Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Моцарт и Сальери

  • Марио Корти

Передача четвертая >>>
"К сделанному легко добавляется"


К сделанному легко добавляется. По латыни эта фраза звучит так: Facile inventis addere. Приписываемая римскому композитору и виртуозо Муцио Клементи, фраза эта имеет прямое отношение к Моцарту.

[Clementi, начало сонаты Муцио Клементи опус 24, номер 2]

которую он сыграл в Вене, во время знаменитого состязания с Моцартом за клавишами.

В начале 1782 в Вене состоялось состязание между знаменитым виртуозом Муцио Клементи и Моцартом. В присутствии императора Иосифа II и будущего русского императора Павла Петровича с супругой Марией Федоровной композиторы продемонстрировали свое мастерство за клавишами. Клементи был в восторге от Моцарта. Но вот что Моцарт, в письме отцу, говорит о Клементи:

Клементи умелый клавесинист. И этим все сказано. Он хорошо владеет правой рукой, его главные пассажи состоят из терций. Впрочем, вкуса или чувствительности у него ни на грош - он просто механик.

В другом письме отцу от 7-го июня 1783 года Моцарт пишет:

Клементи шарлатан, как все итальяшки - пишет Presto или даже Prestissimo и alla Breve, а играет Allegro...

Послушаем еще раз мотив из сонаты Клементи:

[Clementi, из первой части сонаты Муцио Клементи опус двадцать четыре номер два.]

А теперь - следующее:

[Mozart, из увертюры к Волшебной флейте.]

Узнали? Да, это из увертюры Моцарта к Волшебной флейте. Так вот, с одной стороны, Моцарт употребляет по отношению к Клементи презрительные эпитеты - механик, шарлатан, итальяшка... С другой - через несколько лет вспоминает о мотиве Клементи и использует его в Волшебной флейте.

Вернемся к состязанию между Моцартом и Клементи. Откроем Британскую энциклопедию, издание шестидесятого года:

Можно по праву сказать, что Моцарт завершает старую школу фортепианной техники, тогда как Клементи основатель новой школы.

Такого же мнения придерживался русский виртуоз Владимир Горовиц, один из исполнителей музыки Клементи. В известном телевизионном интервью он на примерах Моцарта и Клементи подчеркивал новаторство последнего, противопоставляя его традиционализму Моцарта. Кстати в следующих изданиях Британская энциклопедия произвела Клементи в англичанина, поскольку он долго жил в Англии, где и умер. Надо сказать, что Клементи ничего плохого Моцарту не сделал. О Моцарте он всегда отзывался в самом уважительном тоне, восхищался искусством австрийского композитора и сыграл основную роль в распространении музыки Моцарта в Великобритании. В отличие от Сальери, Клементи не занимал положения, на которое Моцарт мог как-то претендовать. Он был прославленным виртуозо, известным во всей Европе. Беетховен, к примеру, осознал значение Клементи и первые свои сонаты писал в его стиле. А вот Моцарт ни с того ни с сего обзывает его механиком, шарлатаном, итальяшкой. И при этом... позаимствовал у него великий мотив. В статье Сальери: соперник Моцарта или образец для подражания? австрийский музыковед Кантнер пишет:

История восемьнадцатого века знает несколько случаев, когда композиторы, получив от коллег... стилистические подсказки, а иногда и позаимствовав у них целые идеи, всячески пытались заметать следы в газах публики (да и в собственных глазах тоже) резко и с ненавистью критикуя тех, кому они подражали.

Как пишет биограф Моцарта Альфред Эйнштейн:

Моцарт не был хорошим товарищем по цеху. Каждый раз поражает и огорчает, когда в его письмах наталкиваешься на самые беспощадные суждения о современных ему музыкантах. Моцарт скуп на похвалы даже в отношении тех, кому он многим обязан.

Не забудьте об этом аспекте характера Моцарта, когда речь пойдет о его отношениях с Сальери. Великий дирижер Бруно Вальтер писал, что

ничто из того, что мы знаем о Моцарте-человеке не может быть отнесено к Моцарту-творцу. Какой контраст между личностью и художественным величием...

Я предлагаю прослушать сначала отрывок из первого движения сонаты Клементи опус 24, номер 2, в исполнении венгерского пианиста Балаш Соколай, а затем отрывок из симфонии Моцарта к Волшебной флейте.

[Clementi, первая часть сонаты опус 24 номер 2.]

А теперь - увертюра Моцарта к Волшебной флейте.

[Mozart, из увертюры к Волшебной флейте.]

Альфред Эйнштейн пишет:

Этот "плагиат" со стороны Моцарта наилучшим образом демонстрирует бесмысленность самого понятия плагиат. То что у Клементи не более, чем замечательная идея ... у Моцарта наполняется содержанием, возводится в высокий символ, благодаря полифоничеcкой ее обработке... прорастает в область вечного.

Еще один биограф Моцарта, из биографов-вульгаризаторов - некто Др. Херманн Фрайхерр фон дер Пфортен, в начале века профессор мюнхенского университета, пишет:

То обстоятельство, что тема увертюры заимствована из одной сонаты Клементи, никак нас не задевает. Моцарт не нуждался в том, чтобы просить подаяния у других... В увертюре найдена еще одна реминисценция из мелодрамы Бенды Ариадна. Но и над этим голову ломать не стоит.

Конец цитаты. Комментарии излишни. Второму изданию своей сонаты Клементи предпослал предисловие такого содержания:

Эта соната была сыграна автором в 1781 году в присутствии Моцарта. И добавил по латыни - tulit alter honores: Однако слава принадлежит другому. Вспомним еще раз фразу венского профессора Кантнера, прозвучавшую в предыдущей передаче цикла...

Kantner

Моцарт был гением в заимствовании чужих идей. Он доводил их до совершенства так, как этого не умели делать авторы этих идей.

Corti

В передаче о Реквиеме из-за недостатка времени мне не удалось провести параллели между Реквиемом французского композитора Франсуа-Жозефа Госсека и Реквиемом Моцарта. Сделаю это сегодня. Вопрос, кто у кого и что заимствовал входит в тему нашей передачи. Мы говорили что хроматизмы в Lacrymosa Госсека напоминают Recordare у Моцарта, а Introitus номер два в Реквиеме Госсека очень похож на Agnus Dei моцартовского Реквиема.

Итак, в завершение первой части программы Лакримоза из Реквиема Госсека.

[Gossec, Requiem - Lacrymosa.]

Продолжим сравнение Реквиемов Госсека и Моцарта. Lacrymosa из Реквиема Госсека мы слушали. Хроматизмы в этом отрывке напоминают Recordare у Моцарта. Мы уже говорили в предыдущей программе, что вокальные партии Recordare в моцартовском Реквиеме принадлежат Моцарту, инструментовка - Зюссмайру.

[Mozart, Requiem - Recordare.]

И еще одна параллель. Второй Introitus Франсуа Жозева Госсека и Агнус Деи моцартовского Реквиема. По правде говоря, Agnus Dei сочинил не Моцарт а Зюссмайр. Но от этого суть не меняется. Сначала Introitus номер два Госсека.

[Gossec - Introitus #2.]

Теперь послушаем Agnus Dei, сочиненный Зюссмайром для моцартовского Реквиема.

[Mozart-Suessmayr, Requiem - Agnus Dei.]

Странно, но Бетховен по какой-то причине не любил моцартовского Реквиема. В салонный альбом Бетховена кто-то из его окружения записал такую фразу по поводу Реквиема: Eine alte schweynerei - этакое свинство. Что имелось в виду, никто не знает. Известно только, что Бетховен распорядился, чтобы на его похоронах играли Реквием не Моцарта, а Керубини. Друзья Бетховена решили пренебречь распоряжением. Сыграли оба.

То, что мы вернулись к духовной музыке, дает мне повод познакомить вас еще с одним духовным сочинением Моцарта, которое я очень люблю. Называется оно Ave Verum, и, по мнению австрийского музыковеда Леопольда Кантнера, имеет определеное отношение к Сальери. Кстати, это представляет мне еще и возможность дать прямое сравнение музыки Сальери и музыки Моцрта - впервые в нашем цикле... Леопольд Кантнер.

Kantner

В какой-то мере Сальери был эталоном музыки для Моцарта. Стилистически Ave Verum Моцарта полностью выпадает из обычного Моцартовского стиля - мелодичность, простота. Откуда это? Исследователи Моцарта до сих пор не задумались над этим. Они только хвалили это. Сальери, реагируя на отвращение императора Иосифа II к демонстрациям виртуозности, к орнаментам, выработал совершенно новый церковно-музыкальный стиль, простой и мелодичный. И этот простой, мелодичный церковно-музыкальный стиль, который есть у Сальери в его мессе от 1787 года, а позже появляется в его Реквиеме, во всех его церковных сочиненияx - кстати у Гайдна он тоже есть в Священной мессе - так вот, стиль этот был позаимствован Моцартом в Ave Verum.

Corti

В продаже сегодня я смог найти только одно духовное сочинение Сальери. Это Te Deum - Тебе Бога хвалим, сочиненный Сальери в конце 1790 года по случаю коронации императора Леопольда II. Из него я выбрал стих Te ergo quesumus, ближе всего напоминающий тот мелодичный и простой музыкальный стиль, о котором говорил профессор Кантнер.

[Salieri, Te Deum - Te ergo quesumus.]

И, наконец, Аве верум, сочиненное Моцартом в 1791 году - в последний год его жизни...

[Mozart, - Ave Verum.]

Два столетия прошло со смерти Моцарта. Написано море книг, научных работ и романов - об обстоятельствах смерти композитора, о Реквиеме, его лебединой песни, великом опусе великого человека, opus summum viri summi, как писал Йоханн Адам Хиллер. Заработана гора гонораров. Но, как мы знаем, Реквием - плод коллективной работы. Над ним работали, кроме самого Моцарта, в первую очередь его ученик и, кстати, также ученик Сальери, Франц Ксавер Зюссмайр, ученики Фрайштедтер и Айблер, а также Максимилиан Штадлер. Кроме того, музыковеды нашли несколько прообразов моцартовского Реквиема: в частности, считается, что Kyrie заимствован у Карла Филиппа Эммануэля Баха и у Генделя, Rex tremendae у Чимарозы, Приношение даров у Михаила Гайдна, Agnus Dei у Госсека. Таким образом, мы имеем целую плеяду авторов и вдохновителей моцартовского Реквиема. В алфавитном порядке: Айблер, Карл Филипп Эммануэль Бах, Михаил Гайдн, Георг Фридрих Гендель, Франсуа-Жозеф Госсек, Франц Ксавер Зюссмайр, Моцарт, Фрайштедтер, Чимароза, Штадлер - по крайней мере, одиннадцать человек.

XS
SM
MD
LG