Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Задорнов назначен первым вице-премьером

  • Ильмар Муртазаев

Ильмар Муртазаев, Москва:

Назначением Михаила Задорнова финансовым первым вице-премьером Сергей Степашин окончательно оформил привычный для России кабинет непоследовательных реформ. Во главе правительства Степашин, на подступах к Олимпу - его первые заместители Аксененко и Задорнов, за ними ряды серых и малозаметных вице-премьеров и министров, роль которых мала и незначительна. Россия все это уже видела. За девять месяцев правления левого кабинета Евгения Примакова российская общественность, вероятно, забыла, как вообще коммунисты оказались в правительстве. Левые пришли к власти потому, что крах потерпела политика предыдущих, так называемых либеральных, правительств Черномырдина и Кириенко. Правительства 94-го - 98-го годов формировались путем торга чиновников и олигархов, которые распределяли собственность и финансовые потоки. За дележом ресурсов о самой экономической политике правительство часто просто забывало. Даже те чиновники, которые действительно хотели что-то изменить, со временем увязали в административных баталиях с лоббистами и ворами. Характерный пример - правительство 1995-го года, во главе которого стояли медленно обучающийся премьер Виктор Черномырдин и его первые замы: пробивной лоббист Олег Сосковец и упертый либерал Анатолий Чубайс. Похоже, что, случайно или нет, Степашин снова воспроизвел старую систему. Промышленник Аксененко будет работать против финансиста Задорнова. Однако, по мнению бывшего главы рабочего центра по экономическим реформам при правительстве, и заместителя руководителя контрольного управления при президентской администрации Сергея Павленко, у двух этих правительств все же много различий.

Сергей Павленко:

Тут сходство лишь несколько внешнее, при всем своем отраслевом уклоне, Олег Николаевич Сосковец, конечно, был человек с более макроэкономическим фундаментом мышления. С другой стороны, Николай Михайлович Задорнов, конечно, по темпераменту и по жесткости в отстаивании позиций, ну, мягко говоря, не Анатолий Борисович Чубайс. Но, в принципе, время то изменилось. Появились уже какие-то естественные, внутренние ограничители на проведение безумной политики, которых раньше не было. 80 процентов энергии А.Б. Чубайса, насколько я помню по тем временам, уходило просто на предотвращение абсолютных безумств и глупостей. Вряд ли можно ожидать этого в нынешних условиях. Так что, я бы сказал так: уже не страшно, но, одновременно, уже и не смешно становится, глядя на такие конструкции нашего правительства.

Ильмар Муртазаев:

Не смешно, потому что, судя по заявлениям Степашина и Аксененко, у правительства вообще может не оказаться последовательной экономической политики. Уже сегодня премьер говорит с одной стороны о необходимости увеличения социальных выплат, а с другой, о следовании жесткой бюджетной политике. Даже поверхностный анализ показывает, что совместить выполнение этих задач просто невозможно. О том, почему глава правительства проявляет такое непостоянство, даже не начав работать, говорит Сергей Павленко:

Сергей Павленко:

Смешно бывает, когда правительство выдвигает какие-то идеи, которые части, предположим, академического сообщества кажутся просто глуповатыми, а части, предположим, политического спектра представляются национальной изменой. У меня такое впечатление, что сейчас формируется правительство, которое, по большому счету, действительно можно называть правительством профессионалов, потому что это безыдейное правительство. Безразлично, к каким партиям принадлежат эти люди, но это правительство, которое просто не ставит перед собой существенных долгосрочных политических задач. Я говорю не о его выживаемости как таковой, и не о проведении каких-то быстрых, жестких, фундаментальных изменений в экономике. Однако, действительно, как бы становится общим местом то, что это правительство должно сформировать повестку дня для правительства 2000-го года и подготовить передачу власти не только от одного президента к другому президенту, но и от одного правительства к другому правительству. Пусть даже Степашин и собирается передавать его самому себе в 2000-м году.

Ильмар Муртазаев:

Впереди выборы, и, похоже, что именно это обстоятельство станет главным для Сергея Степашина и его разношерстной команды. А потому, срок жизни нового правительства не может определить никто. Наверное, не случайно то, что и Задорнов и Аксененко не покинули своих прежних кресел. Один остался министром финансов, другой - министром путей сообщения. Каждый чиновник старается сейчас сохранить для себя надежную позицию на будущее.

XS
SM
MD
LG