Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Операция на сердце бундесвера


В послевоенной Германии традиционно настороженно относятся к операциям бундесвера за пределами страны. События в Афганистане, однако, заставили многих граждан ФРГ пересмотреть свою точку зрения

В послевоенной Германии традиционно настороженно относятся к операциям бундесвера за пределами страны. События в Афганистане, однако, заставили многих граждан ФРГ пересмотреть свою точку зрения

Министр обороны Германии Томас де Мезьер представил свой доклад по реформе армии ФРГ - реформе, начатой его предшественником на посту министра обороны Карлом Теодором цу Гуттенбергом, ушедшим в отставку после обнаружения плагиата в его докторской диссертации.

Критических мнений по поводу работы цу Гуттенберга в оборонном ведомстве ФРГ уже прозвучало немало. Томас де Мезьер, однако, не участвует в этой критике, а в своем недавнем интервью он за многое хвалил цу Гуттенберга. При этом Томас де Мезьер все же заявил:

– Когда-нибудь я вообще перестану отвечать на вопросы о моем предшественнике. Я смотрю вперед. Я спланировал работу по реформе так, как считал нужным и верным – и хотел бы заниматься осуществлением этих планов.

Что это за планы? В чем он продолжают работу цу Гуттенберга, чем отличаются от его концепции? Главное - продолжается: самая крупная реформа бундесвера со дня его основания. В течение максимум 7-8 лет бундесвер должен быть превращен в компактную современную профессиональную наемную армию. Все это будет осуществляться под знаком необходимых сокращений численного состава и экономии средств. Или хотя бы с перспективой такой экономии.

– Модернизация и реформирование бундесвера и одновременно министерства обороны будет похожа на операцию на открытом сердце, во время которой оперируемый продолжает прогулку по улице, – считает Томас де Мезьер.

Численность армии должна быть сокращена с нынешних 220 тысяч до – скорее всего – 175 тысяч военнослужащих: 170 тысяч – профессиональные солдаты и офицеры и только 5 тысяч – добровольцы. В аппарате министерства обороны из нынешних 3500 сотрудников останется 2000. Сокращения коснутся и генеральского корпуса.
Главное, что ставят критики в вину цу Гуттенбергу – то, что он уверенно декларировал возможность сокращения в результате реформы бюджетных расходов на военные нужды и даже называл цифры. Теперь постепенно выясняется, что экономии на расходах на содержание реформированной армии не предвидится – по крайней мере, на переходном этапе. Попытки искать резервы экономии, не нанося ущерба боеспособности и безопасности, все же будут предприниматься.

Цу Гуттенберг добился исторического решения об отмене в Германии всеобщей воинской повинности. Перед де Мезьером стоит задача (и она непроста) сделать будущую профессиональную армию привлекательной для молодежи. Это будет нелегко сделать в обществе, где доминирует пацифизм: 90 тысяч молодых граждан ФРГ, отвергая собственно военную службу, шли по призыву на службу альтернативную – в дома престарелых, библиотеки и т.п. Теперь этой почти бесплатной рабочей силе потребуется замена. А это немалые деньги.

Концепцию реформы по де Мезьеру критикуют не только в оппозиции. Говорит руководитель Общественного объединения военнослужащих (своеобразного профсоюза военных Германии) подполковник Ульрих Кирш:

– Министр Томас де Мезьер в своем докладе представил умное и весьма полное описание положения дел. Вместе с тем, я не верю в то, что службу в армии можно в короткий срок представить в качестве привлекательной. А это необходимо для того, чтобы заполучить в армию тех, кто сможет решать ее задачи.

- Главной проблемой вооруженных сил остается недостаточное финансирование, – указывает Арнольд Райнер, военный эксперт партии социал-демократов. – При сохранении поставленной ранее правительством задачи сэкономить на армии 8.3 миллиарда евро проблемы реформирования не решить. Ситуация остается подвешенной.

Судя по всему, исходная посылка реформаторской деятельности Карла цу Гуттенберга была не вполне верна. Армия не станет обходиться дешевле, но реформа ее, тем не менее, необходима в свете новой роли Германии в мире. По сложившейся традиции Германия и немцы боятся видеть своих солдат за пределами страны – напоминая то и дело друг другу, что бундесвер по конституции призван защищать территорию страны от внешних угроз. Попытка думать иначе – к примеру, о кампании в Афганистане – стоила должности бывшему президенту страны Хорсту Келеру.

В Афганистане идет война, там опасно, там погибают немецкие солдаты; то, что в Германии теперь это понимают все, есть немалая заслуга и цу Гуттенберга.

- Я говорил сразу после его ухода и остаюсь при своем мнении: бывший министр имеет заслуги перед армией – прежде всего в том, что он вернул Германии реальное понимание характера участия немецких военнослужащих в миссиях за пределами страны, - подчеркивает Ульрих Кирш. – Что же касается самой реформы, то здесь, как говорится, начать и кончить.

Рассуждая о будущих миссиях профессионального бундесвера, Томас де Мезьер, в частности, сказал:

– Если мы взглянем на современный мир, то везде увидим военное присутствие – новозеландских, канадских, австралийских, норвежских военных. Если мы зададимся вопросом, зачем они там находятся, то придем к выводу: в этих странах почитают за честь брать на себя ответственность перед миром. Германия – крупная и важная страна. Мы хотим сохранять свое влияние в мире. И в эту задачу входит также - если мы будем считать это нужным и верным, не вынужденно, а по нашему собственному убеждению и желанию – взятие на себя международной ответственности.

Важный для многих в Германии вопрос, на который так пока и не ответил министр обороны Томас де Мезьер звучит так: сколько все же будет стоить реформа бундесвера?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG