Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реакция Запада на отставку Ельцина


Ирина Лагунина:

Реакция на Западе на заявление Бориса Ельцина об уходе с поста президента и о передаче своих полномочий Владимиру Путину не однозначна. О реакции в Италии из Рима Ирина Стоилова:

Ирина Стоилова:

Обозреватели полагают, что передача президентской власти была объявлена накануне новогоднего праздника -единственного общепризнанного праздника на всей территории бывшего Советского Союза, - чтобы новость получила больший резонанс. Среди возможных причин, ускоривших уход Бориса Ельцина с политической сцены, упоминаются все более нестабильное состояние здоровья Бориса Николаевича и не совсем благоприятное развитие войны в Чечне, в которой российским военным пока не удается добиться обещанных успехов. Другие обозреватели считают, что Ельцин предпринял сегодняшний шаг, чтобы, не теряя время, извлечь максимальную политическую пользу от успеха партии "Единство" на недавних выборах, увеличивая таким образом шансы Путина в предвыборной борьбе за пост президента, в борьбе, которая официально начинается именно с нынешнего момента.

Ирина Лагунина:

Из Рима сообщала наш корреспондент Ирина Стоилова. Мы беседуем с генерал-лейтенантом в отставке, бывшим директором Агентства Национальной безопасности США Вильямом Одомом. Удивило ли специалиста по российской политики заявление Бориса Ельцина? Вильям Одом:

Вильям Одом:

Структура российской власти такова, что решения, которые принимают такие люди, как Ельцин, Путин и другие - не сильно удивляют. Не то, чтобы их можно было предсказать, нет, они просто не удивляют. Если посмотреть на ситуацию глазами Ельцина, то, вероятно, видно, что ему грозит месть со стороны многих возможных преемников его поста на следующих президентских выборах. И создать ситуацию, чтобы к власти пришел человек, который относится к нему доброжелательно и который защитит его семью и друзей от возмездия после выборов, - в числе первейших задач Ельцина. Понятно, почему. И добровольная отставка Ельцина сейчас, когда популярность Путина столь высока, его контроль над государством тоже, дает Путину хорошие перспективы на будущее.

Ирина Лагунина:

Как повлияет на расстановку сил в российской власти и на российские демократические институты тот факт, что исполняющим обязанности президента стал выходец из силовых структур.

Вильям Одом:



Вильям Одом:

Неважно, кто у власти в России, - Зюганов, Путин или Лебедь, - это ничего не меняет. Любому, кто будет президентом России при нынешней расстановке сил в структуре власти в Москве, придется вести себя приблизительно так же, как Ельцину. Очень похоже на правление Николая Второго после 1906 года. Разные группы борются за власть, слабое государство. Государственные органы, которые ничего не могут сделать, даже если царь или президент отдают указ: Так что Путин может отдавать разные указы, и что-то будет выполнено, а что-то нет. Он может установить контроль над прессой, но не может собирать налоги более эффективно, чем его предшественник. И реальное испытание власти в будущем - способность преемника Ельцины принять налоговый кодекс, а затем собрать налоги. Так что я думаю, драматических изменений не будет, просто один из олигархических кланов, - и я не имею в виду просто финансовый клан, - под кланом я имею в виду группу политиков и финансистов, - пытается создать ситуацию, чтобы взять президентскую власть под свой контроль.

Ирина Лагунина:

Многие связывают уход Ельцина с войной в Чечне. Одни, правда, полагают, что уже нынешние неудачи военной кампании вынудили Ельцина пойти на этот шаг, другие - что таким образом выигрывается время для Владимира Путина. Мнение Вильяма Одома:

Вильям Одом:

Думаю, что война - это очень важный фактор. Если Путину удастся победить на президентских выборах через три месяца, то военные действия немного утихнут. Потому что невозможно, чтобы затяжная война в Чечне выглядела успешной. Российские война могут взять Грозный, оттеснить чеченские формирования в горы на юге Чечни, но из-за войны чеченцы становятся все более радикальными, и они наверняка будут проводиться какие-то террористические акты. Если властям удастся взять прессу под свой контроль, то общественность может какое-то время не знать о реальной ситуации в Чечне. Но в таком случае и сами выборы будут фарсом - если нее будет свободной прессы, то они не будут честным соревнованием кандидатов. Так что даже несмотря на то, что перспективы Путина занять место президента сейчас довольно хороши, есть много сложностей, которые ему надо избежать в будущем. Основная сложность - война в Чечне. Но сейчас он очень силен. Меня бы не удивило, если бы Путин, к примеру, продиктовал Ельцину его отставку. Мне кажется, что даже Примаков, когда он был премьер-министром, был настолько силен - со своими связями с военными и силовыми структурами, - что он мог в любой момент отодвинуть Ельцина от власти. И я думаю, Путин, который вышел из структур президента, знает, как контролировать президентскую охрану, МВД, военных... Так что может быть, что Путин и продиктовал сценарий. И может быть, он решил сделать это сейчас, не дожидаясь июня, потому что ситуация в Чечне к лету будет непредсказуема, а в марте он еще сможет участвовать в президентских выборах без того, чтобы война в Чечне серьезно ему мешала.

Ирина Лагунина:

На вопросы Радио Свобода отвечал бывший глава Агентства национальной безопасности США, генерал-лейтенант в отставке Вильям Одом. Страна, с которой у России в последнее время были наиболее хорошие отношения - Германия. О реакции немецких политиков и обозревателей - из Бонна Евгений Бовкун:

Евгений Бовкун:

Сообщение из Москвы оценивают как блестящую операцию Кремля, совершенную с эффектом синергизма, когда одновременно учитываются все возможные обстоятельства: состояние здоровья президента, ослабленные позиции коммунистов в Думе, поддержка от регионов, пик патриотических настроений населения и дополнительные полномочия Путина, вытекающие из его новой должности наместника президента. Германские политики уже высказывали осторожные надежды, что при Путине рыночные реформы в России будут продолжены. Но больше всего немцев волнуют, конечно, будущие политические отношения России с Западом, и в частности, с Германией. И в этой области преобладает, скорее, пессимизм. Сотрудники Кельнского института по изучению проблем Восточной Европы считают, например, что российско-германские отношения станут напряженнее. Но многое будет зависеть , конечно, от того, как долго продлится война в Чечне.

Ирина Лагунина:

Из Бонна сообщал Евгений Бовкун. Мы беседуем со специалистом по России, Гарвардский институт, Вирджиния Кулудон. Первая реакция в Соединенных Штатах

Вирджиния Кулудон:

Спонтанная реакция на Западе довольно положительна. Люди считают, что это в принципе хороший знак, что постольку поскольку результаты выборов поддерживают Путина, то все будет хорошо. Это -первая реакция. Вторая реакция касается экономического положения России. Есть большая надежда, что Путин по крайней мере попробует навести порядок, остановить отток капиталов на Запад.

Ирина Лагунина:

Вирджиния, как будет развиваться, с вашей точки зрения, ситуация в Чечне сейчас?

Вирджиния Кулудон:

Мне кажется, что легкой победы не будут, я боюсь, что бои будут продолжаться долго. Наверное, поэтому тоже надо было поменять обстановку и назначить выборы раньше времени, чтобы имидж Путина сохранился положительный.

Ирина Лагунина:

С точки зрения того, что к власти в России пришел представитель силовых структур, как может поменяться в целом обстановка в России, и скажется ли это как-то на развитии российских демократических институтов?

Вирджиния Кулудон:

Безусловно, мне кажется, это, конечно, не такой положительный фактор, как думают на Западе. Наоборот, это довольно тревожный факт, на мой взгляд. Я помню, как несколько лет назад люди в окружении Ельцина уже говорили о необходимости установить "демократическую диктатуру". И безусловно, мы идем в этом направлении. Диктатуры, наверное, так и не будет, по крайней мере, не сразу, но авторитарный режим будет.

Ирина Лагунина:

Уже несколько западных газет сравнили возможное правление Путина с правлением Пиночета. Вы бы провели такую параллель?

Вирджиния Кулудон:

Я надеюсь, что такого не будет. С экономической точки зрения, я тоже так не думаю, потому что нужно, чтобы Путин забыл о своих друзьях. Можно, конечно, начать жесткую экономическую политику, но тогда надо забыть об этой тенденции подбирать "своих" и давать привилегии только "своим", а не остальным. Все, что показал Путин с тех пор, как он пришел к власти, - это все наоборот. Он сохраняет эту структуру власти, и у него есть уже "свои", которым даются привилегии на экспорт и с точки зрения налогов. Если это сохранится, это плохо, и я не вижу большой разницы между ельцинским режимом и путинским пока.

Ирина Лагунина:

Мы беседовали со специалистом по России из Гарвардского института в Бостоне, Вирджинией Кулудон.

XS
SM
MD
LG