Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Не всякий террористический акт является актом международного терроризма


Петр Вайль, Москва:

Российские политики, политологи, журналисты, включая, или точнее, начиная с президента страны - из тех, кто выражает солидарность с США, на все лады варьируют один тезис. Звучит он примерно так: "Россия понимает эту проблему, потому что сама сталкивалась с актами международного терроризма".

Речь идет, прежде всего, о взрывах домов в сентябре 1999-го года. Но до сих пор, через два года, ничего внятного об этих взрывах не сказано. По-прежнему одной из версий остается мафиозная уголовщина. Тогда как ясно, что снести с лица земли два 110-этажных небоскреба и разрушить крыло Пентагона не под силу солнцевской группировке, как и какой-нибудь группировке, допустим, бруклинской. Общее здесь налицо - гибель невинных людей, и, разумеется, с точки зрения гуманистической, не важно, сколько погибших - десятки или тысячи. Однако, уравнивать размах подготовки и источники этих преступлений можно только в целях политических, прагматических, спекулятивных.

Говорить в этом контексте о Чечне тоже не основательно. Если уж нужны международные аналогии, то это скорее Испания с басками, Франция с корсиканцами, Англия с североирландцами, всякого рода сепаратистские проявления - но никак не атака на США 11 сентября.

Скорбь по погибшим, напряженность момента и нужность антитеррористического единства делают подобные возражения вроде как неуместными. Но возразить рано или поздно надо, потому что иначе вся вставшая перед миром в полный рост страшная забота - затемняется, искажается.

XS
SM
MD
LG