Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Можно ли серьезно относиться к Общероссийскому народному фронту


Владимирр Путин открывает Общероссийский народный фронт, Волгоград, 6 мая 2011

Владимирр Путин открывает Общероссийский народный фронт, Волгоград, 6 мая 2011

Виктор Резунков: В Петербурге, который в эти дни отмечает свой день рождения, широко обсуждается скандал, возникший после того, как «Единая Россия» разместила на улицах города плакаты с портретами известных петербуржцев - Александра Пушкина, Анны Ахматовой, Виктора Цоя, Дмитрия Шостаковича и других – с логотипом партии «Единая Россия». Многочисленные родственники этих известных людей возмутились. Например, дочь Кирилла Лаврова Мария назвала такой поступок представителей партии власти безнравственным. Возмутилась и общественность. В местной, да и не только, прессе появилось множество возмущенных публикаций на эту тему. Плакаты пришлось убрать, но извиняться перед общественностью «Единая Россия», конечно, не намерена.
На фоне этого громкого скандала в Петербурге прошла конференция, на которой было объявлено о создании местного отделения Общероссийского народного фронта. Судя по тому, с какими заявлениями выступили на этой конференции местные лидеры «Единой России» Вадим Тюльпанов и Валентина Матвиенко, партия власти, а особенно в Петербурге, впадает в панику. Враги ей видятся со всех сторон и угроза страшная.
Почему паникует «Единая Россия»? Способен ли ей помочь создаваемый Народный фронт? Как в обществе отреагировали на оскорбительные плакаты партии власти? Во всем этом, анализируя последние публикации российской прессы на эту тему, мы и попытаемся разобраться.
В Петербургской студии Радио Свобода в гостях - главный редактор журнала «Город 812» Сергей Балуев и член исполкома Петербургской организации партии «Другая Россия» Андрей Песоцкий.
Давайте вначале поговорим о плакатах. Известный петербургский политолог Дмитрий Травин на страницах «Новой газеты» пишет: «Петербургскому отделению «Единой России» срочно требуется психиатр Бехтерев. В Санкт-Петербурге партия власти прихватизировала сразу 25 великих деятелей российской культуры, науки, политики и спорта. Ко дню рождения города всюду появились поздравительные плакаты с портретами «наших всех», включая, естественно, Пушкина, и с логотипом «Единой России». Особо пикантно изображение Владимира Михайловича Бехтерева с густой бородой, в которой запутался шпиль Петропавловской крепости. Дизайнеры, чувствуется, потрудились на славу. Объединяет все эти лики «Единой России» то, что на них изображены деятели прошлого, которые ничего уже не могут сказать относительно прихватизации своего светлого образа. Ветераном по стажу пребывания в «ЕдРе» оказался император Петр Алексеевич Романов, вступивший в партию, очевидно, непосредственно перед полтавской баталией, благодаря чему, собственно говоря, победил. Но есть в единороссовских рядах и молодежь: Виктор Цой, например. Не совсем понятно, правда, как песня «Мы ждем перемен» вписывается в консервативную идеологию единороссов, зато с другими поэтами попадание питерских политтехнологов оказалось практически стопроцентным. С Федором Михайловичем Достоевским проще. Его связь с нашей партией власти укладывается в одно слово. Еще когда «Единство» сливалось с «Отечеством», структуру, ставшую потом «Единой Россией», запросто звали «ЕдиОт». Кто не почувствует здесь влияния Достоевского - пусть первый бросит в меня камень. И вновь вернемся к Бехтереву. Этот корифей отечественной психиатрии, пожалуй, нужен «Единой России» больше всех прочих корифеев. Во всяком случае, его присутствие в петербургском отделении партии пошло бы единороссам на пользу».
Сергей, как вы отнеслись к этому явлению?

Сергей Балуев: Я не все плакаты видел, но я думаю, что они примерно одинаковые. Они крайне забавные, конечно. Все эти деятели за решеточкой сидят, то есть и Пушкин, и Врубель, и прочие сидят наполовину за решеткой. Ну, плакаты жутковатые. И понятно, что это халтура. Я воспринимал это, скорее, как забавность, нежели чем большой политический скандал поначалу. Мне кажется, это появилось потому, что бедные «единороссы» местные в нынешней системе власти не знают, что им можно, что нельзя. Они понимают, что вот то, что можно делать, это очень узкий диапазон, а что-то делать надо, потому что надо показывать, что ты работаешь, какие-то средства осваиваешь, какие-то кампании ведешь. И решили, что можно использовать знаменитых людей. Безусловно, никто не думал, когда это делали, что это нанесет кому-то травму моральную, физическую. И последующие действия, когда скандал возник, когда родственники стали выступать и говорить, что они не с «Единой Россией», тоже были шараханья. Понятно, что местные «единороссы» пытаются понять, что скажут в Москве: «Вроде бы, сказали, что надо снять – сняли. Но, вроде бы, извиняться не говорили, поэтому не будем извиняться». И такие шараханья, я думаю, будут всю кампанию. Ну, сейчас дали по рукам фактически, поэтому будут менее креативные штуки.

Виктор Резунков: Но извиняться пока не собираются. Андрей, каково ваше восприятие этого скандала?

Андрей Песоцкий: Это очень примитивный пиар «Единой России», в стиле начала 90-ых, когда только-только разрешили свободу, и некоторые, может быть, не очень талантливые политики пытались пролезть во власть. Это совершенно дешевый PR-ход. Еще ко Дню Победы появились плакаты: Жуков - «Единая Россия», другие маршалы. То есть это уже было обкатано. Тогда эта тема как-то прокатила, а вот с великими людьми, когда их более широко решили рассмотреть «единороссы», уже не прокатило. То есть очень примитивный пиар. Но люди не так глупы, как думают «единороссы». И когда говорят, что Цой и «Единая Россия», Бехтерев и «Единая Россия», даже Пушкин «единоросс», - это взывает колоссальное возмущение людей. Но примитивная реклама из Каменного века не прокатила. Действительно, креативный ресурс питерских «единороссов» очень скудный, жалкий. И вот итог.
Но вот что интересно. Тематику этих плакатов подхватили в Интернете. Я вчера просмотрел Сеть «В контакте» и увидел, что над этими плакатами уже вовсю глумятся, вплоть до того, что на этот плакат поместили Гитлера и написали: «Единая Россия», Адольф Гитлер», - и его краткая биография. И такие шутки гуляют из блога в блог, с анкеты на анкету. То есть люди стали глумиться над «единороссами». И я думаю, что только в минус «Единой России» все это пошло. Она еще раз себя показала как партия с низким уровнем творческих навыков.

Сергей Балуев: Крайне примечательно, на мой взгляд, то, что родственники тех людей, которые были изображены на плакатах, они стали высказываться. И дочка Лаврова, и внучка Лихачева...

Виктор Резунков: Сегодня «Фонтанка» публикует заявление вдовы Иосифа Бродского, что он к этой партии никакого отношения никогда не имел.

Сергей Балуев: Но они не испугались высказаться. И это, на мой взгляд, позитивный симптом.

Андрей Песоцкий: И интересно, что ни один из родственников не сказал, что это почетно, что он горд, что партия власти его подняла на иконостас. Ни одного такого мнения не было, а только негатив и неприятие всего этого.

Виктор Резунков: Я хочу привести маленькую выдержку из публикации ответственного секретаря газеты «Московские новости» Семена Новопрудского на страницах интернет-издания «Газета.Ru»: «Каких, спрашивается, выдающихся людей, поддерживающих эту партию, можно вывесить на праздничные плакаты в столице режима в предвыборный год? Кто у нас совесть нации и властитель дум? Кто культурное наследие и национальное достояние? Кто феерит в этом царстве серых мышей? Теперь даже Анастасия Волочкова не подойдет - разошлась с линией партии. На самом деле «Единая Россия», точнее Путин со товарищи, не зря начали играть в народные фронты. Им нужна конкретная видимость (странное словосочетание, но, по-моему, вполне адекватное) поддержки. Появление плакатов с великими петербуржцами - игра того же рода. Власть начала осознавать, что ее вроде поддерживают все, но конкретно - никто. Прямо как в анекдоте про евреев, которые не болеют СПИДом, потому что их никто не любит. У всех сторонников власти отношения с ней сугубо договорные: служат ей либо за доступ к кормушке, либо по принуждению, чтобы эту кормушку не отняли. И никто по велению души».

Андрей Песоцкий: Совершенно верно сказано. Мы наблюдаем колоссальную нищету кадров у «Единой России». Вроде бы, в их рядах много членов, много денег, много депутатов, но каких-то людей, которые действительно значимы для общественного мнения, их единицы. Может быть, люди вроде Кобзона или Боярского, да и то я бы не сказал, что сейчас это моральные столпы, которые влияют на народ. Толковых кадров у «Единой России» нет, каких-то привлекательных людей, которые могли бы консолидировать народ вокруг «единороссов», не наблюдается. Поэтому и цепляются за какие-то фигуры прошлого.

Виктор Резунков: А это хорошо или плохо?

Сергей Балуев: Но не только у «Единой России» не хватает фигур значимых. Мы можем перечислить единицы людей, которые так или иначе связаны с какой-то партией или с каким-то движением. «Единая Россия» в Питере – это, по-моему, Сергей Селин и Михаил Боярский, а в Москве – Кабаева, Хоркина и все. Масса людей известных стараются не вступать ни в какие партии и движения.

Виктор Резунков: А чем вы это объясняете? Это деградация института партий? Сейчас многие говорят о том, что партии деградируют как институты общественные. Или это традиционная позиция интеллектуалов?

Сергей Балуев: Общество в целом не участвует в политической жизни, в том числе и 90% интеллигенции не участвуют в этой жизни. Поэтому все битвы происходят среди узкого круга тех, кто в этом задействован, и в Интернете. А основная масса молчит. И Путин, наверное, с ужасом смотрит, что 90% населения в итоге сделает (или ничего не сделает). А поскольку народ себя никак не проявляет внятно, то остаются опасности. Можно считать, что будет дикая поддержка Путина и его «фронтов», а можно считать ровно наоборот.

Андрей Песоцкий: Я не соглашусь с коллегой. Я не скажу, что институт партий полностью деградировал. Скорее, у общества есть недоверие к парламентским формам борьбы, к тем, кто сидит в парламенте. Парламентской оппозиции, вроде КПРФ, не доверяют, а к улице присматриваются. Скорее, проблема в том, что какие-то уличные, не зарегистрированные партии не могут прорвать информационную блокаду и выйти на широкую аудиторию. Но я уверен, что если каким-то образом будут свободные СМИ, свободный доступ на телеэкран всех политических сил, присутствующих в стране, то институт партий возродится. Он умышленно сдерживается нынешней системой. А то, что народ аполитичен, это не так. Если мы посмотрим статистику, то в политической жизни, в каких-то исторических изменениях глобальных участвует довольно узкая прослойка лиц. Может быть, их вершат 1-2%, а активно поддерживают 10-15%. А народ всегда присматривается, всегда в стороне. Но я не думаю, что апатия всеобщая, она беспросветная. Мне кажется, что и среди интеллектуалов появляется интерес к политике, среди интеллигенции и среди самого широкого слоя граждан. И все-таки будет некое пробуждение людей со временем, я думаю.

Виктор Резунков: Давайте перейдем ко второй теме. В Петербурге 25 мая прошла конференция, на которой происходило создание Петербургской организации «Общероссийского народного фронта». Интернет-издание «Фонтанка.Ру» отмечает: «Общероссийский народный фронт» создавался в Петербурге, что называется, с претензией: отечественный гимн слегка осовременили (такой вариант пришелся по вкусу спикеру Вадиму Тюльпанову), председатель высшего совета «Единой России» Борис Грызлов присутствовал на конференции виртуально (записал для делегатов видеобращение, в котором рассказал о программе «Дом садовода – опора семьи»), на первом ряду расположились известные артисты-единороссы (Михаил Боярский традиционно в шляпе). Партийцы поставили задачу - взять на выборах в ЗакС не менее 50%, хоть и признались, что в Северной столице такого результата добиться сложно. Критику тех, кто «ходит по пятам и ищет, к чему придраться», единороссы находят бессмысленной и заявляют, что «Общероссийский народный фронт», в который войдет 17 организаций на базе «Единой России», непобедим». Нельзя откреститься от факта, что создается некий симулякр политический.
Сергей, вы видите в этом некую подвижку в партийном строительстве?

Сергей Балуев: Петербургская история – это метастаз федеральной истории. Приказали создавать «фронты» - везде будут создавать. Понятно, что он будет создаваться потому, что Путину надо от кого-то выдвигаться в президенты, а от «Единой России» - это уже было, ну, старо. В конце концов, все должны что-то делать, какая-то «движуха» должна быть в этой жизни. И решили: красивое движение – фронт. Теперь все прыгают и создают «фронты». Но создают, конечно, по-идиотски. В Петербурге 17 организаций они заявили, из них фактически ни одной интересной нет. Инвалиды, ветераны... То есть околовластные структуры традиционные. Единственный человек, чье появление там удивительно, - это Александр Холодов, правозащитник автомобильный. Одна из организаций, которую он представляет, уже выразила протест, сказала, что он не имел права туда вступать. А Холодов объясняет, что лучше иметь дело с властью – это поможет каким-то позитивным делам. Ну а в целом это история, не имеющая к реальной жизни никакого отношения. Попытка замены слов «Единая Россия» на слова «Народный фронт». По крайней мере, не так надоедливо. Может быть, минимальный плюс в этом и будет.

Андрей Песоцкий: Мы наблюдаем социологическое падение рейтингов всех органов власти, и партий, и правительства, и президента, и премьера. Но наш народ настроен патерналистски и в доброго царя верит. Рейтинг Путина все-таки высок. Но, веря в доброго царя, не верят уже совсем в нехороших бояр. И «Единая Россия», к которой еще, может быть, 3-4 года назад относились более-менее лояльно, уже вызывает какую-то антипатию. «Партия жуликов и воров» - это пошло уже в народ. И на фоне колоссального недоверия к «Единой России» политтехнологи кремлевские стали искать новые бренды, которые смогли бы дать динамизм Путину. Потому что, как заметил мой собеседник, если Владимир Владимирович будет выдвигаться от «Единой России» - это будет старо, скучно, люди будут смотреть на это не очень хорошо. А тут новый бренд, который может как-то оживить народную поддержку нашего президента в должности премьера.

Виктор Резунков: «Нашего всего».

Андрей Песоцкий: Но если приглядеться, то человеческий материал, так скажем, который собрался в этом «фронте», не самого высшего качества. Кроме «единороссов» там собрали, грубо говоря, ткачих и поварих, людей, не обладающих чем-то принципиально иным, нежели партия «Единая Россия». По сути, новых качеств, новых свойств пропутинские силы не получили. Это опять же «Единая Россия», но под другим лейблом. И все это делается в надежде на то, что Путин будет опять обласкан народом.
Есть и второй мотив. Ходят слухи, что между Путиным и Медведевым возникают какие-то конфликты. И если Медведев будет пытаться Путина «задвинуть», то Путина, как лидера партии, можно как-то отодвинуть, а Путина, как лидера Общенародного фронта, который, вроде бы, всем народом движим вперед, его «задвинуть» будет гораздо сложнее. Я думаю, что у Путина есть и такой мотив.

Виктор Резунков: Я зачитаю слова Михаила Боярского, когда он был на конференции, их приводит Агентство «Балтинфо»: «Актер Михаил Боярский поддерживает решение лидера партии «Единая Россия» и премьер-министра Владимира Путина о создании единого Общероссийского народного фронта. «Это очень конструктивная идея, наиболее точное и правильное решение перед выборами – объединить разные движения, чтобы они смогли под руководством «Единой России» работать на благо страны», - сказал артист. Боярский отметил, что многие сейчас предпочитают не задумываться о судьбах страны и жить, удовлетворяя лишь свои личные потребности. «Но есть люди, которым тесновато в этих рамках», - подчеркнул артист».
А интернет-издание «Фонтанка.Ру» приводит слова лидера Петербургской организации «Единая Россия» Вадима Тюльпанова, который пытается объяснить, зачем же нужен Народный фронт: «Новые люди, придя к нам, должны понимать, что планка высокая. За 10 лет мы наработали гигантский потенциал и огромный авторитет. Несмотря на то, что партия вошла в каждый дом, в каждый двор, некоторые излишне подуспокоились. Свидетельство тому - поражение партии в муниципальном округе Автово. Наши оппоненты из «Справедливой России» ведут себя очень агрессивно, не стесняются самой бессовестной риторики, что негативно сказывается на имидже нашего города. Наши оппоненты делают основной акцент на выборах в Петербурге, мы должны быть к этому готовы. В частности, мы должны выработать ясную программу. Для создания такой программы «Единой России» мы объединяемся в Народный фронт».

Андрей Песоцкий: Я не понял, в чем новизна. Это опять переливание из пустого в порожнее. Я не увидел чего-то принципиально нового в высказывании господина Тюльпанова. И конечно, вызывает непонимание и, может быть, иронию его высказывание о том, что авторитет «Единой России» велик. И даже на фоне скандала с плакатами, биллбордами мы видим, что никто не вступился за «единороссов», никто не поднял голос за них. То есть его слова, конечно, несостоятельны. Ну, «медвежья» пропаганда, в обычном их стиле.

Виктор Резунков: Валентин из Рязани, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Удивительно, что люди, имеющие одну цель, идут совершенно разными путями. Например, Волочкова бросила «Единую Россию» и поддержала Ходорковского. А Михаил Боярский, имея ту же цель – засветиться, заявить о себе, пошел иным путем – поддержал «Единую Россию». И такой вопрос. Вы сказали, что ни один человек не подал голос в защиту «Единой России». А в защиту «Справедливой России» и Миронова кто-нибудь подал голос?

Виктор Резунков: В день, когда Миронова отставляли в Законодательном собрании, там было достаточно большое количество петербуржцев, которые выступали в защиту Сергея Миронова.

Сергей Балуев: Но каких-то особо известных я не помню. И это проблема, что все пытаются дистанцироваться от политической жизни. Понятно, что в «Единую Россию» идут те, кто хочет сделать карьеру, у кого есть бизнес. Известно, что сын Михаила Боярского занимается строительным бизнесом, и тут без властей не обойтись, поэтому сам Бог велел Михаилу Сергеевичу там участвовать. И понятна боязнь местной «Единой России». Если им поставили планку – набрать 50% в Петербурге – это очень высокая цифра. По данным социологов Петербургского университета, которые у нас были, готовы были проголосовать за «Единую Россию» 17%. И это тоже большая цифра.

Виктор Резунков: Сергей Миронов сказал, что 12%.

Сергей Балуев: У них, видимо, свои социологи. И понятно, что социологи, работающие на «Единую Россию», дают им больше. Социологи, которые работают на «Справедливую Россию», дают «Единой России» меньше. У нас была цифра 17. Это, с одной стороны, мало, а с другой стороны, на прошлых выборах было ровно то же самое. То есть эти 17% потом превращаются в 34-35% на выборах. Я думаю, что в этом году будет то же самое. Но если Тюльпанову с Матвиенко поставили планку в 50, то это для них плохо, это невыполнение нормативных заданий, а за это могут дать по шапке, за это могут снять с поста Тюльпанова, а он этого не хочет, поэтому приходится вешать всякие плакаты дурацкие.

Виктор Резунков: Юрий из Кузбасса, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Сергей, против кого или против чего направлен создаваемый «фронт»?

Сергей Балуев: Они официально заявляют, что он направлен не против, а за все конструктивное и позитивное, что есть в мире, в России. Ну а формально против оппозиционных партий.

Виктор Резунков: Юрий, я вам могу ответить словами писателя из Пскова Валентина Курбатова. Его недавнее заявление, которое озаглавлено «Я понимаю значение Народного фронта!», опубликовало «Агентство политических новостей Северо-Запад»: «Добровольцы приходят в армию, когда армия не справляется, - разъяснил свое понимание Общероссийского народного фронта на встрече с премьер-министром Владимиром Путиным писатель Валентин Курбатов. - Мы забыли, что такое идеология! Мы оказались без системы координат! И я понимаю значение Народного фронта! Мы так потешились, и не так давно, над словом «партия», что оно утратило первоначальный смысл! Мы уже много лет не слышим из уст наших руководителей цитат из русских писателей! Мы обманываем себя, что у нас все стабилизировалось, что успокоилось! А ночью иногда как проснешься и подумаешь: да ведь это же не так! Господин Миронов со своей «Справедливой Россией» отказывается входить в народный фронт! Создает свой! Зюганов - свой! Это уже какая-то гражданская война! Если Объединенный народный фронт найдет формулировку - ясную, точную, - то остальные просто устыдятся, поймут, что нельзя играть своим народом».

Сергей Балуев: Все это игры во фронты, к реальной жизни это имеет крайне далекое отношение. По моему ощущению, 90% населения никак в этом не участвуют, ни в каких фронтах, не записываются ни во «фронт Путина», ни во «фронт анти-Путина».

Виктор Резунков: А я с вами не соглашусь. Я вам приведу выдержку из «Новой газеты»: «Особенно хорошо дела у фронта идут на востоке. По данным на 20 мая, в Объединенный народный фронт вступили уже 500 тысяч жителей Хабаровского края при общей численности населения 1 миллион 344 тысяч человек. То есть всего через две недели после объявления Путиным народу своей безотзывной предвыборной оферты (150 думских мандатов в обмен на массовую поддержку). Если дело пойдет такими же темпами, то к осени в ряды «фронтовиков» запишут искомые две трети россиян (а то и все три четверти), что даст возможность заявить о безусловной поддержке ими нынешнего курса».

Сергей Балуев: Понятно, откуда цифры взялись. Например, в Петербурге туда записалась Федерация профсоюзов. А в Федерации профсоюзов состоят 1,5 миллиона человек. И можно легко сказать, что 1,5 миллиона человек поддерживают Народный фронт. Ну, это лукавые цифры, ни о чем не говорящие.

Виктор Резунков: Игорь из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У нашей оппозиции, как демократической, так и левой – КПРФ, «Свободная Россия» и так далее, ни одного успешного проекта, который осуществляла бы партия или несколько партий, нет. Допустим, у «Яблока» есть замечательная программа «Земля. Дороги. Работа». Если бы в какой-то конкретной точке эта программа была бы реализована, у нее были бы конкретные результаты, и лучше, чем у «Единой России», возможно, тогда бы эта партия получила свои очки и свои голоса. Но такой программы, которая бы работала, которую можно было бы продемонстрировать, нет ни у одной партии. Мало того, что они в политическом плане достаточно слабы, не могут попасть в Думу, а если и попадают, то конкуренции «Единой России» составить не могут, но они и не могут предоставить никакого проекта, который бы работал хотя бы на уровне деревни. Почему парализована оппозиция?

Виктор Резунков: Игорь, я с вами не соглашусь. Если говорить о системной оппозиции, возьмите «Справедливую Россию», у нее четко расписанная программа, большая книжка, можете ее в Интернете почитать. У КПРФ большая программа о национализации и так далее. И у «Другой России» тоже есть своя программа.

Андрей Песоцкий: Я не соглашусь с тем, что у оппозиции нет программ. И среди оппозиционно настроенных деятелей есть колоссальное количество интеллектуалов. Среди левых интеллектуалов можно назвать Михаила Делягина, Сергея Глазьева. И я не считаю, что эти люди глупее, чем идеологи нынешней власти. И среди «другороссов» тоже есть немало интеллектуалов, идеологов, людей, которые могут задать позитивную повестку дня. Другой вопрос, что нет реальных механизмов для воплощения программ. Игорь, вы бросили такую фразу: пусть в каком-нибудь регионе партия «Яблоко» реализует свою программу.

Виктор Резунков: Так кто ж ей даст?!

Андрей Песоцкий: Да. Если ее ни в парламент не пускают, ни в органы исполнительной власти, не пускают в полемику в СМИ. Где механизмы реализации программ?

Виктор Резунков: В лучшем случае, «Единая Россия» просто использует наработки того же «Яблока», как у нас в Законодательном собрании постоянно происходило, пока там было «Яблоко».
Татьяна Александровна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Вы говорите об оппозиции. А какая оппозиция? Никакой оппозиции нет. Вроде бы, были коммунисты, но если присмотреться сегодня к господину Зюганову, человек практически узурпировал власть в этой партии. И Московской организации партийной практически не существует. Я была 17 лет в партии, и я хотела бы присутствовать и принимать активное участие, но ведь ничего подобного нет. Это остатки номенклатуры, которая была при советской власти. У «Справедливой России» есть определенное ядро в активе. А «единороссы» на деньги налогоплательщиков сплачивают молодежь, уводят ее на Селигер, какие-то мероприятия там проводят. Но это не политическая сила. Во всех странах мира проходят массовые выступления, люди говорят о конкретных вопросах, которые сегодня их волнуют, что мешает им жить. А где у нас вы видели такие выступления?! Есть какие-то заготовленные выступления, которые не решают практически ничего. А решает один человек в нашем государстве.

Виктор Резунков: Татьяна Александровна, это свидетельствует, скорее, об инфантилизме и о своеобразном менталитете российского народа. Но 31 мая ожидается очередная акция у Гостиного двора.

Андрей Песоцкий: Я не соглашусь с тем, что нет у нас молодежи в оппозиции. Есть молодежь. Мы видим, что есть и акции протеста весьма действенные. «Стратегия-31»: каждое 31-ое число, единство времени, места и формата. И так систематически мы оказываем давление на власть. В частности, 31 мая в 6 часов вечера у метро «Гостиный двор» состоится очередная акция. На этот раз мы выдвигаем три требования. Первое – свобода собраний. Второе – проведение свободных выборов. Третье – отставка Валентины Ивановны Матвиенко. Люди, которые туда приходят, видят, что там много молодежи, много новых, энергичных людей, кто-то из какой-то партии, а кто-то просто из народа вышел. Так что кадры есть. Не нужно предаваться скепсису. В народе живет колоссальный социальный пессимизм, что есть у нас один вождь, ничего не изменить, все законсервировано. Но все это не так. Мы можем вспомнить пример Советского Союза. Кто мог в 85-ом году представить, что через шесть лет Союза не станет? Это, конечно, колоссальная трагедия – крушение Советского Союза. Но стабильность нынешняя, она иллюзорна. И то, что нам сегодня кажется незыблемым, авторитетным, монолитным, через 5-10 лет может просто рассыпаться, как глиняный колосс.

Виктор Резунков: Петерс из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Народный фронт – это хороший ход для обдуривания людей. Например, автомобилистов побили дубинками во Владивостоке за то, что они хотели уменьшить пошлины на подержанные «иномарки». А теперь Путин сказал: «Если вступите в Народный фронт, тогда я подумаю, может быть, многодетным и инвалидам дадим машины с меньшей пошлиной», - это как шантаж. Загонять можно насильно. Торговцам на Красногвардейском рынке сказали: «Если вы вступите в «Единую Россию», может быть, рынок не закроем». Все вступили, а рынок все равно закрыли. То есть «кинули», попросту говоря.

Виктор Резунков: Сергей, вам еще не предлагали вступить в Народный фронт?

Сергей Балуев: Нет, не предлагали. Но видно, что власти чутко следят за общественными настроениями. Если в Приморье есть какие-то выступления, то власть как-то реагирует. Может быть, с опозданием, может быть, глупо, но тем не менее. А если народ не доволен, допустим, техосмотром, то он отменяется. От общественных настроений, собственно, и зависит то, что в стране происходит. Если настроения никакие, то всем на все наплевать, только Андрей выходит к Гостиному двору каждый месяц...

Андрей Песоцкий: Не только я, гораздо больше людей.

Виктор Резунков: С каждым годом людей выходит больше.

Сергей Балуев: Если Шевчук высказывается в поддержку «Другой России» или «Маршей несогласных», то, безусловно, есть на это реакция. И власть не может привлечь «второго Шевчука» на свою сторону, ну и Шевчук один. И постоянное смотрение, кто сильнее, есть ли в народе какие-то брожения или нет... Они, безусловно, есть. И как только в Кремле почувствуют, что общество как-то забурлило, конечно, будет реакция либеральная или еще какая-то. Но я не думаю, что будет реакция диктаторско-авторитарная.

Виктор Резунков: Сергей из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я с одобрением отношусь к выходам 31-го числа, это все против Путина. А «фронт» - против народа. За спиной у Путина стоит председатель «избирательной комедии» Чуров, и как он посчитает, так и будет. Избирательные рогатки выросли с 3 до 5, потом с 5 до 7. Партии не регистрируют вообще. Куда мы идем? Как скажет Путин, так и будет, - но это не я сказал, это сказал Чуров.

Андрей Песоцкий: Действительно, партии не регистрируются. Не зарегистрирована партия «Другая Россия», «Рот Фронт», партия «Родина: здравый смысл». И сейчас незарегистрированные партии собрали Комитет национального спасения. И это фронт на фронт, свой фронт против фронта Путина. Так что какие-то подвижки среди оппозиции ведутся. Мы уже сегодня говорим, что выборы сфальсифицированы, потому что к ним не допущен весь спектр присутствующих политических сил. И зная уже сейчас о том, что выборы будут нечестными, уже на данный момент совершено преступление – сфальсифицированы выборы, мы будем к выборам готовиться, к уличной активности.

Виктор Резунков: Александр из Москвы пишет: «У питерского «ЕдРа» развились жуткие комплексы. Петр – потому что при нем тоже вовсю воровали и научились прятать деньги «за бугром». Достоевский – по причине страха за преступления. Пушкин – потому что нуждался в деньгах, как и большинство народа при «ЕдРе». Шостакович – потому что изобразил борьбу города на Неве против разрушителей. Берггольц – по аналогии с голодающими интеллигентными пенсионерами. Ахматова – потому что была со своим народом там, где народ, к несчастью, был. Лавров – потому что всегда был вхож в «сферы». А Бродский – потому что обвинялся в тунеядстве и уехал из страны. А о Бехтереве уже было сказано».

Сергей Балуев: Нас ожидает срежиссированная Кремлем выборная кампания. Будут двигать, кроме «Единой России», «Правое дело» Прохорова, «Справедливую Россию» будут задвигать.

Виктор Резунков: Короче, будет весело.

Сергей Балуев: Не очень весло, но какое-то движение будет.

Виктор Резунков: Ну, журналистам всегда это интересно.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG