Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Павловский опять хороший


Глеб Павловский, бывший руководитель Фонда эффективной политики

Глеб Павловский, бывший руководитель Фонда эффективной политики

Новости об увольнении из Кремля Глеба Павловского и последующем закрытии Фонда Эффективной Политики вызвали в российской блогосфере беспокойство. Несмотря на то, что личность Павловского как одного из создателей сложившейся с середины 90-х политической практики часто получают неоднозначную оценку, идеологи, которые придут ему на смену, гораздо опасней, считает блогер портала Slon.ru Александр Морозов:

Павловский – хитрый, зрячий и умный человек. Ужас в том, что торжество победы нам ним сегодня празднуют лица, у которых не только нет глаз, но даже нет и глазниц. Их нет эволюционно. Это – не хордовые, а моллюски. Для них вообще нет такого горизонта, за которым в России должны появиться институты, субсидиарность, права собственности, политическая конкуренция. Они вообще не понимают, что здесь "что-то отсутствует". Они вообще не понимают никаких процессов, кроме тех, которые можно "организовать за прайс". Это – дивные люди. Коротко их можно назвать "патриоты". Удачно звучит и название "народнофронтовцы". Крепнут, крепнут ряды молодогвардейцев, народнофронтовцев, инноваторов, рационализаторов и народных дружинников. Как безглазые косяки рыбы, они хотят точно второй раз попасть в устье 1999 года. Они инстинктивно идут на нерест. Их цель – просто по второму разу запустить машину путинизма. Чтобы она дальше 10–15 лет уютно тарахтела...

О том, что увольнение Павловского может оказаться недальновидным поступком, пишет и обозреватель Polit.ru Андрей Левкин:

ФЭП - это же был такой коллективный Феликс Эдмундович Павловский, охраняющий властный дискурс и контекст от всяких разных интеллектуалов. Он с ними входил в контакт более-менее на общем языке, отчего агрессия оппонентов уходила на него, а Павловский в ответ мог их просто заболтать. В Администрации Президента, похоже, не учитывали именно тот относительный комфорт, который им обеспечивал ФЭП.

Сам Павловский в интервью порталу Saltt.ru описал опасность нынешний политической ситуации следущим образом:

Суть не в том, что мы сырьевое государство, а в том, что эта система — гигантский нефтеперерабатывающий комбинат, перерабатывающий сырье во власть, а власть — в распределение уровня защит и гарантий. Эта машина — русский генератор ликвидности — стоит между мировым рынком и человеком. Она признана глобальным рынком, зато никто другой в стране не может капитализировать то, что у него есть. Поэтому ничто, включая его дом, недвижимость, даже деньги, не является его собственностью вполне. Рынок его не знает. Он похож на марксова пролетария, только на месте капитала находится власть — а наш труд не является вполне нашей собственностью. Капитализироваться наши ресурсы могут лишь по договоренности. Но по той же договоренности они уже становятся "условно нашими" ресурсами. Активы граждан не капитализируются. Россия на мировом рынке, а каждый из нас, сам по себе, — нет. Поскольку все, чем мы располагаем вне глобального рынка — непонятно, сколько оно стоит. Сюда заложена стоимость "защиты" нас властью "от нестабильного будущего", и эта стоимость уже наша задолженность. Чем более мы "защищены", тем больше в долгу. Кто-то, конечно, в этой ситуации по деньгам проиграет, а кто-то жутко выиграл. Но все мы, в общем-то, — кружок радиолюбителей при нефтеперерабатывающем комбинате.

***
Британская блогосфера подводит итоги государственного визита Барака Обамы. Двухдневное пребывание американского президента в Соединенном Королевстве привлекло к себе столько внимания, что известный политический блогер Алекс Масси счел необходимым как следует поиздеваться над "особостью британо-американских отношений" на сайте Foreign Policy:

Каждый раз, когда в должность вступает новый президент США, британская пресса начинает переживать, что он может оказаться недостаточным англофилом. После избрания Барака Обамы эта истерия достигла новых высот абсурда. Взбудораженная пресса сообщала, что Билл Клинтон должен был невзлюбить Британию еще во время своей стажировки в Оксфорде. Джордж Буш приезжал сюда только один раз, да и то в Шотландию, еще в детстве, поэтому его следовало считать нео-изоляционистом (а вышло-то совсем иначе…). Потом пришла очередь Обамы, и про него говорили, что он ненавидит Британию, потому что Британия жестоко подавила восстание мау-мау в Кении, на родине его отца. В качестве доказательства приводился факт, который в Америке без конца обсуждали консерваторы: президент заменил в Овальном кабинете бюст Черчилля на бюст Линкольна. Ничего плохого в дружбе между двумя странами нет, но британцы выдают свою неуверенность, беспрестанно требуя от Вашингтона новых подтверждений вечной верности. Очень сложно долго хранить верность излишне приставучим партнерам, бесконечно жаждущим любви.

Положительное воздействие визита Обамы на внутриполитическую ситуацию описывает, тоже довольно издевательски, блогер сайта Spectator Джеймс Форсайт:

В эти дни Дэвид Кэмерон извлек максимальную выгоду из того, что он премьер-министр. Кэмерон купается в отраженных лучах славы американского президента. Не было ни одной газеты, которая бы не поместила фотографию, на которой он играет с Бараком Обамой в настольный теннис. А еще ведь была совместная пресс-конференция. Стоя рядом с Обамой, Кэмерон выглядел государственным мужем и центристским политиком. Лейбористам теперь трудно будет называть его политику сокращения государственных расходов экстремистской – он сможет напоминать, что их с Обамой мнения о разумном сокращении издержек и преодоления бюджетного дефицита полностью совпадают.

Второго лидера правящей коалиции, Ника Клегга, британская блогосфера тоже не обошла вниманием. Шуточный твиттер Ее Величества сообщил:

Клегг пришел на Государственный Банкет за три часа до начала. Хотел занять хорошее место. Обама решил, что это лакей. Какая неловкость.
XS
SM
MD
LG