Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Коба Ликликадзе – о грузинских политиках


Разгон антипрезидентской акции, организованной "Народным собранием". Тбилиси, 26 мая 2011 года

Разгон антипрезидентской акции, организованной "Народным собранием". Тбилиси, 26 мая 2011 года

Кампанию общественных протестов в Грузии организует общественно-политическое движение "Народное собрание", в которое вошли несколько радикальных оппозиционных партий. Состав этого движения пока до конца не определен, продолжается внутренняя перегруппировка сил. О конфигурации грузинской оппозиции рассказывает обозреватель Грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе:

– Если говорить о такой оппозиционной силе, как "Грузинская партия", – это новая партия со старыми лицами. Я имею в виду Левана Гачичиладзе – бывшего кандидата в президенты, Созара Субари – бывшего омбудсмена, хорошо известного в политических кругах человека, Коку Гунцадзе – тоже очень опытного политика с большим стажем. Но сама партия – молодая и, как мне кажется, слабо организованная, в внутренними разногласиями. То они решали быть вместе с "Народным собранием", то уходили... Или вот Леван Гачичиладзе сказал, что он как личность, как политик будет вместе с народом, – но не уточнил, соответствует ли это позиции партии или нет. Короче говоря, пока эта партия не определилась с политическими амбициями.

– А какую роль в ней играет Ираклий Окруашвили – бывший министр обороны и политический эмигрант, находящийся сейчас во Франции?

– Ираклий Окруашвили считается одним из лидеров этой партии. Создается впечатление, что он, несмотря на то, что находится в изгнании, является её движущей силой и финансовым лидером. Сами они говорят, что это партия лидеров, что они всем там лидеры, объединенные одной целью: как можно быстрее покончить с властью Саакашвили.

– Ираклий Окруашвили делал достаточно разнонаправленные заявления: то он собирался приехать, хотя было очевидно, что, если он приедет, то будет арестован, поскольку против него ведется уголовное расследование, он объявлен в розыск. Потом Окруашвили говорил, что не приедет, и намекнул на возможность какого-то предательства. Потом снова говорил, что приедет…

– Господин Окруашвили, когда был министром обороны, хвастался тем, что несколько раз тайно, по-партизански переходил то в Абхазию, то в Южную Осетию. Но считается, что у Окруашвили есть стремление создавать какие-то иллюзорные впечатления о себе. Хотя, с другой стороны… Если у тебя есть возможность приехать, так приезжай, покажись народу!

– Вообще – насколько влиятельной силой является "Народное собрание", эта новая политическая конгломерация, которую формально возглавляет бывшая чемпионка мира по шахматам Нона Гаприндашвили?

– Судя по рейтингам, это не влиятельная сила пока. Например, госпожа Бурджанадзе, которая два раза исполняла обязанности президента Грузии, долгое время была спикером парламента Грузии, пользуется доверием всего лишь 2-3 процентов населения. Отдельные политические деятели и движения присоединяются к "Народному собранию". Например, организация "За свободную Грузию", которую возглавляет бывший депутат парламента, очень хороший политический оратор Каха Кукава.

В Грузии доверие к радикальным политическим организациям очень слабо. И виноваты сами эти организации: они несколько раз призывали народ на последний бой против Саакашвили, народ собирался – 100 тысяч, 200 тысяч – и потом людям говорили, что надо разойтись домой. Правительство Грузии тоже не сидит сложа руки, задействованы все механизмы, как полицейские, так и административные. При этом у лидеров "Народного собрания" нет четкого плана дальнейших действий. Все это, конечно, снижает уровень народной поддержки движения.

– В политической жизни Грузии очевидны два полюса. Один (очень условно) – партия Нино Бурджанадзе, "Грузинская партия" и конгломерат, связанный с "Народным собранием". Другой полюс – правительственная партия и политики, общественные деятели, которые поддерживают Михаила Саакашвили. Между этими полюсами есть какие-то серьезные политические силы, которые могли бы сильно изменить ситуацию на политической сцене Грузии?

– Существует объединение, которое называют "восьмеркой" – в него входят восемь политических субъектов. Они тоже выступают за смену власти, но за смену сугубо конституционным путем, через выборы. Они ведут диалог с властью об изменении избирательной системы Грузии, чтобы сделать ее более прозрачной. Правительство пока тянет, "восьмерка" говорит, что будет ждать до конца мая. Если Саакашвили объявит, что правительство продолжает диалог и готово прийти к какому-то консенсусу, это, безусловно, отразится на конфигурации политической оппозиции. Появится возможность попытаться изменить власть в стране с помощью выборов, а не путем военного переворота. И это, думаю, поможет Грузии покончить с революционным путем развития и перейти на эволюционный.

– Нельзя сказать, что в Грузии такая ситуация: Саакашвили против всех? Соотношение сил до сих пор не выяснилось, верно я понимаю?

– Да. У Саакашвили есть, конечно, и политический нюх, интуиция, и достаточно мощные ресурсы для того, чтобы на его орбите появились новые игроки, сподвижники власти. Если даже такое соотношение будет, Запад признает эти выборы, как было в 2008 году. Тогда представители объединенной оппозиции порвали свои мандаты, а другие депутаты сказали, что лучше войти в парламент и использовать эту трибуну, чтобы добиться каких-то политических изменений в стране...

Что касается радикальных политтических организаций... Радикализм обычно не приносит Грузии ничего хорошего. Он не приводит ни к росту пенсий, ни к повышению общего жизненного уровня в стране. Не приводит к восстановлению территориальной целостности… Национальная энергия тратится впустую.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG