Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мальтийский развод как разочарование Ватикана


Эксперты отмечают, что отношение Католической церкви к разводам порой озадачивает самих католиков

Эксперты отмечают, что отношение Католической церкви к разводам порой озадачивает самих католиков

54% жителей Мальты на национальном референдуме выступили за разрешение разводов. Вскоре будут внесены соответствующие изменения в законодательство.

Премьер-министр Мальты Лоуренс Гонци, возглавляющий Националистическую партию, лично вел пропагандистскую кампанию против легализации развода. После референдума он был вынужден признать:

– Это не тот результат, которого я ждал, однако необходимо уважать волю народа и теперь парламент должен разработать и ввести в действие закон о разводе.

Кроме Националистической партии, кампанию против легализации развода также вела церковь, имеющая сильное влияние – 95% граждан Мальты составляют католики. В референдуме, носящем консультативный характер, приняли участие 72% избирателей – 330 тысяч мальтийских граждан.

До сих пор на Мальте возможно было оформить только "законное прекращение сожительства супругов" и только в трех случаях: супружеская неверность, физическое насилие и непоправимость разрыва отношений между супругами. Однако в последнем случае супруги должны были прожить в браке не менее четырех лет, притом рассмотрение дела о "законном прекращении сожительства" могло начаться только через два года после того, как один из супругов покинул семью. Тем не менее, во всех этих трех случаях за обеими супругами оставалась обязанность "сохранения супружеской верности".

Споры накануне референдума привели к столкновению личностей – предводителем сторонников сохранения запрета на разводы был адвокат Андре Камиллери, считавший, что легализация развода приведет к резкому сокращению количества существующих браков. Его оппонентом была 35-летняя Дебора Шембри, одна воспитывающая детей. По мнению Шембри, нежизнеспособный и фактически распавшийся брак оказывает куда более негативное воздействие на супругов и детей, принужденных лицемерить, нежели быстрый судебный бракоразводный процесс и возможность создания новой семьи.

Сторонники сохранения запрета на разводы вели широкомасштабную кампанию в интернете с использованием Facebook и других социальных сетей. Согласно некоторым сообщениям, местные католические священнослужители отказывали в причастии прихожанам, рассказывавшим на исповеди о намерении голосовать за легализацию развода, читали проповеди с целью убедить верующих пересмотреть свои намерения. Во многих избирательных округах были вывешены огромные плакаты с текстом "Христос – да! Развод – нет!".

По мнению многих местных наблюдателей, победа сторонников легализации разводов приведет к окончательному отделению на Мальте церкви от государства. Пресс-секретарь Движения против развода Артур Галеа Саломоне выразил разочарование итогами референдума, однако подчеркнул, что выбор народа необходимо уважать. Один из горячих сторонников легализации развода, депутат от лейбористской партии Эварист Бартоло так прокомментировал исход референдума:

– Еще пока рано гадать о будущем, но совершенно определенно одно – Мальта меняется.

Помимо Мальты, только в двух государствах запрещены разводы – на Филиппинах и в Ватикане. О строгости католической морали в интервью Радио Свобода рассуждает московский религиовед, соредактор журнала "Наука и религия" Марк Смирнов:

– В Католической церкви вообще развода не существует. Существует только так называемое аннулирование брака по определенным причинам, что отражено и в кодексе канонического права, и в современном католическом катехизисе. Это, скажем, супружеская неверность, бесплодие одного из супругов, психические расстройства и тому подобные заболевания,И вот в таких случаях Католическая церковь допускает отмену прежнего брака. Это не расторжение, а отмена брака, поскольку он - в трактовке церкви - не осуществлен.

До сего времени именно так происходило на Мальте. В результате, например, треть детей в этой стрнае родились вне брака. Это, конечно, указывает на то, что церковные узы, как бы крепки не казались Католической церкви, не соединяют людей. Люди все равно вступают в какие-то новые семейные отношения.

– Решение мальтийских граждан о легализации разводов – это сильный удар по католической церкви?

– Да. Потому что католическая церковь на Мальте явно переоценила свои силы. Накануне референдума она призывала мальтийцев сказать решительное "нет" разводам. Обратите внимание на то, что те люди, которые получат развод через государственные регистры, будут отлучены от католического причастия, от таинства евхаристии. Они не смогут причащаться.

– А это правило распространяется на весь католический мир? Например, премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, который тоже находится в разводе, не может причащаться?

– Это касается абсолютно всех католиков во всем мире.

– Некотрые мальтийские католические священники отказывали в причастии прихожанам, которые рассказывали на исповеди о своем намерении голосовать за легализацию разводов. С точки зрения католической морали, такой поступок священника правилен?

– С точки зрения католического вероучения и морали – развод невозможен. Жизнь вне церковного брака после развода считается грехом. Это блуд. Значит, если вы находитесь в этом состоянии, какое же причастие?! Никакого причастия вы не получите.

– Следует ли ожидать какой-то официальной реакции Ватикана на результат референдума на Мальте?

– Ватикан может выразить правительству Мальты (которое, конечно, проватиканское) свое некоторое разочарование. Но кроме этого ничего сделать уже не сможет. Конечно, по католикам Мальты нанесен большой удар. Но если Мальта хочет быть на равных в европейском сообществе, ей нужно давать своим гражданам права, в том числе на брак и развод.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"
XS
SM
MD
LG