Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Булгаков в Пушкинском Доме


Михаил Булгаков,1936 год

Михаил Булгаков,1936 год


Марина Тимашева: ''Этот мир - мой'' - так называется выставка, посвященная 120-летию со дня рождения Михаила Булгакова, которая проходит в Петербурге, Пушкинском Доме. На выставке побывала Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Услышав словосочетание ''Этот мир - мой'' рядом с именем Михаила Булгакова, я почему-то сразу вспомнила Пастернака - ''Коробка с красным померанцем - Моя каморка''. Хотя речь там совсем о другом, но коробка очень похожа на ту, которую описал Булгаков в своем ''Театральном романе'', - где зажигался вечером абажур, заливая маленькое пространство теплым светом, где появлялась ''Елена золотая'' и прочие персонажи, увиденные через магический кристалл и до сих пор необъяснимо притягивающие всякого, кто заглядывает туда через плечо Автора. Этот мир мой - видимо, только почувствовав уверенность в этом, можно передать этот мир другим, разделить с другими радость от его существования, и каким бы трагическим этот мир ни был, все равно радость от сознания, что он вызван из небытия, вырван у небытия, будет
больше печали. Казалось бы, как пожелтевшие афиши и листочки рукописей могут снова осветить оранжевым светом ту волшебную коробку с давно пронесшейся жизнью, - и вот, поди же, оказывается, могут. Оказывается, машинописные рукописи с автографами автора, переписка с Замятиным, Мейерхольдом, Станиславским, Яншиным и прочими театральными богами тех лет обладают некоторой властью над временем, особенно если все это умело разложено перед нами, образуя некие созвездия: тут театральные афиши, программки, репертуарные еженедельники, там рукописи, здесь письма и
открытки, эфемерные, как бабочки, нет, еще эфемернее, поскольку на
единственном крыле - единственный рукописный узор. Говорит заведующая музеем Пушкинского дома Лариса Агамалян.

Лариса Агамалян: Выставка называется ''Этот мир - мой''. Мы показываем афиши булгаковских спектаклей с первой постановки 1926 года ''Дней Турбиных'' и до 50-х годов. Такая коллекция афиш, может быть, еще в Театральном музее и сохранилась, но здесь она была интересна тем, что это материалы, переданные Еленой Сергеевной, последней женой Булгакова, это цельная коллекция. И здесь же представлены альбомы, в которые Булгаков, а потом и Елена Сергеевна, вклеивали материалы, связанные с этими постановками. Эти альбомы Булгаков упоминает в своей переписке, но посмотреть их можно сейчас здесь. Это редкий случай. Мы их не только положили, но и распечатали, то есть мы листаем эти альбомы, глядя на сложные, смонтированные в рамах коллажи, включающие фотографии, рецензии (почти всегда ругательные), пометы, рабочие материалы. Каждый альбом это история жизни того или иного спектакля. Помимо этого, конечно, мы не могли не затронуть последний роман, публикация была в 1967 году первая ''Мастера и Маргариты'', и после этого появились и первые иллюстрации. Кроме того, мы выложили биографические материалы, то есть документы из этого же собрания, чтобы наиболее выпукло представить самого Михаила Афанасьевича.

Татьяна Вольтская: Да, тут, конечно, и Коровьев, и Бегемот, и другие участники фантасмагории, можно представить, как художник в свое время был впечатлен этими образами. Но мое сердце все-таки замирает не при виде живописи, а при виде журнала ''Москва'', где впервые был напечатал роман ''Мастер и Маргарита''. Потому что я помню, как через несколько лет после этой публикации мама принесла домой такой же потрепанный журнал и читала мне вслух то, что казалось просто невозможным. Между тем, Лариса Агамалян в недавние юбилейные дни побывала в Киеве, на родине писателя.

Лариса Агамалян: Только что в Киеве, точнее под Киевом, в местечке Буча произошла историческая закладка камня на том месте, где стояла когда-то дача, где жила семья Булгаковых. Кроме того, там же установлен, наконец, памятник Булгакову. Все это происходило при большом стечении местных жителей, бучанского народа. По телевидению несколько сюжетов было, Евгений Киселев провел даже ток-шоу на тему: украинский писатель Булгаков, русский или все равно, не важно, просто он великий писатель.

Татьяна Вольтская: К какому выводу пришли?

Лариса Агамалян: Надо сказать, что народ голосовал, в основном, в пользу последнего. Очень мы были порадованы тем, что и на камне закладном написано, что это просто великий писатель, без уточнения его происхождения.

Татьяна Вольтская: Ну, хорошо, хоть за Булгакова не будут драться, как за Гоголя. А ставят ли Булгакова на Украине?

Лариса Агамалян: Мы даже посмотрели один спектакль и видели афишу ''Мастера и Маргариты'', это Театр русской драмы имени Леси Украинки. Мы посмотрели спектакль, который назывался ''Дон Кихот. 1938 год''. Автором при этом значился только Михаил Афанасьевич, а его безусловный соавтор в данном случае обозначен в афише не был. Но он поработал там не меньше, чем Михаил Афанасьевич, потому что биографические какие-то материалы вплелись в ткань булгаковской пьесы неорганично, булгаковских аллюзий автору показалось мало или они показались ему недостаточно внятными, они решил их все напрямую обозначить. Поэтому очень политизированная постановка и непонятно, почему так запрещали ''Дон Кихота'' - если выкинуть все эти политические, социальные прямые указания, которые сделал автор инсценировки, то остается несколько плохо связанных между собой сцен, потому что несколько сцен булгаковских автор композиции тоже выкинул.

Татьяна Вольтская: Но, вернемся к выставке. Вот эти фотографии замечательные, откуда они?

Лариса Агамалян: В основном, из собрания Елены Сергеевны Булгаковой, это архив Булгакова, который собирался им и продолжился ею. Мне, конечно, также нравятся всяческие удостоверения личности: член Общества друзей воздушного флота СССР, 24-й год, Друг детей, Комиссия помощи детям, билет на право пользования медпомощью в Центральной поликлинике Наркомздрава СССР, личная карточка, пропуск в Московский Художественный театр. Человек не мог существовать без такого количества личных карточек.

Татьяна Вольтская: Заявления в местком, дипломы, свидетельства, портреты, фотографии...

Лариса Агамалян: Еще хочу вам показать уникальную афишу:

''27 июля в 5 часов дня в новом репетиционном помещении состоится общее открытое партсобрание. Повестка дня - читка и обсуждение пьесы Булгакова ''Батум''.
Приглашаются все работники театра.
Партбюро''.


Как вы видите, афиша написана от руки, кисочкой на листе бумаги. Это уникальная совершенно вещь. Но ''Батум'' не был поставлен, как вы знаете.

Татьяна Вольтская: Замечательная фотография: Елена и Михаил Булгаковы, Москва, 1936 год, он в тюбетейке.

Лариса Агамалян: Вот первая публикация ''Мастера''. Естественно, здесь много вещей с автографами. Это письмо к Сталину - мы не могли, конечно, обойти вниманием такой поступок булгаковский. Здесь мы хотели выстроить такую пирамиду из булгаковских публикаций, но, как выяснилось, и это неожиданно довольно было, что их было немного. Совсем мало было прижизненных, это 20-е годы - маленькие такие, простенькие книжонки. Только в 60-х годах началось возвращение Булгакова, появляются сначала журнальные публикации, а потом уже более солидные издания, но все равно это еще не академические издания. И выстроить гору из книг не получилось. Зато у нас несколько замечательных портретов художника Батракова. Вот там наверху - Мастер, Коровьев с котом и его же работа на керамике - портрет Михаила Афанасьевича, перед которым сидит тоже, как видите, кот.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG