерьезная, неумная. Срам какой-то.

- Стараюсь во всем следовать моде. Ну, когда были 1960-е годы, я старался быть ближе к диссидентским кругам, сегодня модным является совсем другое - зарабатывать деньги, сидеть вечерами в ночных клубах, и так далее. Я меняюсь вместе с модой, вместе с погодой.

XS
SM
MD
LG