Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Историки и военные многих стран, в первую очередь в Великобритании, отмечают 70-летний юбилей одного из военно-морских сражений Второй мировой войны, приобретшего культовый статус.

27 мая 1941 года британский Home Fleet – главный флот метрополии, после поступившей от разведки информации, после долгих поисков, трехдневной погони, артиллерийских дуэлей, авиаударов и торпедных атак, с большими для себя потерями, потопил немецкий линкор "Бисмарк", который ранее прорвался в Атлантический океан через Норвежское море и пролив между Исландией и Гренландией для охоты на торговые конвои британцев и союзных им государств. Немцы назвали эту операцию Rheinübung, то есть "Рейнские учения".

Весной 1941 года Франция уже давно была разгромлена Германией и направляла ей оружие, сырье и рабочую силу, США еще не вступили в войну и сохраняли подчеркнутый нейтралитет, а Советский Союз считался государством, дружественным скорее Берлину, чем Лондону. Так что Британская империя сражалась с нацистами и их многочисленными союзниками, которые взяли под контроль всю Европу, практически в одиночку. Выживание и победа британцев полностью зависели от надежности и безопасности морских путей и поставок из колоний и доминионов, и рейд "Бисмарка" (по крайней мере, так считали в то время все воевавшие стороны) в случае удачи мог бы теоретически изменить ход войны.

Линейный корабль "Бисмарк", считавшийся на момент постройки крупнейшим в мире, гордостью Кригсмарине (военно-морского флота нацистской Германии), вышел в море всего один единственный раз – но вошел в историю. Всего из почти 2200 человек команды "Бисмарка" погибли 1995, в том числе командующий эскадрой адмирал Гюнтер Лютьенс. Потопление "Бисмарка" доказало, что принятая до тех пор во всех странах военно-морская доктрина, делавшая упор на строительство и применение "плавучих крепостей", гигантских бронированных линкоров, ушла в прошлое – ведущая роль в морских сражениях перешла к авианосцам и подводным лодкам. Однако память о живучести и мощи "Бисмарка" все равно во многом определяла морскую стратегию союзников по антигитлеровской коалиции в Атлантике почти до самого конца войны, так как у Гитлера оставался еще брат-близнец "Бисмарка" – линкор "Тирпиц", который не сыграл никакой роли в военных действиях и был уничтожен в 1944 году британской авиацией. Однако самим фактом своего существования вынуждал британское Адмиралтейство принимать определенные решения.

И, тем не менее, на морских театрах Второй мировой войны была еще масса других крупных сражений, в которых участвовали крупные и известные корабли, и гибли тысячи моряков всех воевавших стран. Но именно об охоте на "Бисмарка" после войны на Западе были написано наибольшее число книг и сняты несколько фильмов, как научно-популярных, так и художественных.

Почему именно история "Бисмарка", который был не уникальным, а просто хорошим кораблем ВМС нацистской Германии, и адмирала Гюнтера Лютьенса, до сих пор столь известна и популярна в Великобритании, в США, и что весьма важно, в современной ФРГ? Об этом Радио Свобода рассказал директор Военно-морского музея Германии в городе Вильгельмсхафен доктор Штефан Хук:

- Как вы объясняете появление исторического мифа о линкоре "Бисмарк"?

– Часть объяснения нужно искать, безусловно, в умелой работе пропаганды того времени. Само строительство "Бисмарка" сопровождалось именно такой сильной кампанией. О корабле говорилось, как самом мощном, на тот момент, линкоре в мире. Его качества всячески превозносились. И таким образом, еще до первого выхода "Бисмарка" в море, был заложен фундамент его культа и легендарности. И затем – сама судьба, настигшая его в первом же боевом походе. Причем сначала казалось, что фортуна благоволит "Бисмарку" – ведь ему удалось потопить гордость британского флота, линейный крейсер "Худ", который долгое время считался самым большим кораблем в своем классе и символом господства Британии на море. Но вскоре за этой победой последовало уничтожение самого "Бисмарка", с огромным числом жертв: ведь лишь чуть более 100 человек из команды линкора пережили бой.

И тут примешивается мотив, который присутствует в идейной мифологии по сей день – молодые люди пожертвовали жизнью, защищая Родину. В Германии этот мотив существует с 18-го века, со времен Семилетней войны. Героическая смерть всегда была частью подобных мифов. На эти клавиши нажимала и военная пропаганда нацистского режима. В случае с "Бисмарком" перед ней стояла задача: найти объяснение потере так разрекламированного корабля и, особенно, найти слова утешения для родных и близких членов экипажа. Поэтому пропаганда, используя вышеназванные мотивы, старалась превратить, в своей версии, поражение и гибель корабля в, как минимум, моральную победу, победу духа.

Есть и еще один мотив, еще одно объяснение, которое с самим "Бисмарком", как таковым, напрямую не связано. В памяти людей остаются и многие другие истории затонувших кораблей, истории, отмеченные большим числом человеческих жертв. Вспомните "Титаник". А ведь, например, его близнец "Олимпик", или другие большие корабли того времени, уже забыты. Вывод – катастрофы, в частности, на море, и их истории люди охотно изучают и пересказывают во всех подробностях. И уже поэтому они сохраняются в памяти и становятся культовыми. Возможно, это отвечает неким потребностям части людей виртуально переживать нечто ужасное.

– В 1969-м году в ФРГ эскадренный миноносец бундесвера получил имя гитлеровского адмирала Гюнтера Лютьенса, командовавшего походом "Бисмарка" и погибшего вместе с кораблем. Чем объяснить увековечивание в ФРГ памяти человека, верой и правдой служившего нацистскому режиму?

– Подобное нынче невозможно, не представимо! Но тогда это была попытка подвести черту дискуссиям в обществе на темы последней войны. Поколение основателей бундесвера – это люди, служившие в вермахте, и занимавшие там руководящие должности. И они, остановившись на имени Лютьенса, выбрали талантливого офицера, чьи чисто военные заслуги признавались и высшими командирами стран антигитлеровской коалиции. К тому же Лютьенс не считался на тот период убежденным нацистом. О нем рассказывали, например, что во время и после еврейского погрома, так называемой "Хрустальной ночи"1938 года, он защищал от преследований офицеров еврейского происхождения. Он, как казалось тогда, в конце 60-х, был офицером, который в определенном смысле дистанцировался от Гитлера. Позднее появилось много недовольных таким решением, так как на свет выплыли неизвестные ранее факты, указывавших на то, что и сам Лютьенс был причастен к преступлениям нацистского режима.

– Существует ли и поныне корабль, носящий его имя?

– Нет, он был исключен из состава флота в мае 2003 года.

– Каково отношение современных военных историков Германии к участию флота в преступлениях нацистов, которые отрицал, как минимум, в отношении себя самого, адмирал Карл Дёниц? Дёниц был осужден в Нюрнберге, и отсидел в тюрьме 10-летний срок.

– Сегодня никто не оспаривает тот факт, что военный флот нацистской Германии был соучастником преступной войны, и нельзя полагать, что ничего общего с преступлениями режима флот не имеет. Бессмысленны ссылки на то, что морские сражения проходили в удалении от мест, где были совершены самые страшные военные преступления, например, от театра военных действий на территории СССР, где вермахт вел войну на уничтожение. Не оправдывает флот и то, что случаи доказанных военных преступлений на море были единичными. Например, адмирал Дёниц был осужден в Нюрнберге не за военные преступления, как таковые, а в целом за подготовку и участие в агрессии, в нападении на другие страны. Он на протяжении всей жизни отрицал свою ответственность за преступления нацистского режима, даже пытался отрицать, что был информирован хотя бы о части этих преступлений. С нашими нынешними знаниями в это трудно поверить. Он, несомненно, о многом знал, и еще более несомненно, что он разделял важнейшие положения идеологии национал-социалистов.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы"

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG