Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто владеет ситуацией на Ближнем Востоке?

  • Елена Коломийченко

Программу ведет Елена Коломийченко. В ней участвуют заместитель директора Радио Свободный Ирак Камран Карадаги и корреспондент Радио Свобода в Израиле Александр Гольд.

Елена Коломийченко:

В среду чрезвычайная сессия Генеральной Ассамблеи ООН обсуждала продолжающийся кризис на Ближнем Востоке, несмотря на возражения со стороны США и осторожные предупреждения, высказанные Генеральным Секретарем ООН Кофи Аннаном. Две недели кризиса уже унесли боле 100 человеческих жизней, более трех сотен ранены. Встреча на высшем уровне в Шарм аш-Шейхе под эгидой США и ООН закончилась устным соглашением лидеров Израиля и Палестины - Эхуда Барака и Ясира Арафата, которые обещали предпринять возможные усилия по умиротворению ситуации, обещали призвать израильтян и арабов прекратить акты насилия и жестокости. Окажутся ли действительно полезными эти договоренности? Позволят ли предпринятые международным сообществом усилия, по крайней мере, снизить напряженность? Это покажут ближайшие дни. Вечером во вторник продолжались столкновения и в районе Вифлеема, и на других территориях. Но в какой мере могут изменить сегодня ситуацию на улицах и поведение людей лидеры конфликтующих сторон - израильский премьер-министр Барак и палестинский лидер Арафат? Эту тему мы обсуждаем с заместителем директора Радио Свободный Ирак Камраном Карадаги, и нашим корреспондентом в Израиле Александром Гольдом. Александр, что принес сегодняшний день, как обстоят дела после Шарм аш-Шейха, и можно ли ожидать, что ближайшие двое суток пройдут настолько спокойно, что можно будет вернуться к столу переговоров?

Александр Гольд:

Трудно сказать. На данный момент очень трудно предположить, как будут развиваться события. С одной стороны, действительно, есть некоторые договоренности, и, насколько мне известно, израильская армия уже приступила к их выполнению. Согласно этим договоренностям, Израиль снимает немедленно блокаду с палестинских городов и палестинского аэропорта в Газе, отводит танки, которые стояли кольцом вокруг этих городов. Это - первый шаг, который должен начать реализацию договоренностей. С другой стороны, совершено непонятно, как поведет себя палестинская улица. Израиль полностью готов прекратить боевые действия, но как поведет себя палестинская улица - на сегодня непонятно, поскольку непонятно, владеет ли Ясир Арафат ситуацией, или ей владеет тот джинн, которого он неосмотрительно выпустил из бутылки. В конце концов, во вторник вечером по израильскому телевидению выступили несколько видных деятелей возглавляемой самим Арафатом организации "Фатах", лидеры боевой организации "Танзим", входящей в нее, и буквально все эти люди говорят о продолжении восстания, продолжении "интифады", продолжении боевых действий до тех пор, пока не будет, так сказать, искоренена израильская оккупация. Удастся ли Арафату навязать этим людям свою волю - непонятно. Сегодня, кстати говоря, были большие беспорядки в секторе Газа, были перестрелки ночью, два израильских солдата были ранены возле Вифлеема, так что, пока конкретных шагов не видно - возможно, они появятся после встречи руководителей военных ведомств сторон, высокопоставленных израильских и палестинских начальников. Возможно, после их встречи будет какая-то конкретика в действиях по остановке насилия.

Елена Коломийченко:

Во многих интервью сам Эхуд Барак, а за ним и комментаторы, не раз подчеркивали, что еще год назад палестинское руководство и рассчитывать не могло на те уступки, которые Израиль сделал в Кэмп-Девиде и немного ранее, и даже сейчас. Так вот, насколько сама сегодняшняя ситуация меняет эту картину, насколько способна ее изменить? Каков резерв власти, остающейся у Барака сегодня?

Александр Гольд:

Сегодня Барак призывает оппозицию войти в так называемое чрезвычайное правительство, но базой для его создания должна быть фактическая остановка мирного процесса или того процесса, который принято семь лет называть мирным, и который сегодня обернулся достаточно неординарными событиями на территориях. Так вот, должна полностью изменится политическая платформа правительства. Это было требование оппозиции. Тем не менее, Барак, судя по тем договоренностям, на которые он пошел в Шарм аш-Шейхе, не готов на сегодня менять свою политическую форму, свои политические цели. И оппозицию это, безусловно, не устраивает. Оппозиция не войдет в такое правительство, которое будет продолжать переговоры с палестинцами на основе тех договоренностей, тех идей и предложений, которые обсуждались не так давно в Кэмпдевиде, а договоренности эти, и эти предложения действительно были далеко идущими. В конце концов, Барак, в общем - человек военный, в прошлом командир спецназа, став политиком сильно полевел и пошел на уступки, на которые не был готов идти ни один глава правительства. И эта формула: "Мир смелых, а не мир страусов", - она стала его лозунгом. Но оппозиция израильская не считает это достойным лозунгом, считая это, скорее, "миром неосмотрительных".

Елена Коломийченко:

Вчера телевидение показывало настроенную, скажем так, праворадикально израильскую молодежь, которая всячески приветствовала Беньамина Нетаньяху, называя его своим лидером. Они кричали: "Мы с тобой",- а он отвечал, что он с ними...

Александр Гольд:

Вы видели хотя бы одного лидера, который на слова "Мы с тобой" не ответит:"Я с вами"! Конечно, Беньямин Нетаньяху, как всякий опытный политик, использует симпатию, появившуюся в последнее время в его адрес. Он очень долго молчал, он не принимал участия в политической жизни, и всем известны причины этого. Против него велось уголовное расследование, которое счастливо завершилось, он вышел полностью чистым и готовым к возвращению в политику. Пока он еще своего слова он не сказал: "Я тогда-то и тогда-то приму участие в "праймериз", в борьбе за лидерство в партии "Ликуд", а впоследствии я намерен"... - и так далее - он этих слов еще не сказал, но впоследствии от него этих слов ждут. Кто знает, как обернется ситуация, но согласно всем опросам общественного мнения на сегодня, если Нетаньяху выставит свою кандидатуру на пост главы правительства, то он опережает Эхуда Барака по рейтингу, и опережает его очень сильно. В то же время, если Бараку придется соперничать с нынешним лидером оппозиции Шароном, то победа Барака практически несомненна. Может быть, исходя из этого, оппозиция сама позовет, сама пригласит Нетаньяху вернуться - не исключено, что он согласится на это.

Елена Коломийченко:

Камран Карадаги, палестинский лидер Ясир Арафат около недели назад распорядился освободить из тюрем сторонников печально известных террористических организаций "Хамас" и "Исламский Джихад". Так вот, в состоянии ли Арафат контролировать поведение сторонников этих организаций? Вряд ли ведь можно рассчитывать на то, что тех, кого выпустили из тюрем, удастся быстро туда вернуть. И что способен сделать лауреат Нобелевской премии мира 1994-го года Ясир Арафат, чтобы вернуть мир, вернуть мирный процесс на Ближний Восток? Каков у него резерв власти?

Камран Карадаги:

Лауреата Нобелевской премии Ясир Арафат, конечно, в первую очередь, интересует, как установить свою власть и контроль над происходящим. Судя по тому, как было в прошлом, когда не один раз много людей считали, что все с ним больше ничего не получится, он опять доказал и показал, что альтернативы ему нет. Мне кажется, что в арабском мире, конечно, отличаются порядки и всякие видения политики рассматриваются по-другому, и я не исключаю, что Ясир Арафат, если ему придется использовать силу против своих же людей, сделает это, чтобы восстановить свою власть. До сих пор мне не кажется, что все, что происходит в Палестине, не находится под его контролем. Это еще неизвестно.

Елена Коломийченко:

Передо мной немецкая газета "Франкфуртер Алльгемайне Цайтунг" за 10 октября - статья "Гамбит Арафата". Здесь очень подробно рассказано об истории Арафата, истории его появления, как политика, рассказано об Арафате образца 70-х, 80-х и 90-х годов, начиная с того момента, когда он получил определенную автономию от короля Иордании Хусейна - он ей воспользовался вопреки обещаниям, которые давал королю, и поэтому ему пришлось покинуть Иорданию. Дальше был Южный Ливан, потом изгнание в Тунисе, поддержка со стороны Кувейта и Саудовской Аравии, но всюду ситуация развивалась по одной и той же схеме: в какой-то момент Арафат оказывался не человеком слова, сам разрушал то, чего ему удавалось к какому-то конкретному моменту достичь, и ему приходилось начинать все сначала. И сегодня произошло буквально то же самое: казалось, мир уже на пороге и вновь... Определенно, в том, что происходит на Ближнем Востоке, есть его доля вины. Каков выход сегодня?

Камран Карадаги:

Сегодня выход сегодня, как мне кажется, он единственный, этот выход был и есть, больше другого выхода нет, и этот выход - вернуться к столу переговоров начинать этот процесс и продолжать его, потому что ему нет альтернативы, и это показали все последние годы. Поэтому, поверьте мне, надо понять, что в арабском мире существуют совсем иные понятия о политике, победах и поражениях. То, что считается поражением на Западе, в арабском мире, может вполне считаться победой.

Елена Коломийченко:

Например?

Камран Карадаги:

Например, Ирак и Саддам Хусейн - он считает, что он победил в войне против американцев, когда они оккупировали Кувейт. Палестинцы не считают, что сейчас они терпят поражение. Они считают, что они побеждают и надо продолжать. Таких примеров очень много. Потом политика другая. Политика в арабском мире - арабские лидеры не признают общественность. Общественность - это то, что они сами создают и сами хотят, это для них общественность. Политик может в каждой стране говорить что-то другое. Есть подходящее выражение: иранцы, например, не называют вранье в политике "враньем", а они говорят "приятный трюк", и это подходит и здесь. Выход только один - надо, чтобы палестинцы и израильтяне сели вместе и решили, и мне кажется, чем больше другие стороны, в том числе и США, будут вмешиваться в это дело, тем будет сложнее.

Елена Коломийченко:

Но удастся ли успокоить улицы? Сегодня мы видим, что внутри самого палестинского руководства тоже происходит какое-то перераспределение сил. Большую роль играет Марван Баргути - командир молодежного движения "аль-Фатх Танзим" - наиболее массового движения в районе Газы и Западного берега реки Иордан. И пишут, что израильская разведка полагает, что как раз Баргути держит в руках ниточки конфликта, и что именно он - претендент на место Арафата, по которому, якобы, уже звонит колокол?

Камран Карадаги:

Арафат всю жизнь отличался и славился сам тем, что создает различные группировки, в том числе и те, которые какое-то время могут выступать и против него, это все у него было, и это не ново. Он делал это очень много раз, поскольку это служит его интересам. Поэтому мое мнение такое, что еще рано считать, что это что-то против Арафата, возможно, он опять повернет это...

Елена Коломийченко:

Нынешний кризис на Ближнем Востоке изменил и общую расстановку сил в регионе, изменил позиции, соотношение массы, что ли, арабских стран. Камран Карадаги, насколько велика опасность того, что ситуацию не удастся успокоить?

Камран Карадаги:

Я думаю, что ни один арабский режим не хочет потерять контроль над ситуацией, и так далее.... Поэтому тоже не в первый раз уже так бывает, что, конечно, нельзя сказать, что это все организованно - конечно, арабская улица, люди сочувствуют палестинцам, считают, что они подвергаются репрессиям и так далее, но мне кажется, что ни в одной арабской стране нет таких условий или такой среды, чтобы этот арабский гнев мог выйти из-под контроля или стать опасным для этих режимов. Я не вижу возможности выхода положения из-под контроля.

Елена Коломийченко:

Александр Гольд, каковы взаимоотношения внутри Израиля между израильтянами арабского происхождения и другими гражданами - играет ли этот фактор какую-то роль?

Александр Гольд:

Безусловно, и очень серьезную, и, кстати говоря, взаимоотношения с арабами-гражданами Израиля беспокоят власти, может, даже еще больше, чем взаимоотношения с палестинцами. По поводу предыдущей темы: очень красиво сказал об Ясире Арафате бывший министр иностранных дел Израиля Аба Эвен: "Арафат не упустил ни одной возможности упустить возможность". Кстати говоря, можно вспомнить и две цитаты из слов Эхуда Барка: "Арафат мне надоел", - сказал Эхуд Барак не далее, как в Шарм аш-Шейхе, а за день до Шарм аш-Шей ха он сравнил Арафата со "скорпионом, укусившим того, кто его переправлял через реку", - это известная басня. Смысл этих слов понятен...

Действительно, в Израиле произошли ужасные события, которых не было очень много лет, и обозреватели полагают, что эти события, эти беспорядки среди арабского населения Израиля - прямое следствие того политического процесса, который начался в 1993-м году в Осло. Израильские арабы почувствовали себя частью большого, или относительно большого, палестинского народа, и повели себя соответственно, и, в общем, такую линию поведения предсказывали многие пессимисты еще в 1993-м году. С другой стороны, правительство пытается сейчас наладить отношения с израильскими врагами, обещает вложить достаточно серьезные деньги в преодоление разницы, которая сложилась за 50 лет между арабским и еврейским секторами Израиля, а эта разница есть, и возможно, именно таким образом удастся разрешить противоречия. Главное, что внушает оптимизм: израильские арабы ни в коем случае не хотя присоединяться к палестинскому государству и ни в коем случае не хотят стать подданными Арафата - в Израиле и лучше экономически, и свободнее, интереснее, бизнес идет лучше... Короче говоря, они не хотят под Арафата...

Елена Коломийченко:

Может, пока еще, сегодня, не хотят...

XS
SM
MD
LG