Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иракские санкции в контексте терактов


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк:

Станет ли Ирак поводом для противостояния Соединенных Штатов и России в Совете Безопасности ООН? Во вторник Совет Безопасности должен рассмотреть вопрос о продлении режима антииракских санкций, введенных в 1990-м году после захвата Ираком Кувейта. В течение нескольких лет Москва была самым громким и часто единственным сторонником их отмены в то время, как большинство членов Совета требовали от Ирака доказательств того, что он избавился от оружия массового поражения. Как на судьбе санкций может отразиться антитеррористическая кампания?

30 ноября истекает очередной шестимесячный срок действия так называемой программы "Нефть в обмен на продовольствие"; в прошлом каждое ее продление было поводом для американо-российского столкновения в Совете Безопасности, на этот раз оно должно было быть особо бурным, поскольку предыдущее, полгода назад, закончилось угрозой России наложить вето на американскую резолюцию, предусматривавшую замену нынешнего режима эмбарго тем, что Госдепартамент назвал "умными санкциями". Суть американского предложения заключалась в практически полной отмене запрета на ограничение экспорта нефти и импорта Ираком товаров гражданского назначения в обмен на усиления контроля за импортом продукции двойного и военного назначения. По мнению "отца" этой идеи Госсекретаря Пауэлла, нововведение устраняло все поводы для иракских жалоб на то, что США затянули гуманитарную удавку на шее среднего иракца. Но в июне Багдад заявил, что он не согласен ни на что меньшее, чем полную отмену санкций, и, Россия, как считают, соблазненная иракскими экономическими посулами, решила впервые в одиночку, на этот раз от Ирака отказались даже его традиционные союзники Франция и Китай, подыграть Ираку, убив идею "умных санкций" угрозой вето. В обмен Россия предлагала невнятно сформулированную идею возобновления инспекций и отмены санкций, под которой, кстати, отказался подписаться сам Багдад.

Июньское противостояние закончилось шаткой мировой и обещанием новой схватки в ноябре. Но нынешнее заседание проходит в совершенно новой ситуации, после террористических актов, которые выставили Ирак, по крайней мере, с точки зрения Вашингтона и его союзников, в гораздо более зловещем и реалистичном образе. Накануне заседания Москва внезапно дала понять, что она не будет возражать против того, чтобы отложить принципиальный спор и продлить нынешний режим санкций на четыре месяца. Но что может быть в запасе у Соединенных Штатов, представители которых в последние недели несколько раз упомянули Ирак в контексте антитеррористической кампании? Остается ли на столе проект резолюции умных санкций? Вопрос редактору журнала "Нэшнл интерест" Эдаму Гарфинкелу.

Эдам Гарфинкел:

Администрация была в процессе разработки иракской стратегии, когда террористы ударили по США и изменившаяся ситуация, я думаю, доказала нежизнеспособность идеи умных санкций, предлагавшихся Госдепартаментом, ибо они никак не приближали разрешение главной задачи: предупреждения появления у Ирака оружия массового поражения. Что может предпринять Белый Дом в такой ситуации - сказать очень сложно, Вашингтон полон предположений о том, готовит ли администрация антииракские акции. Я же полагаю, что мы бы могли в данной ситуации попытаться найти с Россией общий язык в этом вопросе в надежде, что, как в других вещах, она осознает, что в ее национальных интересах разоружение Ирака и не только его. Ибо в противном случае на ее границах могут появиться недружественные режимы, располагающие ядерным оружием.

XS
SM
MD
LG