Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Казанова - европейская судьба

  • Марио Корти

Передача четвертая >>>
"Казанова и Дон Жуан"


Bagnasco:

Можно сказать, что эти два персонажа - Дон Жуан и Казанова - олицетворяют два аспекта мужской души. Каждый из нас отчасти Казанова, отчасти Дон Жуан.

Corti:

Казанова и Дон Жуан. И того и другого ассоциируют с женщинами, и того и другого считают великими любовниками. Хотя Дон Жуан, кончено, миф, литературный персонаж, а Казанова реальная, историческая фигура. Чем они отличаются в их отношении к женщине?

Flem:

Oн не как Дон Джованни, которому все равно какие... каждый раз он пытается найти воспоминание об индивидуальности женщины. Они не все одинаковы. Каждая из них уникальна.

Corti:

И какое отношение Казанова имеет к опере Моцарта Дон Джованни? Обо всем этом в двух следующих передачах.

Allegri - Miserere

У микрофона Марио Корти. Нью-Йорк. Год 1838 - 17 августа. Католический собор Святого Патрика - не тот, который сегодня находится на Пятой Авеню, а прежний, расположенный в квартале, ныне называемом Little Italy - Маленькая Италия. Идут торжественные похороны. Присутствует цвет нью-йоркской элиты, бывшие ученики. Присутствуют те, кто участвовал в создании оперного театра, присутствуют певцы и музыканты. После прощальной церемонии процессия направляется на католическое кладбище. Гроб несут друзья покойного - Клемент Мур, протестантский богослов и поэт, автор самой знаменитой в Америке рождественской баллады 'Twas the Night before Christmas - Ночь перед Рождеством; Натаниель Мур, брат Клемента, тоже богослов; Гулиан Верпланк, бывший член Когресса Соединенных Штатов; врач Джон Франсис; а также итальянскиий патриот Пьетро Марончелли, бывший узник австрийской тюрьмы Шпильберг, что в моравском городе Брно. Нью-Йорк хоронит христианина, бывшего иудея Лоренцо Да Понте, первого преподавателя итальянской литературы в Columbia College - сегодня Колумбийский университет.

Allegri - Miserere

Нью-Йоркская хроника сообщает, что на тех похоронах в соборе Святого Патрика детский хор пел знаменитый Miserere Грегорио Аллегри, то самое сочинение, партитура которого в строгом секрете содержалась в Ватикане. Секретом эта партитура оставалась до тех пор, когда юный Моцарт, услышав Miserere в Риме и потрясенный его красотой, записал его по памяти.

Allegri - Miserere

Милан. 1998-ой - весна. Квартира расположена в старинном доме на углу одной из самых знаменитых в мире торговых улиц - Via Montenapolene. На магазинах вывески: Булгари, Картье, Армани, Версаче, Прада, Валентино. Один из мировых центров высокой моды. В кафе, барах и роскошных магазинах японцы, американцы, состоятельные люди из всей Европы. Женщины элегантны. Я поднимаюсь на лифте, установленном еще в начале века. Меня принимает экономка, приветсвующая с приятным португальским акцентом. Кругом предметы антиквариата. С потолка в салоне свисает громоздкая люстра восемнадцатого века. Из России - говорит хозяин дома. Орацио Баньяско безупречно одет - серый костюм, белая рубашка, шёлковый галстук. Во время беседы показывает нам первоиздание мемуаров Казановы на немецком языке. Финансист, библиофил, гурман, писатель и казановист, Орацио Баньянско рассказывает о своем новом, еще неопубликованном романе. Книга о Казанове. Главные герои - Казанова, Дон Жуан, а также.... Лоренцо Да Понте, с описания похорон которого мы и начали эту передачу.

Bagnasco:

В моей книге накануне премьеры Дона Джиованни в Праге встречаются Дон Джованни, Казанова, Аббат де Берни и либреттист Моцарта - Лоренцо Да Понте. Это допущение. На самом деле в это время Да Понте уже не было в Праге. Ему пришлось уехать, оставив, как говорят, либретто оперы Дон Джиованни незаконченным. И на помощь Моцарту якобы пришел Казанова, который добавил недостающие фрагменты. Да Понте был гораздо моложе Казановы. В моем романе однако они ровесники. Все эти персонажи встречаются и символизируют собой разные манеры любить, разные подходы к любви.

В начале оперы Дон Джованни разыгрывается драматическая сцена: Дон Джованни в маске. Он пытается соблазнить, или соблазняет Донну Анну, выдавая себя за ее жениха Дона Оттавио. Имел ли место факт - из оперы неясно. И это гениальный прием автора либретто. Так или иначе, Донна Анна догадывается, что имеет дело не с женихом, а с кем-то другим. Оказывает сопротивление. За сценой наблюдает слуга Дон Джованни, Лепорелло. Вдруг появляется отец Донны Анны - Командор. C обнаженной шпагой он накидывается на Дона Джованни, который вынужден защищаться. Дон Джованни убивает Командора.

Don Giovanni - Non sperar, se non m'uccidi...

Почему передачу о Казанове и Дон Жуане я начал именно с Лоренцо Да Понте? Потому что, как было сказано, именно Да Понте - автор либретто оперы Дон Джованни, музыку которой написал Моцарт, а к тому же друг главного героя наших передач Казановы. Интересная личность этот Да Понте. Чем-то он напоминает Казанову. Авантюрист и литератор, женолюб и предприниматель, вечный эмигрант: Венеция, Вена, Лондон, Филадельфия, Нью-Йорк. О нем мы еще поговорим, но вначале - Дон Жуан. Один из самых популярных персонажей мировой литературы, Дон Жуан - герой комедий Тирсо Де Молина, Мольера и Карло Гольдони, повести Эрнста Гоффмана, трагедии Пушкина Каменный гость и драмы Леси Украинки Каменный господарь.

В поэме лорда Байрона, Дон Жуан попадает в Россию и соблазняет императрицу Екатерину Великую. И наконец Дон Жуан - герой оперы Моцарта Дон Джованни. Самого совершенного произведения музыкального театра - как считал датский философ-экзистенциалист Серен Кьеркегор. Интересно, что Кьеркегор в разделе своего сочинения "Либо - либо", посвященного Дон Джованни, ни разу не упоминает Да Понте. По мнению основоположника экзистенциализма, текст не имеет особого значения. Дон Джованни - чистая музыка. Иные мыслители пишут об этой опере так, словно текст написан самим Моцартом.

Популярное представление обычно отождествляет Казанову с Дон Жуаном. Но действительно ли они похожи? Мнение казановистов: нет ничего более ошибочного. Начать с того, что Дон Жуан - фигура мифическая. Психоаналитик Лидия Флем, Брюссель.

Flem:

Я говорила с людьми, которые занимаются режиссурой, которые много раз ставили оперы Моцарта, это - Карл-Эрнст Эрман и его жена. Они, естественно, видят все это в смысле драматургии - на сцене. Дон Джиованни, Дон Жуан - это персонаж трагический, который очень хорош на сцене, там есть экстремальное напряжение. Тогда как Казанова - конечно же, не персонаж, которого можно легко представить в театре, в опере, в кино, - несмотря на то, что ему посвящено много вещей - но, увы, очень немного хороших, к сожалению. Потому, быть может, что это персонаж сложный, и к тому же реальная личность. Дон Жуан - это, естественно, миф, но тут же немедленно тема Добра и Зла, и насилие, и все прочее, что, я думаю, - как считают и эти режиссеры, - куда более подходит для сцены. Тогда как поставить сложность, тонкость кого-либо - всегда исключительно трудно - или, возможно, Казанова не нашел еще своего режиссера.

Corti:

Донна Эльвира - разгневанная, отчаявшаяся - разыскивает Дона Джованни. Она готова его убить. Он ее соблазнил, унизил, оскорбил... и бросил.

Don Giovanni - Ah! Chi mi dice mai...

Таково было отношение Дон Жуана к женщинам. Или, если хотите, таково было отношение женщин к Дон Жуану. Это просто другая сторона одного и того же вопроса.

Итак, чем отличается личность Казановы от образа Дон Жуана? Как можно сравнить их отношение к женщинам? Орацио Баньяско, Милан.

Bagnasco:

Есть существенная разница. Моя книга именно об этом. Казанова любит женщин. В книге я говорю о том, что у Казановы по-настоящему не было матери. Мать его была... Ну, мы знаем, кто она была. Она была актрисой, а в те времена эта профессия была не очень респектабельной. Она всегда была где-то на гастролях в Европе. А когда она бывала в Венеции - она была любовницей поэта Джорджо Баффо - у нее никогда не хватало времени проявить к нему материнскую любовь. По-моему, всю свою жизнь Казанова искал в женщине мать. Таким образом - вы наверное это заметили - Казанова относится к женщинам с необыкновенным уважением, уважением - исключительным. Кажется, в Амстердаме, он встречает старую, жалкую распутницу. Не сразу, но он ее узнаёт. Некогда она была его любовницей. И теперь он обращается с ней как с королевой. Это делает ему честь. Но, несомненно, у него был какой-то комплекс. Дон Жуан как литературный герой - и это гениально показали Да Понте и Моцарт - совершенная противоположность. Видимо, мать такого человека должна была быть чрезмерно строгой, очень авторитарной. Дон Жуан все время унижает женщин. Его не интересует ни любовь, ни даже эротизм. Он стремится к завоеванию и к унижению женщин. Можно сказать, что эти два персонажа - Дон Жуан и Казанова - олицетворяют два аспекта мужской души. Каждый из нас отчасти Казанова, отчасти Дон Жуан. И у кого-то преобладает Дон Жуан, а у кого-то Казанова.

Corti:

Донна Анна и ее жених Дон Оттавио обращаются к Дону Джованни за помощью. Донна Анна еще не знает, что Дон Джованни и есть тот человек в маске, который убил ее отца. Входит Донна Эльвира. Она умоляет Донну Анну не доверять Дону Джованни - он предатель, для него ничего нет святого. Дон Джованни смеется. Пытается дискредитировать Донну Эльвиру - она ведь ведет себя как безумная. Но достойная осанка Донны Эльвиры впечатляет Дона Оттавио и Донну Анну, они склонны верить скорее ей, нежели Дону Джованни.

Don Giovanni - Non ti fidar, o misera!

Книга брюссельского психоаналитика Лидии Флем о Казанове издана в нескольких странах - включая Соединенные Штаты. Когда я читал интервью Лидии Флем в американской газете, меня удивило ее признание, что в каком-то смысле она влюбилась в Казанову - и это через двести лет. Я обратился к моей жене - и попросил ее внимательно перечитать Историю моей жизни. Моя жена довольно критически относится к персонажу, к его, скажем так, спорной в нашем, современном понимании, морали. Но и она не устояла перед необыкновенным обаянием этого человека. Я рассказал об этом Лидии Флем.

Flem:

То, что вы говорите о вашей жене, во многом напоминает чуства многих женщин, о которых они мне говорили, прочитав мою книгу. То есть, они не так и влюблены в него, но это мужчина с такой энергией, что он исключительно доступен. Это все же эпоха, когда они не работали, а это многое меняет в жизни. Иными словами, когда он влюблен в женщину, он посвящает ей все свое время, что большой подарок. Это существо соблазнительное, поскольку он отдается целиком. Я думаю, что очень часто он по-настоящему привязан к человеку, к женщине, которую он встречает, даже он тут же встречает другую. Как вы знаете, он постоянно путешествует... Он - как сказать? Он одновременно непостоянен и верен - если можно так выразиться. В то же время я нахожу, что тот факт, что он написал эти мемуары, что он помнит этих женщин, даже если он скрывает личности некоторых, чтобы защитить их репутацию, потому что это известные женщины, и он их оберегает... Но ведь в этом есть и красота - вообразите себе человека, который в конце жизни вспоминает женщин, которых любил. И это не каталог, он не как Дон Джованни, которому все равно какие - маленькие, толстые, высокие, худые - каждый раз он пытается найти воспоминание об индивидуальности женщины. Они не все одинаковы. Каждая из них уникальна.

•Don Giovanni - Finc'han del vino

Corti:

Это была ария шампанского из Don Giovanni, в исполнении басса Ецио Пинца. Ария заканчивается словами, обращенными к слуге Лепорелло: Завтра утром, добавь ко списку моему имен десяток. Это тот самый список, о котором говорила Лидия Флем, каталог Дон Жуана, каталог, который Казанова, по ее словам, не вел. К теме каталога мы вернемся в следующей передаче.

Жертвами обаяния Казановы, обаяния, которое действует и через двести лет, становятся не только женщины. Русский казановист Александр Строев, Париж:

Строев:

Я подпал под невероятное обаяние этого персонажа, который действительно соблазняет читателя. Он как истинный авантюрист соблазняет мужчин и женщин, и соблазняет даже через книгу, через века, через любое расстояние. У него есть невероятное притяжение именно потому, что он человек, который готов все время давать., человек, который не хочет брать, человек какой-то внутренней щедрости. Поэтому, когда размышляют о том, чем Казанова отличается от Дон Жуана, наиболее осмысленное определение - этоб что Казанова умеет расставаться с женщинами. Он не хуже Дон Жуана соблазняет их. Но Дон Жуан после этого бросает женщин, и они оказываются все несчастным и все печальными. Ни одна женщина, с которой расстался Казанова, не таит зла на него. Он старается либо ее хорошо устроить, либо выдать замуж, либо обеспечить ей приданое, либо... как-то ей помочь. Либо просто женщина понимает - да, вот этот человек, с которым мы сейчас встретились, это не навсегда, мы доставили друг другу счастье и вот это счастье остается.

Corti:

Прага. 27 октября 1787 года. Премьера Дон Джованни должна состояться через два дня. У Моцарта все готово - кроме увертюры. В этом нет ничего необычного. Композиторы всегда писали увертюру в последнюю очередь. Но Моцарт тянет с работой. Предпочитает веселиться, принимает участие в вечеринке. Эпизод происходит в саду виллы под Прагой, на Бертрамке, которая принадлежит друзьям Моцарта, композитору Францу Душеку и его жене Жозефин, певице и, видимо, любовнице Моцарта. Среди гостей - высокого роста смуглый человек лет шестидесяти - Джакомо Казанова. Друзья Моцарта волнуются; сговорившись, они под каким-то предлогом, ведут композитора в комнату на верхнем этаже и там его запирают. Моцарт высовывается из окна, кричит, требуя, чтоб его освободили. Друзья говорят, что выпустят его только после того, как будет готова увертюра. Тут вмешивается Казанова - он осуждает поступок друзей Моцарта, уверяя, что Моцарт и так закончит увертюру. Казанова сам поднимается в комнату и отпирает дверь. Моцарт благодарит Казанову, обещает, что будет сидеть и работать. И действительно. К семи утра увертюра готова.

Don Giovanni - Увертюра

Разные источники подтверждают, что Казанова во время работы Моцарта над Дон Джованни находился в Праге. Казанова был знаком с импрессарио Бондини - заказчиком Дона Джиованни, с певцами и певицами. И было бы странным, если бы он не встретился со своим другом Да Понте, а через него и с Моцартом. Но рассказ о встрече Казановы с Моцартом был написан через несколько десятилетий после предположительного события, и в его достоверности его я не уверен. Автор - некто Альфред Майсснер, книга называется Картины Рококо, а глава - "Вечер на вилле Душека". Майсснер, по его словам, пользовался записками очевидца, его деда, университетского профессора в Праге, писателя Готтлиба Августа Майснера. Это единственное свидетельство о встрече Казановы с Моцартом. Но сам Казанова в своих бумагах об этом эпизоде, если он и состоялся, молчит. Загадочно и то, что Казанова ни разу и нигде не упоминает Моцарта.

Don Giovanni - Увертюра

Казанова и Дон Жуан. В чем их отличие? Общее мнение Казановистов разных стран резюмирует американец Том Вителли.

Vitelli:

Дон Жуан был ненавистником женщин, эксплуататором и потребителем женщин. В его отношениях с женщинами присутствует карательный аспект. Казанова же любит женщин. Это очень хорошо показала Лидия Флем в ее недавно опубликованной биографии Казановы. Казанова разоряется ради женщин. Он отдает все, чем он обладает, во всех отношениях - деньги, время, энергию. Все, что у него есть, отдается женщинам. Итак: Казанова любит, Дон Жуан ненавидит. Другой аспект состоит в том, что Казанова избегает трагедии. У Казановы нет трагического элемента. Тогда как история Дон Жуана - трагическая история.

Don Giovanni - Venite pure avanti

Казанова - Европейская судьба. Продолжение темы "Казанова и Дон Жуан", биография Лоренцо Да Понте, автора либретто Дон Джованни - в следующей передаче. А эту мы завершаем традиционным вопросом, обращенным на этот раз к бельгийскому психоаналитику и казановистке Лидии Флем. Чем является для нас, людей Двадцатого века, фигура Казановы? Какой урок можем мы извлечь из опыта этой жизни на пороге Двадцать первого столетия?

Flem:

То, что он нам говорит, это то что каждый должен взять судьбу в свои руки. То есть, с точки зрения психологической, мы можем думать о ребенке, который брошен своей матерью через несколько месяцев после своего рождения, у которого постоянно идет кровь носом, который считается совершенно неинтересным, идиотом. Можно сказать - плохое начало жизни. Но тогда постоянно возвращается вопрос, каким образом одни люди преодолевают известное количество трудностей и делают что-то из своей жизни, тогда как другие, напротив, остаются сломленными навсегда. Как считал Фрейд, очень трудно ответить на этот вопрос. Во всяком случае, среди позитивных вещей в его жизни есть нечто очевидное: это любовь его бабушки, любовь почти безоговорочная, которая, возможно, и дала ему силу поверить в жизнь. Но это значит, что для кого-то столь обделенного в начале начал, жизнь все же не закрыта. У него есть эта фраза: "Когда хочешь чего-нибудь по-настоящему, можно стать даже Папой Римским". Очень интересно еще и то, что он думает: когда с ним случается что-то хорошее, это происходит, возможно, благодаря благорасположению фортуны, но если с ним случается что-нибудь плохое, то это только по его собственной вине. То естоь, он отвечает за свою жизнь, он отвечает за свои ошибки. Он не говорит, что все это вина других. И я думаю, чэто все-таки нечто очень важное каждый из нас может задуматься о своей жизни и спросить себя, как надо поступать, чтобы сделать ее интересной. Не всегда можно сделать ее счастливой, но можно сделать ее более интересной. Это, по сути, модель индивидуализма, но в том смысле, что если мы готовы все потерять, мы можем и выиграть все. У нас нет прав. Каждый из нас должен следовать своим путем, отдавая себе отчет в том, что наша жизнь принадлежит нам самим и что в рамках возможного, с энергией и не щадя себя то есть, без мелочности, без ненависти, без стремления сделать всегда наименьшее из возможного, в наших силах изменить нечто в нашей жизни. И также думая больше о том, чтобы давать, чем получать.

Corti:

С вами прощаются Руслан Гелисханов и Марио Корти, до следующей встречи в эфире.

XS
SM
MD
LG