Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты – о переменах в Абхазии после ухода Сергея Багапша


Встреча Эдуарда Шеварднадзе (справа) и Сергея Багапша, Тбилиси, 1997 год

Встреча Эдуарда Шеварднадзе (справа) и Сергея Багапша, Тбилиси, 1997 год

Утром 29 мая в московской клинике скончался президент самопровозглашённой Абхазии Сергей Багапш. Эксперты говорят о том, какие перемены могут последовать в Абхазии и в целом на Кавказе в ближайшем будущем.

Говорит Тарас Шамба, доктор юридических наук, профессор, президент Международной Абхазо-Абазинской Ассоциации:

– Знаю Сергея Бегапша очень давно. Поскольку его государственная ,политическая и общественная деятельность развивалась на моих глазах, конечно, мне очень приятно сказать, что это действительно был очень надежный человек. По крайней мере, не было случая, чтобы он где-то бы кривил душой, поступал бы непорядочно. Он всегда держал свое слово. Поэтому и отношение к нему было очень теплое, искреннее. Я его очень любил, почитал и, конечно, дорожил нашими хорошими отношениями.

Мне кажется, что он выстроил политическую ситуацию таким образом, что взаимоотношения между соседними республиками, между всеми народами, которые вокруг проживают, и особенно взаимоотношения с Россией он выстроил таким образом, что эти отношения позволили именно России признать первой республику Абхазия как субъект международного права, как суверенное государство. Поэтому, конечно, это невосполнимая утрата. Мне кажется, что навсегда останется в памяти народа.

– Можно сказать, что Сергей Багапш находился над партийными схватками?

В конечном итоге, когда он был уже избран президентом республики, он старался таким образом строить отношения внутри республики, чтобы распри не приводили к антагонизму
– Был период, когда эти противостояния, обычные политические коллизии порождали конфронтацию, распри, взаимные дискуссии. Но пока это процесс шел, он должен был примыкать то к одной стороне, то к другой, утихомиривать, поддерживать. В конечном итоге, когда он был уже избран президентом республики, он старался таким образом строить отношения внутри республики, чтобы эти распри не приводили к антагонизму. Он умел находить общий язык со всеми сторонами, как с официальными, так и с оппозицией. Мне кажется, что это говорит о доброте его характера, об умении и знании психологии людей, которые проживают в республике.

– В Абхазии говорят, что он любил советоваться по многим вопросам с вами. В какой форме это было? Как он к вам обращался?

– Без ложной скромности скажу, что мне было очень приятно, потому что практически не было таких крупных вопросов, касающихся жизнедеятельности республики Абхазии, когда бы он не спрашивал или не звонил, или мы встречались. По крайней мере, он слышал то, что я ему говорил. И мне приятно, что многие мои советы и рекомендации ему помогали в работе, – сказал Тарас Шамба.

О Сергее Багапше вспоминает российский политолог, специалист по Абхазии Алексей Ващенко:

– С Сергеем Васильевич Багапшем я познакомился 15 августа 1993 года на следующий день, когда начались боевые действия в Абхазии, и шли бои за Сухуми. Он тогда находился в здании правительства. Мне он запомнился человеком, который себя вел хладнокровно и спокойно.

Несмотря на эту тяжелую ситуацию, он делал все, чтобы освободить заложников, которые грузины взяли в Ачемчирском районе. Затем мы с ним встретились в Гудауте, когда грузинам удалось захватить Сухуми, и Гудаута стала военной столицей Абхазии. Он тогда на на самолете Ан-2 вылетел в Ткварчели, летел на этом "кукурузнике" над позициями грузин и мог быть в любую минуту сбит.

Ему удалось разрядить обстановку, которая могла просто элементарно вылиться в гражданскую войну внутри маленькой Абхазии
Я присутствовал при докладе, который он привез о ситуации в Ткварчели. Он докладывал тогда Владиславу Ардзинбе и Сергею Шамба, другим руководителям республики. Его прогноз был довольно-таки интересный и четкий. Он буквально за сутки выяснил всю ситуацию.

Жизнь, прямо скажем, его не баловала. Когда он возглавлял правительство Абхазии в 1998 году, войска Шеварднадзе напали на Гальский район. Тогда в течение недели шли боевые действия. Он, как глава правительства, делал все возможное для того, чтобы 7-дневная война закончилась в пользу Абхазии. На нем была довольно-таки большая ответственность. Он с этой задачей справился.

Затем – выборы 2004-2005 года, когда была огромная конфронтация, и надо отдать ему должное, ведь именно он сделал первый шаг на примирение с Ардзинбой. Тем самым, ему удалось разрядить обстановку, которая могла просто элементарно вылиться в гражданскую войну внутри маленькой Абхазии. Он прекрасно отдавал себе отчет, какое положение занимает Абхазия в мире, ее геостратегическое положение. За 6 лет его президентства Абхазия сделала большой шаг, особенно в 2008 году, когда шли боевые действия. Кодорское ущелье было освобождено, и абхазская армия вместе с российской вышла за пределы Абхазии, зашла на территорию Грузии. При этом ни один российский самолет и абхазский самолет не был потерян, хотя в Южной Осетии потери были довольно-таки значительные.

Абхазия – это очень сложная республика. Управлять ею по ряду причин было очень тяжело. Есть определенная клановость, сказывается послевоенная разруха. Очень большой национальный спектр жителей. Тем не менее, он с этими задачами справлялся. Самая главная его заслуга заключается в том, что и Ардзинба, и он продолжали курс на независимость Абхазии. Они этого добились.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG