Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Отсрочка, я думаю - единственное, на что мы можем надеяться в условиях, когда мирный процесс оказался в тупике..."


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с известным американским специалистом по Ближнему Востоку Адамом Гарфинкелом.

Ведущий итогового информационного часа Петр Вайль:

"Саммит в Шарм аш-Шейхе - свидетельство того, что для достижения израильско-палестинского мирного договора, скорее всего, потребуются годы", - таково мнение известного американского специалиста по Ближнему Востоку Адама Гарфинкела. С ним беседовал корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин.

Юрий Жигалкин:

Как вы считаете, чего можно ожидать от этого чрезвычайного саммита в Шарм аш-Шейхе?

Адам Гарфинкел:

Скорее всего, он поможет отсрочить конфронтацию, которая, видимо, неизбежна в нынешней ситуации. Эта отсрочка, я думаю - единственное, на что мы можем надеяться в условиях, когда мирный процесс оказался в тупике. Чтобы лучше понять, что происходит, необходимо вернуться в 1993-й год - к знаменитому рукопожатию Арафата и Рабина на лужайке у Белого Дома. Мирный процесс, который приобрел тогда международную легитимность и оборвался на недавнем саммите в Кэмпдевиде, в большой степени основывался на недоговоренностях, двусмысленностях. Не было, например, конкретной ясности относительно того, чем может завершиться этот мирный процесс. Не было известно, насколько сходятся позиции сторон по принципиальным вопросам. Но все эти годы с обеих сторон находилось достаточно сил, готовых верить в то, что окончательный компромисс может быть найден, и в определенный момент принципиальнейшие противоречия будут разрешены тем или иным способом. Встреча в Кэмпдевиде ясно показала и доказала, что это не так. Палестинский лидер Ясир Арафат недвусмысленно отказался подписать на саммите мирный договор, несмотря на кардинальные уступки, предложенные премьер-министром Израиля Эхудом Бараком. Он не просто не подписал соглашение, но не представил контрпредложений и, по сути, отказался вступать в дискуссию. С того момента я думаю, что обе стороны все больше осознают, что им не достигнуть мирного соглашения в нынешних условиях. Этого просто невозможно достичь.

Юрий Жигалкин:

Какова, по вашему мнению, альтернатива. Иными словами, что дальше?

Адам Гарфинкел:

Я бы предсказал не крупномасштабное вооруженное противостояние, которое затянется на долгое время. Израиль должен будет решить, какие территории за бывшей демаркационной линией ему необходимы для создания надежных оборонительных рубежей. Эти территории, скорее всего, будут аннексированы. Избавившись, таким образом, от двусмысленностей, Израиль может быть готов и к миру и к конфронтации. Я не исключая и ухудшения ситуации в ближайшее время, поскольку арабские страны и палестинцы, на мой взгляд, однозначно доказали, что они все еще не готовы к нормальному сосуществованию с еврейским государством.

XS
SM
MD
LG