Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Во славу Онищенко


Геннадий Онищенко, главный санитарный врач России

Геннадий Онищенко, главный санитарный врач России

В российской блогосфере обсуждают угрозу инфекционной эпидемии и запрет на импорт в Россию европейских овощей. В суждениях блогеров сквозит скепсис: о невиданных доселе болезнях объявляют почти каждый год, а запреты на импорт различных продуктов часто проще объяснить вовсе не заботой о здоровье россиян. Рассуждает обозреватель портала Сноб.ру Елизавета Никитина:

Собрались как-то вместе латышский рыбак, немецкий и польский свиноводы, американский фермер, молдавский да грузинский виноделы и говорят: "Мы такие разные, но есть у нас одно большое на всех зло..." И тут Геннадий Онищенко проснулся... Мы уже привыкли, что мотивация большинства запретов главного санитарного врача страны выглядит натянутой. Что во многих случаях основной их причиной служат внешнеполитические стычки, а не забота о здоровье граждан. Но в случае с введением запрета на импорт европейских овощей не просматривается, на первый взгляд, ни первого, ни второго. Если говорить о заботе о потребителях, то непонятно, почему речь идет только об овощах. Европейские фрукты подвержены такому же риску заражения, как и овощи, поскольку транспортируются вместе. Если о политике, так это не у нас, а у Евросоюза оказались нужные козыри. Не объяснить последний запрет Онищенко и заботой об отечественном производителе. Доля импорта в овощах у нас стабильна из года в год и составляет 12–14%. Так что вряд ли последний запрет Онищенко долго продержится при таком количестве "но". Все же это не тихих молдавских виноделов кошмарить, тут и сдачи можно получить.

Сам Геннадий Онищенко, говоря о новой инфекции, заявил, что "это очень серьезная проблема, которая вдруг возникла в благополучной, сытой, респектабельной, самовлюбленной Европе" и не исключил, что "мы стоим на пороге того, что начался новый виток взаимоотношений микромира с нами, высшими приматами". Видимо, поэтому главный санитарный врач объявил превентивную войну, только не микромиру – а петрушке и еще некоторым растениям, которые часто используются как пряности. Издатель и ресторатор Александр Гаврилов пишет у себя в ЖЖ, что новый запрет Онищенко куда опаснее для российских гурманов, чем запрет на ввоз овощей из Евросоюза:

на каждую нормальную кухню имеют полное право ворваться бойцы госкомдури для изъятия шкафчика с пряностями. главная опасность - буниум персидский, в просторечьи зира. та самая пряность, без которой невозможна большая часть индийской и среднеазиатской кухни. видите хороший, ароматный плов - всё, попались голубчики, наркотой торгуют. вот такая петрушка кучерявая приключилась с главврачом.

Роман Лейбов посвятил новой мере по защите населения от наркотиков лимерик:

Накурившись курчавой петрушки,
Бесновались на даче подружки:
Соблазняли они щенка,
Проклинали Онищенко,
И лакали самбуку из кружки.


***
Сытая и самовлюбленная западная блогосфера уделяет смертоносной бактерии куда меньше внимания и продолжает обсуждать одну из любимейших своих тем – рестораны. Причем не какие-нибудь, а веганские.
На сайте Slate Дэвид Фромсон рассуждает о роли маргинальных религиозных движений в развитии культуры здоровой веганской еды:

В пятнадцати минутах ходьбы от моего дома в Вашингтоне можно обнаружить вегетарианское кафе Soul и лавку Exodus, торгующую едой на вынос. Оба места входят в небольшую сеть, с заведениями от Тель-Авива до Атланты. Она принадлежит группе афроамериканских многоженцев, считающих себя настоящими евреями, и у них я обычно заказываю веганские макароны с сыром и овощные крокеты на булке из муки с отрубями – это называется Moses Burger. К северу от Нью-Йорка у другой группы избранных, несколько прихиппованных "Людей Иисуса", я обычно беру вафли из цельносмолотой муки в черничном соусе со взбитыми сливками. В Нью-Йорке, в двух кварталах от Пенн-стейшн, я как-то ел вегетарианские вареники и пряный салат из морских водорослей под аккомпанемент спутникового телеканала Supreme Master, круглосуточно вещающего во славу Верховной Госпожи Чин Хай, владелицы двухсот ресторанов Loving Hut в 29-ти странах. Два раза – в Риме и в Бруклине – мне даже приходилось обедать у кришнаитов. Какую из пресловутых "сект" ни возьми, любая в тот или иной момент владела ресторанами или магазинами здоровой пищи: Церковь Сайентологии, Аум Синрикё, "Ветвь Давидова", мормоны-фундаменталисты, и даже "Храм народов" Джима Джонса. Вопрос: почему?

Ответ, который предлагает Фромсон, вполне рационален:

Ближайшая причина состоит в том, что, в отличие от крупных религий, способных существовать на взносы и пожертвования верующих, небольшим религиозным группам приходится зарабатывать каким-то реальным бизнесом, и ресторанное дело подходит им в том смысле, что имеет минимальные барьеры доступа. Секты обычно сами едят то, что они продают, поэтому в 60-е и 70-е годы понятным ходом с их стороны была попытка использовать общественный интерес к продуктам, в которых приверженцы этих сект к тому времени уже прекрасно разбирались. А решающая причина, наверное, самая очевидная: секты открывают рестораны ради привлечения новых людей.

В случае этнической кухни все может оказаться куда сложнее. Рассуждая о росте популярности еврейской кухни в современной Польше, Адам Кирш пишет на сайте Tablet magazine:

Лодзь была когда-то крупнейшим еврейским центром, а потом одним из самых страшных еврейских гетто. Теперь там огромное количество еврейских заведений, в том числе ресторан "Анатевка", названный в честь местечка из знаменитого бродвейского мюзикла "Скрипач на крыше". Мацу там подают официанты, одетые в традиционный костюм хасидов – все в черных шляпах, все с поясами. Благодушно настроенный человек увидит в этом признак возрождения еврейской жизни в Восточной Европе. Но если трезво смотреть на вещи, весь этот еврейский китч заставляет перефразировать "Балладу Рэдингской тюрьмы" Оскара Уайлда: не "каждый, кто на свете жил, любимых убивал", а "каждый, кто на свете жил, любил убитых им".

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG