Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о зарубежных оппонентах действующих чеченских властей


Один из обвиняемых по делу об убийстве Умара Исраилова - Турпал Али Ешеркаев

Один из обвиняемых по делу об убийстве Умара Исраилова - Турпал Али Ешеркаев

В "Гранях времени": журналист Саид Бицоев и правозащитник Александр Черкасов.

В Вене завершился длившийся семь месяцев процесс над тремя чеченцами, обвиняемыми в причастности к убийству Умара Исраилова в январе 2009 года в центре австрийской столицы. Присяжные признали обвиняемых виновными в организации убийства и создании преступного сообщества. В Чечне Исраилов сначала воевал на стороне сепаратистов, затем служил в личной охране Рамзана Кадырова, а в 2006 году бежал с отцом в Австрию, где получил статус беженца. Здесь он подал иск против Кадырова в Европейский суд по правам человека, утверждая, что был свидетелем пыток и похищений людей, которые осуществлялись как по приказу Кадырова, так и им самим.

Владимир Кара-Мурза: Как заявил сегодня агентству "Интерфакс" пресс-секретарь Рамзана Кадырова Альви Каримов, попытки увязать убийство в Австрии Умара Исраилова с именем главы Чечни являются свидетельством информационной войны, развязанной некоторыми западными странами в отношении Чеченской республики. "Рамзан Кадыров не имеет ни прямого, ни косвенного, никакого отношения к гибели Исраилова", - подчеркнул Каримов. "К сожалению, в отдельных странах средства массовой информации ведут открытую информационную войну в отношении Чечни и ее лидера Рамзана Кадырова. Это является информационной войной и против России, так как Чечня – это часть Российской Федерации", - заявил пресс-секретарь Кадырова Альви Каримов. О том, кому выгодно устранение зарубежных оппонентов действующих чеченских властей, мы сегодня беседуем с Андреем Бабицким, ведущим программы Радио Свобода "Кавказский час", Саидом Бицоевым, заместителем главного редактора "Новых известий", из Лондона у нас на связи Ахмед Закаев и в студии Александр Черкасов, член правления правозащитного общества "Мемориал". Давайте послушаем репортаж нашего корреспондента в Вене Марии Клайн.

Мария Клайн: Процесс по делу об убийстве Умара Исраилова, уроженца Чечни, получившего статус беженца в Австрии, с самого начала привлек к себе пристальное внимание австрийской общественности и средств массовой информации. И дело не только в том, что Исраилов был застрелен открыто, днем на улице австрийской столицы недалеко от его дома, убийство было почти сразу квалифицировано как политическое. Венское региональное управление по борьбе с терроризмом заявило, что располагает доказательствами того, что приказ доставить Исраилова в Чечню или убить мог исходить от президента Чечни Рамзана Кадырова. Исраилов, служивший в охране Кадырова и бежавший из Чечни в 2006 году подал иск против Кадырова в Страсбургский суд по правам человека. Он утверждал, что был свидетелем пыток и похищений людей, которые осуществлялись по приказу чеченского президента или лично им самим. По мнению австрийской юстиции, отказавшись отозвать свой иск и вернуться в Чечню, Исраилов подписал себе смертный приговор. В заключительной речи на процессе прокурор, требовавший пожизненного заключения для всех трех обвиняемых, особенно подчеркнул политические мотивы преступления.
Средства массовой информации с самого начала назвали процесс спектаклем без главных действующих лиц. Лече Богатирову, которого следствие считает непосредственным исполнителем преступления, удалось скрыться. По имеющимся данным он находится в Чечне. Прямых улик против Рамзана Кадырова у следствия не было. В то же время главный обвиняемый по делу заявил, что близко знаком с Кадыровым, который смог бы представить доказательства о его невиновности. Судья дал согласие на допрос Кадырова в качестве свидетеля с помощью видеоконференции. Однако российские власти проигнорировали запрос австрийских коллег. В марте в одной из венских газет появилось сообщение о том, что в ответ на вопрос журналиста об обвинениях со стороны Австрии, Кадыров ответил: "Не знаю, что в данный момент происходит в Австрии, но если бы я хотел убить Исраилова, то сделал бы здесь – в Чечне, и никто бы об этом не узнал". Австрийские правозащитники, внимательно следившие за процессом, выразили сожаление в связи с тем, что российские власти не пожелали сотрудничать с австрийским судом. В ходе процесса были заслушаны показания экспертов международных правозащитных организаций о нарушениях прав человека в Чечне. Генеральный секретарь австрийского отделения "Эмнести Интернэшнл" заявил, что считает приговор по делу об убийстве Умара Исраилова прямым призывом к австрийской юстиции продолжить судебное преследование тех, кто стоит за этим преступлением. Он вновь подчеркнул причастность к этому политическому убийству правительства Рамзана Кадырова.

Владимир Кара-Мурза: Наводит ли вас что-либо из обстоятельств этого дела на мысль о возможной причастности чеченских властей к произошедшему?

Ахмед Закаев: Вы знаете, я просто, в отличие может быть от многих участников сегодняшнего разговора, не разделяю Россию и Чечню в ответственности за те преступления, которые совершаются на протяжение последних 12 лет. И вот это громкое убийство Умара Исраилова, оно не было первым. Я просто хочу напомнить убийство Зелимхана Яндарбиева в Катаре, потом за этим последовало убийство Александра Литвиненко в Лондоне уже с применением радиоактивного вещества. Если Зелимхана взорвали, используя взрывное вещество, то здесь уже пошло ноу-хау, о
Безусловно, за этим убийством и за теми преступлениями, которые были совершены за пределами России, стоит российское руководство. Это тоже не произошло спонтанно

котором говорил Патрушев еще в 2003 году, что у них разработано это ноу-хау, после, если вы помните, убийства Хаттаба. И вот это уже демонстративное убийство в Австрии, безусловно, это все звенья одной цепи. И безусловно, за этими преступлениями стоит российское руководство. А Рамзан Кадыров в данном случае – это человек, который добровольно, конечно, за большие деньги, взял на себя роль палача чеченского народа и вернейшего сателлита Путина, его режима. Поэтому, безусловно, за этим убийством и за теми преступлениями, которые были совершены за пределами России, стоит российское руководство. Это тоже не произошло спонтанно. Если вы помните, в 2006 году после вызванного скандала с убийством Зелимхана Яндарбиева, все-таки были задержаны два человека из российских спецслужб. И Россией уже были подготовлены два закона, первый закон, что все, кто критикует российскую власть, приравнивается к террористам. И второй закон, что все террористы – враги российского государства, они могут быть уничтожены, дает право российским спецслужбам ликвидировать их. И вот Умар Исраилов был последней жертвой этого закона, который был принят, пока еще последняя жертва, неизвестно, как будет развиваться дальше, но он стал жертвой этого закона. И очень отрадно, что сегодня, в отличие от Катара, австрийские власти очень серьезно провели расследование именно потому, что здесь уже за рубежом понимают, что это вопрос не чеченцев, не чеченской безопасности, чеченцев-беженцев, а национальной безопасности европейского сообщества, особенно после того страшного преступления, которое было совершено в Лондоне. И непосредственный участник, который обвиняется в этом преступлении, Луговой сидит в Государственной думе, а другой уже открытый убийца, который застрелил Исраилова, он находится в силовых структурах в Чечне, только опять-таки в российских силовых структурах, которые сегодня действуют в Чечне.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, какова ваша версия событий, произошедших в Австрии?

Андрей Бабицкий: Вы знаете, я собственной версией не обладаю, поскольку доверяю версии венского уголовного суда и следствия. Мне представляется, что примечательной особенностью этого процесса явилось то обстоятельство, что впервые в ходе масштабных следственных действий и судебного следствия было собрано достаточное количество фактов, чтобы обрисовать всю ситуацию в Чечне, политический режим, который там действует, те методы, посредством которых этот режим терроризирует население. Этого не было сделано ни разу до сего дня. И сегодня любой, кто захотел бы понять суть происходящего в Чечне и суть взаимоотношений чеченских и федеральных властей, может легко обратиться к материалам процесса и у него не останется никаких сомнений о характере и этих событий, и характере политического строя в России.
Я абсолютно согласен с Ахмедом Закаевым, процесс высветил еще одно обстоятельство: Россия отказалась сотрудничать со следствием, и фактически федеральный центр сегодня несет главную ответственность за смерть Умара Исраилова. Поскольку он не предоставил возможности австрийскому правосудию исследовать значительный объем обстоятельств этого убийства и привлечь к ответственности виновных, как исполнителей, того же Лечу Богатирова и по всей вероятности Шаа Турлаева, имя которого не раз всплывало на процессе, который является советником Рамзана Кадырова, а так же руководство Чечни. Прокурор сделал специальное заявление о том, что нет достаточных оснований для того, чтобы обвинять именно Кадырова, но собственно говоря, словосочетание "руководство" или "правительство Чечни" в обвинительном заключении используется неоднократно.
Версия очень простая. Умар Исраилов обратился в Европейский суд с целью инициировать процесс против Рамзана Кадырова, он обвинил его в использовании пыток, в том, что тот лично принимал участие в убийствах задержанных. Эти же материалы он передал в "Нью-Йорк Таймс". И в общем, я думаю, на основании его показаний могло быть развернуто достаточно масштабное расследование. Чтобы предотвратить такой ход событий, Рамзан Кадыров посылает в Австрию своего советника Шаа Турлаева и, по всей вероятности, Умара Сугаипова, другого своего советника, они входят в сговор с Отто Кальтенбруннером, передают ему деньги. И Отто Кальтенбруннер уже находит местных чеченцев, исполнителей, которые берутся за организацию убийства. Все это длится несколько месяцев. У полиции достаточно доказательств многочисленных контактов между членами этой преступной группы. Собственно говоря, 13 января 2009 года неподалеку от своего дома Сулейман Дадаев, Турпал Али Ешеркаев и Леча Богатирев нападают на Умара Исраилова. Ешеркаев и Богатирев делают первые выстрелы и потом уже Ешеркаев добивает раненого Исраилова. Вот собственно картина, нарисованная следствием. Собрано достаточное количество фактов, чтобы не усомниться в верности этой картины.
Я должен отметить, я вчера был на заключительном заседании венского уголовного суда, я могу сказать, что поразительна та обстоятельность, с которой исследовали обстоятельства этого расследования присяжные. По ходу судебного процесса они задавали множество вопросов, было понятно, что они следят за тем, что говорят свидетели, адвокаты, обвинитель. И они выносили вердикт с половины второго до восьми вечера. Это не было такое механическое утверждение какого-то заранее подготовленного проекта решения, они действительно реально пытались понять, что происходит. И вот результат: единогласно все 8 присяжных, вся коллегия принимает решение о виновности всех трех обвиняемых. Я думаю, что это вердикт, который, конечно, в значительной степени относится не столько непосредственно к Рамзану Кадырову, сколько оценивает сегодняшние действия российского руководства в Чечне по организации карательного режима и по укрывательству преступников, которые имеют непосредственное отношение к этому убийству.

Владимир Кара-Мурза: На что бы вы обратили внимание из обстоятельств этого дела?

Александр Черкасов: Во-первых, я бы обратил внимание на такую параллель. Один из присутствующих сейчас в эфире Ахмед Закаев тоже ведь в свое время прошел через важный судебный процесс – через экстрадиционный процесс в Лондоне в 2003 году, когда собственно обстоятельно была разобрана ситуация, сложившаяся в Чечне в начале нулевых годов, когда Чечня контролировалась федеральными силами. Теперь другой процесс спустя почти 8 лет, другой режим, когда уже проведена чеченизация, когда местные силовики, местное руководство. Но ситуация сильно лучше не стала. Наверное, было бы интересно, если бы Ахмед попытался сравнить одно с другим. Во-вторых, да, действительно, очень обстоятельно работала австрийская полиция. Я думаю, если теперь на сайте Свободы будет вывешено обвинительное заключение в переводе на русский язык, читатели сами смогут с этим познакомиться, там 54 страницы, есть на что посмотреть. Правда, я замечу, что и те, кто предоставил такую работу австрийской полиции, участники этого убийства, они тоже оставили много следов. Да, в Австрии, в Вене камеры наблюдения работают лучше, чем в Москве на Пречистенке, где из 19 только одна-две зафиксировали Тихонова, убийцу Станислава Маркелова, а здесь камеры одна другой передавали картинку, где бежит человек с брюками, заправленными в белые носки – такого трудно не заметить. Австрия поражена. Обстоятельно собраны материалы биллингов телефонных переговоров, не только телефонных переговоров внутри Австрии, но и звонков в Чечню на интересные номера с массой повторяющихся цифр в конце. В общем у австрийской полиции, у контртеррористического департамента были серьезные вопросы к тем фигурантам дела, которые так и не предстали хотя бы в режиме телеконференции.
И теперь, как правильно заметил Андрей Бабицкий, ответственность на российской стороне. Потому что пять человек, к которым были большие вопросы. Леча Богатиров, который вроде бы командует боевиками чеченскими в селе Побединское – это бывшая структура Мовлади Байсарова. Или Шаа Турлаев, который и переговорами, и документами, оставленными в машине, наследил, пожалуй, не меньше, чем в свое время российские силовики, те, которые Яндарбиева убили. Замечу, что Шаа Турлаев не только в этом деле оставил большие следы. В деле о неудачном убийстве Исы Ямадаева летом 9 года так же фигурирует Шаа Турлаев, и фигурирует его шеф, в показаниях фигурирует под собственным именем. Правда, следователь тут же записывает это, и в обвинительном заключении фигурирует, что это не установленные лица. Только австрийская полиция расшифровала все это более тщательно. К Шаа Турлаеву тоже вопросов нет ни у российских силовиков, к телекамере для допроса его тоже не доставили.
Еще один фигурант дела в Чечне Курмакаев, который не в Чечне, а где-то в России, он ведь сделал заявление этой зимой, в "Новую газету" принес, что он не пытался вернуть именем Кадырова Умара Исраилова в Чечню. Ну так выступил бы с этими показаниями, так ведь тоже нет. Получается, что Россия процесс проигнорировала, что Россию процесс не интересует. И Россия здесь утвердилась с репутацией укрывателя преступления.
Я хотел бы чуть-чуть поправить то, что было сказано в начале. Дело в том, что Умар Исраилов бежал в Европу не в 2006, а еще в 2004 году. В 2003 он был захвачен местными силовиками, был, как он сам пишет в своей жалобе в Страсбургский суд, пытан, согласился участвовать в работе этих самых силовых структур под страхом смерти, видел, как пытают, как убивают людей. И только осенью 4 года бежал на Запад. Вот тут важный момент. Дело в том, что сомнения в правдивости показаний Исраилова высказывала известный наш российский обозреватель Юлия Латынина. Она увязывала его с таким террористом, который был на службе некоторое время у Рамзана Кадырова, Эшиевым, который ведал введенским антитеррористическим центром, одновременно представлял ту сторону – террористов, прикрывал их по сути дела. Латынина говорила, что он по делу Эшиева засветился и потом сбежал. Вероятно, она в данном случае воспользовалась не очень достоверными источниками. Повторяю: Исраилов бежал из России еще в конце 4 года, а Эшиев в 5 году только поступил на службу к Кадырову. Так что они никоим образом пересекаться не могли.
Почему же так поздно была подана жалоба в Страсбург? Дело в том, что после бегства Умара Исраилова его отец Али был захвачен и помещен в секретную тюрьму. И более трехсот суток находился там. И только когда его отец смог выехать на Запад, только там они, отец и сын, подали свою жалобу в Страсбург. И сейчас страсбургское дело не закрыто. Дело в том, что в какой-то момент, переезжая по Европе, они лишились связи, не получили какое-то из писем, какой-то запрос из Страсбурга, не смогли на него ответить. Сейчас, насколько я знаю, сроки восстановлены, дело продолжается. И я хотел бы заметить: если что-то теперь случится с Али Исраиловым, то известно, с кого будут спрашивать. Российская Федерация в целом, а не только ее маленькая, но очень активная одна тысячная часть, будет ответственна за то, что это дело не дойдет до суда. Так что я надеюсь, что мы еще услышим и увидим решение Страсбурга по заявлениям, которые подали Умар и Али Исраиловы.

Владимир Кара-Мурза: Что-нибудь настораживает вас в попытках связать убийство в Австрии Умара Исраилова с действиями нынешних чеченских властей?

Саид Бицоев: Вы знаете, я бы хотел привести один любопытный пример. Когда я лет 10 назад был в Цюрихе, в Швейцарии, и там собралась серьезная публика европейских правозащитников и политиков. Они, узнав, что я по происхождению чеченец, спрашивал меня о событиях в Грозном. И когда я назвал все, что там произошло с криминальным захватом власти, они как-то кисло улыбнулись и ответили мне в том духе, что они здесь так не думают. Получается, что они знали лучше меня, человека, на глазах которого все это происходило, свергали власть и все эти события происходили во главе со спущенным Москвой генералом Дудаевым, которого поддерживало окружение Ельцина. На мой взгляд, не очень далекий и не очень порядочный человек Михаил Полторанин, Геннадий Бурбулис, Шахрай и прочие, которые своими неумелыми, а может быть очень умелыми действиями провоцировали то, что там происходило, и погрузили целую республику в хаос. Так вот об этом я швейцарцам рассказал. Конечно, не был ни понят, ни услышан. Я к тому, что все, что происходит в Чечне, в европейском правосудии любят констатировать с точки зрения профессионалов, которые являются последней инстанцией.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG