Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Видимость большого спорта


Игрок сборной России по футболу Андрей Аршавин

Игрок сборной России по футболу Андрей Аршавин

Усталость "спортивного металла". Футбольные директора и менеджеры. В российском футболе царит "видимость дикой борьбы". Эти темы активно обсуждают блогеры, пишущие о спорте в России.

Елана Вайцеховская в блоге на сайте газеты "Спорт-Экспресс" пишет о спортивной "усталости металла".

Вчера весь день старалась разыскать Ларису Ильченко - спортсменку, выигравшую в марафонском плавании (или, точнее, в плавании на открытой воде) все, что можно. Олимпийские игры, восемь чемпионатов мира, и все это - в 20 лет. Казалось бы - плавай и плавай. Не хочет. Хотя и не может тоже в каком-то смысле - из-за травм. Но дело все же не в травмах, а в усталости. Когда тупо продолжаешь делать то, что считаешь своей профессией, но каждой клеточкой своего организма чувствуешь колоссальный протест. А головой никак не можешь найти для себя ответ на вопрос: "Зачем?"

Ужасное состояние на самом деле. Сторонние люди, глядя на кумира, почти никогда не понимают этого. Мол, как можно не любить то, что приносит столько медалей и прочих благ самому спортсмену и столько радости зрителям? Да что там - сторонние! Я, помню, сама опешила, когда году так в 1999-м услышала от Александра Попова, что самым ужасным для него стало прыгать в воду с тумбочки, приходя в бассейн. Потому что он ненавидит и эти бассейны, и эти тумбочки. И хлорированную воду. И необходимость плыть кролем 100 метров. Или 50... И ведь побеждал же человек - при всем этом... А мне даже в голову не приходило задуматься о том, какой ценой это дается.

Сторонние люди, глядя на кумира, почти никогда не понимают, как можно не любить то, что приносит столько медалей и прочих благ самому спортсмену и столько радости зрителям?
А знаменитое саутинское - "Мне иногда кажется, что я родился в хлорке..."

Чемпионка мира по фигурному катанию Мики Андо решила пропустить как минимум сезон по этой же самой причине. Трехкратные чемпионы мира в парном катании - Алена Савченко и Робин Шелковы - тоже очень близки к решению пропустить один год. Мы восторгаемся красотой их выступлений, а они реально не могут больше видеть лед - такое тоже бывает.

Вчера же разговаривала с Лешей Акатьевым - ныне старшим тренером сборной России, а в недавнем прошлом - первым нашим пловцом-марафонцем, двукратным чемпионом мира. Лешка был еще в значительной степени "подопытным кроликом". На нем первом пробовали различные виды питания на дистанции, он пробовал плавать вообще без питания, мазать тело смазками, не мазать тело, а брить - и так далее.

Подозреваю, что все те эксперименты и большие нагрузки в самых порой экстремальных погодных условиях - от 14-градусной воды до 35-ти - привели к тому, что после спорта Акатьев неудержимо стал набирать вес. Не осталось ни сил, ни желания "включать" дисциплину и силу воли - слишком сильно обглодал нервную систему большой спорт. Не скажу, сколько именно Лешка тогда набрал, но знаю, что за последние год-полтора он похудел килограмм на 50 - жестко взял себя в руки, как говорится.

Разговаривали мы об Ильченко, Леша вслух сокрушался, что Лариска никак не наберет форму, не вернется в строй, а потом вдруг сказал: "Знаете, я ее понимаю на самом деле..."

* * *

Александр Горбунов в блоге на сайте издания "Спорт день за днем" пишет об организации дела в российском футболе.

Во многом от личности, целенаправленно занимающейся нынче в российском клубе его развитием, ладящей с владельцами (неважно в данном случае, с частными или же коллективными) и не вмешивающейся в профессиональные тренерские вопросы, зависит то, как клуб этот выступает, прогрессирует он или регрессирует.

В России нет пока устоявшегося формата управления клубами. Каждый делает это по-своему. Вызвано это прежде всего тем, что одни клубы получают деньги из местного бюджета, другие – от крупных госкорпораций, третьи – неизвестно от кого, а четвертые – из кармана частного владельца. Сводная таблица, если попытаться ее составить, всегда будет неполной, поскольку подавляющее большинство российских клубов премьер-лиги (не говоря уже о первом и втором дивизионах) никогда не предоставят, в частности, цифры в графы "кто финансирует", "сколько средств выделяется в год", "зарплата игроков и тренеров", "бонусы: сколько и за что", "расходы на трансферы" с полной их детализацией.

Смена команды

Всякий раз, когда в российский клуб премьер-лиги приходит новый главный менеджер, он приводит с собой бригаду управленцев, состоящую из друзей, знакомых и коллег по прежней работе. Когда, к примеру, в "Локомотиве" по приглашению Ольги Смородской появился Юрий Белоус, он привел с собой Максима Мотина, с которым вместе трудился в "Москве". Мотин, правда, в "Москве" занимался – и весьма успешно – работой с прессой и деятельностью по привлечению публики на трибуны. В "Локо" же его "бросили" на руководство детско-юношеской школой. Явная нестыковка, лишний раз, впрочем, свидетельствующая как о мощи протекционизма, так и о его издержках, касающихся проявлений профессиональных качеств. Такого рода примерами пруд можно прудить.

Касается подобный подход и формирования состава тренерского штаба, практически любого. Ничего удивительного в этом нет. Каждому тренеру комфорт­нее, удобнее и привычнее работать с теми, кого он давно знает, кому может доверять и кто не подставит: какой смысл пестовать пятую колонну? Иной вопрос, что частые смены не только главных тренеров, но и их постоянных сопровождающих ничего, кроме вреда, футбольному делу, особенно в клубах с традициями и устоявшимися понятиями, не приносят. Как не вспомнить при этом сборную Англии, в которую каждый новый тренер непременно приводил свою свиту, но ничего путного не добивался.

В России нет пока устоявшегося формата управления клубами. Каждый делает это по-своему
Место тренера

В советские времена тренер был самой главной фигурой в любой команде высшей лиги. Разумеется, между ним и государственным хозяином команды (партийным или руководителем, главой крупного предприятия) постоянно сновали посредники, но они занимались только хозяйственными вопросами, от решения которых зависела жизнедеятельность команды. Главным же оставался тренер. Он практически всегда имел прямой выход на первое лицо, иногда их встречи проходили раз в неделю по заранее составленному расписанию.

У тренера в руках благодаря такому кадровому раскладу, а также, понятно, благодаря отсутствию реальной контрактной системы, находились мощные рычаги по управлению командой вообще и отдельными игроками в частности. Хорошо это или плохо – не об этом речь. Лишь о том, что кажущееся из сегодняшнего дня бесправие тогдашних игроков способствовало на самом деле постоянному повышению уровня конкуренции в команде. Вряд ли сейчас этому способствуют миллионные контракты, позволяющие футболистам неплохо себя чувствовать и на скамейке запасных, ни за что не нести ответственность и тренироваться в ту силу, в какую они считают для себя нужным. Никто ведь не имеет права перевести за это игрока с одной суммы зарплаты на другую, отправить на перевоспитание в воинскую часть, как это случалось прежде с динамовцами и футболистами ЦСКА, отчислить из команды – ни хозяин (индивидуальный или коллективный), ни посредник между владельцем и тренером, ни сам тренер, пусть даже самого высокого уровня. Только – выставить на трансфер. Но выставить сегодня – мало. Надо продать. В противном случае придется выплачивать зарплату (или неустойку), какой бы высокой она ни была.

Закономерность явления

"Футбол как зеркало русской революции" – позаимствован­ное (и переиначенное) название одной из работ В. И. Ле­ни­на о Л. Н. Толстом лозунгом висело в прихожей моего друга, блес­­тящего футбольного журналиста Валерия Березовского. "Футбол, – вторят лозунгу авторы известной книги “Футбол как модель бизнеса” Дэвид Болховер и Крис Брэди, – не просто отражает проблемы, он словно помещает их под увеличительное стекло и затем ускоряет весь процесс, сжимая сроки и заостряя акценты". Средний срок пребывания в должности менеджера английской премьер-лиги равен, по данным авторов, примерно 39 месяцам, а для руководителей 100 компаний, лидирующих в рейтинге "Файнэншл таймс", этот срок составляет 45 месяцев.

Даже если не забывать о том, что в Англии менеджером в ряде клубов является профессиональный тренер (сэра Алекса Фергюсона бывший председатель правления компании "Маркс энд Спенсер" сэр Ричард Гринбери называет одним из лучших руководителей – не только о футболе речь – во всей Великобритании), который у нас в заявочном списке команды проходит по графе "главный тренер", цифры впечатляют. В том числе в части, относящейся к обычным компаниям. Закономерность явления очевидна. Процесс обновления неизбежен. Вместо, во-первых, замыленных глаз появляются новые, способные разглядеть нечто такое, что пойдет на пользу компании. Во-вторых, при точном решении кадровых вопросов в подобных ситуациях можно предсказать заметный качественный скачок в деятельности компании. Сложно, правда, сказать, как это будет выглядеть, допустим, в "Ростове", недавние события в котором позволяют рассматривать их сквозь призму треугольника "хозяева – менеджер – тренер". Никто не знает, способен ли новый клубный генеральный директор Юрий Белоус, деятельность которого в "Москве" (несколько лет) и "Локомотиве" (несколько недель) была неоднозначной, вдохнуть в "Ростов" новую жизнь.

Российских цифр, подобных цифрам английским, к сожалению, не существует. Как нет у нас и терминологического едино­образия. У президентов, скажем, "Локомотива" и "Краснодара" совершенно несопоставимый статус. Ольга Смородская – работник нанятый, назначена на этот пост главой РЖД Владимиром Якуниным, и ей самый главный российский железнодорожник в любой момент может предложить другую должность, скажем, в одном из департаментов Московской дороги. Сергей же Галицкий – сам себе Якунин. У "Локо" деньги РЖД и "дочек", Смородская выбирает клубных работников, в частности, главного тренера, по согласованию с теми, кто платит. Галицкий тратит на "Краснодар" свои деньги и ими же отвечает за все – за выбор тренера, за результаты. Но – в том-то и фокус терминологический! – оба (Смородская и Галицкий) – клубные ПРЕЗИДЕНТЫ. Смородская – менеджер, Галицкий – владелец.

Та же история и с директорами. Где-то есть "генеральные", где-то они – только "по развитию", где-то – лишь "спортивные" или "технические".

* * *

Блогер "Пять-три-два" в блоге на сайте Sports.Ru считает, что в российском футболе царит "видимость дикой борьбы".

Если смотреть только выжимки большинства матчей премьер-лиги, то потом трудно понять, отчего наши футболисты не в состоянии переиграть Катар
Лет десять назад приходилось мне читать отчёт одного из фанатов ФК "Торпедо-ЗИЛ" о выезде, кажется, в Балаково. На сей матч собралось около трёх тысяч болельщиков. Но стадион располагался неподалёку от то ли пруда, то ли болота, в общем, рассадника комаров и мошкары. Ушлые местные любители футбола, зная о том, что во время игр всё население болот прилетает на стадион попить болельщицкой крови, запасались ветками, которыми на протяжении всего матча отмахивались от кровопийц.

По словам торпедовского фаната, массовое махание ветками трёх тысяч человек создавало видимость "дикой шизы", на зависть московским законодателям фанатской моды.

Вот и сейчас, в нашем футболе видимость дикой борьбы. Таблица фантастически красива - после 11 туров 8 команд разместились на дистанции в 3(!!!) очка. Идущий восьмым "Спартак" теоретически одной победой может достать лидера - ЦСКА. Впрочем, и лидер номинальный, по дополнительным показателям. А так их у нас четыре.

Если смотреть на таблицу, то можно подумать, что у нас "дикая борьба". Как шиза в Балаково.

Мне вот из-за занятости крайне не повезло. В матче "Спартака" с "Зенитом" я видел только первые полчаса и как-то не проникся. Всё самое интересное оказалось в другом часе игры. А то, что видел в первом получасе, ну никак не предвещало последующего разгрома красно-белых, который вызвал столь нездоровую реакцию Романа Широкова. Роману, кстати, пора завязывать с больничным, иначе он так до хулиганских звонков на базу "Спартака" доиграется.

Я что хочу заметить - если, посмотрев первые полчаса игры "Манчестера" и "Барсы", ты точно понимаешь, что перед тобой классные мастера, то полчаса игры в Питере наводили на мысль, что этих соперников можно переодеть в майки едва ли не любых других клубов премьер-лиги - разницы не будет.

Те, кому полагается быть в авангарде, кажется, совсем закисли, и, образно говоря, идут в пелетоне, полагаясь на свои спринтерские качества на финише следующей весной. Те, кто должен гнаться за лидерами, пребывают в недоумении, ибо лидеров они уже догнали, и куда дальше стремиться - непонятно.

Правда, если посмотреть выжимку и почитать отчёты - то в Питере был суперфутбол. Вспоминается старый анекдот о том, что если бы не было прессы, мы бы и не узнали, насколько хорошо живём.

Ещё более яркий пример - матч ЦСКА с "Кубанью". Скучная, нудная игра команд, которые, на секундочку, занимали перед туром первое и третье места соответственно. И глядя на них, так и хотелось спросить: ребята, если вы наверху, то кто же там ниже-то?

Но вот вам выжимка, и это ж просто праздник какой-то - Нецид забивает гол со второго касания мяча, выйдя на замену, Давыдов кладёт эффектный мяч практически цирковым приёмом, а вот тот же Давыдов чуть-чуть не забивает в добавленное время. Суперматч, да и только.

Если смотреть только выжимки большинства матчей премьер-лиги, то потом трудно понять, отчего наши футболисты не в состоянии переиграть какой-то Катар.

А ларчик открывается просто: игрокам сборной Катара не объяснили, что из 90 минут игры собственно футболом можно заниматься минут 5-10, на крайний случай полчаса, а остальное время "отмахиваться ветками", создавая видимость, как талантливые любители футбола из Балаково.
XS
SM
MD
LG