Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Казанова - европейская судьба

  • Марио Корти

Передача шестая >>>
"Казанова в России"


В Москве Казанова объяснял одному монаху, почему католики крестятся слева направо, а православные справа налево. Я никак не мог [ему] втолковать, что единственная причина... это то, что мы говорим spiritus sancti [то есть, духа святого], а они по-гречески "агиос пневма" [то есть " святого духа"]. Он отвечал, - продолжает венецианец - что прилагательное должно предшествовать существительному, ибо нельзя произнести имя Божие, не предварив его хвалебным эпитетом. Конец цитаты. Православный монах никак не мог понять, что разница тут не богословская, не догматическая, а чисто знаковая, языковая, культурная. Казанова добавляет - Такого рода почти все прочие различия меж двумя сектами... Казанова в России.

У микрофона Марио Корти. Александр Строев - историк и переводчик Казановы на русский язык. Во Франции опубликована его книга Авантюристы эпохи Просвещения. 3-го июня 98 года, по пути из Парижа - через Прагу - в городок Дукс, где на следующий день состоялась конференция казановистов всего мира по случаю двухсотлетия со дня смерти Казановы, он заехал к нам. Я беседовал с Строевым в нашей пражской студии. Мой первый вопрос - что побудило Казанову отправиться в Россию?

Строев

Казанова решил отправиться в Россию поскольку он находился на переломе жизни. "Свой путь земной дойдя до середины, я очутился в сумрачном лесу". Вот Казанова очень ощущает этот перелом. Это Лондон, история с Шапийон. Казанова чувствует, что он просто физически умирает. Он даже начал отсчитывать день, когда он потом умрет. Жизнь пошла на спад.

Corti

В Лондоне куртизанка Шарпийон отказалась осчастливить Казанову, обманула его, выманила деньги. Она довела его до грани самоубийства. Венецианец почувствовал, что его звезда начала заходить. В марте 1764 года он был вынужден покинуть Лондон. Эпизод довольно темный, Казанову обвиняют в подделке долгового свидетельства. Неясно, обманул он кого-то, или сам был обманут. В его мемуарах, однако, есть интересное место, на которое стоит обратить внимание. Он рассказывает, что в Лондоне была профессия - причем, профессия признанная - "свидетель". Свидетелей можно было найти по объявлениям. За соответствующую плату эти "профессионалы" готовы были дать любые показания. Александр Строев:

Строев

И когда возвращается из Англии он направляется не в центр мира, не в Париж, то есть центр европейского мира, центр цивилизации, а пытается разыграть свой последний шанс, двинуться на Восток. Он едет сначала в Берлин - то есть Лондон-Голландия-Берлин-Россия, а оттуда - у него ничего не получается - он возвращается через Прагу. Этим же путем до Казановы и после него еду десятки авантюристов. Прямо за два года до Казановы этим же путем - Голландия-Германия-Россия-Польша - проедет Бернарден де Сент Пьер. Через пятнадцать лет после него по этому же пути поедет Кальостро. И таких примеров множество. Казанова хочет найти место, хочет сделать карьеру. Он чувствует, что жизнь его кончается, он хочет получить устойчивое положение.

Corti

В России, как и везде, где он побывал, Казанова посещал оперу. В Петербурге он был на показе "Олимпиады", оперы Винченцо Манфредини на слова Метастазио, там присутствовала императрица. В своих мемуарах Казанова приводит слова, которые произнесла Екатерина, выходя из оперы:

Опера доставила всем преизрядное удовольствие, и я рада тому; но мне было скучно. Музыка чудесная вещь, но я не понимаю, как можно без памяти любить ее, если только нет ни срочных дел ни мыслей. Я нынче пригласила Буранелло; интересно, сумеет ли он пробудить во мне интерес к музыке.

Буранелло. Так звали венецианского композитора Бальдассаре Галуппи. С ним Казанова встретится через несколько месяцев в постоялом дворе на границе. Предшественник Галуппи композитор Винченцо Манфредини приехал в Россию в 1757 году в составе труппы импресарио Джованни Баттиста Локателли, с которым Казанова был хорошо знаком. Манфредини поступил на службу к великому князю, а когда тот стал императором, Манфредини был назначен капельмейстером придворной итальянской труппы. После дворцового переворота и убийства Петра Третьего, Екатерина решила, что ей нужен композитор более известный, нежели Манфредини, и выписала из Венеции Галуппи. Один свой концерт для клавесина и струнных инструментов Манфредини посвятил дочери графа Григория Николаевича Теплова, еще одного знакомого Казановы.

Manfredini - Concerto per cembalo e archi - 3 Presto

Чего ищет Казанова в Империи Российской? Александр Строев.

Строев

Как он пишет в своих мемуарах, когда его спрашивает Фридрих Великий, чего вы хотите в России, он говорит: Я хочу того, чего не смог добиться здесь в Берлине: понравиться господину- plaire au maitre. Он рассчитывает, конечно, на свое обаяние, умение приспособиться. Это то, о чем он пишет в своих мемуарах. На самом деле, конечно, у Казановы гораздо более сильная поддержка. Помимо мужского обаяния, он может рассчитывать на свои масонские связи. Откуда они? Известно, что в масонский орден Казанова вступил еще в Лионе в 50-е годы - то есть очень рано. Он прошел достаточно большой путь в разных ложах. Он был и в Голландии в масонских ложах и, видимо... Так... Есть основания думать, что генерал Кейт - именно тот, который рекомендовал его Фридриху Великому - мог помочь Казанове. Он мог и рекомендовать Казанову и петербургским братьям. Тот человек, к которому Казанова приезжает в первую очередь, Мелиссино, полковник артиллерии, в тот момент в России является одним из руководителей масонского ордена. Практически все, к кому обращается Казанова, с кем он общается в России, принадлежат не просто к масонам, а к масонам в России самым деятельным и активным. Это, как я уже сказал, Мелиссино и его брат. Это братья Чернышевы, Панин и Елагин. Панин руководит внешней политикой России. Он не занимает формально пост канцлера, но на деле, де факто, формирует внешнюю политику. Он же руководит и воспитанием Павла. Через Мелиссино Казанова получает доступ к братьям Орловым, фаворитам Екатерины, занимающим очень важные посты в русской армии. Чернышевы тоже - все это люди, руководящие русской армией и флотом. Елагин один из ближайших секретарей Екатерины. Казанова получает доступ и к ученым. Все это люди максимально влиятельные. Но проблема в том, что Казанова может попасть в Россию не с парадного, а с черного хода. В Россию, как говорят по-французски, он попадает не прямым путем, а через сад - не cote court, а cote jardin. И встречи Казанова с Екатериной происходят именно в саду. Где Казанова стоит, и Екатерина его замечает.

Corti

С Екатериной Казанова беседует несколько раз, и неизменно в саду, о чем он пространно рассказывает в своих мемуарах. А с Алексеем Орловым Казанова встретится и за пределами России - в Ливорно и в Теплице. В Ливорно Казанова пытался поступить на службу к командующему эскадрой русского флота - об этом Строев говорил в передаче "Казанова - жизнь как роман". В богемском курортном городе Теплице - неподалеку от Дукса - Алексей Орлов, уже Орлов-Чесменский, оказался, когда Казанове оставалось жить совсем недолго. Казанова с Орловым вспоминают старые времена. Вместе посещают концерт в Теплицком замке. Парижский сопрано Розали Мари Левассер пела тогда арии из Ифигении в Тавриде Глюка.

Gluck - Ифигении в Тавриде - O toi, qui prolongeas mes jours

В то время образованные русские, военные и статские знали, читали, славили одного Вольтера и полагали, прочтя все сочиненное им, что стали столь же учеными, как их апостол; я убеждал их, что надобно читать книги, из коих Вольтер черпал премудрость, и, быть может, они узнают больше него. "Не приведи Господь, - сказал мне в Риме один мудрец, - оспаривать человека, который прочел всего одну книгу.

Опять обращаюсь к нашим экспертам. Что предлагает России Казанова? 92-летний чешский историк Иозеф Полишенский, Прага:

Polisensky

Он хочет получить место экономического советника. В трактатах о перспективах сельского хозяйства в России он писал: "Погода не самая благоприятная, почва не самая плодородная. И пройдет время, пока Россия, как, впрочем, и Америка, станет великой державой. Из Америки Россия могла бы ввозить не только металлы, но и новые сельскохозяйственные продукты". Видимо, Казанова имел в виду картошку и кукурузу. Он рекомендует импортировать овец из Шотландии для оживления скотоводства в России. Он также пишет, что представил план колонизации Поволжья и Сибири, но тут мы располагаем только его свидетельством.

Corti

Наша студия в Праге. Александр Строев:

Строев

Я просто не могу сказать, про один и тот же текст мы говорим. В том трактате, который я читал... У него нет начала, поэтому названия дать не могу. Именно про импорт злаковых из Америки не помню. Речь, насколько я внимательно это читал, идет о том, чтобы в России адаптировать культуры, которые произрастают в других странах, в том числе злаковые, в том числе в России разводить животных из южных стран. Казанова думает в принципе о баранах-мериносах, думает об ангорских козах, впрочем даже и о верблюдах. Но, насколько я помню этот текст, это не импорт продукции, а именно импорт самих культур, которые нужно адаптировать к русской экономике и именно, да, там в Поволжье.

Из Истории моей жизни:

Все придворные и поныне получают воинские чины, что говорит о природе правления. У кучера императрицы чин полковника, как и у главного повара, кастрат Луини был подполковник, а художник Торелли только капитан, ибо получал всего восемьсот рублей в год. Часовые, стоящие у входа в покои императрицы со скрещенными ружьями, спрашивают у каждого, кто желает пройти, в каком он чине, чтобы знать, разнять им ружья или нет; "Какой ранг?" - слово это. Когда меня спросили о том впервые и объяснили значение слов, я не знал, что сказать, но бывший там офицер осведомился, каков мой доход, и когда я ответил три тысячи рублей, тотчас произвел меня в генералы, и меня пропустили.

Меня интересует, чем на самом деле занимался в России Казанова и чем не написал в своих мемуарах. Александр Строев.

Строев

Первое, это его масонские связи и, видимо, алхимические опыты. Приехав к Мелиссино, который позднее будет принимать и Калиостро в России, он безусловно занимался не только опытами, связанными с духовной алхимией, мистическими, но и чисто практическими. Это именно и помогло Казанове войти в доверие к русским аристократам.

Второе - это проекты. Казанова предлагал разводить шелковичных червей в районе Саратова. Почему Саратов? Поскольку Казанова приезжает в 1765 году. 1765-й год время массового переселения в Россию крестьян, в первую очередь из Германии и немного из Франции. Едут десятки тысяч людей. Идет просто массовая эмиграция в Россию. Их селят на Волге, в первую очередь в районе Саратова. В районе Астрахани занимаются шелководством в основном армяне, в районе Саратова французы и немцы. И в этот момент именно русское правительство и в первую очередь Григорий Теплов, который руководит в комиссии по коммерции, вызывают из Монпелье, из Франции, и из других мест людей, которые могли бы насадить деревья... разводить шелковичных червей. И Казанова представляет большой проект.

Corti

Григорий Николаевич Теплов - президент Академии наук, член комиссии о духовных прошениях, член комиссии о коммерции, сенатор. О нем в мемуарах Казанова упоминает дважды:

Алсуфьев представил меня другому статс-секретарю, Теплову, любителю пригожих мальчиков; он выслужился, удавив Петра Третьего, который лимонадом спасся от мышьяка...

а далее:

Я застал у Бомбаха... двух братьев Луниных... Младший из братьев был белокур и красив, он был любимчиком статс-секретаря Теплова.

Мимоходом замечу, что, по странному совпадению, по-чешски слово "теплов" и означает "голубой". Казанова и сам имел приключение с молодым Луниным, видимо, дедом декабриста Михаила Сергеевича Лунина. А сенатор Теплов Григорий Николаевич был еще и поэтом, сочинял музыку. Вот одна из его песен.

Теплов - Сокрылись те часы, как ты меня искала...

О русских проектах Казановы Александр Строев.

Строев

На самом деле Казанова не столько хочет разводить шелковичных червей, сколько, как он явно пишет в первой половине проекта, он объясняет, как надо распознавать земли, дает общие рекомендации по сельскому хозяйству и, кроме того, предлагает изменить как бы систему чисто экономической. Он выступает против натурального хозяйства, против общинного земледелия. Как бы он предлагает вариант фермерского хозяйства, когда крестьянин будет жить рядом с его землями и, чтобы все бы покупалось. То есть натуральное хозяйство должно исчезнуть и... личная свобода (должна быть), и обложить сельское хозяйство очень невысокими налогами. Разумеется в условиях крепостного права программа абсолютно невозможная, но, подчеркнем, достаточно интересная и реалистична для населения иностранцев. Напомним, что именно с этим поселением иностранцев связывали очень большие надежды вообще французские философы-энциклопедисты, в частности Дидро. Он считал, что эти поселения иностранцев станут такими очагами свободы, новой цивилизации, новой экономики, которая преобразит всю Россию. Это было связано с общей теорией физиократов, которую хорошо знал Казанова тоже, и это отвечало на запросы Екатерины. Так вот, Казанова предлагает эти идеи для развития сельского хозяйства в России, и предлагает создать особый пост в Департаменте по сельскому хозяйству. По сути он метит на такой пост начальника департамента либо, как он говорит, такого инспектора по сельскому хозяйству при Департаменте по экономике.

Corti

Я задумался над некоторыми предложениями Казановы. Возможно, что они применимы и к современной России. В беседах с Екатериной венецианец выдвигал еще один проект: реформа календаря - с юлианского на григорианский. Екатерина отвергла это предложение, о чем можно прочесть в Истории моей жизни Казановы. Нас, однако, интересует то, чего в мемуарах нет. Значит, опять шелковичные черви. Из нашей пражской студии Александр Строев.

Строев

Тут начинаются забавные вещи. Казанова входит в мельчайшие подробности, описывая жизнь этих шелковичных червей. Да и не только червей. Это как они вылупляются, как превращаются в бабочку, потом в червей, как они проходят все эти стадии преображения, как их надо лечить, как их надо кормить. И (Казанова) начинает прилагать к лечению шелковичных червей все правила, которые вообще надо соблюдать людям. И постепенно шелковичные черви в этом тексте Казановы очеловечиваются. И далее Казанова начинает регламентировать их любовные отношения: сколько должно быть самцов бабочек на такое-то количество женских бабочек, как они должны любить, как их потом надо умертвить, для того чтобы поместить в жаровник, где они должны умирать. Получается, что он создает некий абсолютно замкнутый утопический мир. И я напомню, что в канун поездки в Россию Казанова читает утопические сочинения - Томаса Мора, Кампанэллу - читает алхимические трактаты о подземном мире. И, как мне кажется, его чтения в Германии перед поездкой в Россию, этот трактат о шелковичных червях и следующий трактат о колонизации Сьерры Млорена - все это вехи на пути к роману Казановы Икосамерон. В этом романе, где описаны обитатели подземного мира, которые размножаются в геометрической прогрессии, Казанова художественно реализует те модели демографической политики, которые он разрабатывал в своих трактатах.

Corti

Казанова, из Истории моей жизни.

Я писал о различных материях, чтоб попытаться поступить на государственную службу, и представлял свои сочинения на суд императрице, но усилия мои были тщетны. В России уважительно относятся только к тем, кого они сами пригласили. Тех, кто прибыл по своей охоте, ни во что не ставят. Может быть, они и правы.

Уезжая из Империи Российской, Казанова позаботился о благоустройстве и будущем Заиры, деревенской девочки, которую он купил в начале его пребывания в Санкт-Петербурге. Он передал девочку престарелому архитектору Ринальди. После смерти Ринальди, она стала женой дворянина. В передаче цикла ґКазанова и Дон Жуанµ я сопоставлял Заиру с Дзерлиной - персонажем оперы Моцарта ґДон Джованниµ.

Don Giovanni - Tra quest'arbori celata

Неожиданно для себя, я узнал, что мой коллега по Радио автор романа об Александре Коллонтай Леонид Ицелев уже давно занимается и Казановой. В принципе он имеет право называть себя казановистом. Я задал Леониду Ицелеву вопрос, который предлагаю всем гостям нашего цикла: чем является для вас фигура Казановы? Какой урок можно извлечь из его биографии?

Itzelev

Мемуары Казановы - это великолепно написанная, занимательная энциклопедия европейской жизни 18 века. Мне нравится название радиоцикла Казанова - европейская судьба. В двенадцатитомных воспоминаниях Казановы - сотни персонажей и у всех из них - европейская судьба. Казанова был свидетелем заката эпохи королей, герцогов и императоров. Все они были прежде всего европейцами, как и их подданные. Уделом подданных было умирать за короля. Уделом королей было воевать или заключать союзы. Военные союзы королей были столь же нестабильны, как и романтические увлечения королев. Войны велись беспрерывно. Но отдать жизнь за короля - совсем не то, что воевать за отечество. Преданность государю не требует этнических чисток и строительства концлагерей. Государств-наций в то время фактически не было. Национальные идеи еще не возникли. Европейцами были все.

Европеец Казанова исколесил почти всю Европу. Не знаю, была ли она тогда лучше, но во всяком случае - меньше и уютнее. В каждом городе, практически в каждом постоялом дворе Казанова встречал знакомых. Сейчас такое возможно только в пределах одного уезда, в котором прожил несколько десятков лет. Европа в то время была частью света районного значения.

Можно назвать десяток городов, в которых побывал Казанова и которые спустя почти 200 лет посетил я. Такое совпадение душу не задевало, мой интерес к Казанове оставался сдержанным. Но вот, когда я узнал, что есть село в нынешней ленинградской области, где я прожил несколько дней, а Казанова провел несколько часов, - я окончательно сроднился с шевалье де Сенгалем. Село это называется - Копорье. Казанову туда забросила в 1764 году европейская судьба - по пути в Петербург на почтовой станции он менял там лошадей. Меня в 1969 году туда забросила советская судьба - НИИ, где я работал "бросили на картошку". 30 лет назад Копорье было таким же захолустным селом, как во времена Казановы.

Но если забраться на вершину полуразвалившейся крепости, построенной крестоносцами в 13 веке, возле самого горизонта можно было увидеть крохотный Копорский залив - часть великой Атлантики, морского пространства, объединяющего Европу.

Corti

Уезжая из России, Казанова снова останавливается в Копорье. Из Истории моей жизни:

На другой день мы остановились в Копорье пообедать, имея в карете изрядный запас провизии и доброго вина. Через два дня мы повстречали славного регента Галуппи, прозванного Буранелло, каковой направлялся в Петербург с двумя друзьями и "виртуозкой". Он меня не знал и был изрядно удивлен, обнаружив в трактире, где он остановился, добрый венецианский обед, а в придачу и меня, приветствовавшего его на родном языке. Узнав мое имя, он долго меня обнимал.

Галуппи останется в Петербурге три года. Он не только сочиняет итальянские оперы, и ставит на ноги придворную капеллу. Он реформирует православное церковное пение - не особенно нарушая традицию, он вводит европейскую форму мотета. Его сочинения становятся моделью для таких русских композиторов как Бортнянский, Березовский, Дегтярев и других. Ему принадлежит следующий пасхальный экзапостиларий: Плотию уснув яко мертв, царю и Господи.

Galuppi - Плотию уснув яко мертв, царю и Господи...

В посвященных России главах Истории моей жизни Казановы меня поразило одно. Там нет особой экзотики, особых странностей, вроде тех, которые описывает, например, маркиз де Кюстин. Казанова вращается в российском обществе, Петербургском и Московском, как в любом другом - Парижском, Лондонском или Берлинском. Русские для Казановы такие же европейцы, как и все остальные. Эту точку зрения я разделяю. Казанова в России. Следующая передача последняя: Казанова - Европейская судьба. С вами прощаются Руслан Гелисханов и Марио Корти.

XS
SM
MD
LG