Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Угон российского самолета: "С точки зрения международного права такая акция однозначно рассматривается как преступление"


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют: корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин, который беседовал с Робертом Хайблом - бывшим заместителем директора департамента ФБР по борьбе с терроризмом, и корреспондент Радио Свобода в Анкаре Турал Рзаев. Приводится точка зрения бывшего министра внутренних дел Чечни Асланбека Арсаева - с ним беседовал Андрей Бабицкий.

Андрей Шарый:

Власти Саудовской Аравии пока не ответили на требование Москвы выдать двух террористов - угонщиков российского самолета. С братом главного террориста - бывшим министром внутренних дел Чечни Асланбеком Арсаевым беседовал Андрей Бабицкий:

Асланбек Арсаев:

Мой брат Супьян Арсаев сделал отчаянный шаг, чтобы открыть всему миру глаза и показать о тех ужасах, творящихся над чеченскими детьми, женщинами и стариками руководством России и российскими войсками. У Арсаева Супьяна были конкретные факты ужасов, зверств и массовых убийств, на видеокассетах - у него были 6 видеокассет... Самолет был захвачен без оружия, по политическим мотивам, и, по моим данным, после посадки самолета в Медине Супьян передал одну кассету властям Саудовской Аравии. И он высказал свои требования в адрес российского руководства о немедленном прекращении боевых действий... и сесть за стол переговоров с легитимно избранным народом президентом Чеченской Республики Ичкерия Асланом Масхадовым, и решить вопрос мирным путем, в присутствии западных наблюдателей, о независимости и свободе Чеченской Республики Ичкерия, и показать по всем каналам телевидения кассету. Руководство России старалось скрыть эти требования, когда эти требования поневоле все-таки у руководства России выскочили, по всему миру через средства массовой информации - тогда все и началось. Испугавшись, что весь мир увидит эти кассеты, действительно весь мир увидит настоящие лица преступников...

Андрей Бабицкий:

Господин Арсаев, скажите пожалуйста, вы знали о том, что ваш брат готовит угон самолета?

Асланбек Арсаев:

Нет, мы про это не знали... Всему миру сегодня закрыто то, что на самом деле происходит на территории Чечни, и каждый принимает меры для того, чтобы раскрыть им глаза и остановить жертвы...

Андрей Шарый:

Такова точка зрения Асланбека Арсаева, брата угонявшего самолет Супьяна Арсаева. Не один только бывший министр внутренних дел Чечни считает, что терроризм семьи Арсаевых был вызван тем, что происходит в Чечне. Обозреватель крайне правой турецкой газеты "Акит" Абдурахман Каракоч в статье "Угон самолета - преступление ли"? - попытался оправдать действия террористов, но он остался в меньшинстве. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Анкаре Турал Рзаев:

Турал Рзаев:

Коллеги Абдурахмана Каракоча из других газет призвали правоохранительные органы страны возбудить против автора уголовное дело за подстрекательство и призыв к насилию, а также моральную поддержку террористических акций. Верховный Суд Турции, рассмотрев обращение турецких журналистов, возбудил уголовное дело против Абдурахмана Каракоча согласно 311-й и 312-й статьям Уголовного Кодекса. В случае, если журналист будет признан виновным, ему грозит срок лишения свободы до 3 лет. Прокурор Нух Мэте Юксель, возбудивший уголовное дело, не уточнил, войдет ли в рамки расследования и сама газета "Акит", или же оно будет ограничено только Абдурахманом Каракочем.

В четверг журналисты газеты "Акит" поддержали своего коллегу по перу, оценив действия суда как итог давления "прорусского лобби" в средствах массовой информации Турции. Сам Абдурахман Каракоч озаглавил свою появившуюся в четверг публикацию в газете "Акит": "Дудки бульварной прессы". В этой статье журналист еще раз заявил о неизменности своей позиции. Автор пишет: "В том случае, если моя родина подвергается бесчисленным бомбардировкам, без разбора уничтожаются грудные дети и старики, я не считаю целесообразным вдаваться в подробности - насколько легальны и законны мои действия".

Андрей Шарый:

Последние десятилетия предоставили немало примеров, когда разные силы прибегали к угону самолетов для того, чтобы сделать политическое заявление. Как к этому феномену относился мир? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с бывшим заместителем директора департамента ФБР по борьбе с терроризмом Робертом Хайблом:

Юрий Жигалкин:

Какова ваша реакция на заявления о том, что угонщики российского самолета руководствовались благородными намерениями?

Роберт Хайбл:

Когда идет разговор о политических преступлениях или актах терроризма, их оценка полностью зависит от того, чью сторону занимает человек делающий заявление. Трудно ожидать от человека, выступающего от имени чеченских националистов, осуждения акции, которая вновь привлекает внимание международного сообщества к чеченской проблеме. С точки зрения международного права такая акция однозначно рассматривается как преступление. Учитывая то, что целью любой террористической акции, в том числе угона самолета, является намерение запугать, заставить оппонентов уступить, угрожая гибелью людей или уничтожением собственности, то теракты по своей природе являются уголовными деяниями, за которые предусмотрены наказания в законодательствах, я полагаю, всех стран. Это данность. Но она, естественно, не способна изменить взгляды определенной части людей - меньшинства или большинства - которые могут рассматривать подобные акции, как приемлемую форма политического заявления.

Юрий Жигалкин:

В то же время, как известно, страны по-разному относятся к идее выдачи воздушных угонщиков. Во времена "холодной войны" был известный случай угона советского самолета в Турцию, во время которого была убита стюардесса - угонщики не были переданы в Москве. Как можно в таком случае объяснить действия, скажем, турецких властей? Непонятно пока, каковой будет реакция и Саудовской Аравии?

Роберт Хайбл:

Все зависит от отношений между конкретными странами, точнее от двусторонних договоров о выдаче преступников. Поэтому существуют примеры выдачи угонщиков самолетов, были случаи, когда им предоставляли политическое убежище. Одной из их целей является посадка в стране, которая, как они считают, не выдаст их властям страны, откуда был угнан самолет. Возможно, и в этом случае чеченцы заставили пилотов лететь в Саудовскую Аравию - исламскую страну, в надежде получить там политическое убежище. В то же время, я не думаю, что какое-либо государство, включая Саудовскую Аравию, хотело бы выглядеть местом, приветствующим воздушное пиратство, хотя бы потому, что нечто подобное может случиться и с его самолетами. Все правительства прекрасно осознают опасность такого рода терроризма и вероятность того, что он ударит по ним.

Юрий Жигалкин:

Как вы считаете, чего добились угонщики российского самолета в глазах мира?

Роберт Хайбл:

Международное сообщество должно действовать в соответствии с международными законами. Их нарушение, я думаю, не добавляет ничего хорошего имиджу Чечни. Я полагаю, что угонщики, скорее всего, будут переданы России, если они, естественно, не сумеют доказать, что в России их будут обвинять по политическим соображениям.

XS
SM
MD
LG