Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Казани открылся новый театр




Театр на Булаке – так называется водная протока в центре Казани - появился относительно недавно. Однако прошедшие полтора года, позволяют говорить о нем как состоявшемся явлении в культурной жизни города. Спектакли идут каждый вечер, свободных мест не бывает. Главный режиссер театра – Евгений Аладинский.

Евгений Аладинский: «Люди хотят тишины. Для души, прежде всего. Все бегут либо на природу – в выходные, а кто-то бежит в театр.»

Олег Павлов: Казань издавна считалась городом театральным – только Качалов с Шаляпиным, которые начинали здесь – чего стоят! Интересно, что в 1907 году на 150 тысяч жителей приходилось 7 театров, и в 2011 году, уже на миллион 150 тысяч казанцев вновь приходится 7 театров. И все равно, по словам Аладинского, появления новой площадки в городе никто не ждал.

Евгений Аладинский: «Создавать театр было страшно, необычно, никому не нужно, самое главное, – ни самим актерам, ни зрителю, которого, я считаю, и нет на сегодняшний день – театрального зрителя. Есть зеваки».

Олег Павлов: Зрителя нужно еще воспитать. Большинство обывателей в театре были в последний раз по школьной программе, силком и, в основном, в буфете. Директор театра на Булаке Виктор Степанцов – бизнесмен, но занявшись новым делом, по его словам, тут и поселился. Также и зритель.

Виктор Степанцов: «Первые год в основном приходила молодежь и приводила с собой родителей, а сейчас приходят люди, которым за 70. И они благодарят нас после спектакля, говорят, что даже не знали. Спрашивают, а сколько мы существуем? Люди удивлены, что нам только 1,5 года».

Олег Павлов: Основу репертуара театра на Булаке вначале составили выпускные спектакли студентов казанского театрального училища. Поэтому все они, как Марсель Касимов, говорят: этот театр закрепил за нами профессию, это наш дом.

Марсель Касимов: «Как бы не звучало наивно – это как 2-й дом. А почему не другой театр? Я точно знаю, что придя в другой театр, я буду чувствовать там себя как на работе, а не как дома. А тут дома – здесь те же люди, с которыми я провел последние 6 лет».

Олег Павлов: При этом каждый находит для себя что-то особенно важное. Для Алины Вдовиной – это свобода творчества.

Алина Вдовина: «Для меня Театр на Булаке это настолько свобода всего, что я могу воплотить здесь. Я могу открыть себя полностью – не только театральная площадка, спектакли, драма – но мы можем петь, танцевать, пробовать себя в таких жанрах. Я действительно открываю себя по-новому».

Олег Павлов: Наиля Фаткулина любит сам дух этого театра.

Наиля Фаткулина: «Это как новое дыхание для театров Казани,потому как здесь можно полностью воплотить все. Любой режиссер, наверное, был бы рад иметь такую площадку, с любой труппой тут можно натворить все, что хочется».

Олег Павлов: Но самое главное, молодым актерам этот театр дал шанс. О чем и говорит Искандер Нуризянов.

Искандер Нуризянов: «Шанс проявить себя, показывать себя, делать что-то свое, новое и предоставлять на суд казанским зрителям».

Марсель Касимов: «Они приносят конфеты, а это что-то значит

Олег Павлов: Театр существует на собственные средства. Как говорит его директор Виктор Степанцов, все что возможно – делают сами.

Виктор Степанцов: «Все что здесь сделано – сделано собственными руками. Именно нами, нашими партнерами, друзьями и той самой молодежью, которая здесь работает».

Олег Павлов: Репертуар казанского театра на Булаке – от классики до современных пьес, например, того же Гришковца. 7 режиссеров не дают застояться крови, вносят регулярное разнообразие. И, что главреж Евгений Аладинский считает важным – зритель тоже вовлечен в происходящее.

Евгений Аладинский: «Очень маленький камерный зал, где слышат друг друга. Самый дальний 8 ряд и то он в 5-7 метрах от сцены, от актеров. Актеры дышат, зал дышит. И всё это настолько близко, тесно, что волей-неволей становится одним большим целым».

Олег Павлов: А еще зритель на спектаклях театра на Булаке плачет. Маленький и большой – плачут.

Евгений Аладинский: «Театр – это не актеры и не режиссер, ни в коем случае! Прежде всего, это – зритель. И в этом театре со зрителем должно что-то происходить. Он должен сопереживать, соучаствовать, соспасать. И спасать, в итоге, самого себя. Потому что ты понимаешь, что тебя поймали, ты плакал».
XS
SM
MD
LG