Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Талибы продолжают сдавать провинцию за провинцией


Андрей Шарый:

Посол Северного Альянса в Душанбе заявил, что вооруженные группировки под командованием оппозиционных движению Талибан военноначальников захватили оплот талибов - город Кандагар. По словам посла, силы Северного Альянса в город не входили. Это сообщение не подтверждено из независимых источников.

Мурод Орифи:

Талибы продолжают сдавать провинцию за провинцией, не оказывая никакого сопротивления силам Северного Альянса. О том, какая часть страны все еще остается под контролем движения Талибан, пока судить рано, поскольку сведения о взятии отрядами объединенного антиталибского фронта тех или иных населенных пунктов, зачастую не соответствуют действительности. Тем не менее, министр внутренних дел правительства Раббани Юнус Кануни заявил сегодня в Кабуле, что на данный момент талибы контролируют не более 20% территории Афганистана. Поступают сообщения о новых районах, переходящих в руки Северного Альянса, отряды которого вошли в провинции Лагман, Логар, Нангархар, Пактия, Фарах, Газни. Сами представители антиталибской коалиции объясняют свой военный успех недовольством местного населения, которое открыто выступает против талибов с оружием в руках. Так утверждается, что Кандагар пал в результате восстания пуштунов, пятитысячная группировка которых вошла в город и разоружила талибов. По некоторым данным, аналогичная обстановка сложилась в Джалалабаде и провинции Пактия, где власть в свои руки взяло пуштунское ополчение. Однако, как сообщило иранское информационное агентство, еще сегодня утром в Кандагаре проходило военное совещание талибов, на котором председательствовал мулла Омар, объявивший о переходе к партизанской войне и намерении защищать город. Кстати, талибы утверждают, что они отступают только из-за того, чтобы не подвергать опасности мирное население. Тем временем министр иностранных дел правительства Раббани доктор Абдуло пригласил представителей всех этнических групп и политических движений Афганистана, кроме талибов, в Кабул для переговоров о будущем страны. Сюда же в ближайшие дни вернется президент исламской республики Афганистан Бурхануддин Раббани, который сегодня окончательно дезавуировал Римские соглашения, заявив в интервью иранскому телевидению, что бывший король Захир Шах может вернуться в страну, но только как рядовой гражданин.

Андрей Шарый:

Войскам муллы Омара остались подконтрольны менее половины территории страны. Причины развала сопротивления талибов анализирует военный обозреватель еженедельного журнала Александр Гольц.

Александр Гольц:

Система обороны режима талибов практически развалилась в течение суток. Войска Северного Альянса, которые еще пару недель назад удерживали небольшие горные районы, сегодня контролируют около 80% территории всей страны. Кабул, другие крупные города просто упали в руки антиталибской оппозиции, как созревшие яблоки. Никакого чуда, впрочем, не произошло. А произошло то же самое, что происходило во время войны в Заливе и в операции в Югославии. Вопреки хору аналитиков, которые всякий раз упорно доказывают, что воздушная операция не может принести победы, противник рано или поздно отступает. Разумеется, никто не может сказать наверняка, когда именно методичные и довольно точные ракетно-бомбовые удары приведут к панике и бегству врага, но рано или поздно это происходит. Военным успехам Северного Альянса, который последние пять лет терпел по большей части поражения, в немалой степени способствовали несколько десятков американских и британских спецназовцев. Им, по всей видимости, пришлось вспомнить то, к чему их готовили во времена холодной войны. Тогда их главной задачей была подготовка отрядов антиправительственной оппозиции и координация их действий вместе с операциями американской армии. Важную роль сыграли и крупные партии боевой техники, включая танки, боевые машины пехоты и установок залпового огня, которые Россия передала Северному Альянсу за последние недели. При том, что возможности использования бронетехники в афганских условиях ограничены, она может дать наступающим войскам некоторое преимущество в развитии успеха. Наконец, немаловажно и то, что США заставили Пакистан, если не закрыть границу с Афганистаном полностью, то уж наверняка прекратить поставки боеприпасов. В результате талибам ничего не остается, как уйти в горы и перейти к партизанской войне. Столь резкое изменение стратегической ситуации дает американцам и их союзникам по антитеррористической коалиции новые возможности по захвату и уничтожению бин Ладена. Спецназ США получит возможность действовать на значительной части афганской территории. С большой степенью уверенности можно предположить, что в скором времени будет создана база для спецназа, где-нибудь в Мазари-Шарифе или Кабуле, откуда можно высаживать вертолетные десанты в любую точку страны. Однако столь быстрый военный успех может представлять собой и ловушку. Для США велик соблазн попытаться установить контроль над Афганистаном, а это чревато втягиванием уже во внутриафганские разборки. Сейчас очевидно, что внутри Северного Альянса существуют весьма серьезные противоречия. Попытки включить в будущее руководство Афганистана некие новые фигуры могут привести к той кровавой междоусобице, которая и обеспечила победу талибов пять лет назад. Другая опасность - втягивание в партизанскую войну. К этому приведут попытки добить талибов. Одним словом, военная победа сейчас оборачивается для антитеррористической коалиции новыми проблемами. Уже сейчас надо думать, как завершать эту операцию. Очевидно, что кампания будет тем более успешной, чем более ограниченными будут ее военные цели.

Андрей Шарый:

Сейчас на линии прямого эфира с пражской студией Радио Свобода мой коллега корреспондент Радио Свобода в Центральной Азии Андрей Бабицкий. Андрей сейчас находится в Таджикистане и в ближайшие дни выезжает в Афганистан. Андрей, добрый вечер. Скажите, пожалуйста, чем можно объяснить столь стремительный успех войск антиталибской коалиции? Ведь упорные бои продолжались много дней, не было никаких успехов и вдруг военная машина Талибана неожиданно рухнула. С чем это может быть связано?

Андрей Бабицкий:

Я бы сказал даже об обвальном успехе. Действительно, никто не ожидал такого развития событий. Я думаю, к нему привел целый ряд факторов, которые, в общем, не носили военного характера. С одной стороны, это вообще очень характерная ситуация для Афганистана. Очень многие командиры выбирают себе сторону в конфликте, ориентируясь исключительно на силу. Они выбирают себе более сильную сторону. И сейчас, когда стало очевидным, что у Северного Альянса есть могучий союзник, действительно среди талибов нашлось немало тех, кто просто отказался держать оборону, отказался держать позиции. Очень многие предсказывали, что именно так, как революция, а не как война, будут развиваться события в Афганистане. Надо сказать, что очень серьезные результаты имели воздушные удары, фактически союзная авиация лишила талибов возможности держать эшелонированную оборону вокруг крупных населенных пунктов. Поскольку любое крупное скопление людей очень легко можно поразить с воздуха. Ни и последний фактор, может быть, так же не менее существенный, это то, что талибы стремительно теряют поддержку населения. Даже среди пуштунов, на которых традиционно опирался Талибан, очень многие открыто выражают недовольство действиями и политикой талибов. Сейчас очень хорошо видно по кадрам из Кабула, что в столице настоящий праздник, люди танцуют на улицах, на центральной площади устроен импровизированный концерт. И так, в принципе, силы Северного Альянса встречали в очень многих городах, которые они заняли в последние несколько дней. Вот сочетание этих факторов и привело к стремительному обвалу позиций талибов на севере страны.

Андрей Шарый:

Андрей, многие обозреватели предрекают сейчас начало партизанского этапа борьбы, войны в Афганистане. Говорят о том, что талибы отошли на заранее подготовленные позиции в горах, какие-то подземные пещеры. Известны ли какие-то конкретные факты о том, что это за пещеры, какова приблизительно оставшаяся у талибов боевая мощь или это неизвестно, приходится лишь гадать?

Андрей Бабицкий:

Я думаю, что боевая мощь у талибов, если говорить об их численности, резко упала за последние дни, поскольку. Как я уже сказал, вышли очень многие из тех, кто воевал в отрядах талибан, сейчас считают целесообразным отказаться от всякого участия в конфликте. Что касается вооружений, то талибы сумели фактически сохранить большую часть в неприкосновенности, поскольку, заранее зная о тех ударах, которые будут нанесены, они просто вывезли всю технику из угрожаемых зон и объектов. Я думаю, что талибы отошли сейчас не столько в пещеры, сколько они отошли в южные районы страны, где проживает традиционно пуштунское население, все-таки поддерживающее в целом талибов. Поскольку, когда мы говорим о том, что пуштуны выражают открытое недовольство политикой Талибана, это все-таки относится к образованной части пуштунского населения, к интеллигенции. А в сельской местности талибы также продолжают пользоваться довольно широкой поддержкой. Они отошли на эти территории, потому что действительно там им гораздо легче вести боевые действия, тогда как на севере страны они всегда воспринимались как чужаки, как оккупанты, там, где проживают национальные меньшинства - таджики, хазарийцы, узбеки. Именно эти территории оказались освобождены в первую очередь. Поэтому, мне кажется, что время позиционной борьбы еще не закончилось, Северному Альянсу, по всей вероятности, так же легко не удастся продвигаться в южные части Афганистана, здесь у них возникнут гораздо большие трудности. Потому что как раз здесь они будут восприниматься населением так, как талибы воспринимались на севере. До партизанской войны все-таки еще далеко. Сейчас Афганистан фактически распался на две половины, то есть произошло то, о чем говорили многие аналитики, разделение страны на северную и южную часть как раз по тем границам, по которым проходит незримая линия межэтнического конфликта.

Андрей Шарый:

Обстановка в афганских городах, которые занимают силы Северного Альянса, остается неспокойной, и поступают неподтвержденные сообщения о том, что силы становящейся властью оппозиции проводят репрессии против бойцов Талибана. Анализ этих сообщений провела в Праге моя коллега Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина:

Сообщения о том, что силы Северного Альянса проводят репрессии против бойцов движения Талибан носят пока разрозненный характер, и случаи расстрелов на месте - единичные. Самый серьезный инцидент произошел в городе Мазари-Шариф, куда в прошлую пятницу вошли силы генерала Абдуррашида Дустума. Представитель ООН в Исламабаде Стефани Банкер подтвердила сообщение об этом убийстве:

Стефани Банкер:

Несколько источников утверждают, что более 100 бойцов Талибов, в основном молодые люди, которые прятались в здании школы, были убиты силами Северного Альянса в субботу в 6 часов вечера.

Ирина Лагунина:

Международный Красный Крест, работающий в Мазари-Шарифе, также подтверждает, что после прихода сил Северного Альянса в городе были убиты сотни людей и разграблены тонны запасов продовольствия. Красный Крест сообщает, что его работники закопали тела убитых и пометили могилы "из соображений гигиены города и человеческого достоинства" - говорится в заявлении. Представитель Северного Альянса в Узбекистане опроверг эти сообщения.

Корреспондент агентства Ассошиэйтед Пресс в Кабуле сообщает, что город полон вооруженными людьми, одетыми в гражданскую одежду. Они свободно разъезжают по улицам и не понятно, охраняют ли они безопасность города или угрожают этой безопасности, говорится в сообщении. Международный Комитет Красного Креста заявил, что в среду его сотрудники собрали в Кабуле тела 11 мужчин, пятерых пакистанцев и 6 арабов. Еще пятеро пакистанцев были убиты в парке в центре города при попытке оказать сопротивление. Однако после того, как их убили в перестрелке, бойцы Северного Альянса засунули купюры афгани в нос и в разбитую голову двоих из убитых и оставили их тела на улице. Как рассказывает представитель Красного Креста в Кабуле, еще четыре араба были убиты в джипе при взрыве американской ракеты. Местные жители вытащили их тела из машины и били их ногами. Лица двоих погибших были сожжены.

Начавшееся насилие со стороны отрядов Северного Альянса вынудило президента Пакистана Первеза Мушаррафа выступить с обращением к ООН быстро развернуть миротворческие войска в Афганистане. Кабул должен оставаться демилитаризованной зоной, сказал президент Пакистана. С аналогичным призывом выступила и правозащитная организация Международная амнистия. Правозащитники напоминают, что когда силы коалиции во главе с президентом Раббани пришли к власти в 92-м году, именно забвение прав человека, этнические чистки и мародерство привели к гражданской войне, в которой было убито около 50 тысяч человек. Старый город в Кабуле вокруг рынка, где жили в основном пуштуны, до сих с тех лет стоит разрушенным.

XS
SM
MD
LG