Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будущее Афганистана после операции возмездия


Андрей Бабицкий, Афганистан:

С началом воздушных ударов Запад фактически лишил себя всякого пространства для политических комбинаций в формировании политического будущего Афганистана. После разгрома талибов, которым уготована незавидная участь вести партизанскую войну в горах, Америке и ее союзникам придется иметь дело с единственной силой, претендующей на власть в стране - Северным Альянсом. Несмотря на то, что в последние два дня и США и Великобритания заявили о своей полной поддержке правительства Раббани, есть все основания полгать, что они далеко не в восторге от перспективы перехода власти к антиталибской коалиции. С одной стороны, Северный Альянс, в который входят 6 исламских партий - образование весьма непрочное, лишенное внутреннего политического единства. Он объединился с единственной целью: вести борьбу с талибами - и готов вновь рассыпаться, когда речь зайдет о политическом устройстве Афганистана. Лидеры Северного Альянса - люди весьма далекие друг от друга. Вряд ли фундаменталист Абдул Расул Сайоф и более терпимый, но близкий к Сайофу по взглядам президент Бурхунуддин Раббани когда-нибудь найдут общий язык с бывшим коммунистом - генералом Дустумом, который в контролируемых им районах Кабула в 1992-м и 1993-м годах, а потом и в Мазари-Шарифе разрешил открытую продажу водки в магазинах. Достаточно вспомнить, что с 1992-го года по 1994-й все нынешние лидеры, уже тогда распределившие между собой портфели в правительстве Раббани, тем не менее, вели друг с другом настоящую войну, и в Кабуле, районы которого были просто распределены между противостоящими группировками, и в целом по стране. В 1995-м военный и политический гений Ахмад-Шаха Масуда перед лицом талибской угрозы сумел заново объединить недружную кампанию вооруженных и воюющих министров в единый антиталибский блок... Сегодня уже нет Масуда. Скоро возможно исчезнет и фактор Талибана. Северный Альянс вновь вступает на зыбкую почву идеологических разногласий...

Другая причина, по которой Запад хотел бы иметь совсем иного союзника в Афганистане - это опасение сместить в сторону таджикского меньшинства соотношение представителей этнических групп в будущем руководстве страны. На стороне Альянса, в основном, выступают таджики, численность которых примерно 35 процентов населения. За Талибан воюют пуштуны - их около 40 процентов.

И, наконец, может быть, главная причина - это политическая ориентация антиталибской коалиции, отнюдь не на США и Запад, а на Иран и Россию, которые только и оказывали помощь правительству Раббани в борьбе с талибами в последние годы. Напротив, США как давний союзник Пакистана воспринимается Северным Альянсом скорее как враждебная сила, которую сегодня можно использовать в своих целях. И уж во всяком случае, плодами победы Альянса в первую очередь воспользуются Москва и Тегеран, тогда как все остальные должны будут ждать своей далекой очереди.

Тем не менее, Запад уже вряд ли способен что-либо серьезно изменить в ходе событий. Операция возмездия будет иметь фатальный характер не только для талибов, но, возможно, и для ее непосредственных организаторов.

XS
SM
MD
LG