Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Моцарт и Сальери

  • Марио Корти

Передача седьмая >>>
"Контекст, продолжение"


В конце прошлого года, готовясь к нашей серии, я слушал Свадьбу Фигаро Моцарта и натолкнулся на один мотив, который отбросил меня далеко назад во времени. Я был глубоко тронут. Этот мотив я слушал в детстве. В прошлые времена в Италии была традиция: каждый год под Рождество пастухи спускались с гор, ходили по улицам и играли на волынках рождественские мелодии.

[Итальянская народная песня - Piva, piva...]

Комментируя арию Voi che sapete из Свадьбы Фигаро, биограф Моцарта Альфред Эйнштейн пишет:

Тут выявляется все одинокое величие Моцарта, особенно если представить себе как написал бы ее итальянец... Итальянские композиторы всегда могли... использовать народные песни... Моцарт же... все черпал из самого себя. Показательно, что, за исключением фанданго в третьем действии, Моцарт отказывался от всего испанского, от всякого локального колорита, в этом он и не нуждался.

В одной этой фразе содержатся, говоря мягко, три неточности. Во-первых, как мы услышали от Джона Платова в предыдущей передаче, ария Voi che sapete, которую Керубино поет в Свадьбе Фигаро, основана на арии графа Альмавивы Saper bramate в Севильском цирюльнике Джованни Паизиелло, сочиненном в Санкт-Петербурге. Мы слушали эти арии в предыдущей передаче. Во-вторых - фанданго был заимствован Моцартом из балета Дон Жуан Кристофа Глюка. А, в-третьих, в Свадьбе Фигаро таки присутствует итальянская народная музыка. А именно...

[Итальянская народная песня - Piva, piva...]

Это - ломбардская рождественская песня. У меня нет точных данных о том, когда возникла эта мелодия. Ее знали мой пра-прадед и пра-прадеды моих ломбардских ровесников. Значит, примерно сто пятьдесят лет тому назад, она уже была, хотя я убежден, что мелодия еще более старинная. Представим себе, что Моцарт услышал ее в детстве, в одном из его путешествий в Северной Италии. Например, на улицах Милана, где, кстати, он и находился - как раз под Рождеством - в декабре 1770 года. Можно себе это представить? Думаю, что можно. Во всяком случае, эта мелодия звучит в Свадьбе Фигаро. Вот еще несколько тактов в исполнении ломбардских волынщиков, затем хор крестьянок из Свадьбы Фигаро.

[Итальянская народная песня - Piva, piva...]

[Mozart, хор крестьянок из Свадьбы Фигаро.]

Я упомянул о том, что и фанданго в Свадьбе Фигаро Моцарт позаимствовал из балета Дон Жуан Кристофа Виллибальда фон Глюка. Сначала фрагмент из Дон Жуана, а затем, для сравнения Фанданго из Свадьбы Фигаро Моцарта.

[Gluck, Allegro giusto.]

[Mozart, фанданго из Свадьбы Фигаро.]

Из книги американского музыковеда Джона Платова Моцарт и опера буффа в Вене:

До недавнего времени в научной литературе оперы Моцарта рассматривались в изоляции, никаких серьезных попыток понять их соотношение с операми, сочиненными в его эпоху другими ведущими композиторами. не делалось... Частично этот подход - пишет далее Джон Платов - отражает националистичесие настроения [немецких исследователей], которые доминировали в музыковедении первой половины 20-го века.

Биографа Моцарта Альфреда Эйнштейна, трудно обвинять в немецком национализме. Однако, как мы видели, ему не удалось избавиться от влияния романтической идеологии. Исследование контекста не самая сильная сторона в его работе.

Подобный подход - пренебрежение контекстом - распространяется иногда и на авторов либретто. Например, на Да Понте. У того же Эйнштейна можно прочесть такие слова:

Либретто оперы Так поступают все женщины... лучшая работа... Да Понте... Не говоря уже о том, что это оригинальная работа.

Утверждение это можно оспаривать. Я уже упомянул главного соперника Да Понте, Джованни Баттиста Касти, несколько лет проживавшего в Санкт-Петербурге. Он-то и есть автор либретто к опере Салиери Пещера Трофонио. Послушаем еще раз американского музыковеда Джона Платова.

Platoff

Много писалось о том, откуда происходит сюжет оперы Так поступают все женщины, откуда Да Понте позаимствовал фабулу для своего либретто. В общем целый ряд опер так или иначе основан на подобном сюжете. Но больше всего к сюжету Так поступают все женщины, приближается опера Салиери Пещера Трофонио. Здесь выступают две пары любовников. Одна - такая очень серьезная, интеллектуальная пара: любят читать книжки, прогуливаться по парку. Другая пара довольно фривольная, легкомысленная, они любят развлекаться, танцевать, бывать на вечеринках. Но вот как только жены входят вместе в волшебную Пещеру Трофонио происходит преобразование личностей. Легкомысленная жена становится серьезной, а серьезная - легкомысленной и, в результате, они отвергают своих партнеров, как уже не соответствующих им по характеру. Вот этот сюжет с обменом партнера и повторяется в Так поступают все женщины. Таким образом, в предположении, что, по крайней мере частично, идея к Так поступают все женщины заимствована из оперы Салиери Пещера Трофонио, есть доля правды.

Corti

[Mozart, из Cosi fan tutte - Так поступают все женщины квинтет Mie signori, e tutto fatto.]

Corti

В предыдущей передаче Джон Платофф упоминал испанского композитора Мартин-и-Солера. Напомню - Мартин-и-Солер стал придворным капельмейстером в Санкт-Петербурге в 1790 году. Там он ставил свою самую популярную оперу Редкая вещь на русском языке. Кстати, полное название оперы: Una cosa rara, ossia bellezza e onesta - Редкая вещь: или же Честность и красота. Джон Платов.

Platoff

Una cosa rara была поставлена в том же году, что и Свадьба Фигаро. Прекрасная музыка. И я хотел бы в частности коснуться двух фрагментов, которые звучат по-моцартовски. Есть ария во втором действии, которая называется Consola le pene. Попробуйте ее переиграть любому человеку, не специалисту, и он вам скажет: Боже мой! Это звучит как Моцарт. Такая красота мелодии, такие деликатные штрихи гармонии - будто сочинил это Моцарт.

[Martin y Soler, из оперы Una cosa rara - Consola le pene.]

Американский музыковед Джон Платов об опере Маритна-и-Солера Редкая вещь.

Platoff

В первом действии есть короткий фрагмент, короткая ария для героини, которая называется A pietade, mercede... Это нечто вроде задыхающегося аджитато. Ария написана для молодой женщины, которая так задыхается от испуга, что едва может петь. Это довольно распространенный прием - его можно найти во множестве опер. И Моцарт прибегает к нему в Так поступают все женщины, когда Дон Альфонсо поет Vorrei dire e non si puo. Моцарт это делал в шутку. Дон Альфонсо только делает вид, что он взволнован, и поет почти тот же тип музыки, в том же ладу, тем же темпом, с той же оркрестровкой, что и в примере из Редкой вещи.

Corti

Сначала A pietade, mercede... из Редкой вещи Мартина-и-Солера, затем... Vorrei dire e non si puo или Vorrei dire e cor non ho из Так поступают все женщины Моцарта.

[Martin y Soler, из оперы Uba cosa rara - A pietade, mercede.]

[Mozart, из Cosi fan tutte - Так поступают все женщины - Vorrei dire e cor no ho.]

Теперь о другом композиторе, упомянутом Джоном Платовым и Леопольдом Кантнером - Джованни Паизиелло. В цикле Неаполь в Петербурге я приводил один ансамбль из Севильского цирюльника Паизиелло. Повторю его снова.

[Paisiello, отрывок из терцета второго действия Севильского цирюльника в исполнении сопрано Krisztina Laki, тенора Denes Gulyas и басса Jozsef Gregor.]

Это был фрагмент из терцета второго действия Севильского цирюльника Джованни Паизиелло, придворного капельмейстера в Санкт-Петербурге. Современный венгерский музыковед Юдит Петери пишет об этом терцете:

Мелодика и декламация вокальных частей и быстрые связующие переходы скрипок придают ему поразительный моцартовский дух, будто мы слышим архетип ансамбля из Свадьбы Фигаро... или Дон Жуана.

В следующем квартете из Свадьбы Фигаро Моцарта выступает два персонажа из предыдущего терцета Паизиелло: Граф [Almaviva] и Rosina, ставшей у Моцарта графиней.

[Mozart, из Cosi fan tutte - Так поступают все женщины - A Signori, cosa e stato.]

В этой и предыдущей передачах мы пытались дать представление о соотношениях между операми Моцарта и операми композиторов, с которыми Моцарт соперничал. В частности, мы говорили об Антонио Сальери, Доменико Чимароза, Джованни Паизиелло и Висенте Мартин-и-Солер. Встретившись в Венском университете с австрийским музыковедом Леопольдом Кантнером я спросил: в чем же, все-таки Моцарт превосходит своих соперников?

Kantner

Романтизм ввел новое понятие о качестве: это - оригинальность, своеобразие и качественное превосходство. Речь не о высоком качестве, а о качестве вышестоящем, превосходном. Это следует из культа героя в романтизме. Повсюду можно прочесть: Моцарт намного более велик, чем Сальери. Но у меня есть любимое выражение: я не знаю композиторов, я знаю только произведения. Если говорить о так называемом качестве, то, конечно, у Моцарта есть сочинения, которые превосходят все, что написано его современниками. Однако качество - понятие растяжимое. У Моцарта есть и такие произведения - что хорошо знают те, кто этим занимается профессионально - которые не исполнялись бы никогда, если б не были сочинены Моцартом. Если говорить конкретно: чем Свадьба Фигаро и Дон Жуан - где Моцарт так часто и, можно сказать, бесстыдно тематически ссылается на Паизиелло и Сальери - в чем они лучше? Думаю, что это можно формулировать очень просто - Моцарт демонстрирует более высокое мастерство в инструментовке и в развитии тем, чем те композиторы, которым он подражал. Вот в этом он выше. Что же касается его идей... не могу утверждать, что они настолько уж оригинальны. Ибо, чем больше мы узнаем о прообразах, тем яснее становится, откуда идеи происходят. Но, повторяю, в обработке, в инструментовке, в масштабности развертывания - в этом Моцарт был выше.

Corti

Мне говорили, что в прошлом году группа специалистов составила список лучших опер, сочиненных с момента возникновения оперного творчества: первое место получила Свадьба Фигаро. Оспаривать не намерен. Можете догадаться, что я думаю о подобных мероприятиях. Скажу только, что я предпочитаю Дон Жуана.

[Mozart, фрагменты из Дон Жуана.]

Джон Платов и Леопольд Кантнер сопоставляют творчество Салиери и творчество Моцарта.

Platoff

Вот что я обнаружил, работая с моими студентами. Я им играю музыку Салиери и задаю вопрос: Моцарт это или нет? Ввести студентов в заблуждение легко. Музыка Сальери и музыка Моцарта стилистически настолько похожи, что только эксперт способен их различить. Чем чаще вы слушаете музыку Салиери, и чем глубже вы знакомитесь с творчеством Моцарта, тем яснее становится разница между ними. Но она не столь очевидна. Я бы поставил вопрос так: музыка Сальери очень хорошо сконструирована. Чего в ней нет, так это того волшебного воображения, которое Моцарт иногда проявляет. Сальери, по-моему, не достигает уровня лучшей музыки Моцарта. Но большая часть музыки Сальери настолько же хороша, как и часть музыки Моцарта.

Kantner

История музыки - это не десяток имен, а сотни. И у всех композиторов, даже у самых великих, есть несовершенные произведения. Некоторые писали яркую музыку, многие писали хорошую. Сальери в любом случае относится к великим композиторам, к самым значительным, и ему дали бы совсем другую оценку, если бы романтическое представление о Моцарте не требовало бы противостоящего образа - образа врага. Не надо забывать, что Рихард Вагнер, с его негативным отношением к романской культуре, породил целое направление в музыкальной историографии столетия. Сальери в своих шедеврах - при том, что есть у него и другие, менее значительные сочинения - один из самых великих творцов, как в области оперного творчества, так и в церковной музыке. Что касается музыки инструментальной, я бы, вне всякого сомнения, отдал бы предпочтение Моцарту.

[Salieri, La Locandiera - ария Giacche il cielo mi dispensa.]

Corti

Леопольд Кантнер говорил, что романтическое представление о Моцарте требует образа врага. Этот образ врага помогали создавать поэты. Это делал Пушкин в своей маленькой трагедии Моцарт и Сальери. Не иначе обстояло дело в Древней Греции. И тогда поэты занимались мифотворчеством, создавали свое поэтическое пространство, мало имеющие отношение к реальности. Платон считал мир, создаваемый поэтами, миром тотального мрака, тенью тени. И в своей идеальной Республике он предлагал запретить поэтов: изгнать Гомера. Я не призываю изгонять Гомера или Пушкина. Но, на пороге двадцать первого века, пора научиться отличать мир поэзии от мира настоящего. Не отвергая кумиров нашей современной мифологии - Моцарта или Пушкина - все-таки очищать их в нашем сознании от всего грубого, безнравственного и фантастического - от черных человеков, мнимых интриг и отравлений.

XS
SM
MD
LG