Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Страны, образовавшиеся из распада Югославии, с каждым годом все более активно отмечают день рождения скончавшегося в 1980 году коммунистического лидера СФРЮ Иосипа Броз Тито. В этом году на 25 мая у могилы Тито собрались тысячи людей - многие с флагами времён социализма, с красными галстуками на шее. Любопытно, что больше всего почиталей бывшего вождя - из Словении, единственной бывшей югославской республики, которая является участницей Европейского союза. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: Начиная с 1945 года, в Социалистической федеративной Югославии 25 мая – день рождения её государственного и политического лидера Иосипа Броз Тито – отмечался как всенародный праздник под названием «День молодёжи». Сотни тысячи людей, не останавливаясь, бегом по всей стране, неделями до этой даты передавали эстафетную палочку с выражениями любви и преданности вождю. Эстафета заканчивалась вручением палочки Тито - на стадионе в Белграде. Югославский лидер умер в 1980 году, но праздник сохранился - до 1987 года.
25 мая 1979 года (за год до смерти) ему была преподнесена последняя эстафетная палочка в его жизни. Вручила её албанская студентка медицины из Приштины Сания Хисени. Она обратилась к Иосипу Броз Тито от имени югославской молодёжи со словами:

Сания Хисени: Любимый друг Тито! Мы говорим языком и сердцем твоим. Эту страну и этот народ ничто не может сломить - ни сегодня, ни завтра – никогда! Поздравляем тебя, дорогой товарищ Тито, с 87 днём рождения!

Айя Куге: Когда началась война в Югославии, Сания Хисени покинула Косово и уехала в Канаду. Сейчас она работает там врачом. С началом развала Югославии Иосип Броз Тито был забыт. Годами в Сербии официальное отношения к Тито и его Югославии было крайне отрицательным – действительно, порой казалось, что никогда и не существовало ни Югославии, ни Тито.
На мощной, захлестнувшей струну в начале 90-х годов, волне антикоммунизма и национализма мало кому было приятно вспоминать бывшую страну и титовский принцип “братства и единства” югославских народов. А сегодня на могилу Тито снова приходят тысячи почитателей его дела. И в этом году на могиле – вновь эстафетная палочка, сделанная в бывшей югославской республике Словении и пронесённая через Хорватию до Сербии. Как в Сербии вспоминают Тито и социалистическую Югославию?
Наша собеседница – Ольга Манойлович-Пинтар, научный сотрудник белградского Института новейшей истории Сербии, один из авторов проведённого недавно обширного научного исследования о том, как граждане Сербии относятся к своей истории.

Ольга Манойлович-Пинтар: Воспоминания всегда представляют собой сочетание самого прошлого, с его фактами и событиями, и отношения к времени, в котором они произошли. В этом смысле сегодня воспоминания граждан Сербии о Тито исключительно положительные. Если 20 лет назад Иосип Броз Тито считался одним из самых противоречивых лидеров новейшей истории, то в последние годы он стал одним из самых позитивных героев нашего прошлого. Люди всё яснее определяют времена социалистической Югославии как времена мира и прогресса, лучшей жизни. Наше исследование показало, что граждане Сербии считают Тито самой значительной личностью во всей сербской истории и одной из самых значительных личностей в мировой истории. Любопытно то, что люди главным образом вспоминают его с добротой - несмотря на существующую, очень критически окрашенную официальную интерпретацию периода правления Иосипа Броз Тито, согласно которой Тито в большой мере повинен даже в том, что происходило после его смерти, в 90-х годах в Югославии.

Айя Куге: Из данных вашего опроса следует, что восемьдесят два процента граждан уверенны, что в социалистической Югославии жилось лучше, чем сегодня. Для девяноста одного процента опрошенных титовская Югославия является синонимом стабильного и всеми уважаемого государства, а Тито – крупным государственным деятелем и символом этого государства. Однако одновременно, целых два десятилетия, в обществе официально преобладала негативная оценка исторической роли Иосипа Броз Тито?

Ольга Минойлович-Пинтар: Негативные оценки наследия Иосипа Броз Тито, наследия социализма и Югославии, главным образом, слышны в определённых кругах сербской интеллектуальной и политической элиты, но их интерпретацию истории не принимает большинство граждан. Правда, постепенно такое отношение к социалистической Югославии и её лидеру через школьные учебники проникает в общество, но оно пока не доминирует потому, что существуют личные воспоминания. В этих личных, частных воспоминаниях югославский социализм остался как беззаботное и счастливое время, когда Югославия являлась важным фактором, буфером между двумя противостоящими блоками, одним из лидеров Движения неприсоединившихся стран. С особенной теплотой вспоминают ценившийся по всему миру югославский паспорт, который для нас являлся символом нашей свободы, частью нашей жизни. В те времена мы действительно чувствовали, как хорошо нас принимают, как на Западе, так и на Востоке. А сейчас граждане Сербии, вспоминая прошлое, яснее чувствуют свои сегодняшние проблемы.

Айя Куге: Некоторые толкования новейшей истории национальными идеологами народ в Сербии, действительно, не принимает. Но тем не менее, в Сербии широко поддержана идея о том, что сербы, как самый большой народ, были главной жертвой югославского государственного образования, и поэтому их интересам отвечает лишь концепция национального государства, в которое должны объединиться все сербы. Кстати, такая идея создания собственных национальных государств не чужда была всем народам бывшей Югославии.

Ольга Манойлович-Пинтар: Да, именно этот тезис является ключевым для формирования всех постюгославских националистических течений. Националисты всех этих народов противопоставили югославскую идею новой идее создания единого, гомогенного, национального государства. Поэтому они провозгласили Тито ответственным даже за распад общей страны. Их совершенно не устраивало такое югославское общество, каким его сформировал Иосип Броз Тито – на принципах федерации. Представители сербской национальной элиты выступили с тезисом о том, что сербы, якобы, всегда побеждают в войне, но теряют в мире, и это дало толчок для войн 90-х годов в Югославии. Правда, может быть, стоит пояснить понятие “сербская элита” – оно постоянно меняется и толкуется по-разному. В данный момент самую сильную позицию в сербском обществе имеют именно те представители элиты, которые энергично сопротивляются положительной оценке нашего социалистического прошлого.

Айя Куге: Напомню, наша собеседница – белградский историк Ольга Манойлович-Пинтар. Если посмотреть результаты вашего исследования, то бросается в глаза то, что они порой выглядят как абсурдные, то есть в них масса противоречий. Например, девяносто процентов граждан Сербии исключительно положительно оценивают социалистическую Югославию, но одновременно половина из них ответили что её создание после второй мировой войны является исторической ошибкой. Странным кажется и то, что лишь 3% опрошенных вспомнили про распад Югославии и отнесли его к важнейшим событиям новейшей истории.

Ольга Манойлович-Пинтар: Да, такие результаты, действительно, кажутся абсурдными. Может быть, потому, что сам распад Югославии для нас порой имеет абстрактное значение – чаще всего мы его не связываем со всем тем, что он на самом деле вызвал: с войнами, с погибшими, с убитыми и покалеченными в девяностых годах. Это показывает, насколько наше современное общество, в поисках собственного лица и определения, дает почти противоположные ответы и оценки, насколько оно не имеет разработанную и ясную систему ценностей, которая бы помогла оценить наше прошлое и наше настоящее. Только в отсутствии ценностной системы возможны такие абсурдные результаты.

Айя Куге: Несмотря на то, что про Тито в мире написано более тысячи книг, местные историки всё ещё не приступили к серьёзному изучению его времени. Официальным оправданием до сих пор было то, что архивы долгое время были закрыты. И еще – что для объективного подхода нужна дистанция времени. Со смерти Иосипа Броз Тито прошел уже 31 год. Разве это не достаточная временная дистанция?

Ольга Манойлович-Пинтар: Это факт, что не только дистанция времени является необходимым условием создания определённых ценностных суждений. Бывает, что проходят десятилетия, даже столетия пока определяется настоящее значение какого-нибудь события. Всегда нужно установить так называемую “академическую” дистанцию, чтобы оценка была реальной. А у нас в оценках прошлого всё ещё слишком много политики – это потому, что многие процессы ещё не завершены. Я имею в виду то, что на Балканах не завершены еще полностью процессы формирования национальных государств. Это одна из причин, из-за которой наше прошлое всё ещё кажется чем-то неясным, порой даже более неясным, чем наше будущее.

Айя Куге: Об отношении в Сербии к развалившейся в крови Социалистической федеративной республике Югославии и её лидеру Иосипу Броз Тито мы беседовали с научным сотрудником белградского Института новейшей истории Сербии Ольгой Манойлович-Пинтар. В этом году эстафету принял внук Тито Йошко Броз.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG