Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Москве на литературном обеде в ГУМе объявлен шорт-лист национальной премии “Большая книга”.

Премия с фондом в пять с половиной миллионов рублей, учрежденная крупным российским бизнесом и Министерством культуры России, в этом году соперничает с "Русским Букером", исключив из своего "короткого списка" документальную прозу.

Владимир Сорокин с повестью "Метель" был назван первым, но на церемонии не появился, как и Дмитрий Быков, номинированный за роман "Остромов, или Ученик чародея". Отсутствовала и Ольга Славникова, роман которой "Легкая голова" вошел в "короткий список" "Большой книги". Другие претенденты – Юрий Арабов ("Орлеан"), Юрий Буйда ("Синяя кровь"), Дмитрий Данилов ("Горизонтальное положение"), Сергей Кузнецов ("Хоровод воды"), Алексей Слаповский ("Большая книга перемен"), Сергей Солоух ("Игра в ящик"), Михаил Шишкин ("Письмовник").

Главные победители “Большой книги” прошлых лет – это авторы документальной прозы, например, Дмитрий Быков с биографией Пастернака или Павел Басинский с биографией Льва Толстого. Новость этого года: в шорт-листе только романы. Действительно ли в этом году не появилось яркой документальной прозы? На этот вопрос Радио Свобода ответила Елена Холмогорова, член экспертного совета премии, зав. отделом прозы журнала "Знамя":

– Не то, чтобы не было, но, во всяком случае, не было такого спектра выбора, который бывал все прошлые годы. Это тенденция, может быть, какого-то более стабильного времени, или же инерция публицистичности, документальности. Все это заметно по тем произведениям, которые были представлены на премию.

В шорт-листе “Большой книги” – четыре издания монополиста книжного рынка “АСТ”, и три романа, опубликованные в "толстых журналах". В ситуации потери спонсора премией "Русский Букер" (пока неизвестно, сможет ли премия вообще продолжить работу) список “Большой книги” выглядит как конкурентный, считает Наталья Иванова, зам. главного редактора журнала "Знамя":

– У меня такое ощущение, что “Большая книга” заменила собой "Русский Букер". В предыдущие сезоны у “Большой книги” была концепция соревновательности разных жанров, что ставило меня иногда в тупик, но было любопытно, почему в шорт-лист попал Андрей Балдин, или почему Рустам Рахматуллин – со своей книгой о Москве, почему биография соседствует с романом? А сейчас, поскольку "Русский Букер" находится в анабиозе и неизвестно, что с ним будет, то кажется, что, воспользовавшись этой ситуацией, “Большая книга” отобрала только романы. Что касается отбора, то я, конечно, должна быть довольна, потому что три романа, которые мы опубликовали в журнале "Знамя", вошли в этот шорт-лист. Я имею в виду романы Юрия Буйды, Ольги Славниковой и Михаила Шишкина. Вместе с тем, каждая премия, как мне кажется, должна совершенно четко ощущать как свои возможности, так и свои границы. С одной стороны, соревнование романа с романом мне понятнее, чем соревнование романа с биографией, но, с другой стороны, мне в этом списке не хватает той перчинки, той остроты, которая была в прежней “Большой книге”.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG