Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему губернатора Вячеслава Дудку сняли с рейса и 10 часов допрашивали в СИЗО.Репортаж из Тулы Виталия Камышева.Томский форум INNOVUS-2011: декорации и инновации. Репортаж Михаила Соколова.Доклад ИНСОР "Обретение будущего"


Вячеслав Дудка

Вячеслав Дудка


Михаил Соколов: Последняя майская неделя – отмеряна в двух сроках: 13 летний Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, за, как четко написано в приговоре, попытку увеличить свои доходы путем увеличения производства, - вердикт достойный большевиков. Есть и 10-летний срок объявленный Путиным: обещание за эти годы увеличить вдвое ВВП и создать 25 миллионов рабочих мест.
Кажется, вожак Народного фронта забыл о собственный речи все той же 10-летней давности: удвоение уже было, и еще, кажется, Россия догоняла Португалии.
Нахальность столь примитивной пропаганды просто поражает: видимо, с креативом в штабе общенародного фронта совсем как-то туго!
По сути же, кажется, что всерьез рассчитывать на чудеса прогресса в стране, где ежедневно власти кошмарят бизнес, где отток капиталов составил 30 миллиардов долларов за 3 месяца, очень трудно.
Одна из причин - в России сверху донизу все пропитано коррупцией. О том, что и как происходит в Тульской области – расскажет специальный корреспондент Радио Свобода Виталий Камышев.

Виталий Камышев: С осени прошлого года Тулу лихорадит. Тогда уже бывший глава города Алиса Толкачева за перебои с водоснабжением и плохую подготовку коммунального хозяйства к зиме попыталась уволить с должности сити-менеджера Михаила Иванцова. Вслед за этим саму Толкачеву сперва исключили из фракции "Единая Россия" в городской думе, а затем лишили мэрского кресла.
Отмечу, что все депутаты тульской гордумы нынешнего созыва избраны по партийным спискам. Алиска Толкачева не смирилась и продолжает борьбу.

Алиса Толкачева: 2 марта было проведено решение по удалению меня в отставку. Поскольку закон прописывает совершенно четкие основания для принятия данного решения, а таких оснований не было, они даже не поняли, что расторжение со мной трудового договора регулируется нормами Трудового кодекса, а не 131 федеральным законом.
То есть, представляете, у меня в трудовой книжке запись о том, что удалена в отставку в соответствии со 131 федеральным законом. В трудовой книжке не может быть иных записей, кроме как по установленной форме с ссылкой на Трудовой кодекс.
Вот у нас сейчас идет судебное производство, хотя закон говорит, что в течение месяца должны восстановить человека в нарушенных трудовых правах, но суд у нас очень независимый, поэтому много странностей.
Мой образ был несколько демонизирован, и пытались представить, что зачинщик всех этих беспорядков я. Хорошо, я ушла в отставку совершенно спокойно. После этого был избран новый глава, который, кстати, до этого являлся депутатом областной думы. Первое, чем отметился новый глава города, то, что он отказался от претензий управляющей компании, о незаконности приватизации которой рассматривалось дело, и на следующий день после водворения своего на престол сразу издал распоряжение о том, что делать с моими личными вещами в кабинете.
Процесс этого бурления только набирает обороты. Потому что главы администрации у нас нет, никак не можем мы назначить этот конкурс для выборов сити-менеджера с ноября. Если раньше в бытность мою руководителем деятельность думы была организованной, то сейчас это приобрело характер броуновского движения. Раздаются депутатам муниципальные предприятия то ли в кормление, то ли в управление. Почему у нас правоохранительные органы не видят в этом коррупционной составляющей, я только не могу понять. И если накануне голосования части депутатов дается, они назначаются руководителями муниципальных предприятий, на мой взгляд, это чистая коррупция, фактически оплаченная услуга.
Если после этого голосования тоже какие-то должности раздаются – тоже коррупция.
Туляки очень измучены этим безвременьем, безвластием, когда администрация города занимается всем, чем угодно, только не организацией жизни горожан.

Виталий Камышев: Энтузиасты муниципальной реформы в Кремле и "Единой России" рекламировали новую двухголовую схему с главой города и сити-менеджером вместо всенародно избранного мера как самую что ни на есть надежную. Однако со стороны происходящее в последнее время в мэрии и областной думе похоже на клоунаду. Говорит председатель тульского регионального отделения партии "Яблоко" Владимир Дорохов.

Владимир Дорохов: Год назад 31 депутат городской думы голосует за Толкачеву, которую поддерживает губернатор. Не проходит года, ее эти же 31 депутата снимают с должности с формулировкой, что она два ежегодных отчета представила признанными неудовлетворительными. Как можно за неполный год работы представить два ежегодных отчета – понятно было только этим депутатам.
Главой администрации становится Иванцов. Работает. Всплывает фигура Агапова неожиданно. Агапов не проходит. При этом вопрос с Авиловым, который тоже человек губернатора, который специально отказался от мандата в областной думе. Буквально недавно стал главой города, тут случается кризис власти, и господин Авилов уходит в отпуск, не проработав двух месяцев.
Вот этот цирк, череда этих событий показывает, что администрация области растеряна, у нее нет какой-то линии.
Кто здесь что решает? Непонятно.

Виталий Камышев: Дело дошло до нешуточного скандала. В конце апреля 15 членов фракции "Единая Россия" в тульской городской думе, то есть подавляющее большинство депутатов-единороссов, заявили о своем выходе из фракции. Депутат тульской гордумы "яблочник" Сергей Филатов поясняет.

Сергей Филатов: Картина очень интересная. Насколько я знаю, как такового сложения мандатов не было. Депутаты из фракции "Единая Россия" написали коллективное обращение на имя главы вновь избранного после Толкачевой – Евгения Авилова. Я так понимаю, был определенный прессинг на депутатов и в том числе по партийной линии. Они написали, что если так будет продолжаться, мы выйдем из фракции.
Причины, на мой взгляд, банальны. Административная машина работает на полную мощность и пытается решить свои проблемы в городе. К моему глубокому сожалению, та норма закона, которая говорит о невмешательстве государственной власти в местное самоуправление, про нее все забыли.
Губернатор очень хочет видеть своих замов на месте сити-менеджера. Сити-менеджер – это как ферзь. Он фактически контролирует ситуацию. Глава города выбирается из состава депутатов и только фактически руководит работой представительного органа. У него в руках минимум инструментов по воздействию на формирование бюджета и так далее. То есть фактически хозяйственными всеми вопросами ведает нанятый по контракту сити-менеджер. И любыми усилиями нужно получить своего человека на этом посту.
Здесь есть желание, я так думаю, оттянуть на себя побольше властных полномочий для того, чтобы контролировать ситуацию в городе и получать какие-то дивиденды от этого политические, экономические.
То есть они фактически делят то, что им не принадлежит по закону. Они делят дивиденды от того, что у них есть полномочия властные. Власть принадлежит народу, она через них должна осуществляться, а здесь все с точностью до наоборот.

Виталий Камышев: Представляющий в тульской областной думе оппозицию Сергей Филатов не поддерживает ни одну из участвующих в драке за власть группировок и подчеркивает: единственный выход из возникшего тупика – возвращение всенародных выборов главы города.

Сергей Филатов: Мы в принципе поддержим ту сторону, которая начнет реально совершать какие-то шаги в интересах людей. Допустим, если взять незаконную плату в местах общего пользования за электроэнергию, фактически норма не регулируется ни одним законом. И еще в свое время, когда у нас шел спор в прошлом созыве, прокуратура написала: уважаемый губернатор, принимайте региональный стандарт или региональную норму потребления электроэнергии в местах общего пользования, если вы хотите, но нельзя так дальше продолжать.
На сегодняшний день управляющая компания, которая практически 90% рынка ЖКХ контролирует, она незаконно взимает плату за электроэнергию в местах общего пользования. Молчок до сих пор. Прошло сколько лет – тишина, до сих пор взимают.
Что касается завышенного норматива за тепло – то же самое. Принят незаконно завышенный тариф за тепло. Абсолютно никто ничего не делает. Нужно начинать реальные шаги предпринимать, решения принимать, которые будут защищать интересы населения, интересы избирателей. Только один выход. Та сторона, которая начнет это делать, у той есть шанс быть легитимной.
Дальше следующим шагом, конечно, сейчас у нас будут изменения в устав вноситься, нужно вносить изменения в устав города, чтобы сити-менеджер с полномочиями главы администрации избирался всенародно, чтобы он отвечал перед избирателями, не перед теми депутатами, не перед той конкурсной комиссией, которая его назначила, а именно перед теми людьми, которые приходили, опускали бюллетень в урну, которые за него голосовали. Тогда ситуация, на наш взгляд, исправится.

Виталий Камышев: "Театром абсурда" называет происходящее в тульской мэрии и глава регионального отделения организации "Деловая Россия" Андрей Мазов. Он указывает на внутреннюю драматургию кажущегося абсурдным действа.

Андрей Мазов: Когда у нас снимают одного главу города, назначают другого главу города, собирается заседание городской думы, которое не голосует за ставленника губернатора, за зам губернатора Агапова на пост главы администрации города. Когда городская дума собирается в офисе ночью и принимает какие-то решения по назначению даты конкурса и в комиссию, которая будет выбирать сити-менеджера, попадают не люди губернатора.

Виталий Камышев: Так что же получается? Депутаты-единороссы, совсем недавно отстранившие от должности неугодную губернатору Вячеславу Дудке Алису Толкачеву, сегодня грозятся покинуть партию власти в знак протеста против давления на них главы региона?
Разгадка в том, что еще вчера всесильный губернатор Дудка внезапно превратился в "хромую утку". В начале года сотрудниками ФСБ был задержан по обвинению в получении взятки в 40 миллионов рублей начальник департамента имущественных и земельных отношений администрации Тульской области Виктор Волков, а вскоре в одном из московских аэропортов с борта отбывающего в Дубай самолета был снят и сам губернатор, которого сотрудники следственных органов допросили по этому же делу.
Нельзя не вспомнить, что Волков – уже четвертый за последнее время высокопоставленный чиновник администрации Вячеслава Дудки, обвиненный во взяточничестве. Недавно на 7 с половиной лет лишения свободы был осужден начальник другого департамента областной администрации – по экологии и природопользованию – Алексей Лазарев, и тоже за взятку. И Алексей Лазарев, и Виктор Волков – однокашники Вячеслава Дудки по Тульскому высшему артиллерийскому училищу.
Судьба Вячеслава Дудки предрешена, говорит лидер тульского отделения "Деловой России" Андрей Мазов.

Андрей Мазов: Если говорить про элиту, то все ждут, когда он покинет пост. То, что это должно произойти, честно говоря, ни у кого не вызывает сомнения, просто спорят – он уйдет на повышение или уйдет со скандалом.
С момента задержания Волкова это все прогрессирует, потому что там же не только Волков был, но главный кадровый специалист госпожа Лисицына, которая брала от Волкова, по версии следствия, ее обвиняют в получении взятки. А до этого был посажен в тюрьму руководитель департамента экологии господин Лазарев. А есть еще история с томографами, о которой говорил президент.
Еще постоянные скандалы, за несколько лет у нас несколько глав поменяли. Причем всех поменяли, сугубо со скандалом. Одного обвинили в коррупции, потом другого обвинили в коррупции. Коррупция, скандалы…
Для политических элит Тульской области все сходятся во мнении, что губернатор должен покинуть свой пост. Мне кажется, у него никогда не было поддержки, все это строилось на иллюзии нерушимой вертикали власти, что за ним кто-то в федеральном центре есть, что кто-то там стоит и его поддерживает в любой ситуации, плохо он делает, хорошо.
Сейчас после того, как его 10 часов допрашивали в СИЗО, после этого эта иллюзия начала исчезать.

Виталий Камышев: Десятичасовое пребывание Вячеслава Дудки в СИЗО, о котором упомянул Андрей Мазов, потребовалось потому, что обвиняемый во взятке Виктор Волков при аресте заявил, что найденные при нем 40 миллионов рублей предназначались губернатору, и, в отличие от отбывающего уже срок Алексея Лазарева, от своих слов до сих пор не отказывается.
Более того, ознакомившись с интервью главы региона различным средствам массовой информации, Волков опубликовал на одном из местных сайтов свой комментарий, в котором заявил: "Вячеслав Дмитриевич, вы врете самым наглым образом".
О подробностях очной ставки между Виктором Волковым и Вячеславом Дудкой Радио Свобода рассказал адвокат Волкова Олег Понкратов.

Олег Понкратов: Виктор Сергеевич давал свои показания добровольно с самого первого дня своего задержания. Свои показания он подтвердил в ходе очной ставки в полном объеме. Вячеслав Дмитриевич высказал свою позицию, она кардинальным образом отличалась от позиции Виктора Сергеевича.
Подробнее я не могу пояснять, потому как это тайна предварительного следствия. Очная ставка продолжалась не более двух часов. Они наговорили на видео- аудиозаписывающее оборудование, и 10 часов готовился протокол. В это время все находились в изоляторе Тульской области.
После того, как были подготовлены письменные протоколы, мы с ними ознакомились, и были внесены поправки. Вот опять же здесь была ложь представителей Вячеслава Дмитриевича, что якобы Виктор Сергеевич путался в своих показаниях. Поправки вносились только Вячеславом Дмитриевичем. Человек, если путается, то он может поправить в конце. Но путался, получается, не Виктор Сергеевич.
Виктор Сергеевич признает свою вину в той части, в которой он виноват. Признает вину только в том, что сделал именно он. Он действовал четко по приказу. Как человек военный, он выполнял приказы. Он это подтвердил в ходе очной ставки и говорил это с самого своего задержания: я действовал по приказу, деньги эти были мне не нужны.

Виталий Камышев: Защита Виктора Волкова настаивает на суде присяжных и на открытом судебном заседании с участием прессы. То есть вы не боитесь открытого формата судебных слушаний. Почему?

Олег Понкратов: По заранее согласованной позиции, которую выбрал Виктор Сергеевич, как он пояснил: "Я не боюсь открытого честного судебного разбирательства, потому что я готов нести ответственность за то, что я совершил. Но только за то, что я совершил. Те, для кого предоставлялись эти 40 миллионов, должен отвечать сам", - это его слова.

Виталий Камышев: Вячеслав Дудка, скорее всего, будет вынужден уйти, но всё дело в том, что за годы его правления в Тульской области сформировалась система "монетизации" власти, говорит оппозиционный политик Сергей Филатов.

Сергей Филатов: Федеральная власть больше озабочена своим конфликтом, выборами в Государственную думу. Конечно, эти локальные конфликты разбирать просто некогда, на мой взгляд. Не дошли руки. Потому что то, что здесь происходит, отлично знают. Знают не понаслышке, потому что не дали местному следственному комитету вести уголовные дела, а дали в следственный комитет в Центральный федеральный округ. Вы понимаете, что это говорит, что знают и хотят реальную картинку получить. Сейчас ждут ошибок.
Несколько ошибок он совершил, на мой взгляд, когда начал здесь активно вмешиваться в конфликт на уровне города. Соответственно, тот, кто эту ситуацию проектирует, моделирует, он смотрит на то, насколько эти ошибки будут критическими. Если будут критические ошибки, я думаю, что президент выразит недоверие.
Вопрос выделения земли, с момента того, как Волкова задержали, он находится в предварительном следствии, подписано одно или два постановления о предоставлении земельных участков для строительства у нас в Туле. Прошло практически два года и все это стоит, хотя пачки документов готовы лежат. Строители бегут из Тулы. Они говорят: мы готовы приходить сюда, что-то строить, что-то делать, развивать город, а не можем.
Вырабатывалась определенная модель, и тут вдруг самое надежное звено дает сбой. Не знаю, по каким причинам.
Для меня, например, очевидно, что выстроена система сбора податей всевозможных, система монетизации влияния своего. В ней участвуют все.

Виталий Камышев: Хотя губернатор и находится сейчас в "интересном положении", он не только продолжает участвовать в борьбе за власть в областном центре, но и пытается заткнуть рот независимой прессе. Недавно на границе Тульской области сотрудниками правоохранительных органов был арестован тираж газеты "Честное слово".
Рассказывает Владимир Дорохов.

Владимир Дорохов: Едет машина с тиражом газеты, сотрудники правоохранительных органов ее останавливают и хамски ведут себя по отношению к собственнику этой газеты. Не предъявив никаких документов, фактически это можно квалифицировать как похищение.
Есть подозрение, что в этой газете есть статьи, носящие экстремистский характер. И мы изъяли весь тираж, дабы не допустить распространения этих экстремистских материалов. А для того, чтобы выяснить, мы – сотрудники правоохранительных органов – отправили на судебную экспертизу. Вот пока судебная экспертиза не закончилась, мы будем удерживать этот тираж. Прошло уже полтора месяца.
Судя по тому, что в этой газете было содержание, невыгодное прежде всего руководству области. Там статья была как раз про коррупционные дела, где фигурирует фамилия губернатора Дудки.

Виталий Камышев: Ослабление позиций губернатора подвигло тульских единороссов, еще вчера оказывавших Вячеславу Дудке безоговорочную поддержку, к поиску нового лидера.
Для многих стало неожиданным решение регионального политсовета партии "Единая Россия", выдвинувшего кандидатом в тульские сити-менеджеры Олега Самылина – всем в Туле известно, что с губернатором у него отношения не самые лучшие. За несколько дней до этого Самылин, тоже достаточно внезапно, был назначен заместителем исполняющего обязанности главы администрации города Михаила Иванцова.
Рассказывает депутат тульской гордумы Сергей Филатов.

Сергей Филатов: Подключаются, так скажем, бывшие политики 90-х. Олег Самылин назначен на сегодняшний день заместителем Иванцова. У него, конечно, есть прицельные взгляды на пост сити-менеджера. С губернатором был конфликт, насколько я знаю, довольно серьезный после того, как он возглавлял штаб "Единой России" по выборам в областную думу. После этого, когда сделали они неплохой, на мой взгляд, результат, образовался между ними большой наэлектризованный заряд на личном уровне, и они разошлись.
Он был зам губернатора, он возглавлял созыв назад думу, потом был заместителем председателя городской думы. На сегодняшний день он держал паузу, я так понимаю, накопил силы и включился в борьбу активно. На мой взгляд, он будет брать реванш у губернатора.

Виталий Камышев: Экс-глава Тулы Алиса Толкачева считает Олега Самылина настоящим, пусть и теневым, лидером региональной элиты, в отличие от лидера формального – Вячеслава Дудки.

Алиса Толкачева: У него огромный политический опыт. Он человек, который любит политику беззаветно. Когда ситуация была в отношении организации депутатов против меня, вот здесь Олег Константинович первый раз проявился. Начались звонки. То, что он поддерживал все это время контакты с депутатами, то, что он, возможно, вдохновлял их на определенные поступки, лично у меня нет сомнений, мы знаем друг друга. И недооценивать Олега Константиновича Самылина очень и очень недальновидно.
Я вам скажу, как его зовут депутаты – Шерхан.
Как делается политика, как принимаются решения, как они могут быть простимулированы, Олег Константинович практически у нас прародитель тульской политики. Кому как не ему это знать. Самылин персонаж очень интересный. Не будем забывать, что помимо председателя тульской областной думы он работал заместителем губернатора, руководил тульским таможенным терминалом. По большому счету он, конечно, режиссер.
Я абсолютно не исключаю и то, что он может обладать и наверняка обладает губернскими, скажем так, амбициями.
Мне кажется, что игра не закончена, все персонажи до конца не показали ни своей потенциал, ни то место, которое они планируют занять. Сейчас у них вынужденный союз с господином Иванцовым, временный или вынужденный союз с членом Совета федерации Атановым.

Виталий Камышев: Председатель регионального отделения организации "Деловая Россия" Андрей Мазов лидерские качества Олега Самылина преувеличивать не склонен - просто он сегодня для встревоженного и желающего стабильности тульского чиновничества фигура более приемлемая, чем оскандалившийся Вячеслав Дудка.

Андрей Мазов: Я бы скорее сказал, что Самылин человек достаточно авторитетный в тульской политике. Но не то, что у него есть группа, а скорее то, что многие люди хотели бы более понятной политики выполнения обязательств всеми сторонами. Я думаю, что к нему примыкают люди, которые хотят более понятной политики.
Олег Самылин для депутатов городской думы, для чиновников более понятен. Те люди, которые сейчас в городе провоцировали эту ситуацию с тем, что больше полугода нет главы администрации, то, что глава администрации на конкурсе не выбран, что история эта продолжается и неизвестно, чем кончится, они же единороссы.
Абсурдная была ситуация, голосование было тайным, но ни для кого не секрет, что в большинстве своем именно депутаты-единороссы не поддержали заместителя губернатора Андрея Агапова на пост сити-менеджера.
Сказать, что это группа, она действительно сформировалась как группа, но скорее в защиту личных интересов. Давайте посмотрим, сколько депутатов городской думы, к примеру, возглавляют муниципальные унитарные предприятия – значительная часть. У остальных тоже есть какие-то интересы. То есть они скорее защищают их. Идеологических разногласий между ними точно нет. То есть это внутри.
Знаете, как Владимир Владимирович говорил о том, что должна быть внутрипартийная конкуренция, вот в Тульской области она показательна в этом смысле.

Виталий Камышев: Сам Олег Самылин после выдвижения тульскими единороссами его кандидатуры на пост сити-менеджера заявил: "Понимаю, что город сейчас испытывает определенные экономические трудности. Готов к конструктивным действиям в сложных условиях. Намерен работать с позитивным настроем".

Томский инвестиционный форум INNOVUS-2011

Михаил Соколов: Так уж получилось, что за последнюю неделю для меня во времени сошлись два внешне не связанных меж собою события – 14 Томский инновационный форум «ИНОВУС» и завершение обсуждения доклада ИНСОР "Обретение будущего".
Из двух частей складывался паззл модернизации, такой, какой она могла бы видеться в полном объеме: и как политическая и социальная реформа, о чем говорит ИНСОР, и всего лишь как процесс создания разнообразных технических и технологических новшеств, о чем говорили в Томске - их может предложить миру российская наука.
Для модернизации Россия должна стать страной свободных творческих людей, уверены разработчики программы предназначенной для второго президентского срока Дмитрия Медведева.
В Томске на пленарном заседании торжествовала пустота, складывал слова в бессодержательные фразы похожий на воблу глава Администрации президента Нарышкин. О якобы достаточных деньгах говорил зам министра финансов Александр Новак, ничего ясно не обещал
Виктор Кресс

зам министра науки Алексей Пономарев. Томский губернатор Виктор Кресс был хотя бы более конкретен: предлагал снизить для инновационных предприятий социальный налог и изменить и схемы закупок, которым мешает так называемый 94 закон.
Ректор Академии народного хозяйства Владимир Мау, координирующий работу над так называемой программой 2020, философствовал, обещая, что и нынешняя коррумпированная нефтедолларовая Россия способна прийти к экономке знаний.

Владимир Мау: Это действительно сложно. Но не потому, что мы страна сырьевая и коррумпированная, а потому что вообще очень мало стран, которые допускали экономику знаний. Большинство стран к экономике знаний никакого отношения не имеет. Меньшее число стран эксплуатирует те знания, которые производят другие страны, считанные единицы становятся генераторами.
Конечно, если говорить о России, есть две фундаментальные проблемы. Стимулирование спроса на хорошее образование, в этом смысле нейтрализация рентной экономики. Как бы мы ни гордились своим сырьевым богатством, рентная экономика всегда предъявляет меньше спроса на образование. Просто, если есть много денег, то нужно меньше мозгов.
Нам очень важно проводить такую бюджетную политику, такую денежную политику, чтобы все-таки инновации стимулировать.
И конечно, это человеческий капитал, это необходимость сделать так, чтобы в стране интеллектуалам было комфортно и интересно. Это труднее, чем в Советском Союзе. Потому что в условиях мира, разграниченного границами, удерживать интеллектуалов, удерживать творцов было, цинично сказать, проще. Сейчас, когда мир открыт, когда он плоский, а ведь плоский мир – это не то, что полцентра работают на Россию, плоский мир – это значит, что человек может жить в Лондоне или Париже, считая и чувствуя себя россиянином. Отъезд – это не навсегда, как было когда-то не так давно. Это, конечно, очень серьезный вызов, гораздо более сложный, чем где взять деньги.

Михаил Соколов: Полпред президента в Сибири Виктор Толоконский не смог даже сформулировать, какие меры по дебюрократизации нужны науке и производству.

Виктор Толоконский: Инновационный процесс очень сильно зависит от инвестиций инновационного процесса. А инвестор очень тонко и точно чувствует влияние бюрократии, бюрократические ограничения, коррупционные проявления. Поэтому, конечно, требуется в каждом регионе России более совершенное и нормативное регулирование, и обновленная административная практика.

Михаил Соколов: О том, что действительно важно, сказал лишь профессор университета Беркли Джером Энгел:

Джером Энгел: Правительство здесь неотъемлемо. Оно должно создать основу. Оно должно разбить тот сад, в котором предприниматели, бизнесмены будут ростки своих инициатив выращивать. Правительство всегда должно следить за социальной привлекательностью подобных инициатив. И для того, чтобы они были, нужна инфраструктура – дороги, коммуникации, ЖКХ. Так же университеты и исследования должны быть стимулированы правительством. А также – законодательная база, правила игры. Нужно, чтобы правительство обеспечивало уважение к частной собственности, к интеллектуальной собственности. Оно должно обеспечивать прозрачность и делать все возможное, чтобы контролировать коррупцию.

Томский инвестиционный форум INNOVUS-2011

Михаил Соколов: Между тем Россия вряд может похвастать реальной способностью прорваться в ряд стран, живущих своим умом, а не торговлей сырьем.
Даже в одной из самых благополучных университетской Томской области при титанических усилиях местной власти, доля доходов от инновационного предпринимательства составляет 15% валового регионального продукта. Я был в томском бизнес-инкубаторе Томского университета систем управления радиоэлектроники, весьма удачном проекте, где студентам помогают начать свой бизнес. Говорит директор проекта Антон Титков…

Антон Титков: К нам приходят ребята с идеями, студенты, молодежь. Университет нам каждый год выделяет бюджет, на котором мы живем. Каждый год у нас проходит конкурс проектов на размещение в бизнес-инкубаторе.
Когда проекты приходят к нам, выигрывают конкурсы, размещаются, мы им предоставляем офис, предоставляем оборудование, мебель, компьютеры, интернет, телефон, тепло, свет, то есть полностью инфраструктурно мы их обеспечиваем.
Наша цель, чтобы ребята от уровни идеи выросли до продукта и услуги и создали предприятие. За нашу шестилетнюю историю через нас прошло 150 проектов, было создано 30 новых компаний плюс развитие остальных бизнесов других компаний.

Михаил Соколов: Поговорили с одним из молодых инженеров. Проблем с разработками у него нет. Главная проблема его фирмы, разработавшей новые датчики, является их сертификация, которая идет уже 9 месяцев. Бюрократия не спешит… Александр Булавин – разработчик плоских нагревательных элементов, создавший «умные» кастрюли и сковородки. Его фирма российско-британская "Сибовар" ведет переговоры с западными компаниями.

Александр Булавин: Этот класс устройств – это нечто новое. Оно у нас запатентовано и в России, и в Европе, и в Китае. И фактически мы ищем партнеров, с которыми мы бы могли наладить серийное производство электропосуды.

Михаил Соколов: Что вам мешает?

Александр Булавин: Нам, честно говоря, ничего не мешает. Мы с удивлением обнаружили, что фактически инновации такого плана в Российской Федерации никому не нужны. Потому что они были бы интересны стратегическим партнерам, лидерам отрасли. В части производства кухонной бытовой техники, а тем более инновационной, к сожалению, в России мы не знаем фирм, которые бы этим отличались. Есть мировые лидеры, и мы попытаемся с ними найти сотрудничество.

Михаил Соколов: В Томском бизнес-инкубаторе показали один из успешных проектов. Это программа автоматического создания трехмерных изображений предметов из серии двухмерных изображений.
Ее разработчик Дмитрий Клименко продает свои услуги через сайт, имеет свою фирму в Калифорнии.

Дмитрий Клименко

Дмитрий Клименко: Делаем 3-Д изображения для интернет-магазинов. Сейчас услуга очень востребована. Проблема в том, что ее делают дизайнеры в ручном режиме. Мы весь этот процесс автоматизировали. Соответственно, это занимает не часы, а минуты, и стоит не сотни долларов, а единицы долларов.
Мы сделали интернет-сервис по изготовлению этих изображений. У нас пока все замечательно. К тому же мы ориентируемся не только на Россию, мы строим международную компанию.

Михаил Соколов: А вы бы променяли Калифорнию на Сколково?

Дмитрий Клименко: Это совершенно разные вещи. Честно говоря, в Сколково не хотел бы быть. Я не вижу таких бонусов, которые она дает. Куда лучше быть независимой компанией, делать так, как мы считаем лучше. То есть системы бонусов от Сколково я не увидел пока.

Михаил Соколов: А налоги?

Дмитрий Клименко: В принципе, если только налоги. Здесь все равно, где находится центр продаж. Он находится либо в России, часть заказов идет через Россию, часть через Калифорнию, соответственно, разные налоги. И от того, что мы будем находиться в Сколково, многие западные компании не будут работать с Россией.

Михаил Соколов: Кончится тем, что вы и физически переместитесь в Калифорнию?

Дмитрий Клименко: Вполне возможно.

Михаил Соколов: Собственно, многие создатели новых технологий в отличие от Дмитрия Клименко собирают чемоданы. По разным причинам.
Выступавший на форуме глава компании "Сигма" Юрий Коропачинский говорил о том, что успех в России вполне возможен – несмотря на имеющиеся проблемы. Но должна быть изменена стратегия развития страны, нельзя сохранять нынешний инвестиционный климат.

Юрий Коропачинский: Историю каждого российского миллиардера 90-х годов можно было закончить такой фразой: «Таким образом мне достался металлургический комбинат». Историю миллиардера 2000-х годов можно закончить фразой: «Таким образом я поступил в санкт-петербургский университет. Или: я пошел работать в мэрию». Точка, все.
Начались 2010-е годы. Через 10 лет, какой фразой будет заканчиваться история тех миллиардеров, которые сейчас есть?
Я точно знаю, что в Советском Союзе была прикладная наука, фундаментальная наука, отраслевая наука, но однако это не спасло Советский Союз от технологического банкротства. Поэтому само по себе создание R&D-центров, обсуждение как их мотивировать государству, какие существуют реальные проблемы, они не решают этой проблемы, иначе она была бы решена в Советском Союзе.
Чего не хватало в Советском Союзе? В Советском Союзе не хватало бизнеса. То есть не хватало мотивированных людей, которые преследуя свою цель, личную цель обогащения, меняли этот мир.
Поэтому фокус не в создании R&D-центров, а в чем-то ином. Все-таки постановщиком задач и смыслов должен быть бизнес. Если этого не произойдет, если бизнес не будет постановщиком задач и смыслов, то никакие расходы на R&D-центры ни крупных корпораций, ни государственных не приведут ни к какому смыслу.
Способны ли крупные мировые компании к инновациям? Не способны – это история. Мы исследовали, как менялись крупные компании за последние 200 лет. Став однажды великой, как человек, так и компания, она слепнет – она уже великая, и она глуха к новому. А когда мы попытались найти те компании, которые были великими 150 лет назад или 100, мы их просто не нашли. Мы потом нашли исторические названия – их не существует, они исчезли.
Как сказал Будда: «Перед переходом в нирвану: все созданное обречено на разрушение». Поэтому закон жизни в ином: возникает маленькая компания, три человека, у которых рождается идея и мотив, и эти люди меняют мир. Так было, так есть и так будет.
Поэтому главная проблема – как это должно происходить в России, и что нужно сделать, чтобы это произошло.

Михаил Соколов: Я поинтересовался у Юрия Коропачинского, способствует ли бизнес творчеству политическая атмосфера в России, отвечал он довольно уклончиво.
- Как вы считаете, атмосфера в России может способствовать созданию великих компаний? Есть такой факт: больше миллиона человек уехало из России за последние три года.

Юрий Коропачинский: Это не страшно. В России есть проблема, которая как всегда может стать возможностью. Самая главная проблема в России – это то, что у всего в России есть только один враг и один конкурент. Он называется так: ничего никому не надо. Это главная проблема и главный враг. На фоне этого врага успех будет особенно оглушительным. Поэтому приятно и хочется это сделать в России. Я думаю, это обязательно будет сделано.

Михаил Соколов: А политическая атмосфера, когда человек политически несвободен – это фактор, препятствующий развитию?

Юрий Коропачинский: Вы знаете, если посмотрите Интернет, при том, что я не в восторге от нашей политической системы, вы увидите такое количество бесконечное оппонентов, шуток, издевательств над властью. Я не думаю, что политическая несвобода в России такой степени, что она мешает делать бизнес и тем более инновационный бизнес. Потому что инновационному бизнесу ничего не надо кроме хороших людей и хороших идей. Поэтому я не считаю, что в России это является препятствием.
Более того, человек инновационен и бизнес инновационен, когда у него есть проблемы. Когда очень сыто и проблем нет, инновации не возникают.
В России есть проблемы в том числе с политическим устройством, но они не касаются бизнеса, мне так кажется. Потому что все противоречия между властью и бизнесом в России – это, как правило, противоречия с большим бизнесом, который претендует на власть. Я не вижу проблем у власти с инноваторами.

Михаил Соколов: А на региональном уровне, что, не кошмарят бизнесменов? Губернатор и средний бизнес, мэр и малый бизнес?

Юрий Коропачинский: Мне кажется, это всегда конфликт конкретных людей, конкретных интересов.

Михаил Соколов: Если даже он повторяется все время?

Юрий Коропачинский: Это особенность наша. У нас не любят успех – вот это еще одна российская проблема.

Михаил Соколов: Профессор Токийского университета Сергей Кетов публично помечтал о том, чтобы Россия стала базой для крупного прорывного проекта международного значения ценой в 11 миллиардов долларов. Тему он продолжал в кулуарах и явно рассчитывал на благоволение вождей.

Сергей Кетов: Представьте себе, если, условно говоря, Путин скажет, что мы согласны, и предположение, что Путин еще лет 10 будет командовать, то это серьезно. Когда японцы строили завод в Питере, первое, что они спросили Путина: вы согласны? Он сказал: да. Все, после этого начали строить завод.

Михаил Соколов: Логика простая. Сталин давал деньги на атомную бомбу. Почему бы и Путину не дать на современную физику. Политическая атмосфера в России токийского профессора-физика Сергея Кетова не смущает.

- Политическая атмосфера в России способствует реализации таких проектов?

Сергей Кетов: Я бы не хотел говорить, но, наверное, суть в том, что не очень. Если брать Силиконовую долину, то люди там не по приказу, то есть я не верю в инновацию по приказу, по принуждению. Это не значит, что я не верю в Россию. Я считаю, что в России все возможно. Потому что Россия уникальная страна. Самые уникальные вещи в России свершались. В России масса светлых мозгов и золотых рук, нужно это просто правильно запустить.

Михаил Соколов: Посмотрят на репутацию, есть места с лучшей репутацией.

Сергей Кетов: Чемпионат мира по футболу – это международный проект.

Михаил Соколов: Но если вы за него заплатили, вы его и получили…

Сергей Кетов: Платить будет не только Россия. Конечно, Россия должна как хозяин, как и Олимпийских игр, вносить существенный взнос. В нашем проекте заинтересованы и американцы, и японцы, они профинансируют.

Михаил Соколов: Они найдут другую площадку некоррумпированную, стабильную.

Сергей Кетов: Международный проект, известно, как это функционирует. Один из наиболее прозрачных способов финансирования, кстати, здесь риски минимальные.

Михаил Соколов: Скажут: это страна, в которой сажают Ходорковского.

Сергей Кетов: Это другой вопрос – это совершенно далекие вещи. Ситуация небезнадежная. Я бы не стал напрямую связывать эти вещи.

Михаил Соколов: Когда миллион двести тысяч человек уезжают за три года?

Сергей Кетов: Надо сделать так, чтобы приехали. Нужно атмосферу изменить. Раньше даже этого не было, приезжают сейчас иностранные специалисты в Россию.
Я считаю, что процесс идет и надо его приветствовать. С властью можно разговаривать, я считаю, это нормальный процесс.
Экспертиза нужна, компетентные люди должны решать, что строить, куда деньги тратить.

Михаил Соколов: Ректора АНХ Владимир Мау я спросил о внеэкономических решениях, способствующих инвестициям и инновациям. Отвечал он намеками.

Владимир Мау: Не знаю. Поэтапная работа, она сложная. Чем отличается борьба с коррупцией от борьбы с инфляцией? Инфляция – проблема техническая, институтов почти не требующая. Проблема создания комфортных условий для жизни элиты – это задача сложная, длинная, постепенная, но начинающаяся с осознания, что интеллектуальная элита имеет значение. И все остальное по списку.
Еще, как говорил академик Сахаров, соблюдайте собственную конституцию.

Михаил Соколов: Все это блудливое умолчание о том, что лежит на поверхности, не может не раздражать. Инноваторы пытаются не дразнить власть, чтобы не нарушить правила игры и вытащить счастливый билет: кто для вывода на рынок чудо-кастрюль или высокочастотных генераторов с помощью западных инвесторов. Кто-то рвется в Сколково, чтобы получить налоговые льготы и раскрутить свой стартап.
Играя по правилам российской бюрократии, можно чего-то и добиться. Но Гейтсом или Брином или Геймом вряд ли станешь. Как заметил один успешный профессор, в конце концов, в России лишь стыдно быть бедным, нет цели стать богатым.

Лишь вменяемая часть бюрократии в том же Томском регионе готова вкладывать свои усилия в область развития инноваций.

Томский губернатор Виктор Кресс так сформулировал, в чем может быть заинтересованность чиновника…

Виктор Кресс: Власть мотивирована тем, чтобы создать дополнительные рабочие места. Не просто рабочие места, высокооплачиваемые рабочие места, чтобы эти рабочие места были в белую, чтобы с этих рабочих мест платились налоги нормальные. Через это пополняется бюджет и так далее. Все очевидно как раз.
Это наша специфика Томска –самая настоящая наукоемкая продукция.

Михаил Соколов: Наверное, Кресс в это верит.
Но когда похожие слова о государстве, которое заботится об ученых, сказал человек без столь очевидных заслуг, в зале раздался смех, и кто-то громко сказал: "Это не о нашем государстве".
Между тем, разумные аналитики готовы откровенно сформулировать, что нужно делать, чтобы в России началась реальная модернизация, мобилизующая творческие силы страны, а инновации не были чудесами, которые публике демонстрируют в томском бизнес-парке,
Вот что сказал, выступая на обсуждении доклада ИНСОР "Обретение будущего", научный руководитель ВШЭ профессор Евгений Ясин:

Евгений Ясин: Главная функция для нашей будущей экономической политики – это либерализация экономики, ограничение роли государства, в том числе регулятивной роли государства. Это решение тех проблем за пределами экономики, которые имеют принципиальное значение. Это прежде всего политические проблемы.
В настоящее время, я полагаю, мы не можем определить новый облик экономического роста, не затрагивая эти вопросы. Без существенных изменений за пределами экономики, прежде всего в области политической системы и правовой системы, мы эту новую модель построить не можем. Потому что она должна для того, чтобы мобилизовать новые источники экономического роста, действительно это правильно, что старые уже исчерпаны, мы должны мобилизовать активные бизнеса, и мы должны мобилизовать в бизнес новые силы, которые бы стали заниматься предпринимательством. И соответственно, повысить все остальные виды трудовой активности, творческой активности, которые работают на рост экономики.
Решаться задачи должны за счет большого объема инноваций, в том числе заимствование всего, что есть в мире передового и внедрение у нас. Во-вторых, задача такая, чтобы мы обеспечили производство инноваций для рынка. То есть тогда мы сможем стать инновационной державой. Но рассчитывать на то, что наступит вот-вот быстро, я думаю, нет оснований, потому что сегодня мы еще не готовы, нам обязательно для решения тех политических и правовых вопросов, которые необходимы для развития экономики, мы должны развивать местное самоуправление.
Дальше: более широкие права в области налогообложения и расходовании средств. Уровень бюрократической централизации доведен до предела. Говорится об этом много, но каждый раз все инициативы, которые возникают, они возникают для того, чтобы еще больше ужесточить контроль, еще больше надавить. Чуть ли не каждый день читаешь в газете о том, как сажают очередного мэра или его снимают.

Михаил Соколов: Реализуемы ли сейчас и планы модернизации? Член правления ИНСОР Евгений Гонтмахер сомневается, но не считает, что нужно опускать руки:

Евгений Гонтмахер: Наша задача – высказывать свою позицию. У нас нет таких властных полномочий, у нас нет никакой уверенности в том, что даже самые лучшие бумаги, не только наши, мы же видим – экспертное сообщество работает, оно у нас пока сохраняется, что они будут затребованы. Классический пример "стратегия 2020". Сидят лучше эксперты, экономисты, говорят: мы напишем, правительство будет следующий паззл складывать.
Поэтому это глобальная российская проблема, я считаю, - проблема разрыва между властью и обществом. Потому что эксперты – это часть общества. Понятно, что есть НКО, политические партии, организации. Эксперты – это какая-то небольшая часть общества. Власть, конечно, их не слышит.
Поэтому наша задача в данном случае чисто гражданская, мы себя рассматриваем в данном случае как граждане, мы хотим сказать то, что мы хотим сказать. Кто-то выходит на улицы и кричит "Путина в отставку!", кто-то отстаивает 31 статью конституции совершенно справедливо. Наша сила в том, что мы можем что-то написать, что-то предложить, что-то проанализировать, от чего-то предостеречь.
А власть, такая власть, которая у нас есть, она регулярно наступает на эти грабли, мы это видим.
Сегодня, кстати, на конференции об этом говорилось, что упустили, окно возможностей какое-то есть – упускаем. Упускаем очередное окно возможностей. Через два-три года, может раньше, может позже, мы неизбежно получим какой-то очередной кризис – нам это видно.
Поэтому все зависит от того, кто будет принимать решения в этой стране.

Михаил Соколов: Многие связывали возможность реализации ваших планов с тем, что председателем попечительского совета является в ИНСОРе Дмитрий Медведев, президент. Сейчас у вас есть надежды что-то успеть сделать?

Евгений Гонтмахер: Мы не рассчитываем на то, что что-то будет, даже в самом хорошем варианте, до выборов. Есть наши коллеги, наши единомышленники, которые говорят: надо пользоваться моментом, еще до выборов год, надо как-то двигать политическую систему и так далее. У нас может быть позиции немножко расходятся. Мы понимаем, что предвыборный цикл, и федеральные выборы в думу, и выборы президента, они безотносительно того, кто будет баллотироваться, пройдут по старым правилам. То есть снова это будет решено где-то, как кому и что.
Поэтому мы как раз на самом деле обращаемся нашим документом к тому, кто придет в 2012 году в Кремль в качестве президента России. Время у нас есть для того, чтобы сформулировать вещи, которые, теоретически говоря, этот человек может сделать. Будет это Медведев, не будет…
Вы знаете, я никогда не был сторонником ставки, персонифицированной на какую-то политическую силу. Другое дело, что у нас и политических сил особых нет. У нас есть огромное агрессивно послушное большинство, о котором Юрий Афанасьев сказал очень образно, есть меньшинство, безусловно, которое обеспокоено, которое неструктурированно, неорганизованно и прочее. И люди, которые будут бороться якобы за президента, они не отражают точку ни того, ни другого – это абсолютно ясно. Они отражают точку зрения тех узких групп, которые вокруг них, и они будут между собой как-то делить фактически без нас тот пирог, который будет образовываться к 12 году.
В этом смысле, к вопросу о Медведеве, да, конечно, когда он стал председателем нашего попечительского совета, у нас в этом плане были определенные надежды, без надежды жить нельзя. Сейчас их меньше, я скажу откровенно. Потому что три года прошли как он президент Российской Федерации, это совпадает с тремя годами ИНСОРа. Сам же он сказал, что да, есть какие-то продвижения, но они недостаточны. Мы оцениваем более жестко. У нас в докладе написано, что модернизация вообще не начиналась, как раз ее только предстоит начать.
В этом смысле, я еще раз говорю, говорить о личном нашем отношении с Дмитрием Анатольевичем сложно, он для нас просто президент, он не сотрудник ИНСОРа, не товарищ по каким-то прежним делам. Да, пока как президент Российской Федерации, безусловно, мы считаем, что он мог бы сделать намного больше. Но учитывая, что остался год и не факт, что он будет президентом России, этого никто не знает, более важна политика, которую, если он станет президентом, будет проводить.
Мы как раз пытаемся каким-то образом подсказать ему или еще кому-то, в какую сторону надо проводить эту политику.
Надежда умирает последней. Я, конечно, пессимист, я считаю, что, к сожалению, мы попали в очередную историческую ловушку, мы как страна. И пока так, как развиваются события, нас скорее всего в течение ближайших лет ждет дальнейшая деградация с выходом на какой-то масштабный кризис. Об этом говорит не только ИНСОР, об этом говорят очень многие уже, причем очень серьезные эксперты. Я боюсь, что это, к сожалению, так. России, видимо, по нашей судьбе нужна какая-то встряска типа августа 1991-го года или октября 1993-го, что-то подобное, чтобы мы наконец взялись за ум и что-то начали делать.

Михаил Соколов: Российский режим объявил – в какой уже раз – о задаче рывка в новую экономику. За счет чего, и как – сие остается тайной. Освобождения личности от гнета бюрократии не ожидается. Зато аналитики ждут Владимира Путина на третий срок. В этом сценарии не следует ожидать подлинной модернизации.
Тогда и Томский форум останется лишь удачной ежегодной площадкой для показа чудес русской науки и демонстрации Западу талантов, выросших в отнюдь не тепличных условиях.
Местом, вроде сталинской ВДНХ, весьма пригодным для съемок фильмов на вполне реальной основе: о счастливом будущем России, вроде "Кубанских казаков", только об инноваторах. Что и делали в эти дни корреспонденты пропагандистского канала Russia today.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG