Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уроки истории. Уроки политических репрессий


Памятник жертвам репрессий 30-50-х в поселке Акмол

Памятник жертвам репрессий 30-50-х в поселке Акмол

Тамара Ляленкова: Сегодняшняя программа из цикла "Уроки истории". Но, прежде чем обратиться к теме политических репрессий, которой она посвящена, я хотела бы сделать небольшое объявление.
Радио Свобода, Принстонский университет (США) и Общественный центр имени Андрея Сахарова предлагают принять участие в документальном проекте "История в письмах". Письма, присланные с войн ХХ века (начиная с японской и гражданской, и заканчивая чеченской, включая мировые, а так же локальные), будут опубликованы на сайте Радио Свобода и изданы отдельным сборником. А письма, написанные жертвами сталинских репрессий, кроме того, станут частью экспозиции Музея имени А.Сахарова.
Копии писем следует направлять по электронной почте agata02@yandex.ru
Напомню, учителя и ученики, принявшие участие в "Уроках истории Свободы" смогут сами представить свои находки в программе "Классный час".
А теперь вернемся к теме сегодняшней передачи: "История политических репрессий и сопротивления несвободе в СССР". Гости "Классного часа" - победители XI конкурса учителей России и Казахстана, организованного Общественным центром имени Андрея Сахарова.
Итак, сегодня в "Классном часе" из более четырехсот уроков, присланных на конкурс "История политических репрессий и сопротивления несвободе в СССР", вы познакомитесь с тремя, которые представят руководитель проекта Евгения Колтановская и победители конкурса - учитель русского языка и литературы воронежской школы № 51 Наталья Шадрина, учитель физического воспитания, педагог дополнительного образования школы № 14 Ирина Витман (Воркута), учителя из города Усолье-Сибирское Ольга Щепина и Людмила Панькова.
На их уроке: "Кто может быть почетным гражданином города?", кроме учащихся 10-11 классов присутствовали члены репрессированных семей, представители казачества, коммунисты и другие жители города. Я спросила у педагогов:
С одной стороны, выборы почетного гражданина достаточно старинная история, с другой стороны, она кажется немного засиженной мухами. Потому что в современной жизни звание "Почетный гражданин" вызывает скорее усмешку. Или все-таки остались иные представления?

Ольга Щепина: Мы живем в маленьком городе, поэтому разговор для нас был очень важным. Просто люди ничего об этом не знают. В нашем городе впервые это звание было присвоено в 1969 году. И следующий "Почетный гражданин" был выбран только через 13 лет.

Тамара Ляленкова: То есть это советское время?

Ольга Щепина: Это советское время. Характерно, что в зависимости от времени, меняется категория почетных граждан. Если раньше, допустим, в XIX веке в купеческом Иркутске – это были меценаты, то в ХХ веке – это революционеры, рабочие. А сейчас категория почетных граждан – прежде всего люди, у которых есть какое-то дело, главным образом директора предприятий.
Мы обратили внимание на следующую тенденцию: если первый почетный гражданин был выбран в 1969 году, следующий через 13 лет, и это были люди действительно достойные – учителя, участники войны, то в последние годы – 2002, 2003, 2004 – появлялись сразу по два, по три почетных гражданина в год. И кандидатуры их не бесспорны.
Предметом нашего разговора на уроке стало то, что на одном из последних заседаний городской думы обсуждалась кандидатура почетного гражданина и за него проголосовали, - это руководитель городского Комитета государственной безопасности.

Тамара Ляленкова: Вам не трудно подобные темы с детьми обсуждать? Потому что у них иная оптика на вещи, связанные с выборами, они уже привычны, если не к демократии, то хотя бы к атрибутам демократии? Или они не умеют ими пользоваться как инструментом?

Ольга Щепина: У ребят были очень разные точки зрения. Кто-то говорил, что действительно депутаты – это избранники народа, поэтому точку зрения они выражают народную. Кто-то говорил – нет, все равно депутат - это отдельный человек, и он отвечать за какую-то часть населения в городе не может. У нас дети очень хорошие, может быть, потому что мы живем в провинции и поток информации несколько ограничен. Поэтому именно такие уроки в свободной форме позволяют получить большое количество новой информации. И мы не останавливали наших гостей, потому что, где им еще высказываться.

Из урока "Кто может быть почетным гражданином города?"

- Когда стало известно, что Петру Семеновичу присваивается звание почетного гражданина, начали звонить пожилые люди, которые столкнулись с деятельностью Петра Семеновича на посту как раз руководителя городского комитета госбезопасности.
Вот книга "Репрессии. Как это было". Здесь приведены статьи в главе "Эхо репрессий" как раз о том времени, когда Петр Семенович подвергал унижениям людей. Ладно, если бы это были шпионы какие-то, бывшие власовцы, преступники, полицаи, и их отлавливали. Но это были невинные люди, и они не в 30-е, а в 70-е-80-е годы страдали ни за что.
В Германии признан фашистский режим преступным, и по всему миру сейчас находят стариков по 90 лет, по 80 лет – это Притке, это Карл Хаас. В Австрии жил скульптор, добрый дедушка, который любил детей, и дети любили его. И все вдруг узнают – он фашистский преступник. Его сажают в тюрьму. Хааса посадили – он выбросился из окна. Много лет лежал в больнице. Притке посадили.
Я не говорю, что сейчас в России надо сажать этих стариков. Но надо адекватно оценивать их деятельность. Он потом может миллионы хороших дел сделать, но то, как он унижал людей в бытность свою председателем КГБ, это тоже надо учитывать, и следовало на обсуждение кандидатуры пригласить не только представителей Совета ветеранов, но и тех, кто являлся жертвами этого человека. На сегодняшнем уроке присутствуют два живых свидетеля – это Галина Ивановна и Мария Павловна.

Галина Ивановна: Конечно, было пережито очень и очень много. Меня даже дрожь берет, когда я вспоминаю. Можете себе представить, живет семья в Алтайском крае, и вдруг говорят – вас раскулачат. За что? Будьте готовы завтра, мы за вами придем, заберем вас. А за что раскулачивать-то? 12 человек в семье! И на эти 12 человек семьи один конь, да две коровы. В 1929 году эту семью – моего папу, маму, бабушку, дедушку, двух братьев, дядю, тетю с их семейством – сюда привезли, не в Усолье, а в Черемхово, и привезли в землянку. Три месяца они с Алтайского края ехали на санях. А в землянке уже было две семьи, еще и наших поселили. Это враги народа! Кулаки! А чего они врагами-то стали? В 5 часов утра вставали и работали до самых потемок. Магазина не было, чтобы хлеб пойти купить, самим надо вырастить.
Что касается меня лично. В 70-е годы я работала в училище. И пришли с таким вопросом – а почему Галина Ивановна работает старшим мастером? А директор говорит: "А в чем дело?" "Как в чем дело?! Она же репрессированная!". "Батюшки мои. Ну, и что репрессированная, - говорит директор. – У нас полстраны репрессированных".

- Галине Ивановне предложили вступить в ряды партии. Это же было делом добровольным! Ну, не хочу я вступаю в Компартию. В Конституции же не написано – ты обязан. Она сказала: "Нет! Я не хочу. Я учу детей. Почему я должна быть в партии?» И потом Петр Семенович пришел и поставил вопрос. "Почему вы не хотите?" Она говорит: "Ну, не хочу и все". И вот тогда он и начал – почему она работает старшим мастером, если у нее отец репрессированный. Почему вы такого кандидата выдвигаете в партию, раз у нее отец репрессированный? Вот суть в чем.

Тамара Ляленкова: Это был фрагмент интегрированного урока, который прошел в школе города Усолье-Сибирское.
Кто может быть почетным гражданином города? На этот вопрос отвечали школьники и жители города Усолье-Сибирское.
Ученики 10-11 классов:

- Я считаю, что разные режимы, разные власти. Нельзя судить человека, потому что такая политика тогда была, что вынуждала людей так себя вести. Вообще, время было тяжелое, раскулачивание. Конечно, политика со своими перегибами, но нельзя забывать, что и сейчас есть перегибы, отношение к тем же пенсионерам, когда бабушки на последние копейки покупают хлеб. Так что, я считаю, что нельзя так осуждать человека, нужно смотреть на его гражданскую позицию, как он себя в обществе вел.

- Давайте относиться к нему не так, как он относился к репрессированным. Давайте относиться к тому, что это была его работа.

- Представляете, вас репрессировали. Давайте исходить, что это военный человек. С военными людьми, что могут сделать за неисполнение приказа? Нарушение устава – 25 лет без права переписки. С другой стороны, жалко и тех людей, которые вспоминают, как он поступил.

- Человек работал в КГБ. Там поблажек не дают, за красивые глазки туда не берут. Он выполнял свою работу, а это ответственная работа и он выполнял ее добросовестно. Конечно, я так же, как и Стас, нейтрально к этому отношусь. Перегибы есть перегибы. Всегда можно помягче быть. Но если человек служил в КГБ, то конкретно заслужил быть почетным гражданином города. Он многое сделал для города, опять же, обеспечил безопасность на химпроме.

- Да, даже если он и совершал какие-то ошибки, то, я думаю, нет таких людей, которые бы не совершали в своей жизни ошибок как в работе, так и в семье. А политика – это очень сложно. На что-то можно просто закрыть глаза.

Мария Павловна: Главное не то, что он работал там, а главное, как он относился к людям. Вот "Усольские новости", вот это я. А вот это роман-газета, которую я выписывала, февральский номер, где был напечатан "Один день из жизни Ивана Денисовича". Я тогда работала в школе № 3, оттуда и ушла на пенсию. Приехала, вечная память, учительница из отпуска и говорит: "Была на курорте и не прочитала роман-газету. Такая была очередь". Я говорю: "А что там читать-то, Галина Васильевна, там написано о лагере. А лагерь это же не курорт на Черном море". "Откуда вы знаете?" "Да у меня дома лежит газета". И выстроилась очередь прочитать эту роман-газету. Ну и что вы думаете?! В один прекрасный момент, я работаю в школе, открывается дверь. "Вы Горохова Мария Павловна?" "Я". Человек говорит: "Можно вас?" Я когда пошла по коридору, поскольку я дочь врага народа, сразу почувствовала – о! – да это же кэгэбэшник. Я захожу, он мне и заявляет (с ним был еще один товарищ): "Вот так, Мария Павловна, предоставьте нам книгу "Раковый корпус"". А она была написана в Поволжье и отправлена за границу. Так я же выписала роман-газету советскую!
Есть такая русская пословица – если Бог не выдаст, то свинья не съест. Меня минуло это. Мои родственники отсидели за все, я осталась живая. Я своим внукам и правнукам говорила, говорю и буду говорить – не от того зависит, где ты работаешь, а от того, какой ты человек! Он в газете "Слово" писал – «я вот того еще не посадил, другого не посадил, третьего не посадил».

- Он там пишет – работа в органах КГБ зависит от количества арестов и расстрелов! Это было в 80-е годы!

- С другой стороны, почему он должен страдать за то, где он раньше работал?

- Да, потому что он делал не по совести.

- Он же подходит под критерии, по которым выбирают почетного гражданина. Он защищал отечество!

- Охрана правопорядка и общественной безопасности.

- Он подходит.

- Охрана экономической безопасности.

- Развитие строительства, общественная работа. Все подходит.

- Здесь важен человеческий фактор. Да, он лично вам, может быть, где-то, что-то…

- Надо относиться объективно, а у вас субъективно.

- Человек – это индивид.

Мария Павловна: Вот когда вы пройдете через все ступеньки этого, когда ты придешь, отработаешь в школе, а тебя увезут туда и в 2-3 часа ночи, к ребятишкам маленьким ты пешком идешь, да еще старуха-бабушка лежит, вот тогда и подумаешь, какой же он был человек. Что я сделала плохого, скажите мне?!

Ветеран-коммунист: Ребята, мне нравится, что ваше выступление самостоятельное насчет референдума и прочее. Действительно, я с вами полностью согласен – почетный гражданин города должен пройти через общее обсуждение. Но я знаю первого гражданина города нашего, хорошо знаю. Они с Петром Семенович мало чем отличаются. Неважно, в какой отрасли человек работает, был бы заслуженный. А нападок больше может быть, естественно, где? В правоохранительных органах, органах государственной безопасности, где активно борются с преступностью, с разными негативными… Естественно, будут враги.
Я хочу сказать, что Петр Семенович – честный, порядочный человек. И я за него обеими руками буду голосовать всегда.

Тамара Ляленкова: Что было после урока, рассказывает директор школы Людмила Панькова.

Людмила Панькова: Реакция детей была очень бурная - почему-то молчал, почему ты этого не спросил, почему ты сейчас говоришь, а на уроке не сказал? И это для нас очень важно, потому что мы добились своей цели – дети погрузились и поняли, что в жизни не все так просто. Я - директор усольской школы плюс являюсь депутатом городской думы, и какие-то моменты меня, как депутата, не устраивают. Мне важно было, чтобы дети, подумав, предложили что-то свое, чтобы мы спросили у жителей нашего города – почетен ли этот человек на самом деле? Потому что выбрать в один год сразу двух почетных граждан…

Тамара Ляленкова: Тем более город небольшой.

Людмила Панькова: Да, и город небольшой. Тем не менее, я в Думе голосовала за этого человека, как ни странно. Конечно, это была своего рода идеология, человек служил строю. И он ответственно это делал. Можем ли мы судить его за это? Кроме этого, он 23 года был депутатом в городе, он общественный деятель всю свою жизнь. Может быть, ему было очень сложно делать какие-то шаги, принимать решения, это был очень неравнодушный человек.

Ольга Щепина: В общем, здесь прецедент не именно в конкретном человеке, а в самом факте - кто может быть почетным гражданином? Мы сделали два важных вывода. Все-таки если в городе происходит такая процедура избрания почетного гражданина, то это должно обсуждаться широко. Для нас, прежде всего, как для педагогов, было важно научить детей принимать чужую точку зрения. Может быть, оценочное суждение иногда и не надо давать, потому что в ситуации, когда страна делится на тех, кто за, и на тех, кто против, найти золотую середину очень сложно. Главная цель урока была – подумать.

Тамара Ляленкова: Такой урок истории политических репрессий получили школьники города Усолье-Сибирское.
Своим опытом поделятся также учитель физического воспитания, педагог дополнительного образования из Воркуты Ирина Витман и учитель русского языка и литературы из Воронежа Наталья Шадрина. Они стали победителями 9 конкурса учителей, инициатором которого стал Общественный центр "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова. Об идее конкурса я попросила рассказать руководителя проекта Евгению Колтановскую.

Евгения Колтановская: Начинали мы с того, что пригласили региональных организаторов. Очень часто это были сотрудники "Мемориала", регионального, или это были методисты Института повышения квалификации учителей. Как правило, это были те люди, которым эта тема была интересна. Те вопросы, которые мы каждый раз поднимаем, занимаясь историей политических репрессий, очень часто касаются лично и учителей, и лично методистов. Есть регионы, в которых этот конкурс стал уже традиционным. Есть регионы, в которых несколько лет этот конкурс не проводится. Тем не менее, ежегодно у нас количество участников увеличивается. В этом году наибольшее количество участников было в Пензе. В предыдущие годы это были Волгоград, Пермь-36.
Тем не менее, когда мы проводили опрос среди приехавших на нашу конференцию учителей – как вы узнали о нашем конкурсе? – около 30% отвечали, что познакомились через региональных организаторов. Более 50% узнают через Интернет. В школах практически по всей России сейчас есть возможность учителям найти информацию в Интернете. И около 20% - через своих знакомых, через какие-то личные контакты. Оказалось, что в настоящее время в конкурсе принимают участие просто неравнодушные учителя. Люди, которым не все равно, чему учат ребята в школе, они заинтересованы в том, чтобы школьники обладали полным объемом информации об истории нашей страны, чтобы у ребят не возникало коммуникативного диссонанса. На мой взгляд, это крайне важно.
Современные школьники находятся в такой ситуации, что они никак не могут понять – почему мы, русские люди, наследники той великой литературы, которую проходят в школе, вдруг оказываемся в ситуации, когда у нас не правовое государство? Как это произошло? Им очень трудно это понять, и очень трудно объяснить. И если не рассказывать об истории политических репрессий, если не рассказывать о том сложном периоде, который прошла наша страна, у ребят возникнет полное непонимание этой ситуации.
И учителя занимаются тем, что выдавливают по капле каждым словом из себя, из своих учеников страх, выдавливают того человека, который зародился в результате, наверное, антропологической катастрофы, как ее называл Мамардашвили. История политических репрессий трансформируется учителями дальше в зависимости от их понимания этой ситуации.

Тамара Ляленкова: Расскажите о принципе отбора, потому что материал у всех разный, где-то есть много усердия, желания, но может быть нет того воплощения, которого хотелось бы. Кто становится лучшим?

Евгения Колтуновская: Критерии у нас, может быть, с точки зрения человека, далекого от работы в таком жюри, покажутся странными. Мы стараемся первые места дать тем урокам, в которых темы заявлена таким образом, что она продвигает школьников на несколько шагов в личностном развитии. В том случае, если этот опыт достоин распространения, именно такие уроки и становятся победителями на конкурсе.
Конечно, важна личность педагога. Надо заметить, что, скажем, московская молодежь аполитична. Они не хотят заниматься политикой. Мы сейчас столкнулись, например, с такой удивительной вещью, когда проектами Архнадзора готово заниматься огромное количество молодежи. И они готовы идти защищать разрушенный храм, разрушенный дом, исторический памятник какой-нибудь. А вот выйти на площадь и отстаивать свои права, выйти на площадь в день памяти жертв политических репрессий – такой готовности нет. По всей видимости, это связано с тем, что то поколение молодежи, которое сейчас выходит на площади с Архнадзором, это ребята, которые пропустили в своем образовании какой-то очень важный этап.
Я иногда разговариваю с 30-летними, рассказываю им об экспозиции нашего музея, об истории политических репрессий. Они задают вопрос – а что это? А кто это? А о чем вообще идет речь? Именно с этим незнанием, видимо, и связано то, что "Имя твое Россия" прошло так странно. Эта проблема, если ее не решить, она, как проблема у любого человека, уходит внутрь и остается темным пятном в жизни. И вылезает в самый неожиданный момент. Непроговоренность, недоговоренность приводят к тому, что мы ходим по замкнутому кругу, все время возвращаемся, совершаем какие-то ошибки, наступаем на грабли, не можем избавиться от страха. Даже современные школьники, не говоря уже про учителей, особенно московских, не хотят говорить о теме политических репрессий не потому, что она им неинтересна, а потому, что они все-таки боятся. А вдруг за участие в вашем конкурсе меня накажут?! Я сталкиваюсь с этим неоднократно.
Когда был период перестройки – 1991, и мы начинали конкурс, им казалось, что вот сейчас это разрешено и это можно. А когда в России демократические процессы сошли на нет, к учителям опять возвратился этот страх – как бы не совершить чего-то неугодного, как бы не вернулась та страшная эпоха, которую мы не пережили, не проработали в себе.

Тамара Ляленкова: Действительно, учителя из регионов смелее столичных коллег. Наверное, потому что территория ГУЛАГа обширна, и на ней по-прежнему живут люди. Рассказывает учитель физического воспитания, педагог дополнительного образования школы № 14 Ирина Витман (Воркута).

Ирина Витман: Я очень люблю походы. У нас рядом Урал, красивейшие горы. Буквально 8 часов на поезде и ты в горах - хочешь ходи, хочешь лежи, хочешь дыши, хочешь пей горную воду. И, поскольку я как дополнительное средство физического воспитания стала применять в своей работе этот туризм, дети начали задавать мне вопросы: "Ирина Владимировна, а вот это что? Мы увидели какие-то остатки строений, остатки колючей проволоки. Что это?" Мне было стыдно им отвечать, что не знаю. И вот потихоньку вместе с детьми, я начала заниматься и изучать историю.
Вообще, когда я приехала в 1986 году в Воркуту, я даже не знала, что это был один из островов ГУЛАГа. А когда я сама что-то узнала, я стала понимать, что мне нужно передать знания кому-то еще. Вот мы и начали ходить в экспедиции. За 5 экспедиций мы собрали огромный материал по истории города. За 5 лет северо-восточный вектор Воркуты отработали весь - все лагеря, строительство железной дороги, первой узкоколейки. Заметьте, строилась впервые в мировой практике в 1933 году в условиях вечной мерзлоты.

Тамара Ляленкова: Для некоторых детей, а, может быть, даже и для большинства, это тоже было открытием, или они что-то знали?
Одно дело - послушать рассказ, а другое дело – увидеть и даже потрогать, пощупать, вдохнуть тот воздух.

Ирина Витман: Безусловно! Пройдя через все это, ребята становятся совсем другими людьми. Они понимают, что тоталитаризм это плохо, что нельзя даже ради хоть каких идей уничтожать людей. На моей памяти нет ни одного ребенка (многие уже взрослые, свои семьи имеют), который бы стал наркоманом, алкоголиком. Они все порядочные люди. Я вижу результат своей работы, которого пришел через наши походы, через познание истории. Все время мы детям говорим – вот мы с вами сейчас идем по этой дороге, мы сытые, мы одетые, но смотрите, как нам тяжело. А сюда гнали людей тысячами, голодных, раздетых. Плюс к тому, они здесь работали, и если не выполняли свои норму, их еще и не кормили. А посмотрите на бараки, на эти решетки, туда людей загоняли. Куда здесь можно бежать? Бежать только на погибель, в нашей-то тундре. Посмотрите, в каких условиях жили люди. И ребята все это пропускают через себя.
Не зря же русская пословица говорит – лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Потом они приходят и говорят – а давайте мы вот это сделаем, давайте, мы вот это сделаем, давайте, мы кому-то расскажем, кому-то покажем, давайте, сделаем кино. И мы начинаем работать с их идеями. Вот ученик увидел экспонат для нашего школьного музея. Я стою и понимаю, что этот экспонат не унести. Он тяжеленный, а надо идти еще 70 км. К примеру, кусок рельсы, допустим, или решетку с окном, которая не подъемная. Я понимаю прекрасно, что не унести, что я просто не могу сказать, что ты давай, ребенок, тащи на себе. А они начинают искать выход из положения, потому что этот экспонат нужен для музея. Давайте, сделаем то, давайте, сделаем другое, давайте, мы дотащим его до железной дороги, а потом попросим дяденьку-паровозника, чтобы он остановился в этом месте. Ну, нельзя… Это же просто невозможно. Нет, Ирина Владимировна, давайте, мы все-таки попробуем. И, действительно, практически все экспонаты принесены ими из экспедиций. Прут на себе, тащат.
Правда, осталась один эксклюзивный экспонат, который я все-таки привезу. У меня в музее есть тачка, но она сделана специфически. Был Воркутинский кирпичный завод, где военнопленные немцы делали кирпичи. Потом это был женский каторжный лагерь. Но тачка, которая есть в музее, сделана из металла, она неправильная. А в горах я нашла почти целую, только чуть-чуть ручка сломана, треугольную деревянную тачку того времени. Я ее пока там поставила. Дети и нынче потащили бы, если бы я их не остановила. Представьте, по перевалам, по горам пройти порядка 70 км, практически без дороги.
В том году мы провели урок в День памяти жертв политических репрессий в 15 км от Воркуты, там заброшенный завод, где с троцкистами расправились в 1938 году. Там у нас целая экспедиция была. Никак не можем найти само место расстрела и место захоронений. Просто нет! Все было засекречено. Все до такой степени спрятано. Ну, как это может быть – около тысячи человек было расстреляно только в три дня марта! И где они похороны? Как они похоронены? Мы не можем найти. Но пришел человек со стороны, геолог, и сказал – а давайте на этом месте поставим крест. Я его сам сварю, большой металлический крест, сам его привезу, сам поставлю, мне помогут рабочие.
Значит, наша работа не зря. И мы решили там провести урок. Но, во-первых, мы не ожидали, что вот тепло и хорошо, и вдруг ударит мороз минус 17! Потом наша машина провалилась. Мы решили проехать вброд, но там ледок был, и наша машина (огромный "Урал") провалилась под лед. Значит, дальше нам пришлось пешком, бревна нам себе нести, дрова для костра и еще 7 км по снегу ползти. Доползли. Но мы очень торопились, потому что у нас в это время начинается полярная ночь, солнце может зайти и никакого урока не получится.

Тамара Ляленкова: В ваших походах много детей участвует?

Ирина Витман: Получается, что кто-то ходит в экспедиции, кто-то работает в музее. У меня занимаются и старшие, и средние, и младшее звено обязательно подключаю. Они друг у друга учатся. Кто-то у нас ходоки в экспедиции, кто-то ходоки по архивам, а кто-то у нас ходоки по людям.

Тамара Ляленкова: Практически все экспонаты (их более 4 тысяч) школьного краеведческого музея, организованного в 1999 году Ириной Витман, были найдены в туристско-краеведческих экспедициях по территории бывшего Воркутлага.

Тамара Ляленкова: Урок третий: "Выпрямительный вздох Мандельштама".

- "Поэт умирал. Большие, вздутые голодом кисти рук с белыми бескровными пальцами и грязными, отросшими трубочкой ногтями лежали на груди, не прячась от холода. Раньше он совал их за пазуху, на голое тело, но теперь там было слишком мало тепла. Тусклое электрическое солнце, загаженное мухами и закованное круглой решеткой, было прикреплено высоко под потолком. Свет падал в ноги поэта – он лежал, как в ящике, в темной глубине нижнего ряда сплошных двухэтажных нар. Поэт так долго умирал, что перестал понимать, что он умирает.
Жизнь входила в него и выходила, и он умирал. Но жизнь появлялась снова, открывались глаза, появлялись мысли. Только желаний не появлялось. Он давно жил в мире, где часто приходится возвращать людям жизнь – искусственным дыханием, глюкозой, камфорой, кофеином. Мертвый вновь становился живым. И почему бы нет? Он верил в бессмертие, в настоящее человеческое бессмертие. Часто думал, что просто нет никаких биологических причин, почему бы человеку не жить вечно... Старость – это только излечимая болезнь, и, если бы не это не разгаданное до сей минуты трагическое недоразумение, он мог бы жить вечно. Или до тех пор, пока не устанет. А он вовсе не устал жить.
Но если уж ему, как видно, не придется быть бессмертным в человеческом образе, то уж творческое-то бессмертие он заслужил. Его называли первым русским поэтом двадцатого века, и он часто думал, что это действительно так. Он верил в бессмертие своих стихов.

Тамара Ляленкова: Российская история такова, что ее легко можно читать по судьбам поэтов, современная жизнь больше угадывается по обывателям – жители Воронежа не захотели менять советские названия улиц на имя Осипа Мандельштама. Это событие послужило поводом для урока литературы Натальи Шадриной.

Наталья Шадрина: Я не пользуюсь учебниками литературы. Скажу крамольную вещь – и стандартом не руководствуюсь. Я исхожу из того, что я вижу, что нужно детям. Надо давать те вещи, которые действительно станут классикой. Бабель никогда у нас не был классиком. Он только теперь стал классиком. И Мандельштам никогда не был, но теперь становится. Но когда в 11-м классе каждый урок – это новое имя, мы идем галопом по Европам, согласно нашему стандарту, я считаю, что это не справедливо. На "Мастер и Маргарита" 4 часа! Это смешно.
Поэтому приходится действовать в обход стандарту, устраивать внеклассные мероприятия, экскурсии, классные часы и подобного рода вещи.

Тамара Ляленкова: Но фигура Мандельштама, личность Мандельштама очень сложная, если брать ее в контексте социальном и политическом. Одно дело – поэт, другое дело – Мандельштам человек. Как-то вы с этим справляетесь?

Наталья Шадрина: Для меня приоритетны все равно человеческие качества и гражданская позиция. О достоинствах художественного почерка, о достоинствах художественного произведения, созданного писателем, пусть говорят литературоведы, искусствоведы. Моя задача не в этом. Мы через личность человека идем к его произведениям. Чтобы понять произведение, надо знать личность.
Что касается Осипа Эмильевича. Отзывы наших сограждан, вернее, моих земляков о том, что он поэт и непонятный, и неизвестный, и нерусский, вообще, израильский, что он нам не нужен – это меня оскорбило до глубины души! У нас же целый скандал был топонимический. Хотели переименовать к годовщине улицу, на которой он жил, о которой мечтал. Спросили жителей, страна же демократическая. И все жители высказались против, аргументируя не только бюрократическими проволочками (смена документов), но и такими высказываниями слесаря – израильский поэт, ненашинский, не нужен он нам. И когда все это идет в СМИ, администрация принимает решение не трогать жителей этой улицы… А люди просто не знают, кто такой Мандельштам.

Тамара Ляленкова: Но Мандельштам одновременно и говорил вслух вещи, которые были опасны, и в то же время боялся. Вы рассказываете об этом?

Наталья Шадрина: Конечно, обязательно! Мы все люди. Не боится только идиот, извините за грубость. Каждый нормальный человек боится. Но гений тем и отличается, пророк, гений, человек, который видит и понимает, он не может молчать. Если бы он боялся до такой степени, как пытаются говорить об этом его противники и критики, ну, наверное, он бы не писал и не рассказывал, не бравировал тем же своим стихотворением "Мы живем, под собою не чуя страны…" Его же просили молчать близкие друзья. Тем не менее…

Тамара Ляленкова: Насколько ребята примеривают на себя те или иные обстоятельства? Потому что очень часто в этом возрасте идет включение, или в этом случае не получается?

Наталья Шадрина: Да, возникают некоторые моменты, когда они рассуждают, а если бы на его месте был я, как бы я поступил, чтобы я сделал. Но современным детям очень трудно понять ту эпоху. И когда мы начинаем разговор о репрессиях, они не понимают, что такое несвобода, к счастью.

Фрагмент урока "Выпрямительный вздох Мандельштама".

"Наталья Шадрина: Для того чтобы понять, что такое несвобода, мы с вами проведем небольшой психологический тренинг. Как вы думаете, без чего творческая личность не может состояться?

- Без свободы.

Наталья Шадрина: Без свободы. А без свободы какой?

- Слова.

- Мысли.

Наталья Шадрина: Свобода есть у него. Еще без чего человек не может творить?

- Вдохновение.

Наталья Шадрина: Вдохновение – хорошо. Кроме того, человек должен быть жив и здоров. Теперь выберете три главных, на ваш взгляд, условия, что нужно для того, чтобы творить? И каждое из этих условий запишите на отдельном листе. Например, на первом – свобода, на втором – вдохновение, на третьем – признание, просто жизнь или понимание близких, или стержень. Каждый записывает три условия, без которых, по его мнению, творческая личность не может существовать.
Теперь представляем ситуацию номер 1. Вы известный писатель, мировая знаменитость. Вас поставили в ситуацию выбора – либо вы должны писать по указке, отказаться от Нобелевской премии по литературе, либо вас выгонят из страны. Так было с Борисом Пастернаком. Делая свой выбор, вы обязательно теряете одно из условий творческой личности. Выберете любое, скомкайте и положите. Потеряли, потому что выбирали.
Ситуация 2. Вы известный писатель и поэтесса. Ваш муж расстрелян, а сын находится под следствием в застенках НКВД. И вы должны выбирать – либо подчиниться этой власти, либо вы потеряете и сына. Так было с Анной Андреевной Ахматовой. Вы делаете выбор и теряете еще одно условие творческой свободы. Сомните вторую бумажку и бросьте.
Ситуация 3. Вы философ, гениальный поэт, но однажды вас вызывают в инстанцию и говорят о том, чтобы вы срочно нашли себе работу. Потому что комбайнер – это профессия, слесарь – это профессия, а поэт – это тунеядство в нашей стране. Если вы этого не сделаете, вас просто вышлют из страны или посадят по статье за тунеядство. Так было с Иосифом Бродским. Вы должны сделать выбор. Сделайте его, но при этом вы теряете и третью ценность творческой личности. Мните.
Получается, вы потеряли все. А теперь объясните мне, почему никто меня не остановил? Почему вы все мне подчинялись? И чтобы случилось, если бы вы не подчинились?"

Тамара Ляленкова: Рассказывает учитель русского языка и литературы Наталья Шадрина.

Наталья Шадрина: Метапредметность, о которой мы говорим в данном случае, необходима. Следует идти от знака, слова, потому что должен быть интегрированный курс. Раньше это называлось "русская словесность", до революции. Мне кажется, пора к этому возвращаться – философия, история, литература и язык. Все должно быть воедино.

Тамара Ляленкова: У вас на уроке какие-то специальные дети или обычные?

Наталья Шадрина: Общеобразовательный класс, общеобразовательная школа. Просто это дети, с которыми мне ужасно повезло. Я считаю, что таких детей давно уже не было. Это дети, которые думают. Они просто думают. Они хотят учиться. У них модно учиться. Это не значит, что они «ботаники» или отличники, ни в коем случае. Им интересно узнавать новое.
Каждый наш урок, знаете, с чего начинается? Чем знаменит этот день. Я их с 5 класса приучила, они мне теперь сами рассказывают какие-то события, какие-то имена. Они мне – я им. Это касается не только русского языка, литературы, просто это дети, которые хотят знать.

Тамара Ляленкова: Очень часто в литературных произведениях встречаются исторические неточности. Толстого, например, упрекали. Это надо как-то ребятам объяснять или важно то настроение, та атмосфера, которую писатель попытался передать и иногда передал удачно?

Наталья Шадрина: Это надо объяснять. Потому что каждый писатель создает свой мир. У него есть свои мысли, есть своя интерпретация. Мы сейчас Толстого только закончили, "Войну и мир". Его теорию о том, что двигают историю не личности, а народные массы дети опровергли, доказали обратное. Тем не менее, Толстому надо отдать должное – он имел на это право.

Тамара Ляленкова: Что значит – дети доказали вам обратное? Они не согласились, сами не согласились, или вы их к этому подвели?

Наталья Шадрина: Нет, они сами не согласились. Потому что они же прочитали, например, того же Достоевского, где культ личности Наполеона и доказывается, что именно эта идея двигает историю, идеологию, двигает развитие личности. А потом Гитлер, Сталин, Ленин – все это в цифрах. Я еще раз говорю: у детей есть свое мнение, причем, они могут его доказать.

Тамара Ляленкова: Это был урок Натальи Шадриной "Выпрямительный вздох Мандельштама", Воронеж.
Напомню, копии писем, присланных с войн ХХ века (начиная с японской и гражданской и заканчивая чеченской, включая мировые, а так же локальные) следует присылать по электронной почте на адрес agata02@yandex.ru.
Вернуться к мнениям экспертов "Классного часа" можно на нашем сайте в разделе радиопрограмм или на моей авторской странице.

Новости образования

Региональные

В Бурятии каждый третий учащийся проигнорировал участие в добровольном тестировании на наркотики. Всего, по данным Центра медицинской профилактики в городе Улан-Удэ Ирины Твердохлебовой, предполагалось протестировать 22 тысячи учащихся в возрасте от 13 до 18 лет. Однако по различным причинам 8 тысяч подростков не прошли тестирование.


В школах Челябинской области будут созданы предметные лаборатории для работы с одаренными детьми. Из регионального бюджета на эти цели будет выделено 10 млн. рублей. В лабораториях ученики и педагоги будут заниматься экспериментальной, научно-исследовательской деятельностью, разрабатывать новые образовательные программы, в том числе опережающего развития детей, учебно-лабораторные комплекты и методические рекомендации.

На базе каждой школы в г. Сочи должен быть создан центр изучения английского языка, сообщил глава курорта Анатолий Пахомов. График реализации проекта пока находится на утверждении. Однако уже к 1 июня первые центры будут открыты почти в каждой крупной школе. Инициатива, по замыслу создателей, поможет горожанам подготовиться к олимпиаде 2014 года.

В Петербурге Военный институт физической культуры возобновляет набор курсантов, сообщил представитель в пресс-службы Западного военного округа. Всего на первый курс планируется принять 100 юношей и 20 девушек. Их обучение будет проводиться по программе высшего профессионального образования в течение 5 лет. По окончанию учебы выпускникам будет присвоено звание лейтенанта, а так же выдан диплом с квалификацией "специалист по физической культуре и спорту".

Полторы тысячи москвичей зарегистрировались в качестве общественных наблюдателей за процедурой проведения ЕГЭ. Соответствующие удостоверения были вручены родителям, журналистам, представителям общественных организаций, а так же мэру Москвы Сергею Собянину. Всего в столице организовано 500 пунктов приема экзаменов, в каждом из которых выделено помещение, куда школьники будут сдавать сумки и мобильные телефоны. Временно расстаться со средствами связи придется и организаторам экзаменов.

Федеральные

Президент Дмитрий Медведев заявил, что каждый школьник призывного возраста, должен иметь возможность поступить в высшее учебное заведение. Глава государства пообещал дать поручение Министерству образования и Министерству обороны проработать данный вопрос.

Аналог ЕГЭ для выпускников 9-х классов появится не ранее 2013 года, заявила глава Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Любовь Глебова. В новой форме государственная итоговая аттестация проводится уже шесть лет. В этом году в эксперименте по внедрению ГИА примут участие все регионы. В отличие от 11-классников, которые сдают только два обязательных предмета, выпускникам 9-х классов придется сдавать два обязательных предмета и не менее пяти – по выбору. Глебова объясняет это тем, что "после 9-го класса ребята не идут в вузы; таким образом, подтверждением их знаний становится сдача не менее пяти предметов".

Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Любовь Глебова пообещала внеплановые проверки регионам, где во время досрочной сдачи Единого госэкзамена выпускники набрали аномально высокие баллы. Речь в первую очередь идет о Дагестане, Кабардино-Балкарии, Ставропольском крае, Воронежской и Ростовской областях. В апреле этого года ЕГЭ сдали уже 1,3 тыс. школьников.

В творческих вузах вместо традиционной аспирантуры может появиться ассистентура-стажировка. Проект соответствующего федерального закона, был принят Государственной думой во втором чтении. В отличие от аспирантуры, ассистентура-стажировка предполагает особую организацию учебного процесса, особые формы творческих занятий и подготавливаемых аттестационных работ (например, концерты, постановки). Выпускники таких образовательных программ будут называться "Мастерами исполнительского искусства, преподавателя высшей школы" – в соответствии с видом искусства.

В ответ на заявление президента Дмитрия Медведева о желании отправить в отставку министра образования Российский студенческий союз начал сбор подписей в пользу отставки Андрея Фурсенко. Студенты обвиняют нынешнего главу Минобрнауки в деградации системы российского образования и фактическом уничтожении высшего образования.

Зарубежные

22-летний американский студент, прославившийся на родине, как человек, способный воссоздать из деталей конструктора "Лего" кадры из самых известных фильмов, таких как "Сияние", "Миссия невыполнима" и "Начало", сделал новую инсталляцию. На ней запечатлен Осама бин Ладен, смотрящий телевизор в своем особняке в Пакистане. За основу была взята фотография, распространенная властями США вскоре после ликвидации главы "Аль-Каиды".

Старейший студент Украины получил магистерскую диссертацию. Первую попытку получить высшее образование 81-летний Феофил Дорошенко предпринял в 1981 году. Однако тогда он доучиться не смог. Вернуться к учебе студент решил только в 2003, поступив на юридический факультет. Однако позже он перевелся на теологический. После защиты магистерской диссертации, Феофил Дорошенко планирует продолжить учебу на факультете журналистики.

Представители российской дипломатической миссии в Эстонской Республике сообщили о том, что утвержден список абитуриентов из Эстонии, которые претендуют на зачисление на бюджетное отделение российских вузов. Список студентов, прошедших отбор, будет опубликован на сайте Посольства и продублирован на сайте Таллиннского института Пушкина в августе 2011 года. В текущем году для абитуриентов из Эстонии выделено 100 бюджетных мест.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG