Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономическая политика нового кабинета министров

  • Ильмар Муртазаев

Ильмар Муртазаев, Москва:

Объективные условия, в которых начинает работу новый кабинет министров, позволяют правительству проводить два основных варианта экономической политики. Первый - проведение серьезных реформ. Положительное торговое сальдо, которое, при сохранении нынешней конъюнктуры может составить по итогам года примерно двадцать миллиардов долларов, позволяет правительству существовать относительно спокойно. Более того, если государство построит жесткую политику налоговых изъятий, то Россия, напрягшись, сможет даже платить по своим внешним долгам. В идеале, тем не менее, лучшим вариантом для страны было бы частичное списание и частичное погашение внешней задолженности. Одновременно, правительство должно в этом случае ускорить банковскую реформу и проводить жесткую денежную политику. Второй вариант - это отказ от серьезных преобразований. Суть этой политики сводится к тому, что болезненные решения переносятся на послевыборный период. Иными словами, задачей правительства в этом случае является смягчение социальных условий жизни рядовых россиян и решение острейших экономических проблем, прежде всего проблемы внешнего долга. Это предполагает сдержанную финансовую политику, то есть правительство допускает денежную эмиссию, но лишь ограниченную, чтобы не ускорить инфляцию. Своими назначениями Ельцин и Степашин показали, что свой выбор они уже сделали. По мнению заместителя главного редактора газеты "Известия" Александра Привалова, правительство выбрало второй вариант.

Александр Привалов:

Коридор возможностей довольно узок, и, судя по списку фамилий, который в итоге образовался, состав вполне пристойный. Действительно, произвела омерзительное впечатление вот эта вот суета. Производят странное впечатление довольно многие высказывания господина Аксененко, например, про этот замечательный фонд в два процента - много чего занятного. Если все это попытаться оставить за скобками, то я не вижу оснований ждать от этого правительства чего-либо дурного. В сущности, у них забота простая - дотащить страну до выборов, прежде всего экономически, но и политически тоже. Они с этим вполне могут справиться, особенно, если не будет перемен в руководстве ЦБ и новое руководство Минфина будет придерживаться прежних принципов. Я не вижу оснований опасаться чего-то особенного. Другое дело, что в том самом, что я предлагал отвести за скобки, такие основания есть. Вся эта непристойная суета дала понять, что чтобы там не думал про себя новый председатель правительства, Кремль находит, что единственная задача этого правительства - это не проведение страны тихо через несколько месяцев, а именно сами выборы, то есть аккумуляция денежных средств для выборов. Это настораживает. Если это действительно так, если будут быстрые и силовые переделы сфер влияния в РАО ЕС и в Газпроме, то ничего хорошего ждать нельзя, это будет очень неприятная каша.

Скандалы, сопровождавшие процесс формирования кабинета министров показали, что премьер и президентское окружение пытаются решить совсем разные задачи. Степашину важна конструктивность правительства, ибо только в этом случае его кабинет министров сможет гасить экономические проблемы, а, соответственно, обеспечивать стране относительный покой и порядок. Для Кремля важнее другое: полный контроль над всеми финансовыми потоками для обеспечения будущих выборов. Такая политика неизбежно ведет к нарастанию напряженности в отношениях финансово-промышленных групп. Новая война олигархов, тем более неизбежна потому, что политические интересы Кремля тесно переплетены с экономическими интересами олигархической группы Березовского-Абрамовича, которые в ходе формирования правительства смогли захватить самые сладкие экономические направления. Под их контролем оказались естественные монополии и нефтяной сектор, торговля оружием и, частично, бюджет. На вопрос, будет ли новая война олигархов, отвечает Александр Привалов.



Александр Привалов:

Обратите внимание на то, что в этот раз никто даже уже и не говорит о собственности. Это раньше врали, что делят и переделивают собственность. В действительности делят и переделивают контроль над финансовыми потоками, это лучше тем, что это можно делать гораздо чаще. Переделивать собственность - в этом все-таки надо выдерживать какие-то паузы, чтобы человек мебель успел расставить, а финансовые потоки можно переделивать каждые полчаса. Да, вероятно, будет некая война и мне, честно говоря, не очень понятно, с какими силами ведущая сейчас группировка намеревается идти практически против всех. Если у них хватит сил, то значит мы увидим еще один концерт такого рода.

Война олигархов - это не самый приятный фон для работы. Тем более, первый вопрос, который неизбежно придется решать главе правительства - это переговоры с МВФ. По большому счету это будет первая серьезная проверка нового премьера на международной арене. Визит в Вашингтон главы РАО ЕС Анатолия Чубайса, который состоялся две недели назад показал, что ни валютный фонд, ни всемирный банк пока не намерены отказываться от своих условий предоставления кредита на рефинансирование российского долга. Как известно, МВФ и Госбанк требуют от России принятия Думой пакета законопроектов, которые должны принести казне страны дополнительно около сорока миллиардов рублей. Как полагают западные эксперты, России необходим более высокий показатель профицита бюджета, то есть превышения доходов над расходами. Но, судя по реакции Думы, она, как и год назад, во время работы кабинета Кириенко, намерена завалить правительственные законопроекты. Понимая это, российские чиновники предлагают МВФ и Всемирному банку отказаться от условия принятия этих документов Думой, а взамен предлагают другие, более эффективные методы наполнения казны. Однако, валютный фонд упорствует, после предыдущих провалов в России ему важно убедиться в единстве всех ветвей российской власти. Тем не менее, по мнению российских чиновников, в конце концов, им удастся уговорить МВФ. Основанием для столь оптимистичных прогнозов стало и возвращение к активным переговорам Михаила Задорнова, хорошо знающего эту тему. С этим мнением согласен и Александр Привалов.

Александр Привалов:

Если господин Касьянов, находясь в меньшем статусе, добивался довольно заметных успехов, то я не вижу причин, почему ему не добиться успехов при более высоком статусе. Хотя Задорнов, с которым привыкли иметь дело наши контрагенты тоже остается в поле переговоров, он получил статус спецпредставителя президента, то есть, на самом деле, пока ничего дурного не случилось. Я не вижу оснований пересматривать довольно оптимистические в этом смысле прогнозы, которые были до всех этих катавасий.

Таким образом, правительство Степашина начинает работу в не самых подходящих для этого условиях. Теперь главный вопрос - насколько долго новому премьеру удастся лавировать между интересами олигархов и интересами экономики.

XS
SM
MD
LG