Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От Термеза до Мазари-Шарифа


Ведущий программы "Темы дня" Андрей Шарый:

Корреспондент Радио Свобода Аркадий Дубнов в пятницу добрался из узбекского города Термез в Мазари-Шариф, еще недавно захваченный талибами. Аркадий - единственный из сотни журналистов, которому удалось в пятницу проникнуть в Афганистан с севера. Послушаем его путевые наблюдения:

Аркадий Дубнов:

В сторону Афганистана есть два пути. Оба, разумеется, через широченную Амударью, на барже - из речного порта, и через знаменитый 700-метровый мост "Дружба". Баржа ходит регулярно, но только с гуманитарным грузом, а мост, как пришлось убедиться лично, закрыт для авто, и тем более - железнодорожного транспорта. С двух концов моста - узбекского и афганского - метрах в 200 от въезда на него, уже над рекой по-прежнему в три ряда высятся железобетонные блоки, окруженные плотной сетью колючей проволоки. Так что говорить о скором открытии моста на афганский Хайратон пока не приходится.

Подъезжая к блокам, мы выходим из машины афганского дипломата. С его помощью корреспондент Радио Свобода, единственный журналист из более чем сотни ждущих в Термезе возможности попасть в северный Афганистан, смог туда прорваться. Берем свои сумки и движемся пешком. На афганской стороне моста нас ждут уже другие машины, и мы едем из Хайратона в Мазари-Шариф. С тех пор, как я был в этих краях последний раз 4 года назад, почти ничего не изменилось. Такое же гладкое полотно асфальта, по которому джип спокойно делает 120 километров в час. Неожиданно мало постов с вооруженными моджахедами, невидно и портретов генерала Дустума, чего раньше было в изобилии. Уже через час мы в Мазари-Шарифе. Нельзя сказать, что жизнь здесь кипит как обычно. Но все объясняется просто: у мусульман священный месяц Рамадан и после ежедневного поста афганцы, как они говорят, могут приоткрыть рот - попить и поесть. Поэтому большинство из них дома в этот вечерний час. Следов разрушений и боев нет никаких. Талибы покинули две недели назад Мазари почти без единого выстрела. Восхитительной красоты знаменитая Голубая мечеть пророка Али - одна из святынь мусульманского Востока - хорошо освещена. Афганцы совершают здесь вечерний намаз, молитву. Бросается в глаза множество новых машин. На улицах, как всегда, "Жигули" и "Москвичи", но уже также и "Тойоты", и "Субару". При талибах, когда я был здесь год назад, этого заметно не было.

В дипломатическом квартале хорошо освещено только консульство Афганистана - единственное пока работающее диппредставительство в Мазари. Впрочем, оно было единственным и при Талибане. Все остальные консульства внешне выглядят целыми и невредимыми. Кинотеатр в Мазари, как это произошло уже в Кабуле, еще не работает. Фильмы сохранились, но сломана техника и нет пока киномеханика. Но музыка из такси уже несется вовсю. Женщины, правда, ходят в чадре. Явно после 4 лет жизни при талибах еще боязно открывать лица.

Однако, больше всего поразил Шеберган, центр провинции Джаузджан, что в полутора часах езды к западу от Мазари-Шарифа. Уже при подъезде к городу не веришь своим глазам. Жилые трехэтажки светятся лампочками буквально в каждой квартире. Прекрасно освещен широкий главный проспект города. Оказывается, электричество в Шебергане не гасло и при талибах. Здесь, так же, как и в Мазари-Шарифе, спокойно и никаких признаков войны, здесь ее и не было. Просто талибов, как и в большинстве северных провинций к западу от Кундуза, в последние две недели как языком слизнуло. Все возвращается на круги своя.

XS
SM
MD
LG