Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Терроризм и ваххабизм


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют: ведущий программы Радио Свобода "Кавказские хроники" Олег Кусов, корреспонденты РС на Северном Кавказе Лада Леденева и Тимур Салимов, доктор исторических наук, заместитель председателя Научного совета московского Центра Карнеги Алексей Малашенко - с ним беседовала Любовь Чижова.

Петр Вайль: Генеральная прокуратура России располагает сведениями о причастности к подготовке террористического акта в Каспийске, где погибли 42 человека, сторонников радикального ислама из группировки Раппани Халилова. Заместитель генерального прокурора утверждает, что следствие практически раскрыло это преступление. Рассказывает Олег Кусов:

Олег Кусов: В понедельник 13 мая Государственный совет Дагестана обсудил ход расследования теракта в Каспийске и меры по ликвидации его последствий, глава республики Магомед-Али Магомедов считает, что местные правоохранительные органы не в полной мерее справляются со своими обязанностями по обеспечению безопасности людей. Из Махачкалы передает наш корреспондент Тимур Салимов:

Тимур Салимов: О причастности к теракту Раппани Халилова говорит характерный для его людей почерк совершения преступления, и взрывное устройство, и объект поражения - военнослужащие федеральных сил. По словам Владимира Муратова, спецслужбы еще в апреле располагали информацией о намеченном на 9 мая в Дагестане теракте. По сведениям ФСБ, взрыв готовился на центральной площади Махачкалы, принятые меры оперативно-профилактического характера помешали террористам, и они перенесли запланированное в Каспийск. Выступление Муратова вызвало бурю эмоций у председателя Госсовета Дагестана Магомед-Али Магомедова. Он подверг жесточайшей критике работу правоохранительных органов, прозрачно намекнув на коррупцию и прямое предательство. "Мы знаем, кто и откуда эти преступники, но не ловим их, а если ловим, то почти сразу отпускаем. Они нас не боятся", - гневно констатировал он. Магомед-Али Магомедов счел целесообразным, и Госсовет поддержал его в этом, предать гласности список всех дагестанцев, так или иначе сотрудничающих с незаконными вооруженными формированиями, для того, чтобы народ знал пофамильно не только своих врагов, но и их родственников.

Олег Кусов: В понедельник в Пятигорске начался судебный процесс по делу обвиняемых в подготовке к свержению власти в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Рассказывает наш корреспондент в Пятигорске Лада Леденева:

Лада Леденева: Перед судом предстала часть предполагаемых участников подготовки вооруженного мятежа, ставивших своей целью создание исламского государства на Северном Кавказе. Подсудимые обвиняются в участии в преступном сообществе с целью совершения вооруженного захвата власти на территории Карачаево-Черкесской республики, разбое, убийстве, применении насилия в отношении представителей власти, участии в незаконных вооруженных формированиях и совершении других преступлений. Управлением Генеральной прокуратуры Российской Федерации на Северном Кавказе совместно с оперативно-координационным управлением ФСБ РФ по Северному Кавказу в ходе следствия было установлено, что экстремистская группировка создавалась на территории Северного Кавказа с 1996-го года. Среди ее руководителей были Хаттаб, Шамиль Басаев, Багаутдин Дагестани, Ачимез Гачияев, Хызыр Салпагаров и другие. В сеть так называемых "джамаатов" вовлекались молодые люди, прошедшие боевую диверсионную и идеологическую подготовку в лагерях "Кавказ", "Талибан",..."Исламский институт Кавказа", "Исламская армия Кавказа" на территории Чеченской Республики под руководством Хаттаба, Абу Джафара, Абдурахмана и других.

Основной упор в процессе идеологической обработки курсантов делался на подготовку к совершению особо тяжких преступлений, в том числе диверсионно-террористического характера, в отношении мирного населения. Выпускники лагерей направлялись по месту их жительства с задачей ведения религиозной пропаганды и подготовки к участию в терактах на Северном Кавказе. Для осуществления задуманного на плато на границе Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и Грузии были созданы склады оружия, военного снаряжения, продуктов питания. На вооружении участников группировки имелось автоматическое огнестрельное оружие различных модификаций, пистолеты, гранатометы, взрывчатые вещества, современные, в том числе и спутниковые, средства связи. Среди изъятого у них обнаружены необходимые для совершения терактов части взрывных устройств, аналогичные тем, которые были применены при совершении терактов в Кавказских Минеральных Водах. Финансирование деятельности группировки осуществлялось как из-за рубежа, так и посредством разбойных нападений и грабежей на территории Северного Кавказа. Как заявили в управлении Генеральной прокуратуры Российской Федерации на Северном Кавказе, следствием доказана и связь "джамаатов" Карачаево-Черкесии с группировкой Руслана Гелаева, обосновавшейся в Панкисском ущелье Грузии. Именно к Гелаеву шли из Карачаево-Черкесии 13 задержанных 6 июня 2001-го года пограничниками Грузии вооруженных экстремистов. Позже все они были выданы Российской Федерации, и сегодня ряд из них находится на скамье подсудимых.

Олег Кусов: В Дагестане и Ставропольском крае в преступлениях обвиняют сторонников радикального ислама, которых официальная пропаганда именует ваххабитами. Заместитель генерального прокурора России Сергей Фридинский отметил, что задержанные накануне в Санкт-Петербурге трое человек могут иметь отношение к теракту в Каспийске. Под прицелом телекамер этих людей доставляют в Махачкалу, а к вечеру российская пресса говорит о них как о террористах, словно их вину уже доказал суд. В таком же ключе говорят и о некоем Раппани Халилове, уроженце Дагестана, воюющем в Чечне. Много непонятного остается и на процессе в Пятигорске. Группу сторонников радикального ислама Генеральная прокуратура России обвиняет в попытке захватить власть в Карачаево-Черкесии и в Кабардино-Балкарии, но местная власть не спешит присоединиться к этим обвинениям. Руководство этих республик по-прежнему не возьмем в толк, каким образом это собирались сделать 16 человек, которые хранили оружие где-то в горах, возле грузинской границ. Возможно, судебное следствие ответит и на эти вопросы. Пока и в Махачкале и в Пятигорске, как создается впечатление, обвиняют не столько подозреваемых и подсудимых в крупных преступлениях, сколько радикальный ислам в целом. Доктор исторических наук, заместитель председателя Научного совета московского Центра Карнеги Алексей Малашенко считает, что с понятиями "исламский радикал" и "исламский террорист" нужно обращаться осторожно:

Алексей Малашенко: Все-таки надо разводить конфликтогенность, терроризм и то, что мы называем радикальным исламом. Мы можем добиться немалых успехов, скажем, на поприще этой борьбы, мы можем даже каким-то образом, если не избавиться, то во всяком случае подавить религиозный экстремизм, то есть, людей, которые крайние методы используют для достижения своих целей, но с радикальным исламом, с теми, которые полагают, что наше светлое будущее в нашем золотом прошлом, что им, мусульманам, необходимо вернуться к шариату, теми, которые отстаивают исламскую альтернативу, противопоставляя ее и глобализму, и коммунизму, и капитализму, и всему остальному, я думаю, что нам с этим придется жить очень долго, всегда. И с этой точки зрения, борясь с терроризмом, нужно каким-то образом научиться, в то же время, понимать, как отделить террористов от исламистов - вопрос очень сложный. Причем он сложный и на теоретическом уровне, тут до сих пор ведется полемика и в России, и в Европе, и Штатах, и на практическом уровне, потому что как отделить исламского радикала от исламского террориста? Очень трудно. Во всяком случае, на сегодняшний день ваххабизм - это наиболее непримиримая часть исламского направления в идеологии и исламской политической практики. Другое дело, что называть тех людей, которые сейчас борются на Северном Кавказе или того же Бин Ладена ваххабитами - это большая ошибка. Потому что для истинных исламских экстремистов, для истинно исламских борцов за чистоту ислама даже ваххабизм - это ересь, хотя бы потому что ваххабиты ориентируются не на Пророка, а на Ибн-Ваххаба, то есть на живого человека...

Вы знаете, мы очень много ругаем наши спецслужбы, и в общем-то заслуженно ругаем. Но иногда вот, когда я пытаюсь себя на место этих полковников и генералов, которые всем этим занимаются, я совершенно не представляю сам, как себя можно вести в этой ситуации. Потому что, с одной стороны, действительно теракты, убийства людей, взрывы и так далее, а с другой - существуют, во всяком случае, существовали в Дагестане целые деревни, которые опять же под тем же знаменем ислама боролись с коррупцией, с продажностью чиновников, с алкоголизмом и так далее, они вытаптывали маковые поля, чтобы наркотики не росли, а лозунги были те же самые. Как быть? Вот эта вот деятельность по локализации радикального ислама, умению работать с ним, умению отделять экстремистов от менее радикальных людей и так далее - в этом отношении наши спецслужбы все-таки в начале пути. И вот надо учиться находить если не общий язык, то, во всяком случае, уметь дискутировать с ними, уметь убеждать их, может, даже в чем-то соглашаться...

Олег Кусов: С доктором наук Алексеем Малашенко беседовала наш корреспондент Любовь Чижова. Общественный приговор исламскому радикализму стараниями властей и прессы уже вынесен. Организаторов теракта в Каспийске с самой высокой трибуны назвали подонками, которые хуже нацистов. Понятно, в адрес кого это сказано. Похоже, так называемым чеченским террористам придется в скором будущем потесниться и уступить место главного врага России так называемым ваххабитам из Дагестана и Карачаево-Черкесии. Чеченцев ведь тоже два с половиной года назад объявили преступниками без суда и следствия.

XS
SM
MD
LG