Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: Сегодняшний выпуск ''Американского часа'' завершит радиоочерк Владимира Морозова из его авторского цикла ''Необыкновенные американцы''. Тодд Морроу (Todd Morrow), адвокат, 41 год

(Песня)

Владимир Морозов: ''Фермерская песня'' или ''Песня для фермера''. Она полна ностальгии, которую испытывает горожанин, навсегда расставшийся с землей. Мурей Маклоклан написал эту песню в нью-йоркском отеле ''Готам''.

Тодд Морроу и я познакомились на однодневных курсах по стрельбе из охотничьего лука. Тодд - штангист, мышцы распирают рукава, так что, его лук мне просто не растянуть. И охотник он умелый и удачливый. Но в прошлом сезоне остался без оленя, упал с охотничьей вышки. Тодд, как тебя угораздило?

Тодд Морроу: Охотился с вышки на дереве. Ограждение обломилось и я загремел на землю с шестиметровой высоты. Сломал два позвонка на шее и кисть руки. Думал, что я умнее других, проворнее и сильнее. Ну, и не взял никакого ремня безопасности. В результате чудом остался в живых. Теперь всем советую пристегиваться ремнем.

Владимир Морозов: А как ты добрался до больницы? Был с напарником или кто-то тебя подобрал?

Тодд Морроу: Наверное, я просто удачно упал. А то бы конец, никого вокруг не было. Я даже сознание не потерял. В шее никакой боли, хотя поломанная рука жутко болела. Я встал и пошел к дороге. Где-то с полкилометра по лесу. Потом врач не поверил, что я дошел без посторонней помощи.

Владимир Морозов: Повреждение оказалось серьезным, и местная больница в городе Гленн-Фолз не взялась его лечить, а перевезла в столицу штата Нью-Йорк - город Олбани. На больного надели специальный жесткий воротник, чтобы он не мог пошевелить шеей и ненароком не повредил поломанным позвонкам. Постепенно они срослись. А руку не решались оперировать, пока не заживет шея.

Тодд Морроу: Я упал с дерева 11 ноября прошлого года. Только в конце января с меня сняли ''ошейник''. А гипс с руки - только в феврале. Все это время пришлось орудовать левой рукой, с компьютером и с бумагами. Нет, на больничном я не был. Я же работаю на себя, так что, к сожалению, у меня не было времени сидеть на бюллетене.

Владимир Морозов: Тодд Морроу адвокат. У него собственная контора в городке Коринф. На улице Мейн, что значит Главная, хотя вокруг - лес и до ближайших соседей с полкилометра. Тодд, а ты знаешь, что общего у снежного человека и честного адвоката? ''А то, что все о них говорят, но никто не встречал'', – отвечает Тодд.

Тодд Морроу: Об адвокатах полно анекдотов. Особенно о тех, кто защищает уголовных преступников. Мне повезло, я в основном занимаюсь другим. Человек повредил на работе ногу, и я представляю его в тяжбе с работодателем или со страховой компанией. Хотя о нас тоже шутят, что, мол, мы гоняемся за каждой машиной скорой помощи, чтобы написать жалобу от имени пострадавшего. Еще я оформляю куплю-продажу недвижимости. Иногда защищаю мелких правонарушителей.

Владимир Морозов: В число таковых как-то попал и я сам. Правда, Тодд защищал меня не перед настоящим, а перед мировым судьей. Я крепко превысил скорость на машине, что грозило не только солидным штрафом, но, что важнее, серьезным повышением платы за страховку. Тодд добился того, что нарушение перевели в разряд ''неправильная парковка'', за что я выложил 70 долларов штрафа и 100 - гонорар защитнику. Ну, и еще защитник меня по-приятельски обругал.

Тодд Морроу: Такие дела у меня бывают 2-3 раза в неделю. В округах Саратога и Уоррен. Обвиняющая сторона – полиция и прокуратура - понимают, если дело дойдет до суда, то адвокат имеет шансы доказать, что его подзащитный невиновен. И чтобы избежать потери времени, предпочитают договориться с нарушителем об уплате штрафа за прегрешение помельче. Вместо суда - переговоры и заключение сделки.

Владимир Морозов: Какой же заработок у тебя выходит в год?

Тодд Морроу: Я бы предпочел на этот вопрос не отвечать.

Владимир Морозов: Но кур на своем участке ты держишь не потому, что не на что купить курятины и яиц? Соседи называют тебя фермером...

Тодд Морроу: Когда я был ребенком, семья владела настоящей фермой. Коровы, лошади, индюшки, куры, козы и другая живность. Работы по горло, и я от нее все время норовил увильнуть. Но вот стал взрослым и чувствую, мне не хватает живности во дворе. Одно время я держал еще и свиней. И кур было больше полусотни. Зачем так много для меня и моей подруги? Так уж вышло, куры быстро размножаются. Яйца я и продаю, и раздаю друзьям и родственникам. Попробовал растить кур на мясо, но рука не поднимется их резать. У меня и свиней-то сосед забивал. А куры становятся тебе, как собаки или кошки, домашние животные...

Владимир Морозов: Но, Тодд, за свиньями, наверное, много ухода, убирать за ними надо, чистить...

Тодд Морроу: За свиньями, как и за курами, очень легко ухаживать. Пару раз в день корма им задать и воды. Я выгородил за домом большой участок, там деревья, кусты, трава. Свиньи свободно бродили, и убирать не надо. Кстати, сейчас это популярно в Америке - свободный выпас животных.

Владимир Морозов: Благо пасти есть где. У Тодда 5 акров земли. Для сравнения, это 200 соток. А вокруг еще до 100 акров, которые принадлежат его отцу. На бедность Тодд не жалуется. У дома - старенький грузовичок, необходимый каждому здешнему фермеру или охотнику. А рядом почти новый понтиак-солстис с откидным верхом.
8 лет назад Тодд Морроу потому сюда и перебрался – простор. В нью-йоркском пригороде Лонг-Айленд, где он раньше жил и практиковал, стало тесновато. Кстати, в штате Нью-Йорк растят домашних животных и на куда меньшей территории. И мода, движение – назад к земле, и продукт свежий. На местном радио есть даже специальная программа для свежеиспеченных фермеров и огородников. Какое последнее судебное дело тебе особенно запомнилось?

Тодд Морроу: Двух старшеклассников обвиняли в том, что они распространяли в школе наркотики. Это были лекарства, которые купили в аптеке их старшие родственники. За пацанов взялись слишком круто. Им грозило 5 и более лет тюрьмы. Но я объяснил присяжным, что ребята этой пакостью не торговали, а раздавали приятелям для глупой забавы. Что пацаны и учатся хорошо, и спортсмены, и ни в чем плохом раньше не замечены. Им дали условный срок и на время исключили из школы. Потом восстановили. Ребята вернулись к нормальной жизни.

Владимир Морозов: А от каких дел ты обычно отказываешься?

Тодд Морроу: Я избегаю дел, связанных с сексом. Особенно случаев, когда кого-то обвиняют в неподобающем поведении по отношению к ребенку. В таких делах адвоката иногда как бы отождествляют с обвиняемым. А у нас городок невелик, все друг друга знают, и это нанесло бы ущерб моей репутации.
XS
SM
MD
LG