Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Иван Грозный"

  • Сергей Юрьенен

Сергей Юрьенен:

«ИВАН ГРОЗНЫЙ». Часть 1. Производство совместных киностудий, Алма-Ата. Московская премьера 20 января 1945 года в кинотеатре «Ударник».

Режиссер и автор сценария - Сергей Эйзенштейн. Натурные съемки - Эдуард Тиссе, павильонные - Андрей Москвин. Художник - Исаак Шпинель. Текст песен - Владимир Луговской. Композитор - Сергей Прокофьев. Консультант - протоиерей Цветков.

В ролях: Николай Черкасов, Людмила Целиковская, Серафима Бирман, Павел Кадочников, Михаил Жаров, Всеволод Пудовкин и другие - их позже назовет вам главный радиоголос эпохи коммунизма.

(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

Академик Александр Михайлович Панченко, Санкт-Петербург.

Александр Панченко:

Посмотрим, что такое Грозный. С его точки зрения, Эйзенштейн действительно выразил точку зрения Ивана Грозного и, по-видимому, точку зрения Сталина, который тоже себе, скорее всего, очень и очень жалел и считал не справедливо обиженным. Ведь Курбский как раз в одном из своих посланий пишет, что вы вот обвыкли, привыкли ваш вот род - убивать своих. И это действительно так! Ведь смотрите: прадедушка Ивана Грозного Василий Васильевич Темный, ему ведь родственнички глаза выкололи в Троицко-Сергиевой лавре. А дедушка и брата родного уморил. А история с папой? Отец Грозного был женат на родственнице Бориса Годунова Соломонии Соборовой, детей не было, а нужен наследник, это вечная проблема того, кто сидит на троне, так вот он ее насильственно постриг в монахини и заточил в монастыре, а сам женился на молодой красавице Елене Глинской. Родился вот наследник Иван Васильевич - будущий первый русский царь, а сам Василий Иванович умер, у него какой-то фурункул был в ноге, и получилось заражение крови. Елена Глинская осталась молодой вдовой, взяла себе любовника, а сестра родная этого любовника была теткой у наследника, у Ивана Грозного. Так вот, Елену-то все-таки действительно отравили, маму его отравили. Иван привык с детства, что цариц травят. Давайте все-таки об этом не забывать, как не будем забывать и о злодействах Ивана.

Сергей Юрьенен:

Как известно, тени великих предков Сталин стал выкликать еще до Великой Отечественной. Перед его «революцией сверху», которая завершилась царством террора, Петра Великого, попутчика первой пятилетки, сменил образ "грозного царя". Опрокинув свою политику в 16-й век, Сталин стал - с помощью историка Роберта Виппера, Горького и красного "графа" Толстого - творить фигуру исторического Ивана по своему подобию. Ибо и он, посвятивший себя интересам единого государства, оказался перед оппозицией старых большевиков - советских, как он говорил, вельмож, стоящих на пути прогресса и мудрой внешней политики...

(Сцена из фильма)

Символ опричнины - Метла - взывала к Большой чистке. Иосиф Виссарионович настолько отождествился с Грозным, что даже шифрограммы на Лубянку во время Большого террора подписывал псевдонимом «Иван Васильевич».

(Сцена из фильма)

Майя Туровская:

Когда вышла первая серия, Иосиф Шпинель, художник этого фильма, был мой дядя, и я с ним много на эту тему спорила и ругалась. Я была тогда очень молодая, но мне казалось, что прославление Ивана Грозного - это некоторая, так сказать, политическая конъюнктура. Это было сталинское время - Иван Грозный выступал для зрителей как некий субстрат Сталина или сталинской политики, или сталинский репрессий, скажем так. Во всяком случае, так было в первой серии. Конечно, я была очень молода и очень глупа, я не понимала того, что мне пытался сказать, даже не объяснить, а просто сказать мой дядя, - что он работает с гениальным режиссером, и все разговоры на тему политики ему кажутся просто неинтересными.

Сергей Юрьенен:

После смерти Сталина спор дяди с племянницей вышел из закрытых дверей.

Олег Ковалов:

Когда появился фильм Сергей Эйзенштейна «Иван Грозный», все были согласны с тем, что эта картина абсолютно гениальная по своим художественным качествам. Тем не менее, спорили о другом: может ли гениальное искусство быть безнравственным? Одно мнение сформулировано в повести Александра Исаевича Солженицына «Один день Ивана Денисовича». В лагере сидят два зека и спорят о фильме Эйзенштейна «Иван Грозный», один зек, явно интеллигент, говорит о том, что фильм гениален, и гениальность фильма списывает все его нравственные пороги, другой зек - человек с большим лагерным опытом, вероятно, и заслуженный политкаторжанин, говорит о том, что это выполнение "собачьего заказа", как выражается герой повести, и что гении не подгоняют исторические трактовки под вкусы тиранов. Вторая точка зрения появилась одновременно, как ни странно, с повестью Солженицына и сформулирована в статье Михаила Ромма «Вторая вершина». Он говорит о том, что Эйзенштейн был гонимый художник, что это был диссидент, ненавидевший Сталина всегда. И что «Иван Грозный» является политическим памфлетом, направленным и на Сталина, и на Берию, и на НКВД, и на опричнину, и что Эйзенштейн умер, погиб героически в схватке со сталинской тиранией. Фильм является политическим откликом на злобу дня - таково было мнение либерального Михаила Ильича Ромма. Идет время, и мы с высоты нашего сегодняшнего исторического опыта, с высоты того, что мы уже знаем о творчестве Эйзенштейна и о его личности, можем объективно высказаться по поводу этого фильма и по поводу давнего спора, который начали еще вести на лагерных нарах герои Солженицына.

Сергей Юрьенен:

Замыслы Эйзенштейна отвергались - в 40-м ему хотелось снять картину о борьбе с чумой, в 41-м о судебном процессе 13 года над Менделем Бейлисом, обвиненном в ритуальном убийстве русского мальчика Андрея Ющинского. «Дорогой Иосиф Виссарионович! - писал Эйзенштейн и автор сценария Шейнин. - Обращаемся к Вам с просьбой разрешить вопрос о постановке фильма «Престиж империи»... Тема увлекает нас не с точки зрения еврейской проблемы, отсутствующей в нашей стране, - писали авторы заявки - а как тема о великом русском народе, которому всегда был чужд антисемитизм». Сталин поручил Жданову сообщить Эйзенштейну свое мнение о нецелесообразности постановки, предложив взамен написать сценарий об Иване Грозном. На исходе зимы 97 года в Московском киноцентре состоялась презентация двухтомных "Мемуаров" Эйзенштейна, составитель и комментатор издания - директор Российского Музея кино Наум Клейман.

Наум Клейман:

Когда Эйзенштейну предложили сделать «Ивана Грозного», он неделю не давал ответа и зафиксировано в его рукописях, в его архивах точно, стадия за стадией, становление этого замысла.

Первая сцена, которая возникла в воображении Эйзенштейна - сцена покаяния Ивана перед фреской «Страшного суда» в Успенском соборе. Причем, в первом варианте текста синодика (это известный исторический факт, когда Иван, убив очередную порцию своих мнимых врагов, давал деньги на то, чтобы помянули их души), так вот Эйзенштейн в список этого бесконечного синодика убиенных вписал имена своих друзей, погибших в репрессиях 37-39-го года. Вот такая, например, запись: Всеволод Большое Гнездо - это не тот древнерусский князь, который жил за несколько веков до Ивана Грозного, а это Всеволод Мейерхольд со своими многочисленными учениками, которые стали жертвами сталинских репрессий. Или Максим Литвин - явный намек на Максима Литвинова, или Сергей Третьяк - Сергей Третьяков, также ставший жертвой 37-го года. То есть, совершенно очевидно, что импульс Эйзенштейна был прежде всего отрицающий методы и способы правления Ивана.

Эйзенштейн привлек для разгадки характера Ивана не только свидетельства об Иване Четвертом, но и сведения о других тиранах - о Филиппе Втором, о Екатерине Медичи, о японских сегунах. То есть, он изучил огромный исторический материал, чтобы вывести формулу самодержавия. И вот определение нашего историка Леонида Козлова, мне кажется самым справедливым. Формула самодержавия, которое может иногда возникать как определенный ответ на общественные ситуации, но обязательно разрушит и самое себя, и страну вокруг себя. И собственно Эйзенштейн это и хотел сделать в своей трилогии об Иване - показать этапы саморазрушения незаурядной личности. Он воспользовался отчасти формулой Белинского, что Иван - это падший ангел. Его мысль была такой: если бы даже на трон самодержца Всероссийского взошел бы ангел, сама логика самодержавного правления привела бы этого ангела в превращение в Люциферы.

Сергей Юрьенен:

"На одного грамма пролитой крови мы не собираемся сбрасывать со счетов биографии царя Ивана. Не обелить, но объяснить" - таков был трепет намерения автора во времена, когда вещи своими именами не назывались, особенно в отношении царя, с которым отождествился, впрочем, не только главный человек эпохи, но и сам Эйзенштейн. Лауреат Гонкуровской премии Доминик Фернандес, из его психоаналитического романа-биографии "Эйзенштейн", этот французский бестселлер издан в 96-м году в Санкт-Петербурге:

"Его драма - не иностранная угроза на границах царства, не соперничество между приверженцами разных кланов внутри страны, а искушение и отказ от гомосексуализма. И если произведение является таким захватывающим под маской своего иногда подавляющего великолепия, это потому, что Эйзенштейн спроецировал на Ивана то, с чем он сам боролся всю свою жизнь. "Иван Грозный" - рассказ об этой борьбе" .

(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

Речь о Федоре Басманове - будущем любовнике Грозного. В алма-атинском зоосаде, совершенно пустом и размокшем, Эйзенштейн делает запись: "Назавтра пошлю Мишу Кузнецова изучать глаза барса для роли Федьки Басманова - серые глаза Кузнецова вполне для этого годятся..."

Олег Ковалов:

Самая большая загадка образа Ивана Грозного в фильме в том, что Иван Грозный притягателен. Во-первых, это свойство киноискусства, ибо ни одному актеру самому величайшему не удалось никогда сделать зло на экране отвратительным. Сущность зла как феномена состоит в том, что зло всегда идет рука об руку с чем-то безусловно притягательным и обольстительным для людей, и зло не является народу в своей отвратительной наготе. И самые великие актеры, которые играли роли отъявленных мерзавцев, они, как ни странно, были в ролях этих негодяев обаятельны. Чаплин сыграл Гитлера в фильме "Великий диктатор" - это был безмерно обаятельный персонаж, в этом страшно признаться. Да, Марлон Брандо сыграл главаря мафии в фильме "Крестный отец" и то же - мощная и по-своему притягательная фигура. Черкасов сыграл Ивана Грозного - к нему тянет, как к магниту. Гипнотическая притягательность зла является той самой загадкой, благодаря которой зло вызывает интерес и у зрителя, и зло оказывает мощное воздействие на ход цивилизации. Вне этой притягательности, вне гипноза зло не существует. Задача художника - разбить гипноз, лишить зло романтических покровов. Это мало кому удавалось. Фильм Сергея Эйзенштейна "Иван Грозный", он одновременно и показывает демоническое обаяние зла, и одновременно, в силу огромного интеллекта Эйзенштейна, разрушает это зло. Эйзенштейн обжил тирана изнутри - и это поразительное открытие именно этой картины.

Сергей Юрьенен:

Сразу к последним знаменитым сценам: из самоизгнания в Александрову слободу Грозного возвращает народ...

(Сцена из фильма)

Несмотря на смутившие его поцелуи Грозного с царицей, в декабре 44-го Сталин принял первую серию без поправок, признав эталоном исторического фильма и совпав в этом с автором "Великого диктатора"."Величайший исторический фильм, когда-либо созданный, - телеграфировал Чаплин Эйзенштейну. - Атмосфера великолепна, а красота превосходит все, до сих пор виденное в кино".

Владимир Тольц. Мир в 1945 - в год выхода первой серии "Ивана Грозного":

  • В январе советская разведка добывает описание конструкции американской атомной бомбы. В феврале Большая тройка встречается в Ялте. Американцы выдвигают план создания всемирной организации - ООН. Сталин готов принять участие в войне против Японии при условии возвращения южной части Сахалина и Курильских островов. 12 апреля умирает Рузвельт. Президентом США становится Гарри Спенсер Трумен. 25 апреля на Эльбе американские войска встречаются с советскими. В НКГБ Соединенные Штаты получают статус основного противника. 8 мая объявляется в Европе Днем Победы. В этот день 5 советских патологоанатомов производят вскрытие тела Гитлера, его зубы и внутренние органы в банках отправляются в Москву, этот факт останется в тайне до 92 года. Сталин распространяет версию о спасении фюрера. 24 мая Вождь провозглашает здравицу в честь русского народа, как наиболее выдающейся нации Советского Союза. В мае он приказывает создать 100 лагерей для проверки пяти миллионов граждан СССР, находящихся на территории Германии. В июне Сталин называет советских людей "винтиками, которые поддерживают нашу огромную государственную машину в действии". 16 июля в день открытия конференции в Потсдаме США испытывают первую атомную бомбу. Сталина в Потсдаме охраняют 7 полков НКВД. Слова участника с британской стороны: "Он напомнил мне тиранов ренессанса - никаких принципов, любые методы, но и без цветастых слов". 3 сентября Днем победы над Японией завершается Вторая мировая война, унесшая 55 миллионов человек. 16 сентября вновь открывается мавзолей Ленина, мумия которого вернулась из эвакуации. 20 ноября начинается Нюрнбергский процесс. Роселини выпускает картину "Рим - открытый город". Фильм Уайлдера "Потерянный уик-энд" получает "Оскара". Эйзенштейн завершает работу над второй частью фильма "Иван Грозный". Самая популярная песня 45 года в Америке "Это вполне могла быть и весна".


(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

"Иван Грозный". Часть 2, «Боярский заговор». Производство киностудии "Мосфильм", 1945 год. На экраны выпущен в августе 1958-го.

(Сцена из фильма)

"Сказ этот о борьбе царя Ивана, о борьбе создателя единого Московского государства с противниками единства русской земли».

В роли Ивана Грозного - Николай Черкасов. Опричники: Малюта Скуратов - Михаил Жаров, Алексей Басманов - Амвросий Бучма, сын его Федор Басманов - Михаил Кузнецов. Митрополит Московский и Всея Руси Филипп - Андрей Абрикосов. Епископ Новогородский Пимен - Александр Гевров. Петр Волынец - Владимир Балашов. Ефросинья Старицкая, тетка царская - Серафима Бирман. Сын ее Владимир Старицкий - Павел Кадочников. Князь Андрей Михайлович Курбской - Михаил Названов. Король польский Сигизмунд - Павел Мацальский. «1564 год. Год создания оплота власти - царской опричнины".

Добавим: Кадочников в этой серии не только Владимир Андреевич князь Старицкий, но также один из халдеев в эпизоде "Пещного действа". А в сценах детства роль Великого князя Московского Ивана Васильевича исполняет Эрик Пырьев.

(Сцена из фильма)

О своем сотрудничестве со Сталиным по фильму "Александр Невский" Эйзенштейн писал: "За сценой разгрома немецких полчищ была проведена карандашом красная черта. "Сценарий кончается здесь, - были мне переданы слова. - Не может умирать такой хороший князь!" Не только смерть, но и даже покаяние Ивана Грозного, такого хорошего царя, во второй серии исключалось. Но Эйзенштейн, вдохновлявшийся Фрейдом, осмелился на нечто, еще более болезненное для Сталина, который запрещал к изданию даже апологетические книги о собственном детстве: попытку понять Грозного через страдальческое детство царя. Он-таки хотел поставить Ивана на колени и даже отрубить ему голову. Хотя и добавлял пророчески: "С моей стороны всегда была рубка, конечно, метафорическая: чаще, занося меч над чужой головой, я сносил ударом не столько ту голову, сколько свою собственную".

Олег Ковалов:

Империя Ивана - это империя страха. Иван, разговаривая с подданными, играет с ними, как кот играет с мышью: он то ласков, то делает ложный ход в разговоре, и мы понимаем, что он хочет сломить волю собеседника с тем, чтобы он потом был уже покорным материалом для всех замыслов Ивана. Это поразительно точная психологическая характеристика Сталина. Мы знаем, что психофизика совпадает, природа игры с человеческим материалом была одинаковая и у Ивана, такого, каким показал его Эйзенштейн, и у Сталина.

К сожалению, мы не знаем всего материала фильма "Иван Грозный". Эйзенштейн написал огромный сценарий трехсерийного фильма, где показал царя-идеалиста, царя-революционера, который печется о народном благе. Для того, чтобы сломить сопротивление оппозиции, он создает войско опричнины, и потом эта сила становится разрушительной, становится государством в государстве и пожирает все вокруг, а Иван остается в одиночестве. Такова была схема сценария, поразительного по откровенности. Каждый узел сценария является прямой проекцией на события 30-х годов. Неснятые сцены были невероятной остроты, но даже то, что вошло в фильм, оно было понято современниками. И это понимание отразилось в запрете этого гениального, безусловно, произведения, которое существует в руинах, потому что то, что мы видим, это, естественно, далеко от того, что хотел сказать Эйзенштейн на самом деле. Это был бы гениальный фильм, конечно.

(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

Эпизод "Пещное действо" - реконструкция русской мистерии, спектакля, который разыгрывался в церкви перед литургией и которым, по мысли Эйзенштейна, церковники хотели образумить Ивана... "Мышеловка для Сталина, или самоубийство через фильм" - из Нью-Йорка режиссер и киновед Слава Цукерман, смотревший картину не раз и не два...

Слава Цукерман:

Где-то между 150 и 200-м просмотрами я начал обращать внимание на элементы, ранее мной незамеченные, и, насколько мне известно, никогда ранее не описанные ни одним из многочисленных толкователей фильма. Сначала я обратил внимание на то, что огромное количество сцен фильма содержит своего рода ловушки: герои то и дело расставляют друг другу ловушки и попадаются в ловушки свои или чужие. Рассматривая подробнее первую из наиболее театральных сцен "Пещное действо", я далее обратил внимание на необыкновенное сходство этой сцены со знаменитой сценой мышеловки из "Гамлета".

Митрополит Филипп и Ефросинья Старицкая задумывают развенчать злодеяния Ивана всенародно, таким образом заставив его покаяться прекратить репрессии. Для этого Филипп поступает вполне по-гамлетовски: ставит в Успенском соборе спектакль "Пещное действо" - изложение библейской истории о том, как вавилонский языческий тиран Навуходоносор казнил трех невинных отроков: Анания, Азария и Мисаила. Ввергнутые в огненную пещь, отроки поют: "Преданы мы естми ныне в руки владык беззаконных, отступников ненавистнейших, царю неправосудному и злейшему на всей земле. Омалены мы, Господи, паче всех народов, и унижены ныне на всей земле". В гробовом молчании, застыв от ужаса, слушают это обвинение, брошенное прямо в лицо грозному царю Ивану, зрители в Успенском соборе. Точно в таком же молчании, не веря своим глазам, смотрели эту сцену первые немногочисленные избранные советские зрители до того, как фильм был запрещен. Вызов казался брошенным в лицо Сталину.

Отроки продолжают, обращаясь к народу в соборе: "Пошто, халдеи бесстыдные, царю беззаконному служите? Пошто, халдеи бесовские, царю сатанинскому, хулителю, мучителю радуетесь? Ныне чудо узрите: будет унижен владыка земной небесным владыкою".

Есть в этой мышеловке Эйзенштейна одно существенное отличие от Гамлета: "Пещное действо" предназначалось быть ловушкой для Грозного, а в результате попадает в эту ловушку вместо него одна из ее устроителей - Ефросинья. Причина этой мышеловочности заключается в том, что сам фильм - перевернутая мышеловка. Как Гамлет ставит спектакль на исторический сюжет, изображающий преступление, сходное с преступлением короля Клавдия, так же и Эйзенштейн ставит фильм - мышеловку для Сталина. В отличии от шекспировской, эйзенштейновская мышеловка двойная: если Сталин попадется в нее, то есть, прореагирует на эйзенштейновский вызов, это будет означать, что Эйзенштейн, расставивший эту мышеловку, попался в нее сам. Эйзенштейн понимал, что мышеловка для Сталина не может не носить такого мрачного двусмысленного характера. Делая подобный фильм, Эйзенштейн как бы подписывает самому себе смертный приговор. Эйзенштейн умер после просмотра Сталиным второй серии "Ивана", перед смертью поражая окружающих своей уверенностью, что он никогда не будет переделывать эту картину.

Хорошо известна любовь Эйзенштейна к розыгрышам, театрализации собственной жизни, причем театрализации часто довольно опасной для самого Эйзенштейна. Фильм "Иван Грозный" имеет множество глубоких значений и смыслов, но кроме всего прочего, это последний, самый грандиозный розыгрыш режиссера. Как он однажды сказал сам: самоубийство через фильм.

Сергей Юрьенен:

"Иван Грозный": что значит в этом черно-белом фильме цвет? Эйзенштейна на сцену пира вдохновил первый советский цветной документальный фильм, снятый на отечественной трехслойной пленке Сергеем Герасимовым "Потсдамская конференция": "Ослепительно красный ковер застилает все поле экрана... - писал Эйзенштейн. - Пир должен врываться взрывом между темной сценой заговора против царя и мрачной сценой попытки его убить. Почему бы этот взрыв не решить... в цвете?"

Из книги Доминика Фернандеса:

"Кульминация произведения - это цветной эпизод, когда Федор Басманов в сарафане и женской маске, окруженный необузданными товарищами, кружится в дионисической пляске, демонстрирующей как его необыкновенную красоту, так и ее призрачный характер. Иван может сколько угодно любоваться этой пляской, она принадлежит не реально существующему миру, а миру иллюзии, мечты, фантазии. Гениальность Эйзенштейна здесь заключается в том, что он представил самую дорогую свою мечту в качестве мечты. Прыжок в цвет после 3-х часов черно-белого фильма чудесно выражает двойственность этой ситуации, все преграды устранены, но искушение, скрывающееся за преградами, тоже отброшено в нереальный мир. Красно-черный рельеф нерасторжимо связывает крайнюю телесную экзальтацию и самое непреклонное отрешение от секса. Так Эйзенштейн, незадолго до смерти, с помощью маскарада рассказал и о своем желании счастья, и о его непрерывном подавлении".

(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

Цвет в черно-белый фильм вторгается внезапно, как удар - огонь, который разжег Иван, пожрет его самого - заливаемого красным отсветом, «наливающимся» кровью крупным планом в предфинальном кадре...

(Сцена из фильма)

26 января 46 года за фильм "Иван Грозный" - первая серия Эйзенштейн получил Сталинскую премию первой степени. Монтаж второй части был закончен 2 февраля. С "Мосфильма" Эйзенштейн отправился в Дом кино. Там он председательствовал, был весел, а часа в два ночи во время танца с Верой Марецкой упал - тяжелый инфаркт и самокомментарий в Кремлевской больнице: "Непонятным, нелепым, никчемным чудом остался жив". В августе судьба второй серии решилась: Большаков показал ее Сталину. 4 сентября 46 грянуло Постановление ЦК. 24 февраля 47 года в 11 вечера в Кремле Эйзенштейна и Черкасова приняли Жданов, Молотов и Сталин.

"Сталин:

- Я получил ваше письмо, получил еще в ноябре, но в силу занятости откладывал встречу. Правда, можно было ответить письменно, но я решил, что будет лучше переговорить лично. Так что вы думаете делать с картиной?

Эйзенштейн:

- Моя ошибка в том, что растянул и искусственно разделил на две картины вторую серию, из-за чего в нее не вошли основные для фильма события, ради которых он и ставился: разгром ливонских рыцарей и победоносный выход России к морю.

Жданов:

- Исправить картину, как нам кажется, можно, но для этого нужно резко сократить отснятый материал и доснять сцены ливонского похода.

Сталин:

- Вы историю изучали?

Черкасов:

- Более-менее.

Сталин:

- Более-менее? Я тоже немного знаком с историей. У вас неправильно показана опричнина. Опричнина - это королевское войско. В отличие от феодальной армии, которая могла в любое время сворачивать свои знамена и уходить с войны, образовалась регулярная армия, прогрессивная армия. У вас опричники показаны как Ку-Клукс-Клан, царь у вас получился нерешительный, похожий на Гамлета, все ему подсказывают, что надо делать, а не он сам принимает решения. Царь Иван был великий и мудрый правитель. Мудрость Ивана Грозного состояла в том, что он стоял на национальной точке зрения, и иностранцев в свою страну не пускал, ограждая свою страну от проникновения иностранного влияния. В показе Иване Грозного в таком направлении были допущены отклонения и неправильности. Замечательным мероприятием Грозного было то, что первым ввел монополию внешней торговли. Иван Грозный был первым, кто ее ввел, Ленин - второй.

Жданов:

- Эйзенштейновский Иван Грозный получился неврастеником.

Сталин:

- Нужно показывать исторические фигуры правильно по стилю. Так, например, в первой серии неверно, что Иван Грозный так долго целуется с женой. В те времена это не допускалось.

Молотов:

- Вторая серия очень зажата сводами, подвалами - нет свежего воздуха, нет шири Москвы, нет показа народа. Можно показывать заговоры, но не только это.

Сталин:

- Иван Грозный был очень жестоким. Показывать, что он был жестоким можно, но нужно показать, почему необходимо быть жестоким. Одна из ошибок Ивана Грозного состояла в том, что он не сумел ликвидировать 5 оставшихся крупных феодальных семейств, не довел до конца борьбу с феодалами. Если бы он это сделал, то на Руси не было бы Смутного времени. Тут ему помешал Бог. Иван Грозный казнил себя и молился потом целый год, замаливая грех, тогда как ему нужно было действовать еще решительней.

Черкасов:

- Критика помогает, Пудовкин тоже после критике сделал хороший фильм "Нахимов". Мы уверены в том, что сделаем не хуже, ибо я, работая над образом Ивана Грозного не только в кино, но и в театре, полюбил этот образ и считаю, что наша переделка сценария может оказаться правильной и правдивой.

Сталин:

- Ну что же, попробуем.

Черкасов:

- Переделка удастся.

Сталин:

- Дай Бог каждый день Новый год.

Эйзенштейн:

- Не будет ли еще каких-либо специальных указаний по картине?

Сталин:

- Я даю вам не указания, а высказываю замечания зрителя: нужно правдиво и сильно показывать исторические образы. Вот "Александр Невский" прекрасно получился. Режиссер может отступать от истории, он не должен списывать, он должен работать над своим воображением, но оставаться в пределах стиля.

Молотов:

- Эйзенштейн увлекается тенями и бородой Ивана Грозного. Черкасов слишком часто поднимает голову, чтобы было видно бороду.

Черкасов:

- Бороду укорочу, обещаю.

Сталин:

- В первой серии Курбский великолепен, очень хорош Старицкий - будущий царь, а ловит руками мух. Такие детали нужны, они вскрывают сущность человека. Для актера самое главное качество - умение перевоплощаться. Вот в фильме "Глинка" - разве это Глинка? Это же Максим. Чирков не умеет перевоплощаться. Вот вы, Черкасов, умеете.

Черкасов:

- Товарищ Сталин, Вы позволите закурить?

Сталин:

- Запрета вроде не было. Может, проголосуем? Попробуйте моих... Ну что же, вопрос решили? Как вы считаете, так это делать? Передайте об этом Большакову.

Черкасов:

- Облик царя менять?

Сталин:

- Облик правильный, менять не надо. Хорош внешний облик.

Черкасов:

- А удушение Малютой Филиппа?

Сталин:

- Оставьте. Это будет исторически правильно.

Молотов:

- Репрессии нужно показывать, но объяснять, зачем они проводились.

Эйзенштейн:

- Я соединю лучшее из второй и третьей серии в одну.

Сталин:

- Чем закончится фильм?

Черкасов:

- Малюта умрет на берегу моря. Грозный произнесет: "На морях стоим и стоять будем".

Сталин:

- Так оно и получилось, даже немного больше. Помогай Бог!"

Сергей Юрьенен:

В ночь на 11 февраля 48 года в своей квартире на Потылихе на пятидесятом году жизни Эйзенштейн умер от второго приступа, который начался после того, как он услышал по радио Постановление ЦК, обвинившее в формализме соавтора "Ивана Грозного" Сергея Прокофьева. Партитура Прокофьева вскоре выходит в Гамбурге - научный сотрудник института Глинки в Москве Марина Павловна Рахманова.

Марина Рахманова:

Музыка Прокофьева, на нее как бы цензурой нельзя было воздействовать, она восходит не к цензурному варианту фильма, а к тому, что им с Эйзенштейном виделось, то есть, к фильму психологической трагедии о разрушении человеческой личности. Эта концепция трагическая, она задушена в большой мере в вышедшей на экране ленте, но осталась в музыке Прокофьева. И вот тут родилась мысль о том, чтобы издать подлинную музыку Прокофьева такой, какая она есть. И издательница Сиконски, которая вообще много занимается изданием сочинений Прокофьева, тут вполне этот замысел подхватила. Есть разные планы записи. В любом случае запись будет за рубежом, уже называются разные имена дирижеров, они очень крупные, эти имена, и поскольку мы ни на чем пока еще не остановились, я их и называть не буду. Есть планы записи здесь. Очень хочется, я говорила об этом с главным нашим специалистом по Эйзенштейну Наумом Клейманом, нам очень хочется сделать выставку рисунков Эйзенштейна к "Ивану Грозному", их просто тысячи.

Сергей Юрьенен:

Эта передача идет в предвестии юбилея: в 1998 году мир отметит 100 лет со дня рождения автора "Ивана Грозного".

Олег Ковалов:

Здесь самое главное - почему художники, и политически ориентированные оппозиционные художники такие, как Солженицын, и левые художники, такие, как скажем, Михаил Ромм, почему они фильм оценивали лишь со знаком плюс или со знаком минус: за Сталина или против Сталина. Дело в том, что фильм Эйзенштейна, он был создан в той традиции, которой еще не существовало в советском кино, это было первое последовательное религиозное произведение советского экрана.

Фильмы 20-х годов, безусловно, были религиозными, но религиозность их состояла в ином, не в каноническом смысле слова, а религиозность была в том, что нужно построить Царство Божие на земле. Фильм Эйзенштейна "Иван Грозный" недвусмысленно судил земного царя с позиций царя небесного. Фильм Эйзенштейна впервые в советском кино говорил о том, что есть высший суд - это было откровение, это было той самой вещью, о которую споткнулась цензура.

Всем известна гениальная сцена пира опричников из второй серии "Ивана Грозного". Почему она шокировала высшее руководство? Государство Грозного Эйзенштейн трактовал однозначно - как ад, как преисподню. По стенам помещения, где пляшут опричники, гуляют всполохи адского пламени - это беснующиеся исчадия ада, и это подчеркнуто тем, что на потолке изображен ангел на голубом фоне. Ангел, внизу беснуется нечисть, то есть, светлый сияющий верх, мрачный низ, расступается нечисть, и вместо мессии выходит ряженый Федька Басманов, порченый красавчик в девичьем сарафане, человек из ада, человек, в глазах которого пляшут огоньки адского пламени.

Вторая серия фильма "Иван Грозный" заканчивается тем, что по приказу Ивана убивают слабоумного князя Владимира. Идет собор, луч света, по нему движется невинный отрок со свечой в руке, и его убивают в этот момент. Иван убивает юродивого, человека, который по религиозной православной традиции считается носителем высшей истины. И то, что Иван убивает этого человека, сколько бы в конце фильма он ни говорил о том, что убийство совершено ради величия земли Русской, прощения ему нет - потому что над ним есть Божья кара.

XS
SM
MD
LG