Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему башни Всемирного торгового центра не выдержали ударов самолетов - результаты расследования


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк:

Почему башни Всемирного торгового центра, спроектированные с учетом возможности мощных землетрясений и других катаклизмов не выстояли под действием несравнимых с ними по силе воздействия ударов самолетов? Ответ на этот вопрос дают результаты многомесячного официального расследования. Они должны быть обнародованы в конце апреля, но газете "Нью-Йорк Таймс" удалось получить копию этого документа. Скрупулезный анализ остатков башен-близнецов и сотен видеопленок, сохранивших в мельчайших подробностях детали трагедии, позволил специалистам сделать несколько неожиданных выводов. Похоже, что эти выводы почти наверняка исключают человеческий фактор, то есть просчеты проектировщиков и строителей из числа причин, которые привели к этому катастрофическому результату. Стечение несовместимых обстоятельств и только оно, судя по этим результатам, привело к разрушению конструкций, которые, как выясняется, обладали даже большим запасом прочности, чем можно было ожидать от этих гигантских сооружений.

Эксперты смогли проанализировать и восстановить события, предшествовавшие падению Южной башни. В 9 часов 03 минуты утра авиалайнер компании "United" на скорости около 850 километров в час вонзается в здание и рассекает офисы на шести этажах, с 78-го по 84-й; сила удара была столь мощна, что части самолета пробили насквозь здание и были позже найдены в шести кварталах от башни, но металлические конструкции выдержали удар с легкостью. Подсчеты показали, что нагрузка на несущие колонны всего в семи метрах от разрушений практически не отличалась от нормальной. Здание должно было и могло выстоять этот удар, даже нее покачнувшись. Но роковую роль сыграло авиационное горючее, тонны и тонны керосина, находившегося в баках самолета, который вылетел из аэропорта всего около 40 минут назад. Оно мгновенно воспламенилось. Треть его выгорела тут же, а остаток стал расползаться по лифтовым шахтам, поверхности здания и разбитым этажам. Из результатов анализов материалов, оказавшихся в эпицентре взрыва, можно было сделать невероятный вывод: горящее топливо саккумулировало в момент пика от четырех до пяти гигаватт энергии, в 4-5 раз больше чем производит АЭС, и этого испытания не выдержал металл. Сначала по фасаду здания потек алюминий - видимо, расплавилось то, что осталось от самолета. Через 50 с небольшим минут пожара не выдержала несущая конструкция на уровне 80-го этажа, через 56 минут после того, как самолет врезался в башню, ее верхние этажи сначала отклонились к востоку, затем к югу, и вслед за этим в несколько секунд вся 110-этажная башня сложилась, как карточный домик.

Могли ли проектировщики или строители что-то сделать, чтобы предупредить такой исход? Специалисты сомневаются. Разрушение, которому подверглось здание в результате удара, невозможно было представить и тем более предусмотреть. Выяснилось, например, что самолет перебил столько линий пожарных водоводов, что система тут же потеряла давление, и вода не поступала к пожарным кранам и фонтанчикам. Мало того, огненепроницаемые перекрытия не могли быть рассчитаны на пожар такой, по сути дела, лабораторной интенсивности. Но все могло обернуться еще хуже, если бы не инженерный расчет, на основе которого были построены башни. Они выстояли достаточно времени, чтобы позволить тысячам людей выбраться из ада.

XS
SM
MD
LG