Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как и почему утвердили Путина? Значение этого события для России


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют Михаил Соколов и московский политолог Андрей Пиантковский.

Андрей Шарый:

Государственная Дума России утвердила в понедельник Владимира Путина на посту премьер-министра. Рассказывает Михаил Соколов.

Михаил Соколов:

Попытка экспорта исламской революции из Чечни в Дагестан и связанное с этим негодование большинства депутатов Государственной Думы - этот тот эмоциональный фон, который позволил кадровому офицеру госбезопасности Владимиру Путину получить 233 голоса за утверждение Думой его кандидатуры. Путин заявил, что он имеет представление о том, как подавить мятеж сепаратистов и навести порядок.

Владимир Путин:

Главы регионов ждут от исполнительной власти самых жестких мер по борьбе с террористами. Обсуждалась возможность введения там чрезвычайного положения. Сегодня с утра, вот до этого момента мы подробно говорили с вами об этой проблеме, и из вашей среды звучало требование в ускоренном порядке решать вопрос о законе о чрезвычайном положении. Думаю, нам удастся локализовать конфликт и ликвидировать его очаги без применения этой крайней меры. Если будет надо, то мы обратимся в Совет Федерации для введения в этой "горячей точке" особого правового режима. Будем не только бороться с терроризмом, но и искоренять социально-экономические причины этого явления.

Михаил Соколов:

Левое большинство Думы даже не поддалось на то, что Борис Ельцин объявил Путина своим возможным преемником на посту президента России. Лишь вождь КПРФ Геннадий Зюганов предупредил:

Геннадий Зюганов:

Народ - суверен власти, кого изберет, тот и будет работать. Но у нас есть два выбора: или быть государственником или надсмотрщиком. Также как есть выбор у каждого здесь присутствующего. Наша фракция по этому вопросу будет голосовать свободно.

Михаил Соколов:

Правых вполне устроило то, что, несмотря на постоянно повторяемые слова о дисциплине и порядке, Владимир Путин также постоянно подчеркивал свою приверженность рыночным методам регулирования экономики. Он говорил также о снижении инфляции и о сотрудничестве с МВФ. Он обещал точное соблюдение законности. Да и левых как будто устроило то, что Путин говорил о проведении честных и справедливых выборов. Впрочем, Путин сделал оговорку, что в рамках своей компетенции правительство будет пресекать нарушения избирательного законодательства. При гибкости толкования российских законов это можно понять и как заявку на активное участие в избирательном процессе. На это закрыли глаза все, кроме лидера "Российских регионов" Олега Морозова, предложившего, чтобы правительство занималось делом, а выборами - Центральная Избирательная комиссия. Кому же Путин должен быть благодарен за утверждение на посту премьер-министра? Да всем понемногу. Самой активной была фракция ЛДПР. Владимир Жириновский разоблачал очередной заговор Запада и призывал:

Владимир Жириновский:

Один вариант - российский: объединимся все вместе, если есть сегодня Путин, значит, вместе с ним давайте. Все-таки он служил в разведке и ФСБ и знает, что происходит, лучше, чем он здесь вам докладывает. Наверное, у людей в ФСБ и в разведке есть еще чувство патриотизма, иначе они бы оттуда ушли. Если будет другой - и под него объединимся. Надо заставить создать новую команду и защитить Россию.

Михаил Соколов:

47 депутатов - 97 процентов фракции Жириновского, голосовали за Путина. Фракция "Наш Дом - Россия" также поддержала премьера, почти единогласно - 59 голосов "за" - 95 процентов. На встрече с фракцией Путин сообщил, что он получил заверения президента: серьезных кадровых перестановок в правительстве не будет. Члены фракции "Наш Дом - Россия" хотят, чтобы их товарищ по партии Виктор Христенко остался на посту первого вице-премьера по экономике. Лидер партии Виктор Черномырдин разговором остался доволен.

Виктор Черномырдин:

Дали напутствие: хорошо работать, решать вопросы, добиваться результата. Работать до результата. Но нужно, чтобы были хорошие результаты, чтобы экономика росла. Для меня хороший - это означает, чтобы урожай собрали, чтобы обеспечили "Севера", чтобы был мир в Дагестане. Вот что самое главное. Это насущные, первоочередные меры. И вообще, у правительства должны быть результаты, чтобы мы - россияне, наши люди могли спокойно знать, что они будут всем обеспечены.

Михаил Соколов:

Лидер фракции НДР Владимир Рыжков агитировал зал тем, что без конституционной реформы Дума не сможет принципиально изменить линию президента и надо поддерживать Путина.

Владимир Рыжков:

То, что происходит в Дагестане, потом идет уборка урожая, идет подготовка к зиме, есть проблема внешнего долга. Три правительства занимались договоренностями с МВФ. Сначала Кириенко, потом их продолжил Примаков, потом Степашин подписал соглашение, и сейчас приходит новое правительство. Другие вопросы, которые есть в нашей экономике - социальная ситуация, сбор налогов, не требуют паузы здесь в Москве, здесь на федеральном уровне. Правительство должно быть. Оно должно быть уже на этой же неделе. Кардинально изменить конституционную систему мы не в состоянии. Так давайте же примем то решение, которое, по крайней мере, позволит стране нормально существовать.

Михаил Соколов:

Интересно, что активно кандидата Кремля поддержали и "Регионы России", которые сейчас считаются группой поддержки Юрия Лужкова и Минтимира Шаймиева. Олег Морозов уверен: "Если Путина не утвердить, то Ельциным будет проделана очередная кадровая рокировочка, которая сделала бы окончательно невозможным сотрудничество Думы и правительства".

Олег Морозов:

У нас впереди принятие бюджета, у нас впереди принятие важнейших законов, у нас впереди выборы, которые должны состояться в нормальной тесной политической обстановке, в срок и по закону. Дагестанский фактор - не хочу распространяться на эту тему, но это далеко не тот случай, когда надо желать поражения собственному правительству. Напротив, это правительство нужно всячески поддержать. И решимость господина Путина принять все меры для того, чтобы национальные интересы российского государства на Северном Кавказе были защищены, заслуживает уважения.

Михаил Соколов:

33 депутата - три четверти группы "Регионы России" проголосовали за нового премьера Путина. И, наконец, вечно оппозиционное "Яблоко" пошло навстречу власти. Большая часть фракции не голосовала за Путина, поскольку его биография офицера спецслужб отталкивала. Но меньшинство - 41 процент, во главе с самим Григорием Явлинским, Путина поддержало.

Григорий Явлинский:

Мы считаем, что необходимо сделать все, для того, чтобы сократить масштабы и размеры кризиса, который вновь образовался в России. И, прежде всего, это связано с ситуацией в стране. Основная проблема сегодня в стране - это война.

Михаил Соколов:

Результат голосования не был сенсационным. Часть левых фракций явно сочувствовала кандидату. То, что отталкивало многих депутатов из "Яблока" привлекало коммунистов и их сателлитов. Путин вел себя как подобает офицеру КГБ: говорил о наведении порядка, скупо цедил фразы, поводил суровым глазом. Иных вела даже профессиональная солидарность. Расчувствовавшийся лидер аграриев Николай Харитонов признался, что сам он отставной чекист и против своего не пойдет. Таким образом, за Путина голосовало 45 процентов аграрной группы и 41 процент группы "Народовластие" Николая Рыжкова. Да и коммунисты не были едины. Сами вожди КПРФ во главе с Зюгановым вообще не голосовали, чтобы не ссориться с правительством. Зюганов произнес с трибуны очередную популистскую речь, призывая снизить цены и налоги, поднять пенсии и зарплаты, чтобы всем стало хорошо. Чуя подвох Кремля, большинство членов фракции КПРФ высказались против кандидата. Это объяснил первый заместитель руководителя фракции Валентин Купцов:

Валентин Купцов:

Те кандидаты, которые идут в одномандатные округа в новую Думу, они не будут голосовать за Путина. Дело в том, что на предвыборной кампании первый вопрос, который будет каждому кандидату - как и почему ты так голосовал? У нас есть и беспартийные товарищи, которые не связаны партийной дисциплиной, поэтому у нас есть группа людей, которые как бы не связаны нашими общепартийными установками.

Михаил Соколов:

Но именно мнение тех левых, у кого руки не связаны дисциплиной, было решающим. 32 коммуниста - четверть фракции, провели Владимира Путина на пост премьер-министра России, и он благодарил большинство Думы. И за назначение, и за срочное принятие постановления по ситуации в Дагестане.

Владимир Путин:

То, что сегодня Дума приняла постановление о поддержке действий федеральных властей в Дагестане - для нас это очень важно. Для нас - это отличный признак того, что мы сможем вместе работать конструктивно.

Михаил Соколов:

Григорий Явлинский решил было в своей речи подчеркнуть идентичность нового премьера и его предшественника, поименовав его Владимиром Владимировичем Степашиным. Надо заметить, что Владимир Путин, несмотря на скупость жестов и фраз, оказался способен быстро отреагировать.

Владимир Путин:

Я хотел вас поблагодарить, поблагодарить всех без исключения, и Григория Алексеевича Зюганова, и других лидеров фракций.

Михаил Соколов:

Григорий Явлинский не обиделся.

Григорий Явлинский:

Он человек остроумный, что очень приятно. Это свидетельствует о том, что у него работает голова.

Михаил Соколов:

Как работает голова нового премьер-министра - это Россия скоро узнает.

Андрей Шарый:

Рассказывал Михаил Соколов, который следил в Думе за ходом голосования по кандидатуре Владимира Путина. Вместе с нами материал Михаила Соколова слушал известный московский политолог, постоянный политический эксперт Радио Свобода Андрей Пиантковский. Сейчас господин Пиантковский находится у нас в прямом эфире. Андрей Андреевич, как вы оцените итоги голосования в Государственной Думе?

Андрей Пиантковский:

Они были вполне предсказуемы. Ведь наша Дума - это не просто некое такое механическое объединение различных борющихся между собой фракций и групп. Это в каком-то смысле единое существо, со своим коллективным мозгом и коллективным инстинктом самосохранения. И вот этот вот коллективный инстинкт дал приказ коллективному мозгу нажать как раз на то количество кнопок, которое было необходимо, для того, чтобы Путин был утвержден, а Дума не была распущена.

Андрей Шарый:

Действительно, в Государственной Думе сегодня произошло то, что вероятнее всего и должно было произойти, поэтому говорить пока приходится скорее о каких-то эмоциональных элементах. Какое впечатление на вас, Андрей Андреевич, произвел на заседании Думы новый премьер-министр?

Андрей Пиантковский:

Ну, он производит впечатление умного, образованного, интеллигентного и, как справедливо заметил господин Явлинский, остроумного человека. По-моему, он сознательно очень густо использовал сегодня такую вот "андроповскую" лексику. "Дисциплина, порядок, оборонная мощь, продовольственная безопасность", - все это приятно ласкало генетическую и идеологическую память левого большинства, и они выделили достаточное количество необходимых голосов.

Андрей Шарый:

Все-таки сейчас основная проблема в стране, я соглашусь с Григорием Явлинским - это война в Дагестане, а не "Севера", как выразился Виктор Черномырдин. Как вы считаете, новое правительство во главе с Путиным, сможет ли оно выполнить обещания премьер-министра и жесткой рукой навести порядок на Северном Кавказе?

Андрей Пиантковский:

Вы знаете, наведение порядка жесткой рукой - это не решение проблемы, это решение какой-то краткосрочной задачи. То, с чем мы сталкиваемся в Дагестане - это совершенно новый для России конфликт, но это конфликт очень характерный для всего мусульманского мира. Это конфликт исламских радикалов со светскими властями. И он особенно опасен там, где светские власти абсолютно коррумпированы, а уровень нищеты и безработицы достаточно высок. Мне очень приятно было слышать фразу Путина о том, что он понимает, что основные задачи там социальные. Это долгосрочная социальная и политическая проблема.

Андрей Шарый:

Господин Пиантковский, давайте попытаемся подвести некий, хотя бы промежуточный, итог, насколько это можно сделать. И так, восемь дней назад у России был один премьер-министр, сейчас у России появился новый. Каково политическое значение того, что произошло в течение минувшей недели?

Андрей Пиантковский:

Вы знаете, я нахожусь среди обозревателей нашей политической сцены почти в абсолютном меньшинстве. Я вот вижу довольно серьезный позитивный сигнал в том, что произошло в понедельник. Не в том, что был уволен Степашин и назначен Путин, но мне кажется, что Ельцин решил мучительную для себя проблему, над которой его окружение работало в течение последних месяцев. Конечно, там рассматривались сценарии неконституционного развития событий, но мне кажется, что Ельцин окончательно сделал выбор, что надо идти на выборы, И, как он сказал в конце своего выступления, "ровно через год первый демократически избранный президент России передаст власть второму демократически избранному президенту России". То есть, произошло примерно то же самое, что и в 1996-м году. Теперь мы знаем из воспоминаний Коржакова и Куликова, что до последнего момента решался вопрос: идти на выборы, или на чрезвычайное положение, или на сговор с коммунистами. Ельцин решил идти на выборы. Это - самое главное, и мне кажется, что общество должно его в этом поддержать.

Андрей Шарый:

Сегодня Президент Ельцин выступал перед журналистами, и его выступление выглядело достаточно, скажем так, раскованным на фоне последних месяцев. Вы считаете это простым совпадением - новый премьер, некая новая, ну если не атмосфера, то некие новые ее оттенки, и такой вот бодрый президент, который готов вести страну к выборам и который считает обстановку в ней спокойной и нормальной?

Андрей Пиантковский:

Вы знаете, человек снял с души громадную проблему. Потому что как раз вот это было предметом очень острых дискуссий и борьбы внутри его окружения и его собственных мучительных размышлений.

XS
SM
MD
LG