Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Футбольно-хоккейные комбинации


Николай Толстых

Николай Толстых

Кто станет главным тренером хоккейной сборной России? Разгон ПФЛ как заранее спланированная акция. Николай Толстых – о партнерских и деловых отношениях с РФС. Эти темы активно обсуждается в российской спортивной прессе.

Обозреватель газеты "Спорт-Экспресс" Игорь Ларин
пишет о ситуации вокруг хоккейной сборной России.

Заседание исполкома ФХР, на котором прежний штаб сборной во главе с Вячеславом Быковым и Игорем Захаркиным был единогласно отправлен в отставку, состоялось в прошлый четверг. А воз и ныне там - фигура нового тренера до сих пор в тумане. Более того, Зинэтула Билялетдинов, которого все сватают на этот пост, пока не дал ни одного внятного интервью. "Не надо провокаций", "Я не готов говорить о сборной" - пока только эти две фразы составляют предвыборную программу кандидата.

Между тем за кулисами, по моей информации, фраз и событий - сколько угодно. Вокруг нового тренера сборной и условий его контракта уже начался большой торг. Во многом полярные силы, которые на исполкоме на Лужнецкой временно объединились и в едином порыве опрокинули прежний штаб, постепенно возвращаются на прежние позиции. У каждой из сил - свои интересы и амбиции. Ставка высока - главная российская зимняя сборная, лицо Олимпиады в Сочи.

Движущая сила "революции на Лужнецкой" - председатель Совета директоров КХЛ Вячеслав Фетисов. Великий в прошлом защитник сборной СССР привлек в союзники тяжелую артиллерию - патриархов тренерского цеха страны во главе с Виктором Тихоновым и многих хоккеистов-ветеранов. И именно глава ЦСКА стал единственным, кто публично назвал фамилии новых помощников главного тренера сборной - Каменский, Могильный, Малахов. Понятно, что во многом это был пробный шар - у Фетисова, человека коммуникабельного, в одном только ЦСКА огромный кадровый резерв отставников с именами. Но важно, что первые фамилии прозвучали…

Президент КХЛ Александр Медведев, хотя и является фигурой более центристской, с председателем Совета директоров часто консолидируется, что и произошло на исполкоме. Уход прежнего - и влиятельного во многих кругах - штаба позволяет КХЛ закрепиться на ведущей роли в российском хоккее. Думаю, что до Сочи новые атаки на институт сборных, на Евротур малореальны, но после Игр-2014 КХЛ, видимо, вернется к активной политике. На данном же этапе лига, сделав свое дело, уходит в тень.

Наконец, еще две крупные силы. Сам Билялетдинов и его будущий работодатель - ФХР во главе с Владиславом Третьяком.

Похоже, что Третьяк, в прежние годы зарекомендовавший себя осторожным политиком, на исполкоме просчитался - и потерпел поражение. Решив пожертвовать Быковым и Захаркиным, которые после Братиславы-2011 находились под полным влиянием ФХР и были согласны работать даже освобожденными тренерами (вот она, пятилетняя мечта Третьяка!), президент федерации оказался в невыгодном положении. С одной стороны - мощная КХЛ, которая давно присматривается к ФХР и ее роли. С другой - Билялетдинов, который тоже ведет свою игру.

Если бы Третьяк, жертвуя Быковым и Ко, сам заранее привел Билялетдинова, проблем не возникло бы. Но сейчас новый тренер выглядит как ставленник других сил, что резко усложняет ситуацию.

Программа нового тренерского штаба, по сути, будет выдержана в стиле крылатой фразы пятидесятилетней давности - мол, следующее поколение советских людей будет жить при коммунизме
Билялетдинов уже давно зарекомендовал себя в российском хоккее как человек, который любит тишину, играет на паузе и тщательно считает ходы. Сейчас все козыри в его руках: любая другая фигура будет выглядеть неравноценной Быкову и приведет к атаке на ФХР. В этой идеальной для себя ситуации Билялетдинов, предположу, потребует максимума возможного. Трехлетний гарантированный контракт плюс право полностью самостоятельно сформировать свою тренерскую команду.

Будьте уверены, людей со стороны (в том числе названных выше) Билялетдинов к сборной не подпустит. Скорее это будут сугубо технические и незаметные специалисты в стиле Валерия Белова - нынешнего помощника по "Ак Барсу".

Предположу и то, что программа нового тренерского штаба, по сути, будет выдержана в стиле крылатой фразы пятидесятилетней давности - мол, следующее поколение советских людей будет жить при коммунизме. Все чемпионаты мира мы отныне посвятим подготовке к сочинской Олимпиаде - этакому "хоккейному коммунизму". О "медальном пункте", благодаря которому в четверг казнили Быкова, можно забыть.

Вот здесь-то и скрыта главная, на мой взгляд, ошибка президента ФХР. В России в коммунизм, как и в любое другое светлое далеко, давным-давно никто не верит. Ни в верхах, ни в низах. Помните, как тринадцать лет назад Анатолий Бышовец собирался построить футбольную сборную к чемпионату мира-2002 - и после серии поражений, вопреки всем контрактам, был подвергнут народной обструкции и отправлен РФС в отставку?

Третьяку тот урок истории нужно помнить. В противном случае печальная участь Бышовца, боюсь, постигнет не только тренера...

* * *

Андрей Сухотин в "Новой Газете" исследует историю разгона Профессиональной футбольной лиги.

В № 18 от 18 января 2011 года "Новая газета" опубликовала статью "Ловкий финт с Министерством юстиции", в которой рассказала о разгоне Профессиональной футбольной лиги, объединявшей 92 профессиональных клуба первого и второго дивизионов, с помощью "письма из Минюста". Напомним, осенью 2010 года между Российским футбольным союзом (РФС) и ПФЛ, имевшими контракт на проведение соревнований клубов низших лиг до 31 декабря 2011 года, произошел конфликт. Катализатором его многие тогда посчитали реформу президента РФС Сергея Фурсенко и отдельных клубов РФПЛ "осень-весна", не поддержанную ПФЛ.

Подавляющее число команд первого и второго дивизиона во главе с президентом ПФЛ Николаем Толстых от "футбольных инноваций" президента РФС категорически отказались. На последней конференции клубы даже направили открытое обращение Дмитрию Медведеву и Владимиру Путину, сообщив, что "принятое в угоду интересам узкой группы лиц решение ставит под угрозу не только перспективы развития, но и сам факт существования футбольных клубов".

Ответный шаг не заставил себя долго ждать: на очередном заседании исполкома 9 декабря 2010 года, на котором должна была определиться судьба дальнейшего сотрудничества ПФЛ и РФС (а именно вопрос продления договора), Сергей Фурсенко признал лигу нелегитимной и разорвал действующий с ней контракт. В качестве юридического основания Фурсенко назвал некое письмо из Министерства юстиции, якобы свидетельствовавшее о наличии неустранимых нарушений в регистрационных документах ПФЛ 1995 года.

По окончании заседания Сергей Фурсенко публично заявил: "Мы получили предложение от ПФЛ о продлении договора на три года. Наш юридический департамент выразил сомнение в легитимности формы ПФЛ. Мы сделали запрос в Министерство юстиции, на который получили ответ: регистрация ассоциации проведена с нарушениями закона. Это не позволяет нам ни продлить договор, ни иметь заключенный контракт". Таким образом, договор с лигой был денонсирован, клубы вскоре вышли из ее состава: команды первого дивизиона вошли в состав вновь созданной Футбольной национальной лиги, а клубы рангом ниже перешли под крыло спортивного департамента РФС. "Мы не собирались выходить из лиги — мы ценили нашу организацию, — признается "Новой" руководитель одного из клубов первого дивизиона. — Но риск оказаться ликвидированными вынудил пойти на этот шаг".

Но существует ли на самом деле угроза ликвидации Лиги, о которой предупреждал Сергей Фурсенко, и какими в действительности документами располагает РФС?

Разгон ПФЛ стал очень важным прецедентом в российском футболе: руководство федерации показало, какими методами пользуется для устранения тех, кто разделяет иную позицию

…В ходе подготовки к заседанию исполкома 9 декабря 2010 года в повестку дня был внесен пункт об утверждении итогов соревнований клубов первого и второго дивизионов, в результате которого вышло постановление исполкома № 140/2: "Утвердить итоги всероссийских соревнований по футболу среди команд нелюбительских футбольных клубов первого и второго дивизионов сезона-2010. Поручить администрации РФС совместно с ПФЛ подготовить и вынести на очередное заседание исполкома регламент всероссийских соревнований по футболу среди нелюбительских футбольных клубов первого и второго дивизионов на сезон-2011/2012. Контроль за исполнением настоящего постановления возложить на спортивного директора РФС Николая Писарева и вице-президента РФС, президента ПФЛ Николая Толстых".

Казалось бы — как после этого лигу могли признать нелегитимной? Ответ: в разделе "Разное", во время озвучивания которого и был зачитан "приговор2 ПФЛ. Техническую часть выполнил глава аппарата Фурсенко Максим Погорелов, чей доклад вошел в протокол заседания (копия документа есть в редакции). Приводим выдержку из протокола: "По инициативе РФС перед заключением договора с ПФЛ была проведена проверка данной организации, в частности, был направлен запрос в Министерство юстиции. Как стало известно из ответного письма министерства в РФС, учредительные документы ПФЛ не соответствуют действующему законодательству РФ. В этой связи Погорелов М.А. также сообщил, что по ряду серьезных нарушений законодательства ПФЛ находится под угрозой ликвидации, с заявлением о которой может обратиться Министерство юстиции РФ, а подобное положение дел в организации, проводящей всероссийские соревнования, недопустимо — это ставит под угрозу стабильность и целостность проведения соревнований. При такой ситуации нецелесообразно заключение нового договора об организации и проведении соревнований среди клубов первого и второго дивизионов".

Так появилось постановление № 140/4-10: "Отказать ПФЛ в продлении договора об организации и проведении соревнований. Досрочно расторгнуть в соответствии с пунктом 6.3.2. договора об организации и проведении соревнований по футболу среди нелюбительских футбольных клубов ПФЛ № 146/7 от 30 декабря 2008 года, заключенный между РФС и ПФЛ".

Получилось, что в один день исполком принял два диаметрально противоположных по своему смыслу документа: на одном вынес вотум доверия ПФЛ, на другом — дезавуировал лигу. На голосовании 19 членов исполкома поддер-жали Фурсенко, четверо воздержались и лишь один — глава ПФЛ Николай Толстых — оказался против. Любопытно, что письмо из Минюста ни один член исполкома на заседании не увидел.

"Я просил показать исполкому это письмо, но меня проигнорировали, — рассказывает Толстых. — После заседания я дважды отправлял руководству РФС официальные запросы с просьбой показать документ из Минюста. Ни документа, ни официальных ответов мне не дали". "Новая газета" направила запрос в РФС с настоятельной просьбой предоставить нам копию этого письма, но ответа также не получила. Правда, еще задолго до обращения в РФС мы с помощью депутата Госдумы от фракции "Единая Россия" Александра Тягунова обратились напрямую в Министерство юстиции, чтобы узнать, какими сведениями на самом деле располагает Сергей Фурсенко.

В ответ на депутатский запрос заместитель министра юстиции Александр Федоров сообщил: "26.07.2010 (запомните эту дату! — А. С.) в Минюст России поступило обращение президента Общероссийской общественной организации "Российский футбольный союз" С.А. Фурсенко в отношении регистрационных документов ассоциации "Профессиональная футбольная лига". В рамках реализации полномочий Минюста России, закрепленных в главе 13 Регламента Министерства юстиции РФ, утвержденного приказом Минюста России от 27.01.2010 № 8, заявителю направлен ответ (исходящий № 15-14523). Указанный ответ не является документом, влекущим юридические последствия для Ассоциации". В министерстве также заметили: "Предписания, акты проверок и представления в отношении ПФЛ не составлялись. Меры реагирования в виде предупреждения к лиге не применялись".

Этот ответ, безусловно, расставляет все на свои места: становится ясно, почему РФС так настойчиво игнорировал любые призывы обнародовать письмо из Министерства юстиции. Очевидно, информация о нарушениях в уставных документах лиги от 1995 года была блефом — никаких писем, свидетельствующих о неисправимых нарушениях, нет. "Мы в этом и не сомневались, — говорит Толстых. — У лиги никогда не было проблем с законом2.

Но обращает на себя внимание другой интересный факт — дата запроса президента РФС в Минюст. Сергей Фурсенко обратился в министерство 26 июля 2010 года — загодя до возникших трений относительно реформы «осень-весна». Откуда такая заблаговременность? "Разгон ПФЛ похож на спланированную акцию — сначала лигу пытались расколоть изнутри, когда гендиректор "Шинника" Александр Рожнов призывал первый дивизион отделиться, затем появились разговоры о передаче второго дивизиона в ведение межрегиональных федераций, а в довершение всего нас признали нелегитимной организацией", — полагает Толстых.
Мне кажется, судьба Лиги и меня, как ее руководителя, была предрешена задолго до декабрьского исполкома. Те, от кого это зависело, не собирались входить в новый сезон с прежней ПФЛ

В качестве основной причины такой "расправы" над лигой Толстых называет расхождение во взглядах на развитие футбола с руководством РФС: "В последнее время ПФЛ в рамках своих полномочий поднимала массу вопросов, связанных с негативными явлениями в нашем футболе, — агенты, букмекеры, договорные матчи… Если помните, именно мы инициировали проверку ставок, сделанных действующими футболистами и сотрудниками клубов, в букмекерских конторах на исход ряда матчей. Вероятно, не всем наши инициативы понравились".

Несмотря на расформирование, лига, по заверениям Николая Толстых, продолжает работать. Однако от организационной деятельности РФС ее фактически отстранил. Разгон же ПФЛ стал очень важным прецедентом в российском футболе: руководство федерации показало, какими методами пользуется для устранения тех, кто разделяет иную позицию. Впрочем, не исключено, что ПФЛ привлечет руководство РФС к суду.

* * *

Обозреватель газеты "Спорт-Экспресс" Евгений Дзичковский взял интервью у Николая Толстых по поводу ситуации с разгоном ПФЛ.

Разрыв договора между РФС и ПФЛ, состоявшийся в декабре прошлого года и инициированный Российским футбольным союзом, мог быть произведен без достаточных на то оснований. Согласно официальному заключению Министерства юстиции, "нарушения закона", приведенные в качестве причины разрыва договора, не должны были повлечь за собой юридические последствия для ПФЛ. За комментариями корреспондент "СЭ" обратился к главе опальной ныне Лиги.

- Я читал публикацию в "Новой газете", содержащую ответ Минюста, - начал Толстых. - Но прежде хотел бы обратить внимание вот на что. После того как 9 декабря 2010 года на исполкоме РФС было принято решение расторгнуть договор с Лигой, мы дважды - в декабре и феврале - обращались в Российский футбольный союз с просьбой предоставить протокол того заседания, ответ Минюста со списком наших прегрешений, на который ссылался глава РФС, а также официальные основания разрыва договора.

Сейчас на дворе конец мая, но никаких документов из РФС мы до сих пор не получили. Ситуация, при которой действующее объединение клубов лишили прежнего статуса, но прислать подтверждающие это решение официальные документы забыли, не кажется мне нормальной.

- Какие меры намерена принять ПФЛ в связи с открывшимися обстоятельствами?

- Для начала мы должны тщательно ознакомиться с документом и попытаться получить объяснения ответственных лиц РФС.

- Возможно ли обращение ПФЛ в какие-то инстанции? Например, в Апелляционный комитет РФС?

- Могу заверить, что мы примем взвешенное решение и руководствоваться будем в первую очередь интересами российского футбола. Опубликованный ответ Минюста указывает на то, что Лига имела право продолжать исполнение своих обязательств по договору с РФС.

- Чем занимается ПФЛ в настоящее время?

- Продолжает свою уставную деятельность. Мы переехали из Дома футбола в универсальный спортивный зал "Дружба". Естественно, сократили объем мероприятий, касающихся спортивного блока. Но в уставе Лиги значится не только проведение соревнований. Мы по-прежнему координируем деятельность клубов, проведем в этом году несколько финансовых, юридических и бухгалтерских семинаров, которые всегда были востребованы в футбольной среде. Оказываем содействие в организации турниров различным структурам, с которыми сохранили добрые отношения. Правда, речь идет не о профессиональном футболе. Существуем в режиме жесткой экономии, значительно сократился штат сотрудников, часть которых перешла на работу в РФС. И тем не менее ПФЛ жива.

- Возможно ли возвращение Лиги к активной деятельности?

- Прежде всего хотелось бы, чтобы те руководители, которые предприняли в отношении ПФЛ столь серьезный шаг, нашли в себе мужество по крайней мере принести извинения Лиге, клубам, футбольной общественности и признать ошибку. Да и исправить ее, мне кажется, еще не поздно. Наша организация 20 лет честно и ответственно трудилась на благо российского футбола. Лига не заслужила к себе такого отношения.

- Говоря об ошибке, вы имеете в виду намеренную дезинформацию членов исполкома?

- Пусть те, кто создал схему по разрыву договора Лиги с РФС, сами проанализируют свой поступок и решат, как его называть.

- Вы сказали, что Лиге еще предстоит выработать алгоритм будущих действий. Но есть же отдельные сотрудники ПФЛ, которые потеряли в зарплате, лишились стабильности. Возможны ли с их стороны какие-то иски?

- Не думаю, что до этого дойдет, хотя вопрос важный и поставлен правильно. Та комбинация, что была реализована 9 декабря, стала неожиданной для всех. Она коснулась не только ПФЛ, но и клубов, и многих честных сотрудников, долгие годы добросовестно работавших в отечественном футболе. Кто и с какими целями это сделал? Думаю, комментарии по данному вопросу должны давать инициаторы событий.

Отмечу другое. Чтобы осведомиться о наших регистрационных документах, руководство РФС направило запрос в Минюст. Хотя сделать это можно было куда проще, учитывая, что Лига и РФС располагались в общем Доме футбола, чуть ли не на соседних этажах. Неужели именно так в Российском футбольном союзе понимали партнерские и деловые отношения?

Дата самого первого запроса - июль 2010 года. Это значит, что яблоком раздора стали вовсе не разногласия по поводу перехода на "осень-весну" - тогда эта тема еще не звучала столь остро. Мне кажется, судьба Лиги и меня, как ее руководителя, была предрешена задолго до декабрьского исполкома. Те, от кого это зависело, не собирались входить в новый сезон с прежней ПФЛ.

Сначала имели место попытки раздробить Лигу, выведя из ее состава клубы первого дивизиона, затем в рамках той же схемы был реализован другой сценарий, юридических оснований для которого, однако, не было и нет. Зато теперь понятно, почему нам не были предоставлены официальные документы, отражающие причину расторжения договора. Что ж, надеюсь, это все-таки будет сделано.
XS
SM
MD
LG