Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реакция США на отставку Степашина


Владимир Дубинский, Вашингтон:

"Наше сотрудничество с правительством России основывается на политике, а не на личностях", - заявил, комментируя решение президента Ельцина о снятии Сергея Степашина и назначении Путина, представитель Белого дома Дэвид Ливе. "У нас, - сказал он, - были хорошие отношения с премьер-министром Степашиным, и я уверен, что у нас сложатся хорошие отношения с господином Путиным". Дэвид Ливе сообщил, что советник Белого Дома по вопросам Национальной Безопасности Сэмюэл Бергер проинформировал президента Клинтона о происшедшем в России, но сказал, что никаких контактов между высокопоставленными российскими и американскими представителями перед отставкой Степашина не было. Это заявление Ливе было расценено в Вашингтоне как признание того, что решение президента Ельцина застало американскую строну врасплох. Однако, некоторые специалисты отмечают, что полной неожиданностью отставку Степашина считать не следует. Такого мнения, в частности, придерживается известный эксперт по международным отношениям из Вашингтонского института "Бруккингс", бывший сотрудник Государственного департамента США и Совета по национальной безопасности Гельмут Зонненфельд.

Гельмут Зонненфельд:

В целом, можно было ожидать каких-то перемен в связи с маневрированием перед выборами в России. Можно было предположить, что рано или поздно президент Ельцин пойдет на какой-то решительный шаг. Так что, я не думаю, что снятие Степашина стало какой-то потрясающей неожиданностью, хотя, конечно, каждый раз, когда происходит нечто подобное - это сюрприз.

Владимир Дубинский:

Считаете ли вы, что снятие Степашина скажется на развитии американо-российских отношений, ведь Степашин только что побывал в Вашингтоне?

Гельмут Зонненфельд:

Да, во время его визита сюда, США и Россия разработали ряд планов. Помощник Государственного Секретаря США Строуб Тэлбот, например, должен был отправиться в Москву, для того, чтобы постараться продвинуть вперед переговоры по таким вопросам, как договоры о сокращении стратегических наступательных вооружений и о противоракетной обороне. Более того, нам необходимо продолжить переговоры, касающиеся таких вопросов, как участие российских военных в операциях в Косово, нераспространение ядерных технологий и.т. д. Говоря формально, отношения между Россией и США сейчас нельзя назвать абсолютно нормальными. В них все еще ощущаются разногласия, возникшие по косовской проблеме. Трудно сказать, как снятие Степашина скажется на развитии наших отношений, но думается, что в ближайшие дни в Вашингтоне будут ломать голову над тем, какие перестановки произойдут в составе российского правительства, кто будет назначен на тот или иной пост, и в чем будет заключаться стратегия нового российского правительства. Так в Пентагоне, например, наверное, хотели бы узнать, что произойдет с министром обороны России Сергеевым. Нерешенными остаются и многие вопросы, касающиеся отношений России с МВФ и другими финансовыми организациями. Но теперь, видимо, придется подождать до тех пор, пока члены Российской Думы не вернутся с каникул, и не проголосуют по кандидатуре Путина.

Владимир Дубинский:

Мнения, которые по поводу решения президента Ельцина можно услышать в Москве самые разнообразные. Такие политики, как Борис Немцов и Геннадий Зюганов, назвали это сумасшествием и предсмертной агонией режима. Другие считают, что Степашина сняли за то, что он слишком увлекся связями с Лужковым и региональными лидерами, а еще другие полагают, что все это дело рук ближайшего окружения президента Ельцина. Каково ваше мнение?

Гельмут Зонненфельд:

Если вы помните, что уже тогда, когда Степашин был назначен на свою должность, ходили слухи, что он фигура временная. Я не знаю, кто был источником таких слухов - Кремль или еще кто-нибудь. Так что нельзя исключить, что нынешнее решение о его снятии - это результаты внутрикремлевских интриг. Но интуитивно я чувствую, что это решение связано скорее с маневрированием Лужкова и региональных лидеров, а также с тем, что Примаков занял выжидательную позицию. Все это, мне кажется, привело к тому, что Ельцин и его клан поняли, что наступило время предпринять решительные шаги. Я не думаю, что снятие Степашина связано с политикой, которую проводило его правительство. Объяснить все это можно предвыборным маневрированием и тем, что у Ельцина возникли подозрения, что Степашин оказался во что-то замешанным.

Владимир Дубинский:

Это был специалист по международным отношениям из Института "Бруккингс", бывший сотрудник Совета национальной безопасности США, Гельмут Зонненфельд.

XS
SM
MD
LG