Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Вене вынесен приговор убийцам бывшего охранника Рамзана Кадырова; Ингушская полиция практикует избиения заключенных; На этой неделе прошли похороны абхазского лидера Сергея Багапша; Правозащитники утверждают, что после разгона митинга в Тбилиси 26 мая свыше 40 человек пропали без вести; Оппозиция Армении готова к переговорам с властями; Сдвинется ли с "мертвой точки" армяно-азербайджанское урегулирование? Оправданы ли аресты мусульман в Северной Осетии? "Откаты" в Ингушетии



Андрей Бабицкий: В среду, 1 мая в Вене завершился процесс по делу об убийстве бывшего охранника Рамзана Кадырова Умара Исраилова. Трое подсудимых признаны коллегией присяжных виновными во всех предъявленных им обвинениях. Из Вены – репортаж Марии Клайн.

Мария Клайн: Процесс по делу об убийстве Умара Исраилова, уроженца Чечни, получившего статус беженца в Австрии, с самого начала привлек к себе пристальное внимание австрийской общественности и средств массовой информации. И дело не только в том, что Исраилов был застрелен открыто, днем на улице австрийской столицы недалеко от его дома, убийство было почти сразу квалифицировано как политическое. Венское региональное управление по борьбе с терроризмом заявило, что располагает доказательствами того, что приказ доставить Исраилова в Чечню или убить мог исходить от президента Чечни Рамзана Кадырова. Исраилов, служивший в охране Кадырова и бежавший из Чечни в 2006 году подал иск против Кадырова в Страсбургский суд по правам человека. Он утверждал, что был свидетелем пыток и похищений людей, которые осуществлялись по приказу чеченского президента или лично им самим. По мнению австрийской юстиции, отказавшись отозвать свой иск и вернуться в Чечню, Исраилов подписал себе смертный приговор. В заключительной речи на процессе прокурор, требовавший пожизненного заключения для всех трех обвиняемых, особенно подчеркнул политические мотивы преступления.
Средства массовой информации с самого начала назвали процесс спектаклем без главных действующих лиц. Лече Богатирову, которого следствие считает непосредственным исполнителем преступления, удалось скрыться. По имеющимся данным он находится в Чечне. Прямых улик против Рамзана Кадырова у следствия не было. В то же время главный обвиняемый по делу заявил, что близко знаком с Кадыровым, который смог бы представить доказательства о его невиновности. Судья дал согласие на допрос Кадырова в качестве свидетеля с помощью видеоконференции. Однако российские власти проигнорировали запрос австрийских коллег. В марте в одной из венских газет появилось сообщение о том, что в ответ на вопрос журналиста об обвинениях со стороны Австрии, Кадыров ответил: "Не знаю, что в данный момент происходит в Австрии, но если бы я хотел убить Исраилова, то сделал бы здесь – в Чечне, и никто бы об этом не узнал". Австрийские правозащитники, внимательно следившие за процессом, выразили сожаление в связи с тем, что российские власти не пожелали сотрудничать с австрийским судом. В ходе процесса были заслушаны показания экспертов международных правозащитных организаций о нарушениях прав человека в Чечне. Генеральный секретарь австрийского отделения "Эмнести Интернэшнл" заявил, что считает приговор по делу об убийстве Умара Исраилова прямым призывом к австрийской юстиции продолжить судебное преследование тех, кто стоит за этим преступлением. Он вновь подчеркнул причастность к этому политическому убийству правительства Рамзана Кадырова.

Андрей Бабицкий: 31 мая, в изоляторе временного содержания при МВД Ингушетии сотрудниками силовых структур были жестоко избиты несколько заключённых. В основном это жители Малгобекского района, обвиняемые в причастности к незаконным вооруженным формированиям. Дела обвиняемых в настоящее время рассматривает районный суд. Об обстоятельствах избиения – глава ингушского отделения Правозащитного центра "Мемориал" Тимур Акиев.

Тимур Акиев: 1 июня сотрудники аппарата Уполномоченного по правам человека в РИ совместно с сотрудником ПЦ "Мемориал" посетили с проверкой ИВС и побеседовали с пострадавшим от побоев заключёнными. В тот же день в ИВС с проверкой побывали представители Общественной наблюдательной комиссии по РИ Магомед Муцольгов и Руслан Бадалов
В ходе опроса заключённых удалось выяснить, что 31 мая в ИВС при МВД РФ по РИ из СИЗО г. Пятигорск было доставлено 11 человек. Десять из них проходят по одному уголовному делу. Во дворе изолятора, когда заключённых стали выводить из автозака, на них набросились сотрудники в масках, вооружённые дубинками. Ведомственную принадлежность силовиков установить не удалось. Они стали кричать на заключённых, приказывали им встать на колени, при этом били дубинками по ногам. Тех, кто отказывался выполнять унизительную команду, били дубинками по всему телу и по голове. У некоторых сотрудников в руках были арматуры. Упавших на землю заключённых добивали ногами. Заключённые, в знак протеста, стали резать себе вены. Сотрудники ИВС в ситуацию не вмешивались. После того, как избиение прекратилось, они развели заключённых по камерам. Наличие гематом, ушибов и порезов были зафиксированы в журнале дежурной медсестрой ИВС. Она же оказала первую медицинскую помощь. Затем помощь оказали в республиканской больнице.
2 июня родственники пострадавших с письменным заявлением обратись к главе республики Евкурову Ю-Б.Б., республиканскую прокуратуру, в Совет безопасности РИ и правозащитные организации. Они просят провести проверку данного факта, привлечь к ответственности должностных лиц, допустивших произвол и принять меры по недопущению в будущем подобных акций насилия.
Похожий случай имел место в том же самом ИВС в феврале 2008 года. Заключенных избивали в камерах. Они так же проходили по одному уголовному делу и подозревались в причастности к НВФ. Виновных не выявили, никто из должностных лиц наказание не понёс, а применение силы объяснили тем, что заключенные отказывались выезжать в СИЗО г. Пятигорска.
В этот раз никаких внятных объяснений не последовало. Да и в чём можно было обвинить, только что прибывших по этапу заключённых? В отказе выполнять команду встать на колени? Или в том, в чём их уже обвинило следствие? Но за это в демократическом государстве не бьют дубинками по голове, а вид наказания определяет суд.

Андрей Бабицкий: В четверг в абхазском селении Джгерда состоялись похороны президента де-факто Республики Абхазия Сергея Багапш. О том, как проходила траурная церемония радио "Эхо Кавказа" рассказал главный редактор газеты "Чегемская правда" Инал Хашиг.

Инал Хашиг: С 8 часов утра гроб с телом президента Сергея Багапш вынесли из дома, где последние три дня проходила гражданская панихида, и пронесли на руках через весь город в самый центр, где находится сухумская филармония. Там и состоялось официальное прощание. Надо сказать, что пришло огромное количество народа, была большая очередь и даже случилась давка. И всему этому не помешала очень плохая погода – сегодня в Сухуме прошел ливень. Тем не менее люди ждали своей очереди по несколько часов, чтобы попрощаться с президентом Сергеем Багапш.
Было очень много гостей с российских регионов. Я видел там президента Кабардино-Балакарии Канокова, президента Ингушетии Евкурова, главу Краснодарского края Ткачева. Было очень много депутатов Госдумы, представителей российского бизнеса. Также приехала очень большая делегация абхазской диаспоры, которая проживает за рубежом: в Турции, в Сирии, в Иордании и т.д. Было много представителей казачьих организаций Юга России. То есть очень много людей приехало в Сухум в этот день.
Последние два-три дня шли дискуссии о том, кто приедет попрощаться с Сергеем Багапш - президент Медведев или премьер-министр Путин. В конце концов выяснилось, что приезжает Путин. Несмотря на то, что было очень много народа, их из-за этого все-таки придержали минут на двадцать. Это, конечно, при такой ненастной погоде создало некоторый дискомфорт, все ждали, когда премьер-министр Путин попрощается с президентом Багапшем. То есть был и такой, несвойственный для абхазской традиции, момент.

Андрей Бабицкий: В конце августа-начале сентября в Абхазии должны пройти новые президенские выборы. У каких из ныне действующих политиков преимущественные шансы на победу. На этот вопрос радио "Эхо Кавказа" ответила политолог Арда Инал-ипа.

Арда Инал-ипа: Честно говоря, мне трудно сказать по поводу того, какой конкретно альянс может состояться. Но я, наверное, повторюсь, если скажу, что у наших действующих политиков, у соратников Багапша, есть возможность создать общую команду. Несмотря на разные прогнозы, которые звучат сегодня, я думаю, что все-таки есть шанс сплотиться команде Багапша с какими-то новыми программами, с оценкой и осмыслением пройденного пути, со всеми корректировками ошибок, которые были в прошлом. Я думаю, что если они сплотятся, то есть шанс у этой команды победить в первом туре. Я имею в виду, что если все-таки Анкваб и Шамба найдут возможность создать единую команду.

Андрей Бабицкий: Тему продолжит политолог Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов: Сергей Багапш ушел из жизни в самый разгар своей второй президентской легислатуры. До трагической даты 29 мая 2011 года ничто не предвещало обострения политической борьбы в частично признанной республике. Ближайшие парламентские выборы здесь были намечены на 2012 год. И это притом, что законодательная власть в Абхазии играет важную, но все же подчиненную роль по сравнению с институтом президента. Главу же республики предстояло избрать только в конце 2014 года. Однако, как известно, человек и политик предполагает, а Бог располагает. Уход из жизни второго президента республики практически в одночасье сформировал новый вопросник для абхазских политиков, а также для российских "кураторов" этого направления.
На носу выборы президента. И в 2011 году кампания в Абхазии ожидается не похожей на все те, которые были раньше. В 1994 и в 1999 году избрание президента было, по сути, референдумом о доверии харизматическому лидеру абхазского национального движения Владиславу Ардзинбе. В 2004 году наблюдатели увидели провал операции "преемник" и сценарий "цветной революции" с поправками на спорный статус Абхазии. Впоследствии именно эта республика подарила постсоветской политике беспрецедентный казус: кандидат, считавшийся "чужаком" для Кремля, сумел наладить с российской властью не просто конструктивные отношения, а получить из ее рук признание государственной независимости. Выборы 2009 года прошли в гораздо более спокойной обстановке по сравнению с "горячей осенью-2004". Однако они продемонстрировали чрезвычайно важную тенденцию: "грузинский фактор" в Абхазии стремительно маргинализировался, и на первое место во внутриполитической дискуссии вышел вопрос о цене российского военно-политического патронажа. Сергей Багапш ушел в то время, когда эта проблема еще не вышла на свой пик.
Очевидно, что досрочная избирательная президентская кампания 2011 года поставит эту задачу с новой силой. И интересно то, что ни у одного предполагаемого кандидата нет простого ответа на данный вопрос. Впрочем, дело не только в предполагаемых вариантах ответа. Самих потенциальных кандидатов на президентский пост невозможно раз и навсегда ранжировать, как пророссийских деятелей, националистов или "западников". Сегодня шансы попасть в президентское кресло особенно велики у Александра Анкваба. Он -действующий вице-президент, вчерашний премьер-министр. Его аппаратному опыту могут позавидовать многие постсоветские политики. В советское время он был едва ли не самым молодым полковником в системе МВД, работал в органах союзной Грузии, а после распада СССР стоял у истоков правоохранительной системы Абхазии, имел опыт ведения бизнеса в Москве. На первый взгляд, биография, которая может быть приемлема, как для абхазских избирателей, так и для Москвы. Однако на другой чаше весов его неуступчивый характер (Анкваб, как известно не смог сработаться с Ардзинбой), репутация несговорчивого политика и сторонника жестких методов антикоррупционной борьбы. Непраздный вопрос: "Готова ли Москва сработаться с норовистым силовиком?"
Совсем по-другому выглядит имидж действующего премьер-министра республики Сергея Шамбы. Дипломат, вовлеченный во все значимые переговоры с участием Абхазии. Как говорится, от одной Женевы до другой. Контакты с ООН, представителями Европейского Союза, США, умение маневрировать, скрывать свои мысли. За последний год Шамба сильно преуспел в наращивании своего внутриполитического капитала. И здесь он далеко не всегда соответствовал тому имиджу "демократа", который обычно рисовали те, кто с подозрением или недоверием смотрел на "государственника" Анкваба. Взять хотя бы историю недавнего "церковного раскола"! Как бы то ни было, но и Шамба не выглядит политиком, готовым к беспрекословному подчинению инструкциям из Москвы.
В условиях 2011 года не стоило бы сбрасывать со счетов и оппозиционеров, прежде всего Рауля Хаджимбу. Да, он оказался несостоявшимся преемником. Но это было во время Сергея Багапша. Уход второго президента в мир иной повышает возможности Хаджимбы. Ведь старые связи по 2004 году у него в Москве остались. Да и опыт службы в КГБ СССР в этом контексте не будет лишним. Равно как и желание достичь высшей цели для абхазского политика. Но сегодня именно Хаджимба последовательно критикует абхазские власти за безоглядное открытие республики для российского бизнеса, равно как и за неготовность обеспечить собственную безопасность без помощи Москвы. В последние годы именно у него и у его сторонников репутация "традиционалистов" и националистов.
Спору нет, у всех потенциальных кандидатов на пост президента есть общие устремления. Это - независимость от Грузии и стратегическое взаимодействие с Россией. А вот дальше начинаются нюансы и детали. Какая степень такого взаимодействия оптимальна? Где помощь переходит в зависимость? И как сохранить внутреннее многообразие, сотрудничая с государством, не слишком благоволящим к "цветущей сложности"? Все эти вопросы в ближайшее время получат свои ответы. И кто бы ни был третий президент Абхазии, он во многом будет сверять свой компас с политическими координатами, установленными предшественником.

Андрей Бабицкий: В пятницу 3 мая Ассоциация молодых юристов направила всем аккредитованным в Грузии дипломатам и международным организациям промежуточный доклад о нарушениях прав митингующих со стороны сотрудников силовых структур, которые имели место во время разгона акции 26 мая. В докладе говорится о пропавших без вести людях, точное количество которых так до сих пор, и не определено, и состоянии, находящихся в изоляторах временного содержания задержанных. Подробности в материале Мзии Паресишвили.

Мзия Паресишвили: В списке пропавших, который Ассоциация молодых юристов передала дипломатам, уже нет имени Демура Манагадзе, 21-летнего юноши, который значился 50-м в списке. Мать Манагадзе, Фати, после шестидневных поисков обнаружила сына в тюрьме Глданского района Тбилиси.

Фати: Только на шестой день в тбилисском городском суде мне сказали, что он арестован. Там же я узнала, что суд состоялся в пятницу, и его осудили на два месяца предварительного заключения. Я не стала расспрашивать о подробностях, была очень растеряна, ведь в течение последних дней не находила себе места. Он был членом "Присягнувших" из Хонского района. Наверное, странно звучит, но я испытала радость, узнав, что мой сын арестован, а не мертв, что я смогла найти его живым", - делится свой необычной радостью Фати Манагадзе. Она довольна и тем, что молодые юристы, навещавшие Демура в тюрьме, сообщили, что состояние ее сына не внушает опасений - он не избит.

Мзия Паресишвили: Списки пропавших сверялись с аналогичными списками других неправительственных организаций. Все НПО, пытавшиеся систематизировать информацию о пропавших, отмечают, что цифры неточны - данные постоянно меняются. Глава НПО "Общественный защитник" Ирина Путкарадзе говорит, что в первые дни после разгона перечень имен был гораздо длиннее, поскольку задержанных перебрасывали из одного изолятора в другой. Узнать, что с этими людьми происходит, было невозможно. Но некоторые участники, говорит Ирина Путкарадзе, скрывались по собственной воле из страха перед преследованием со стороны властей.

Ирина Путкарадзе: К примеру, нашелся Мамука Немсицверадзе, который прятался все это время. Таких случаев было несколько. Одного задержанного обнаружили в изоляторе Кутаиси. История поисков Мирзы Кочадзе тоже непростая. Мы искали его везде. Кочадзе сначала был во втором изоляторе временного содержания в Тбилиси, потом его перевели в Хашури, затем в Боржоми, и, наконец, вчера его нашли в Ахалцихе.

Мзия Паресишвили: Руководитель Ассоциация молодых юристов Тамар Чугошвили отмечает, что фамилии некоторых пропавших не разглашаются по просьбе родственников:

Тамар Чугошвили: Жаль, что часть семей не желает обращаться в МВД. Они надеются, что их родственники найдутся сами и ждут, чтобы прошло время.

Мзия Паресишвили: Начальник аналитического департамента МВД Грузии Шота Утиашвили в интервью Общественному вещателю Грузии утверждает, что составленный НПО список сфальсифицирован:

Шота Утиашвили: Официально заявляю: никто не обращался в МВД с заявлением о пропаже людей. Как бы люди не боялись, когда человека нет неделю, семья обязательно будет разыскивать его. И я очень удивлен, что НПО публикуют списки, которые больше напоминают случайную комбинацию имен и фамилий, нежели результат конкретной работы". Утиашвили в очередной раз заявил, что во время разгона полиция не превысила полномочий.

Мзия Паресишвили: На обращение НПО сегодня отозвался посол США в Грузии Джон Бас:

Джон Бас: Я обеспокоен докладами о пропавших людях. Беспокойство у меня вызывает и доклад Народного защитника, в котором описаны факты возможного избиения людей уже после того, как они прекратили оказывать сопротивление сотрудникам правоохранительных органов, а также возможного избиения участников акции после их задержания. Думаю, что правительство должно дать серьезный ответ на эти обвинения.

Мзия Паресишвили: Джон Бас подчеркнул, что доверие общества к подотчетности и объективности правительства и его институтов может базироваться в данном случае только на результатах ответственного расследования.

Андрей Бабицкий: На состоявшемся во вторник 31 мая митинге лидер Армянского национального конгресса, первый президент Армении Левон Тер-Петросян заявил, что, что власть выполнила три направленных ей требования. Напомню, что более месяца назад оппозиция предъявила так называемый минимальный пакет условий: освобождение политзаключенных, предоставление права на проведение митингов на площади Свободы и проведение расследования по делу об убийствах участников митинга протеста 1 марта 2008 года. Принимая во внимание тот факт, что руководство страны пошло навстречу Армянскому национальному конгрессу, его лидеры готовы "к формальному диалогу с властью, то есть к диалогу на уровне делегаций". Подробности у Эллины Чилингарян.

Эллина Чилингарян: Повестка Армянского Национального Конгресса остается неизменной : проведение внеочередных президентских и парламентских выборов. Об этом во вторник на митинге заявил лидер АНК Левон Тер-Петросян.
Напомним, что для начала диалога АНК предъявил властям три требования: санкционирование митингов оппозиции на площади Свободы, официальное заверение в раскрытии событий 1 марта 2008 года и освобождение находящихся в тюрьмах оппозиционеров. Все три требования были выполнены.
В митинге АНК участвовали освобожденные на днях по амнистии бывший депутат Национального Собрания Сасун Микаелян и главный редактор газеты "Айкакан жаманак" Никол Пашинян.
Оценивая нынешнюю внутриполитическую ситуацию, Тер-Петросян отметил, что в Армении сейчас происходит то, что произошло в арабском мире, то есть, "принуждение к внеочередным выборам и смене власти посредством всенародного давления".
Пресс-секретарь первого президента Армении, лидера АНК Левона Тер-Петросяна Арман Мусинян в беседе с радио “Свобода” сказал, что АНК готов к диалогу, т.к диалог можно вести даже с террористами. Главное, что народ готов продолжать борьбу,- заявил Арман Мусинян.
На вопрос “Готовы ли Вы месяцами приходить на митинги, участвовать в демонстрациях или же предпочитаете более решительные шаги для смены власти?” участники митинга. отвечали:
Главный редактор газеты "Айкакан жаманак" Никол Пашинян, однако, в беседе с радио “Свобода” заверил, что 1-ое марта в Армении больше никогда не повторится.

Никол Пашинян: Вне зависимости от того,как будут развиваться действия, я могу с уверенностью сказать, что в Армении 1-ое марта больше не повторится, потому что власти поняли, что тот, кто попытается избить и изгнать народ, будет изгнан и избит народом.

Эллина Чилингарян: Завершая свое выступление, Тер-Петросян заверил, что их следующий митинг не заставит себя долго ждать, поскольку "события развиваются стремительно".

Андрей Бабицкий: Буксующий уже много лет процесс азербайджанско-армянских мирных переговоров, возможно, в скором времени сдвинется с мертвой точки. На встрече в Довиле президенты Франции, России и США призвали стороны конфликта сделать решительный шаг в направлении мирного урегулирования. Очень возможно, что это обычный формальный призыв. Однако некоторые политологи и эксперты высказывают осторожные предположения, что за заявлением лидеров стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ кроется нечто большее. Некоторую надежду на это дает запланированная на конец июня встреча лидеров России, Армении и Азербайджана. Рассказывает Зия Маджидли.

Зия Маджидли: Азербайджанское общество постепенно в течении июня будет вводится в состояние ожидания. Очередного безрезультатного или неожиданного, с эффектом шоковой терапии – покажет время.
Дело в том, что уже с начала июня набирает обороты политический ажиотаж по поводу намеченной на 25 июня Казанской встречи трех президентов – Азербайджана, Армении и России.
Наблюдая за процессами, можно заметить такую вещь, как предварительные визиты глав МИД Азербайджана и Армении... в Вашингтон.
Вначале Эдвард Налбандян, министр иностранных дел Армении, посетив США, провел встречу с госсекретарем Хилари Клинтон, а в начале июня уже и глава внешнеполитического ведомства Азербайджана Эльмар Мамедъяров совершил визит, встретившись и с генсеком ООН Бан Ки Муном, и с Хилари Клинтон.
Неделей ранее, президенты стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию сделали совместное заявление. Это произошло во французском Довиле на саммите "большой восьмерки".
Николя Саркози, Дмитрий Медведев и Барак Обама 26 мая призвали лидеров Армении и Азербайджана "продемонстрировать политическую волю и завершить работу над Основными принципами в ходе предстоящего армяно-азербайджанского саммита в июне". Вот некоторые строки из заявления:
"Дальнейшее затягивание только поставит под вопрос приверженность сторон к достижению договоренностей. Когда договоренность будет достигнута, мы готовы поддержать его выполнение совместно с нашими международными партнерами. Мы подтверждаем, что только урегулирование путем переговоров может привести к миру, стабильности и примирению, открывая возможности для регионального развития и сотрудничества.
Мы убеждены, что пришло время всем сторонам Карабахского конфликта сделать шаг к мирному урегулированию".
Эксперты в обоих конфликтующих странах сходятся во мнении, что визиты двух министров в Вашингтон накануне трехсторонней встречи в Казани, с одной стороны, подчеркивают ведущую роль США в урегулировании конфликта, а с другой – придают уверенность официальным Баку и Еревану перед решающим шагом, который будет воспринят одинаково болезненно как армянским, так и азербайджанским обществами.

Андрей Бабицкий: В Северной Осетии силовики отрапортовали об уничтожении боевика исламского подполья Давида Мурашева и задержании группы исламистов - этнических осетин, готовивших теракты. Именно Мурашев, согласно информации правоохранительных органов, убил поэта, филолога Шамиля Джикаева за стихотворение, которое, по мнению, сторонников радикального ислама носило антимусульманскую направленность.
Однако, исламское духовенство и правозащитники не верят заявлениям властей и говорят, что ситуация в республике развивается по смодели соседней Кабардино-Балкарии, где необоснованные репрессии в отношении мусульман привели к радикализации верующей молодежи. Рассказывает наш северокавказский корреспондент корреспондент Мурат Гукемухов.

Мурат Гукемухов: По заявлениям силовиков, Давид Мурашев был ликвидирован в результате спецоперации во Владикавказе. Полиция разыскивала Мурашева по подозрению в убийстве видного осетинского поэта Шамиля Джигкаева. По версии следствия, убийство поэта могло быть местью за написанное им в 2009 году стихотворение.
Это скандальная история двухлетней давности о том, как паломники в Мекку по дороге из Чечни остановились неподалеку от кладбища, где похоронены жертвы бесланского теракта, и якобы осквернили это место. По поводу подлинности этой истории существует много противоречивых мнений, я их повторять не стану. Поэт отреагировал на эту историю гневным стихотворением "Волчата собираются в хадж", которое мусульмане посчитали оскорбительным для себя. Духовное управление мусульман Северной Осетии тогда обвинило Джигкаева в разжигании межнациональной и межрелигиозной розни и обратилось в прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело против него. Однако проверка не обнаружила в произведении поэта ничего предосудительного. После этого в адрес Джигкаева стали поступать угрозы. По версии следствия, когда поэт прогуливался по дачному поселку, на него напал Давид Мурашев и перерезал ему горло. Муфтий Северной Осетии Хаджит-Мурат Гацалов, не опровергая виновность Мурашева, говорит, что заявление о существовании исламского подполья в республике - абсурдно. Муфтият отслеживает ситуацию и в курсе того, что происходит в умме.

Хаджит-Мурат Гацалов: Нет оснований считать, что у нас идет процесс радикализации ислама. Это глупость и провокация. Я это официально заявляю. Никакой логике это не поддается, если только не хотят раскачать ситуацию.

Мурат Гукемухов: По мнению муфтия Гацалова, никаких оснований для массовых арестов молодых мусульман у властей нет. Даже после объявления Мурашева в розыск к его прихожанам не было вопросов со стороны следствия.

Хаджит-Мурат Гацалов: Мы знаем, что 18 человек задержали. По слухам, там их больше. Эти молодые ребята сидят в разных изоляторах. По многочисленным слухам, их избивают, им подсовывают наркотики и оружие. Сегодня предстали перед судом первые арестованные. Они были избиты. Нам не дали сделать медицинское освидетельствование, и мы сейчас с адвокатами думаем, что нам делать. Я думаю, что им дадут меру пресечения - содержание под стражей - это однозначно. Их в таком виде выпускать не стану".

Мурат Гукемухов: По мнению осетинского правозащитника Виссариона Асеева, трактовка убийства как месть исламиста поэту, выступившему против осквернения мусульманами святого для осетин "Города Ангелов", – провокационна. В республике, по разным данным, от 20 до 40 процентов осетин считают себя мусульманами, хотя лишь три тысячи из них регулярно посещают мечети. Правозащитник считает, что противоправные действия силовиков и недобросовестный пиар вокруг этого дела могут спровоцировать конфликт между исламской и христианской частью осетин, а, возможно, и появление в Северной Осетии исламского подполья.

Виссарион Асеев: Власти спровоцировали и дальше расширяют межконфессиональный раскол осетинского общества - то, чего никогда не было. Люди будут озлобляться. Этих ребят, скорее всего, сейчас мучают. Потом мы будем находить трупы, которые нам будут выдавать за боевиков. А потом уже и реальных боевиков находить будем. Получается, что это не бандиты, а власти сейчас распространяют экстремизм.

Андрей Бабицкий: Несколько иная точка зрения у писателя Германа Садулаева. Он уверен в том, что поэзия ненаказуема, а заявление омбудсмена Чечни Нухажиева, заявившего, что поэт сам спровоцировал собственных убийц, вполне тянет на уголовное дело по факту разжигания межрелигиозной розни. Слово Герману Садулаеву.

Герман Садулаев: Весь Северный Кавказ потрясён чудовищным и варварским преступлением – убийством осетинского поэта и учёного Шамиля Джигкаева. С поэтом расправились за его стихотворение "Едут волчата на хадж". В нескольких строках Джигкаев заклеймил пороки и лицемерие людей, прикрывающихся религией, а в действительности имеющих в сердце не веру, а злобу. Некоторые мусульмане усмотрели в стихотворении оскорбление их религии, хотя поэт писал о конкретной группе лицемеров, осквернивших памятник жертвам трагедии в Беслане. Те, кто посчитали себя обиженными, начали официальный процесс против Джигкаева. Но экспертиза не обнаружила в стихотворении никаких признаков оскорблений и разжигания розни, и дело было закрыто. В это же время поэта запугивали телефонными звонками и сообщениями в Интернете. Говорят, что ему был поставлен срок 3 года, после чего он и был убит так, как ему угрожали – поэту отрезали голову.
Правоохранительные органы быстро установили подозреваемого, которым оказался некий Давид Мурашев, известный в Осетии по кличке "Диц", недавно обратившийся в ислам и, по версии правоохранительных органов, сотрудничавший с радикалами и террористами. При задержании Мурашев оказал сопротивление и был убит. Пока правоохранительные органы не раскроют дело полностью, не установят круг сообщников и не обнародуют доказательства, у общества есть справедливые основания сомневаться, что версия о Мурашеве единственная и правильная. Между тем, в духовном управлении мусульман Северной Осетии сообщают, что идут обыски у активных членов джамаата, и что несколько человек даже были похищены.
Преступление в отношении осетинского поэта должно заставить всех нас задуматься. Почему ни правоохранительные органы, ни общество не реагировали должным образом, когда угрозы озвучивались, когда на форумах в Интернете шла травля поэта? Нам всем следует быть более внимательными ко всем проявлениям экстремизма, даже и в дискуссиях, и пресекать их, пока они не приняли форму преступлений. Все нормальные люди на Кавказе сейчас сочувствуют семье Джигкаева и выражают своё неприятие убийств и насилия.
Но один известный нам чиновник, омбудсмен Чеченской республики Нухажиев, прокомментировал событие статьёй, которая называется "Провокации не пройдут", а между тем сама является худшей из провокаций. После событий на Манежной этого омбудсмена долго не было слышно. И вот он снова вылез, да так, что лучше бы не вылезал. В своём нелепом материале Нухажиев, помимо формально-пресных соболезнований и прочего, проводит, видимо свои мысли, очень странные для нормального человека, но, зная этого омбудсмена, мы уже не удивляемся. Из его статьи можно заключить, что Джигкаев сам виноват – не надо было писать такое стихотворение. И ещё, что зря прокуратура не дала делу против поэта ход, если бы Джигкаева осудили официально, то, может, и не убили бы.
Такие высказывания в дни, когда ещё трава не выросла на могиле поэта, когда длится траур – чудовищная бестактность. Мне, честно, не понятно, зачем Чеченская республика держит на посту омбудсмена этого неадекватного человека? Нухажиев постоянно встаёт якобы на защиту чеченцев, вайнахов и мусульман, но, очевидно, что от такой защиты всем только хуже. На самом деле он дискредитирует и чеченцев, и мусульман. Лучше бы он молчал. Реакцию российского читателя легко понять по комментариям к его неумной статье.
В конце Нухажиев подчёркивает, с упором, что убийца по национальности осетин. Зачем? Разве не он же говорил, что нельзя подчёркивать национальность преступников? Или нельзя подчёркивать, только если они чеченцы, а иначе можно и нужно?

Андрей Бабицкий: Руководство Ингушетии в очередной раз пытается справиться с разнузданным воровством в республике. На сей раз внимания удостоилась строительная область. Некачественное строительство из-за так называемых откатов стало уже настолько серьезной проблемой, что первые лица республики регулярно устраивают разносы строителям и ответственным чиновникам. Однако это мало помогает. Система "откатов" неприкосновенна в любой части России. Количество "потемкинских" сооружений в Ингушетии совпадает с точностью до последней запятой с числом сдаваемых объектов.
Рассказывает Магомед Ториев

Магомед Ториев: На этой неделе президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров жестко отчитывал министров строительства, здравоохранения и экономики. Причиной публичного разноса стало посещение им поликлиники, построенной в станице Орджоникидзевской. Увиденное повергло в шок даже видавшего виды президента. Сданный объект не вытягивал даже на "потемкинскую деревню". В апреле этого года строителям и чиновникам досталось от председателя правительства Мусы Чилиева, и тоже за новую больницу в селе Плиево. Но урок не пошел впрок.
Сказать, что у нас так было всегда - неправда, так не было. После образования республики Руслан Аушев пригласил словацкие и турецкие фирмы строить столицу Магас и ряд объектов в крупных населенных пунктах Ингушетии. Большинство из них успешно эксплуатируется до сих пор. Единственный серьезный казус случился в 2002 году. Зязиков, выигравший в тот год выборы, буквально через 2 дня объявил по телевидению, что ему на голову обрушился потолок в кабинете президента. Но многие уверяли тогда, что это был не столько строительный брак, сколько знак Божий.
К счастью или нет, но в Ингушетии до сих пор не появился свой Навальный. Количественные параметры откатов и распилов в строительной сфере республики покрыты непроницаемым мраком. Простым гражданам доступна лишь возможность полюбоваться результатами "откатного" строительства. А они действительно поражают взор и воображение. "Одноразовая" сантехника и фурнитура, отопление и электрика по технологии 19 века. А говорить о качестве выполненных работ невозможно никакими иными словами кроме тех, которые не принято употреблять в радиоэфире.
Сейчас система "откатного" строительства обращает скопом все строящиеся государственные объекты в "замки из песка" Строители жалуются на чиновников, вымогающих "откаты", чиновники обвиняют строителей в непрофессионализме и желании положить в свой карман сэкономленные при строительстве средства. В общем, замкнутый круг. Определить степень вины какой-либо из сторон невозможно, но, скорее всего, все стремятся извлечь максимальную личную выгоду за счет бюджета.
Народная молва утверждает, что откаты в Ингушетии доходят до 40 процентов, в соседних регионах максимальный процент отката, согласно тем же слухам, составляет не более 20 процентов.
Но увы, откаты и распил бюджета – это не собственная ингушская проблема Ингушетии, вся страна живет по этим правилам. Попытки бороться с этим злом в нашей республике может быть истолкована в Кремле как сепаратизм и покушение на суверенитет России. Ингушских навальных, надо полагать, стерли бы в порошок. Видимо, стоит искать выход, не вторгаясь в саму природу российского мздоимства и казнокрадства..
В случае с "откатами" можно попробовать действовать по правилу: "Не можешь уничтожить - возглавь". Доверить такое ответственное дело следует одному высокому чиновнику, желательно военному имеющий опыт захватов чужих территорий и контроля над ними. То есть все откаты должны идти в одни руки. Такая централизация приведет к исчезновению чиновников, жирующих на "откатах, как класса. Да и содержать одного человека, "решающего" все вопросы, будет намного дешевле, чем кормить целую ораву ненасытных ртов.
Есть и более демократичное решение, которое удержит нас от скатывания в пропасть единоличной тирании и диктатуры. Министерство или комитет по "откатам" позволит создать систему (тарифную сетку) части, изымаемой из денег, отпущенных на строительство того или иного объекта. Также легко будет внедрить методы контроля за соблюдением утвержденных тарифов и качества работ на государственных стройках. Ведь сейчас в этой сфере творится абсолютный хаос. Чиновник может просить, сколько хочет, а строительная фирма торговаться с ним до бесконечности. Так не победим.
Если нам удастся административно решить проблему откатов и некачественного строительства в Ингушетии, Этот бесценный опыт можно будет применить и в других регионах нашей родины. Олимпиада в Сочи, которой пророчат крах том числе и из-за неограниченного воровства бюджетных средств, будет спасена именно с нашей - ингушской помощью. В результате мы станем своего рода "Сколково" инновационных государственных технологий при решении извечной российской проблемы, которую Карамзин когда-то охарактеризовал одним словом: "Воруют"..
Yes, we can!

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG