Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа со старшим научным сотрудником "Фонда Карнеги" Томасом Гремом


Владимир Дубинский, Вашингтон:

Владимир Дубинский беседует со старшим научным сотрудником вашингтонского исследовательского центра "Фонд Карнеги" Томасом Гремом.

Господин Грем, были ли вы удивлены легкостью, с которой в Государственной Думе прошла кандидатура Сергея Степашина?

Томас Грем:

Если бы вы задали мне этот вопрос всего неделю назад, то я был бы очень удивлен. Но за два-три дня, предшествовавших голосованию в Думе, появились признаки того, что кандидатура Степашина будет утверждена, и, поэтому, особого удивления у меня это не вызвало. Во-первых, коммунисты в Думе рассудили, что для них кандидатура Степашина не такая уж и плохая. Ведь он представляет одно из силовых министерств, проделал работу по борьбе с коррупцией. Так что им сложно было возражать против его кандидатуры на основании его послужного списка. Во-вторых, как мне кажется, коммунисты пришли к выводу, что если они отклонят кандидатуру Степашина, то им предложат кого-то, кто бы их устраивал еще меньше, и это приведет к роспуску Думы и проведению досрочных выборов. А компартия не заинтересована в проведении таких выборов, особенно потому, что в случае роспуска Думы депутаты потеряли бы доступ к своим офисам, бесплатному транспорту, линиям коммуникации и другим привилегиям, которые могут пригодиться им при проведении предвыборной кампании.

Владимир Дубинский:

Президент Ельцин объяснил свое решение отправить в отставку Евгения Примакова тем, что тот не добился нужных результатов на поприще экономики. Но ведь Сергей Степашин сам признает, что у него опыта работы в области экономики вообще нет. Чего же можно ожидать от его правительства?

Томас Грем:

"Мне очень трудно поверить в то, что в российской экономике произойдут радикальные перемены, даже если Степашин продержится на своем посту до конца президентского срока Ельцина. Ситуация в российской экономике чрезвычайно сложная, необходимо проделать огромную работу, которая заключается не только в том, чтобы провести законодательство, которое соответствовало бы условиям МВФ. Также надо реформировать систему сбора налогов, провести земельную реформу, принять законы в области сельского хозяйства и бизнеса вообще, принять меры по борьбе с преступностью, коррупцией и т.д. Так что трудно представить себе, что в экономике России произойдут положительные изменения в краткосрочном плане. Что касается самого Степашина, и его нехватки знаний в области экономики, то это не имеет особого значения. Премьер-министр - в первую очередь это политическая фигура, и самое важное - это не его познания в области экономики, а умение создавать коалиции, а также то, насколько он сумеет сотрудничать с Думой и то, кого он назначит на ключевые посты в своем правительстве.

Владимир Дубинский:

А как, на ваш взгляд, к назначению Сергея Степашина отнеслись в Вашингтоне, вздохнули ли с облегчением, поскольку России удалось избежать периода еще большей политической нестабильности, или здесь рассматривают его как временную фигуру, с которой придется иметь дело до конца президентского срока Бориса Ельцина?

Томас Грем:

Я не думаю, что в Вашингтоне теперь скажут: " Давайте подождем до следующих выборов". Хотя, конечно, многие здесь понимают, что до тех пор, пока в России не пройдут новые президентские выборы и выборы в Думу, правительству России будет трудно создать прочную коалицию и продвинуться вперед в сферах экономики и политики. Я думаю, что администрация президента Клинтона продолжит придерживаться с Россией политики "вовлеченности", но в Вашингтоне хотят узнать, кто займет ключевые посты в области экономики, и если это будут люди, которых можно назвать сторонниками реформ, то Вашингтон постарается их поддержать. Так что политика "вовлеченности" продолжится, но если принять во внимание события в России, произошедшие за последние год-полтора, то мне кажется, что в Вашингтоне мало кто испытывает оптимизм относительно того, чего может добиться новое российское правительство.

XS
SM
MD
LG